Бэла Джемакулова

Об авторе

Джемакулова Бэла
Абазинский историк, кандидат исторических наук, председатель союза абазинской молодежи "Шарпны".





Б. М. Джемакулова

Статьи:


Из истории культурной интеграции абазин в общественную систему российского государства

Работа представлена кафедрой отечественной истории Карачаево-Черкесского государственного университета им. У. Д. Алиева. Научный руководитель — доктор исторических наук, профессор Г. В. Смыр.

Основным элементом культурной интеграции абазин в общественную систему Российского государства являлось распространение грамотности среди населения. В то же время первые абазинские просветители трудились на благо народа в сфере образования, знакомя как горцев с достижениями русской культуры, так и российскую общественность с культурой абазин и других коренных народов Кавказа.

The main element of cultural integration of Abaza into the public system of Russia was the spread of literacy among common people. At the same time the first abaza enlighteners worked hard for the benefit of people in the field of education, acquainting both mountaineers with the achievements of the Russian culture and Russian public with the culture of Abaza and other native peoples of Caucasus.

Уже в первой половине XIX в. Россия делала первые попытки просвещения детей самых знатных и самых богатых из абазинских дворян. Царское правительство охотно принимало детей знати в русские учебные заведения, чтобы воспитать их в соответствующем духе преданности царизму.

Все больше русское общество склонялось к мысли о том, что именно миролюбивая политика с северокавказскими народами «может вести к прочному их покорению, всякая другая, основанная на разорении и кровопролитии, вредна...»1 Чтобы сделать Кавказ органической частью Российской империи, источником ее силы, а не слабости, нужно было завоевать его культурно, политически,духовно и экономически.

Присоединение Северо-Западного Кавказа к России оказало большое влияние на культуру абазинского народа. Тяга к российской культуре и русскому языку у абазин появилась еще до завершения присоединения Северо-Западного Кавказа к России. Прогрессивные представители абазинского народа Адиль-Гирей Кешев, Умар Мекеров, Татлустан Табулов и другие видели положительные стороны влияния европеизированной русской культуры. Поэтому передовые люди из абазин стремились учить русский язык, читать русские книги, знакомиться с русской литературой.

Важную роль в этом сыграли лучшие умы России: декабристы, великие русские писатели XIX в., революционеры-демократы, которые проявляли интерес и внимание ко всем народам Кавказа. Общеизвестно, какое большое место занимали кавказские мотивы в творчестве А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова, с какой любовью они писали о смелых и свободолюбивых жителях Кавказских гор. Революционеры-демократы Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов посвящали специальные статьи событиям на Кавказе2.

Необходимо отметить, что самый большой и неоценимый вклад в дело внедрения российской культуры и знаний в народы Кавказа, и в частности абазин, внесли Ека-теринодарская и Ставропольская гимназии, при которых по указанию императора еще в 1842 г. были созданы «отделения для приготовительного воспитания» — пансионы для детей горской знати. В них учились дети абазинских князей и дворян: Лоовых, Дударуковых, Жантемировых, Кармовых, Кячевых, Шереметовых, Кумузовых и др.

Ставропольская губернская гимназия, в которую в 1850 г. был зачислен сын абазинского князя Кучука Кячева — Адиль-Гирей, стала к 60-м гт. XIX в. одним из самых передовых учебных заведений в стране. В годы учебы Адиль-Гирея (Кячева) Кешева гимназия переживала пору своего наивысшего расцвета. В этом большая заслуга директора гимназии Я. М. Неверова. Под влиянием его прогрессивных педагогических идей закладываются основы демократического мировоззрения Адиль-Гирея Кешева, формируются его художественно-эстетические идеалы.

Некоторые абазины, окончив аульное училище, продолжали учебу в школах близлежащих станиц. Например, в 1912-1914 гт. в ст. Бекешевской обучалось несколько абазин из Кумско-Лоовского аула, живя у кунаков своих родителей. В начале XX в. в Баталпашинской мужской гимназии получали образование горские дети: в 1912г.-12 чел., в 1916 г. уже 56 чел. Эту гимназию окончили абазины О. Магажоков, К. Каратов, А. Дзыба, Б. Заурумов, впоследствии посвятившие свою жизнь развитию образования среди соплеменников. В 1876 г. житель Дударуковского аула Бияслан Шереметов, окончивший Лабинскую горскую школу, направил прошение начальнику Баталпашинского уезда о содействии в его стремлении продолжить обучение. Шереметову предложили поступить в качестве частного пансионера в Ялтинское училище садоводства и виноделия при императорском Никитском саду. Впоследствии он возглавлял Дударуковское училище.

Наиболее способные абазины имели возможность обучаться в высших учебных заведениях. В Московском и Петербургском университетах было организовано 10 стипендий для представителей кавказских и закавказских народов. Вот лишь несколько примеров: в 1860 г. в число студентов Петербургского университета был зачислен абазин Адиль-Гирей Кешев; здесь же обучались сыновья абазинского просветителя Умара Микерова-Хамид и Абулькерим; в начале XX в. в столичном вузе учился другой абазин — Мурзабек Алиев. В то же время Шахербий Магометов Дударуков являлся студентом Киевского университета св. Владимира. Возвратившись в родные края, они активно содействовали развитию и углублению русско-кавказских связей.

В конце XIX — начале XX в. в среде учителей появляются национальные кадры. Из числа абазин свою деятельность с развитием народного образования связали Б. Камбиев, Б. Шереметов, Т. Табулов и др. Большой вклад в просвещение своего народа внес просветитель Татлустан Закиреевич Табулов, ставший создателем абазинского алфавита и прилагавший значительные усилия для демократизации образования.

Если большинство абазинских просветителей трудилось на благо народа в сфере образования, популяризируя в его среде научные знания, знакомя простых горцев с достижениями русской культуры, то Адиль-Гирей Кешев, являвшийся талантливым писателем и публицистом, напротив, знакомил российскую общественность с культурой абазин и других коренных народов региона. А.-Г. Кешев (Кячев) — один из немногих представителей абазинского народа, которому удалось стать известным общественным деятелем, творчество которого составило одну из вершин так называемого северокавказского просветительского движения, который приходится на 60-90-е гг. ХIХ в.

Адиль-Гирей Кешев был знаком со многими прогрессивными деятелями русской литературы и науки. Он много сделал для сближения с русским народом и его культурой не только абазин, но и других народов Северного Кавказа. Мало кто из тогдашних ученых и писателей так детально, как А.-Г. Кешев, описал жизнь, быт и культуру горцев.

В 1867 г. А.-Г. Кешев переехал во Владикавказ, получив должность редактора «Терских ведомостей» — первой русской газеты в регионе. По идее царских властей, «Терские ведомости» должны были стать проводником и пропагандистом официальной политики самодержавия среди горцев. Но, вступив в должность редактора, он, вопреки жестким цензурным условиям, проводил в газете передовые и прогрессивные идеи своего времени. А.-Г. Кешев сумел привлечь к сотрудничеству в газете прогрессивных современников-горцев — осетинского этнографа Иналуко Тхостова, кабардинского просветителя Кази Атажукина, участника революционного студенческого движения ингуша Адиль-Гирея Долгиева и многих других. В период его редакторства (1868-1872 гг.) «Терские ведомости» регулярно и последовательно ставили кардинальные проблемы экономической и общественной жизни края, большое место отводили этнографии и фольклору его разноплеменного и разноязычного населения.

В 90-е гг. XIX и начале XX в. на передний план выдвигается практическое просвещение, связанное с созданием алфавитов, школьных учебных пособий, с организацией сети начальных школ, типографий, изданием первых газет и т. д. Этот период в истории абазинского просветительства связан с именами Умара Микерова и Татлустана Табулова, Паго Тамбиева.

Например, благодаря усилиям Умара Микерова в 1879 г. в Бибердовском ауле было построено двухэтажное здание одноклассного училища, в котором спустя два года обучалось 20 учеников. Будучи для своего времени достаточно просвещенным человеком, У. Микеров создал на основе арабской графики алфавит абазинского языка, который использовался для обучения для детей в Бибердовском училище.

К 1895 г. горские школы стали действовать в других абазинских аулах: Лоовско-Кубинском, Кувинском, Лоовско-Зеленчук-ском, в 1898 г. в Кумско-Лоовском ауле(совр. Красный Восток) была основана первая двухклассная школа. По данным за 1910 г., начальные училища действовали уже в 7 аулах абазин, помимо указанных, также в Дударуковском, Клычевском, Шахгиреевском.

Преподаватели учебных заведений давали высокие оценки способностям горских мальчиков, которые «выучиваются читать по-русски в течение самого короткого времени3. Однако школьное дело развивалось не просто, если даже судить об этом по эволюции взглядов горской интеллигенции. Первые просветители признавали необходимость образования, по крайней мере, для высшего класса, ратовали за раздельное обучение по сословному признаку. Но уже в конце XIX в. получила распространение мысль о том, что образованию должны быть чужды социально-классовые и половые различия, на что указывали А.-Г. Кешев и Т. Табулов. Пришло понимание того, что грамотность — это не привилегия, не прихоть и не роскошь, а то, без чего человек не может обойтись в своей обыденной повседневной жизни. Поэтому образование должно было отвечать ряду требований: во-первых, быть всеобще доступным; во-вторых, обязательным для всех; в-третьих, применимым на практике; в-четвертых, разумно сочетать преподавание родного и русского языков4.

На первых порах далеко не все население понимало значение новых школ, но позднее, в 90-х гг. XIX в., стремление к получению хотя бы первоначальных знаний настолько усилилось, что появились все новые решения сельских сходов об открытии школ, расширении программ и увеличении числа учащихся в старых школах.

Удовлетворить желания всех, кто хотел поступить в школы, уже было невозможно. Вопрос решался, конечно, в пользу зажиточных слоев населения. Основная же масса населения оставалась неграмотной. Не имела успеха и попытка наладить обучение девочек. Мусульманская религия всегда была против обучения женщин-горянок.

В 1915 г. в ауле Тебердинском на учительской конференции абазинский учитель Татлустан Табулов предложил обучать девочек грамоте. Его выступление было воспринято как «крамольное», и он был отстранен от работы. Но в то время Т. Табулов был не одинок. За просвещение горянок выступали многие прогрессивные горцы-педагоги, в том числе карачаевец X. Халилов и ногаец А. Джанибеков5.

Через Россию культурное сословие Кавказа становилось частью европейски образованного общества, и по мере общего образовательного развития грамотность и образованность становились доступны все большему числу людей. В этом смысле многие смогли объективно оценить значение и роль сближения Кавказа с русской цивилизацией, культура которой уже тогда была признана и высоко оценена.

В это время обострился вопрос, касающийся создания абазинской письменности, отсутствие которой серьезно тормозило распространение грамотности и включение абазин в общероссийскую, а через нее в общеевропейскую культуру. Существенное внимание уделил абазинскому языку Н. С. Трубецкой. Основная его заслуга заключается в том, что он подробно исследовал фонетические явления многих кавказских языков, выявив их звуковые соответствия. Лучшие представители русской науки занимались разработкой национальных алфавитов. В 1938 г. абазинская письменность была переведена с латинской на русскую основу. Над созданием абазинского алфавита успешно работали А. М. Генко, Г. П. Сердюченко, Н. Ф. Яковлев, Т. 3. Табулов, А. Б. Курчев. Начали составляться учебники и учебные пособия, разрабатывались актуальные проблемы теории и практики обучения.

Появление письменности у абазин вызвало к жизни и издательское дело. Его активное развитие началось с создания в 1925 г.

Северокавказского национального издательства, печатавшего книги на семи языках коренных национальностей края. Одновременно шел процесс формирования национальных литератур. В 20-30-е гг. XX в. в среде абазин появляются свои писатели и поэты. Уже на рубеже XIX-XX вв. северокавказская общность представляла собой совокупность динамично развивающихся социокультурных систем, в которых большую роль играл внешний фактор, носивший ярко выраженный модернизационный характер. С одной стороны, это достаточно сильные традиционные нормы, придававшие развитию национально-специфического стабилизирующий характер. С другой — мощные интегрирующие импульсы, возникшие в результате диалога разных цивилизаций. Это способствовало выработке механизмов взаимной адаптации и привело к постепенному возникновению новых форм межэтнического сотрудничества, взаимодействия традиций и новаций.

Взаимный обмен культурными и духовными ценностями содействовал расширению проблематики произведений, совершенствованию их художественной формы, языка, стиля, выразительных средств. Взаимовлияние национальных культур — творческое использование достижений более передовых литератур, достижений, которые дают интересные всходы на инонациональной почве, обогащение национальных традиций и создание новых национальных ценностей.

Вовлечение абазин в орбиту российской жизни открыло им дорогу к культуре и просвещению, что происходило под воздействием просветительской деятельности передовой части русской и малочисленной горской интеллигенции. Именно она понимала насущную необходимость мира и согласия с русскими.

Говоря об изменении культуры и быта абазин под влиянием близости русского народа, необходимо отметить и обратный процесс воздействия местной культуры и быта на поселившихся здесь русских. Казаки так же многому учились у горцев, в частности ведению хозяйства в горных условиях.

Таким образом, многовековое соседство русских казаков и абазин взаимно обогатило духовную и материальную культуру и тех и других народов. Особенностью развития национальных культур стало их формирование в период создания единого образовательного пространства. Процесс ликвидации сплошной неграмотности, открытия школ, средних специальных и высших учебных заведений, становления издательского дела и т. д. проходил в масштабах всей страны и носил характер государственной политики.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. История народов Северного Кавказа (конец XVIII в. — 1917 г.). М., 1988. С. 172.
2. Невская В. П. Присоединение Черкессии к России и его социально-экономические последствия. Черкесск: Черкесское книжное издательство, 1956. С. 142.
3. Там же. С. 147.
4. Денисова Н. Н. Адыгское просветительство в контексте идей демократизации образования // Мир культуры адыгов. Майкоп, 2002. С. 437.
5. Очерки истории Карачаево-Черкессии. Черкесск: Карачаево-Черкесское отделение Ставропольского книжного издательства. 1972. Т. 1. С. 559.

(Материал взят с сайта: http://www.lib.herzen.spb.ru.)
__________________________________________________


Кавказская война

С восшествия на русский престол Петра Великого и до конца XIX века Россия почти удвоила свои владения.

Царское правительство России разрабатывало планы колонизации Кавказа. В XVII веке Россия начала войну за завоевание этого края. В начале XVIII века война пришла на абазинскую землю.

Абазины, в ту пору, занимали обширные территории на северных и южных склонах Кавказского хребта, в Крыму, обитали по обоим берегам Кубани, а это являлось источником многих дипломатических споров между Турцией и Россией. По Белградскому миру между Россией и Турцией в 1739 г. р. Кубань была объявлена границей Турции и в силу этого, абазины оказались пограничным народом с неясным формальным подданством. Турция, также как и Россия, претендовала на Кавказ и успела объявить горцев своими подданными. Последнее не соответствовало фактическому положению дел, так как абазины не признавали этой зависимости.

По сообщению польского офицера Т. Лапинского, воевавшего на стороне абазин, Оттоманское правительство и не могло иметь законных притязаний на эту страну, так как она никогда не была в ее фактическом владении, а абазы в неисчислимых протестах оспаривали право Порты уступать их независимую страну русским; точно так же, казалось бы, естественным, что Турция без согласия ее союзников не должна была думать ни о каких приобретениях новых стран. Было бы поэтому лучше довольствоваться тем, чтобы упрочить естественный барьер между Россией и Азией и предоставить времени и обстоятельствам, которые в дальнейшем, может быть, были бы благоприятны, присоединение Абазии как провинции к Оттоманскому государству, чем внезапно посредством нескольких фирманов пытаться завладеть страной, которой турецкие войска не могли овладеть в продолжение многих столетий.

Из-за претензий на Кавказ между Россией и Турцией в 1787 г. вспыхнула новая война. Воспользовавшись ею, религиозный чеченский деятель шейх Мансур после нанесенного им поражения от русских войск бежал к абазинам, и они в очередной раз поднялись на борьбу с Россией. В ответ на это войско ген. П.А. Текелли перешло р. Кубань и произвели опустошения абазинских земель на пространстве между Кубанью и Лабой. Мансур бежал на Черноморское побережье и скрылся у турков в крепости Анапа. В 1790 г. трапезундский Батал-паша с большим войском выступил из Анапы на восток. И 30 сентября в верховьях р. Горькой (южнее г. Черкесска), во многом благодаря абазинам из аула Дарыкъвакт (совр. Псыж) турецкое войско было разгромлено. При беспорядочном бегстве турецких солдат абазины брали их в плен. В память, об этой победе основанную позже рядом с местом боя станицу назвали Баталпашинской.

Напряженная и сложная военно-политическая обстановка на Северо-Западном Кавказе обнажала и обостряла внутренние социальные противоречия среди горцев, усиливала существовавшую феодальную раздробленность. Царизм умело использовал феодальную междоусобицу в своих интересах. Например, главнокомандующий на Кавказе барон Розен прямо указывал в письме военному министру графу Чернышеву в 1833 г.: “Я полагал бы полезнейшим для нас благоприятствовать существующим между горскими племенами несогласиям и, помогая слабейшим, обессиливать сильнейших”.

Абазы, как уже было сказано выше, занимали обширные территории на Северном Кавказе, а так же Черноморское побережье Кавказа, что имело важнейшее стратегическое значение. По словам Ф. Энгельса “в их руках находились ворота Кавказа”.

По Адрионопольскому трактату 1829 г. Россия получила Ахалцихский пашалык, крепости Поти и Анапу весь закубанский край и побережье Черного моря. Воспользовавшись этим, царское правительство решило оккупировать эти земли и установить здесь свой режим.

После ухода турок абазы некоторое время предавались надежде, что теперь их свобода не будет стеснена. Русские, которые заняли прежние турецкие места в Анапе и Суджуке, не хотели с самого начала вступать в открытую войну с абазами и не скупились на разного рода обещания, что они не посягнут на свободу абазин. Между тем русские воспользовались этим временем, чтобы основать крепости и наладить связь. Когда же абазины стали сопротивляться продвижению русских в страну и отправили депутацию с жалобой на нарушение их границ, то со стороны русских им, наконец, было объявлено, что их страна по мирному договору в Адрианополе передана султаном России и что теперь они подданные царя. Как замечает Т. Лапинский: «Абазы имеют двойное несчастье быть отрезанными в одинаковой мере, как Россией, так и Турцией от всякой связи с цивилизованным миром. Они находятся, так сказать, между чумой и холерой, потому что с незапамятных времен турки были так же вредны и враждебны свободному развитию этой страны, как теперь русские. Я хочу только бросить беглый взгляд на историю Абазии с начала этого столетия. Политическое и военное положение турок в отношении абазов было тогда почти таким же, как в настоящее время положение русских. Вдоль абазинского берега Черного моря - в Анапе, Суджуке и Сухум-Кале в фортах находились турецкие гарнизоны, которые, однако, не могли выйти на расстояние получаса ходьбы за пределы крепости без того, чтобы не быть задержанными абазами… Турецкие паши часто пытались вторгнуться в страну и принудить абазов к покорности и уплате податей, но они постоянно должны были отступать, разбитые наголову. Никогда ни один турецкий солдат не ступал на землю шапсугов, абадзехов или убыхов, а тем более - в южную часть Кавказа. Хотя туркам удалось в окрестностях Сухум-Кале привлечь к себе несколько фамилий и даже склонить их к принятию магометанской веры, а одна из этих фамилий получила наследственный княжеский титул и была признана Портой сувереном той части страны, которая в настоящее время называется княжеством Абазией; но влияние этих перебежчиков не было достаточно значительным для того, чтобы упрочить их господство в стране. Турка, так же как теперь русского, всегда рассматривали как врага, и когда он выходил из своих береговых укреплений, его встречали ружейными выстрелами. Жители держались своих старых христианских религиозных обрядов и питали отвращение к магометанству, так же как теперь - к русскому христианству. Однако и это не помешало тому, что Абазия под именем Черкесии представлялась на всех картах принадлежащей Турции, так же как теперь она обозначается принадлежащей России. Не помешало это и тому, что по заключенному в Адрианополе миру Оттоманская Порта уступила никогда ей не принадлежавшие суверенные права России. Уже ранее значительная полоса земли по Кубани и по Лабе таким же образом была передана Портой России. На протест абазинского народа не обращали внимания; царь объявил Абазию русской провинцией, флот получил приказ блокировать берег, а войска - занять страну. С этого времени и начинается действительная война между Россией и абазами. Последние скоро почувствовали разницу между турками и русскими. Русские скоро увидели, что не так-то легко будет справиться с хитрыми и недоверчивыми абазами; и так как северная часть ни в какие переговоры вступать не хотела и начала открытую войну, то они довольствовались пока кажущейся покорностью юга. Они построили только вдоль берега Черного моря и реки Ингур на границе с Имеретией крепости Сугдид, Анаклию, Гори, Архангела, Дранди, Сухум, Псирста, Анакопия и Бамбори и пытались при помощи торговли постепенно приручить абазов. Часто случается, что часть населения местности, в которой русские построили крепости, для виду подчинятся им и дадут клятву ничего не предпринимать против русских. Но и сами жители ставят условие, чтобы их не беспокоили при полевых работах и на пастбищах, а особенно же они противятся тому, чтобы русские войска вступили на их территорию. Вообще же на такое перемирие не надеются, обе стороны держатся настороже, и каждая пользуется первой возможностью, чтобы повредить другой. «Я мирный, но мое оружие не мирное»,- говорит со смехом абаз.

В то время перед русской армией трепетали все армии других стран. Российская армия выиграла отечественную против Наполеона. Несколько раз одержала победу над турецкими войсками. Таким образом, против горцев воевала хорошо обученная, многократно превосходящая царская армия. На последнем этапе покорения Западного Кавказа в русской армии насчитывалось двести пятьдесят тысяч солдат и офицеров. И все же, не смотря на то, что вражеская армия во много раз превосходила горцев в количестве и вооружении, многие кавказские народы поднялись на защиту своей свободы, чести и земли предков. Со стороны Кавказа эта война была священной и освободительной.

В 1837-1839 годах, на абазинском берегу, между Сухумом и Анапой было построено 17 укреплений, составивших Черноморскую береговую линию. В 1838 г. началась крупномасштабная десантная операция Черноморского флота ген, Н.Н. Раевского в устье р.Туапсе. Руководил высадкой адм. М.П. Лазарев. Мощный залп корабельной артиллерии разогнал отряды горцев, пытавшихся помешать высадке, и гребные суда доставили на берег около 3000 десантников. К 1840 г. укрепления св. Духа на мысе Адлер, Новотроицкое в устье р. Пшада. Михайловское при р. Вулан, Вельяминовское на р. Туапсе, Тенгинское при р. Шапсуге, Новороссийск в Суджукской (Цемесской) бухте, Навагинское в устье р. Сочи, Головинское близ реки Шахе и форт Лазарев на реке Псезуапсе были объединены в Черноморскую береговую линию. В этом же году вспыхнуло мощное восстание на Черноморском побережье Кавказа. Начатое садзами, убыхами, шапсугами оно перекинулось и в горные общества Абхазии - в Цебельду и Дал. Под влиянием убыхов повстанческое движение летом стало развиваться и среди кодорских абхазов, возглавляемых знаменитым абреком Исмаилом Джапуа. В октябре начальник Черноморской береговой линии ген. Н.Н. Раевский сообщал: «Цебельдинцы подстрекаются убыхами. В Абхазии часть народа готова восстать и присоединиться к убыхам». Объединил разрозненные силы убыхов и садзов (2500 чел.) широко известный среди приморских горцев Хаджи Берзек (он же Адагуа-ипа), - тот самый Берзек, за голову которого царские власти давали 1000 руб. серебром. Так, в прокламации ген. Раевского от 7 июля 1839 г. говорилось: «Берзек Хаджи посеял интриги среди народа и распространил ложные известия, что султан и король Англии идут на помощь горцам; я со своей стороны заявляю всему народу, что тот, кто отрубит ему голову и принесет мне, получит тысячу монет серебром. Кто отрубит голову Берзеку Хаджи, пусть тотчас же приходит в одну из наших крепостей, там отдано приказание, и в течение часа ему отсчитают в собственные руки тысячу рублей серебром». В ответ на просьбу Раевского о помощи, в декабре 1840 - январе 1841 гг. карательная экспедиция полк. Н.Н. Муравьева обрушилась на Цебельду и Дал. Дальцы были изгнаны в Цебельду, а их жилища и зимние запасы продовольствия «преданы огню». Для того, чтобы отомстить карателям за разорение убыхской и абхазской земли, отряд из 1000 убыхов во главе с Керантуком Берзеком (племянником Хаджи Берзека) напал в феврале 1841 г. на с.Отхара, а также на Гагрскую крепость.

Повстанческое движение на Черноморском побережье продолжалось еще многие годы. Летом 1857 г. убыхи и садзы-джигеты неоднократно штурмуют Гагрское укрепление. Под влиянием убыхов разгорается восстание и в горной части Абхазии, на границе с землей убыхов. В январе 1859 г. на р.Псху был двинут экспедиционный отряд под командованием ген. М.Т. Лорис-Меликова, который подверг разорению аулы горцев. После пленения Шамиля царские власти приняли самые энергичные меры против повстанцев. В августе 1860 г. на р. Псху были двинуты значительные силы под командованием ген. Корганова (казаки, солдаты, 3000 ополченцев, артиллерия), которые встретили яростное сопротивление военного союза горцев – абазин, убыхов и абхазов. Но силы были неравные, восстание было потоплено в крови.

Военно-колониальная экспансия царизма постепенно расширилась, приобретая жесткий характер. Горцы тоже делали все возможное, чтобы противостоять царскому нажиму, проводили организационные мероприятия. Предводители на своем заседании единогласно учредили чрезвычайный союз, чтобы сохранить в стране внутренний порядок.

Были ли в то время, какие либо возможности прекращения кровопролитной войны на Кавказе?

Однозначного ответа на этот сложнейший вопрос дать невозможно. Несмотря на мудрые высказывания некоторых исторических личностей, эти попытки отклонялись. Русское самодержавие, имея огромный культурный потенциал в лице многочисленных поэтов и ученных, имела возможность расположить к себе кавказских горцев при помощи интеллигенции. Но, видимо посчитав, что это займет слишком много времени, решило покорить Кавказ пушками и кровью свих солдат.

Горцам же мешала национальная ограниченность, непросвещенность народа, незнание своего положения, в котором они оказались. Но четко чувствовали, какой колоссальный удар нанесен по их национальному самолюбию. Однако, к сожалению, они не знали положения и места русского самодержавия в мировом обществе государств. Абсолютное большинство горцев, за некоторым исключением, не имело никакого представления о силе и могуществе русского государства, а те которые знали Россию хорошо, не пользовались доверием у народа, их обвиняли в предательстве, им не давали слова.

Абазины рассчитывали на активную военно-политическую поддержку Англии, Франции, Турции, однако, правительства этих стран уже не возлагали никаких надежд на Кавказ. В июне 1861 года по инициативе убыхов недалеко от Сочи был создан меджлис (парламент) “Великое свободное заседание”. Убыхи, ахчипсоу, аибга, побережные садзы, шапсуги, абадзехи стремились объединить горские племена “в один огромный вал”. Специальная депутация меджлиса, возглавляемая Измаилом Баракай-ипа Дзиаш, посетила ряд европейских государств. Но, к сожалению, это не дало горцам ожидаемых результатов.

Абазы надеялись на поддержку Англии, так как знали о повышенном интересе Англии к Кавказскому краю. Англия мечтала о включении Кавказа в сферу своей колониальной экспансии, и в частности, об отторжении от России Черноморского побережья Кавказа. Создание же Россией военных укреплений на побережье ставили под угрозу британскую колониальную торговлю. Если говорить об Абхазии, то соперничавшие с Россией государства прекрасно учитывали стратегическое положение этой страны. Связанные с колониальной торговлей круги английской буржуазии, считая своей первостепенной задачей оттеснить Россию с Кавказа и ликвидировать ее влияние в Турции, не жалели средств для политических диверсий на Западном Кавказе. Английские и вообще иностранные агенты всячески усердствовали в дезориентации горцев, в разжигании у них чувства вражды и ненависти ко всему русскому народу.

В конце 1862 г. абазская депутация во главе с польским полковником Теофилом Лапинским прибыла в Лондон. Депутацию принял премьер-министр Англии лорд Пальмерстон. С краткой речью перед ним выступил Т. Лапинский. “Абазы представляют собою, в настоящую минуту единственное племя - сказал он, - которое продолжает оказывать на Кавказе могущественное сопротивление России. Но и оно изнемогло под тяжестью неравной борьбы и продержится в таких условиях много-много еще три года, а потом пойдет неизбежно по следам других племен кавказских: двинется в Турцию. Европе необходимо поддержать доблестных абазов, упредить их бегство из родного гнезда и тем спасти, может быть, всех тамошних горцев. Кому как не Англии, первой морской державе мира, принадлежит в этом случае великодушная и стратегическая инициатива”. Пальмерстон отказал в какой-либо помощи. Абазская депутация отплыла от берегов Англии ни с чем.

Т. Лапинский проживший на Кавказе среди абазин несколько лет, по приезду домой написал книгу, где описал события, которым был свидетелем: “… В феврале 1857 года я вступил в сопровождении слабого польского отряда на землю абазов и образовал для подкрепления народа в его борьбе против русских отряд полевой артиллерии, до этого времени совершенно неизвестный род оружия для абазов... Повсюду имеется весьма ложное представление о силе сопротивления, числе и материальных вспомогательных средствах абазов. Повсюду их считают горсткой отважных и неповинующихся разбойников, которые живут в неприступных горах, не признают ни закона, ни права и не хотят подчиняться правильному государственному порядку, даже полагают, что от подчинения их русскому господству цивилизация: только выиграет. Заблуждение достойное сожаления!

Площадь Абазии, число народонаселения и число боеспособных и вооруженных мужчин почти в десять раз больше чем в княжестве Черногории, независимость которого, однако, признана Европой. Берег простирается в длину почти на 200 морских миль. Сама страна, одна из плодороднейших на земле, могла бы прокормить народность в шесть раз большую. Правда, разница состоит в том, что Черногория имеет могущественного единоверца и покровителя на севере, как христианская страна пользуется симпатией Европы и, наконец, борется с лежащей при последнем издыхании Турцией, в то время как абазы, находясь под протекторатом Турции, навязывающей им магометанство как условие своей симпатии, приносящей им более вреда, чем пользы, остаются не только безразличными для Европы, но еще, почти на протяжении человеческой жизни, находятся в состоянии непрерывной войны с одной из крупнейших держав мира.

Если бы беспристрастно провести параллель между заслугами перед миром абазов и черногорцев, то перевес был бы на стороне первых. Никто не может оспаривать, что сопротивление абазов помешало распространению московского могущества на Персию и Азиатскую Турцию и ослабляет его до настоящего времени и что в продолжение столетий благодаря абазам татарские орды и турецкие войска не могли сделать себе на своем пути в Европу операционную базу из абазских гор, в то время как на остальном Кавказе они встретили мало сопротивления. Напротив, нельзя сказать, чтобы существование Черногории мешало продвижению османов на север или служило форпостом Европе против турок. Как раз, наоборот: в продолжение столетия Черногория является форпостом современных монголов против Западной Европы. Что касается религии, то я уверен, что, если бы христианский мир немного побеспокоился об этом, абазы за 10 лет сделались бы лучшими христианами, чем черногорцы.

Велика будет перед человечеством заслуга тех, которые поддержат спасение этого прекрасного народа от духовной и материальной гибели».

Необходимо обратить внимание на одну важную деталь о которой пишет Т. Лапинский : «В этом кратком обзоре истории кавказских горцев я хочу опровергнуть заблуждение, которое в ходу во всей Европе. Совершенно неправильно, когда народы Кавказа, абазы, так же, как и Дагестанские племена, обозначаются именем черкесов… Абазы, которые ныне последними сражаются на Кавказе за свою независимость принадлежат к индоевропейской расе и имеют языковое и племенное родство с жителями христианского княжества Абазии …».

Кавказ является единственной границей между Европой и Азией. Горы, в которых теперь обитает абазский народ, задерживали величайших завоевателей мира, пишет Т. Лапинский. Никто до сих пор не занял Кавказа целиком и не превратил его в опорный пункт своих сил. Через десять лет или раньше Россия будет действительным владыкой Кавказа, хозяином единственной границы между Европой и Азией, господином, созданного самой природой неприступного лагеря размером в 8000 квадратных миль. Важность завоеваний этой горной долины сама Россия понимает лучше всех, и поэтому для того, чтобы овладеть этой позицией, она в течение столетия пожертвовала миллионы солдат и миллиарды рублей; по всей вероятности, эти долгие усилия скоро увенчаются полным успехом.

Очень часто, особенно во Франции, сравнивают покорение Кавказа с завоеванием Алжира. Это слишком смешная параллель для того, чтобы против нее можно было серьезно возражать. Кавказ для России то же, что Пиренеи для Франции, Тироль и Швейцария для Германии, и даже больше, потому что занятие Кавказа делает Россию единственным властелином Каспийского моря и является главным ключом к покорению Малой Азии. Европейская Россия, чья обороноспособность заключается только в скудно населенных равнинах и в ее армии, найдет в горах Кавказа между двумя неприступными морскими побережьями свой естественный базис, свой конечный опорный пункт. Петр Великий, едва только затронувший Кавказ и имевший там, в качестве противников такие в то время еще могущественные державы, как Турция и Персия, а также еще не обладавший близлежащим Крымом, одно время совершенно думал о том, чтобы основать столицу России на Куме. Кто знает, не придет ли один из его потомков к этой же мысли после завоевания Кавказа!

Во второй половине XIX в. колониальная политика царизма на Кавказе, политическое подчинение горцев Кубанской области России сопровождались реформами в экономической жизни. Реформы коренным образом изменили прежнее поземельное устройство населения Кубанской области.

Колониальная война царской России против коренного населения Северо-Западного Кавказа породила много трагедий. На обширных землях горских народов Северо-Западного Кавказа на месте прежних аулов вырастали десятки русских станиц. После водворения на землях выселившихся горцев казачьих станиц значительная и лучшая часть земель отошла казакам. Только в 1858 - 1865 гг. в Закубанье было основано уже около 40 станиц, которым было отдано более 1 млн. десятин земли. Аульные наделы горцев при этом были сильно урезаны.

Военно-казачья колонизация была испытанным орудием укрепления пограничных районов страны. На кубанскую границу правительство решило перевести донских и волжских казаков. Еще Екатерина II пожаловала Черноморскому войску земли от Тамани до устья Лабы

Процесс переселения длился несколько лет. Наряду с казаками в Черномории стали селиться беглые крестьяне и отслужившие солдаты. Но и среди казачества отношение к переселению было различным. Казачья верхушка охотно переезжала на новые богатые земли, где рассчитывала на большие наделы и на различные привилегии и льготы. Для бедноты сам факт переселения был разорителен, а принудительность его нарушала остатки казачьего самоуправления, поэтому казаки отказывались переселяться. Около 800 человек со своими знаменами и бунчуками двинулись на Дон, вошли в г. Черкасск и потребовали встречи с войсковым атаманом. После долгих переговоров и ареста руководителей волнения были подавлены. Почти одновременно началось заселение земель от устья Лабы до Ставрополья.

Переселение абазин из горных районов царские чиновники проводили принудительно: устанавливали жесткие сроки переселения, забирали заложников (аманаты), применяли угрозы, разоряли и сжигали места переселений. Осуществляя выселение горцев, царское правительство считало, что это один из лучших способов усмирения края. В горах было труднее контролировать население. Более того, до 60-х годов XIX в. многие благонадежные аулы переселяли для укрепления кордонных линий. Например, когда в 40-х годах части лоовцев было разрешено переселиться с реки Гум (Кумы) на Кубань и одним из условий переселения, поставленных администрацией, было “принять на себя обязанность удерживать от вторжения в наши пределы (речь идет о покоренной царскими властями части Северо-Западного Кавказа) неприятельские партии”. В 1854 г. предполагалось “аул Дударуковский с присоединением к нему Клычевского собрать в одно место и составить общую оборонительную ограду со рвом, который будет обстреливаться станичными батареями Баталпашинска”. Таким образом, все абазинские аулы были разбросаны по разным округам. До 1867 г. на Куме и подкумке существовали тапантинские аулы Трамова, Джантемирова, Лоова и Абукова. В 1867 г. аулы Трамова и Лоова были соединены в один Кумско-Абазинский. В 1888 г. по просьбе жителей этот аул получил прежнее наименование (Кумско-Лоовский). Большая часть джантемировцев переселилась в Кабарду, а аул Абукова и еще 10 дворов абазин и кабардинцев составили Хумаринский аул, называемый иногда Абук-кыт. На левом берегу Кубани находились аул Лоова, переселенный с правого берега Кубани в 1863 г., и аул Дударукова, разместившийся здесь с 1834 г.

В 1861-1863 гг. часть Лоовцев с Кубани переселилась на Малый Зеленчук и с этого времени существуют три лоовских аула: на Куме, Кубани и Малом Зеленчуке. На Малом Зеленчуке располагались еще тапантинские аулы - Бибердовский (Эльбурган) и Клычевский (ныне Псаучье- дахе). По сведениям 1865-1872 гг., часть абазин по-прежнему проживала в Кабардинском округе в аулах Кармова, Лафишева и Агиабова. Аул Агиабова слился с аулами Трамова, Аджиева и так образовался один аул. В эти аулы были расселены жители абазинского Песчаного аула Пятигорского уезда, по 5 семей в каждый, не смотря на желание и просьбы абазин переселить их в кумские и кубанские абазинские аулы. В 60-х гг. XIX в. в Большую Кабарду в аулы Нижнее и Верхнее Коново (ныне Куркужин) было переселино одно селение абазин, жившее возле станицы Незлобной на положении казаков.

Одновременно с процессом массового выселения горцев с территории Северного Кавказа и переселения их из горных районов, как уже было сказано выше, усилилась миграция населения из внутренних губерний России в этот регион. На освобожденных горцами землях создавались казачьи станицы. После 1865 г. при проведении царским правительством территориально-административной реформы Кубанская область была разделена на 5 военно-народных округов, и абазинский народ оказался в ведомости трех разных округов. В пределах Зеленчукского округа находились абазинские аулы: Лоовско-Кубанский (Кубина), Лоовско-Зеленчукский (Инжич-Чукун), Бибердовский (Эльбурган), Дударуковский (Псыж), Клычевский (Псаучье-Дахе), Шахгиреевский (Апсуа), Егибоковский (Абазакт) и Кувинский (Старо-Кувинск, Ново-Кувинск); в Эльбрусском округе имелись Лоовско-Кумский (Красный Восток) и Хумаринский аулы абазин. В Лабинском округе абазины проживали совместно с бесленеевцами, беглыми кабардинцами и другими народами.

Однако, колонизаторские методы подчинения местного населения, используемые царским самодержавием (вплоть до карательных экспедиций в горы, разорения аулов, принудительного выселения), помимо внутреннего переселения, при одновременной активной антирусской агитации турецких агентов спровоцировали массовое выселение горцев в Турцию. Большая часть абазинского народа также поддалась провокациям.

Одним из последствий Кавказской войны можно считать значительное уменьшение горцев Северо-Западного Кавказа вследствие их переселение в Турцию. Царское правительство не только не препятствовало выселению, а напротив провоцировало население покидать родные места.

Необходимо напомнить читателям об одном историческом факте. Когда война уже близилась к завершению царь Александр II лишил и горцев, и казаков своей национальной одежды, что не понравилось обеим сторонам. В своем указе от 27 ноября 1861 г. царь “... высочайше повелеть соизволил: в Кубанском и Терском казачьих войсках верхнюю одежду называть не “мундирами”, а “черкесками”. После этого указа национальная одежда кавказских горцев становится военным мундиром русских солдат и офицеров и невоенные, т.е. горцы, теперь не имели права ее носить. Таким образом, и казаки лишились своего национального одеяния. А ведь костюм запорожского казака был очень живописен - широкие синие шаровары, кафтан ярко-красного цвета с цветным полукафтаньем, синий кунтуш (верхняя куртка), яркий шелковый кушак, желтые сафьяновые сапоги с высокими каблуками и на голове маленькая шапка с кисточкой. Наверняка, казаки, впрочем, как и любой другой народ, с гордостью носили свою национальную одежду. Но все же, не смотря на протесты, им пришлось одеться в чужой костюм.

Таким образом, от политики царизма пострадали и горцы и казаки. И тем и другим пришлось оставлять обжитые земли, и тем и другим пришлось переодеться в чуждые им костюмы.

Надо отметить, что война эта нужна была лишь верхушке, простые русские солдаты ничего кроме болезни и смерти от этой войны не видели. Взамен погибшим в бою, умершим от болезни, недоедания, а по статистике русские солдаты умирали в большинстве своем именно от болезни и голода, из России привозили новые партии солдат.

Об этом, в частности, пишет Т. Лапинский: «Положение русского солдата на Кавказе лучше, чем в России, но только там, где они стоят в больших гарнизонах, на глазах у высших генералов. В пограничных крепостях, однако, его положение чрезвычайно печальное и тяжелое. Он не может осмелиться отойти на десять шагов от ворот крепости, не боясь, что его застрелят; часовые на валах никогда не могут быть уверены в своей жизни; часто солдат месяцами ни днем, ни ночью не снимает патронташа. При этом его плохо кормят, а офицеры, которые почти не подвергаются никакому контролю, пользуются этим обстоятельством, чтобы хорошо жить за счет содержания солдат, и часто приобретают целые состояния. Война на Кавказе стоила русскому правительству так дорого, что на это можно было бы, конечно, купить всю Турцию и Персию.

Коменданты отрядов и крепостей умеют извлекать из своего положения всевозможные выгоды. Из самой незначительной перестрелки они раздувают большое дело и составляют баснословные рапорты, в которых часто, кроме названия места и числа, нет ни одного правдивого слова. Если абазы убьют у них значительное число людей, то они представляют их умершими от лихорадки или какой-нибудь другой болезни; они теряют редко более одного убитого, но зато не скупятся на количество горцев, которых они, в своих донесениях, уничтожают. Если подсчитать лет за 30 всех официально убитых врагов, то придешь к результату, что на всем Кавказе, кроме русской царской армии, не осталось в живых ни одного человека.

Офицеры, которые долгое время служили на Кавказе, уверяли меня, что каждые семь лет эта армия вновь реформируется. Это значит, что в течение семи лет состоящая из 120000 людей регулярная армия от болезней, лишений и войны полностью уничтожается и всегда должна пополняться свежими войсками. Потери нерегулярного войска, казаков и милиции здесь не принимаются совсем во внимание. Это сильное кровопускание для России, которая по этому расчету, со времен царицы Екатерины II похоронила в горах Кавказа более полутора миллионов солдат!». Многие русские поэты, писатели осуждали действия царизма на Кавказе. А. Герцен, С.А. Пушкин, Л.Н. Толстой, Н.А. Добролюбов в своих произведениях стойкость и героизм кавказских горцев. Украинский поэт Т.Г. Шевченко поддерживал горцев в их борьбе, говоря: «С вами правда, с вами слава. И воля святая! Все декабристы, сосланные сюда царским самодержавием, выступали против применения насильственных мер по отношению к горцам. Рассматривая присоединение Кавказа к России как объективно-положительное явление, они были уверены, что русскому народу предназначена большая прогрессивная роль в экономическом и культурном возрождении горских народов.

Вот что пишет по этому поводу Я.В. Абрамов: “...Кавказские деятели решились радикально изменить прежнюю систему борьбы с горцами и поставили себе две цели: с одной стороны, ослабить численный состав горского населения, всячески содействуя переселению горцев из гор на плоскость, а места, занятые прежде горским населением, заселить казачьими станицами. Для достижения указанных целей, всякий раз, когда какое-либо горское племя Западного Кавказа покорялось русскому оружию, перед ним категорически ставилась дилемма: или переселиться к Кубани и, безусловно, подчиниться русскому управлению, или выселиться в Турцию. К тому же их прямо подстрекали к переселению в Турцию: обещали казенную помощь, допускали к ним турецких эмиссаров, приглашающих переселиться, принимали и другие меры...”

Что касается Турции, то во многом из-за неграмотной политика этого государства Кавказ оказался в таком удручающем положении. Неспособность и бессовестность турецких предводителей, которые не могли руководить своими собственными войсками, не говоря уже о недисциплинированных горцах, - пишет Т. Лапинский, - фактическая неспособность турецких офицеров, неловкие интриги в Константинополе. Ненависть и презрение, которые питали к туркам даже магометанские племена горцев, а еще более христиане, все это отняло у турецкой армии шансы, которые имела бы европейская армия. Еще сейчас абазы говорят, вздыхая: “Если бы мы не пустили турок на свою землю, а покорились бы французам или англичанам, если бы только 10 000 этих последних пришли к нам, то русских не было бы сейчас в Тифлисе”. Грузины, имеретинцы и даже черноморские казаки ожидали с нетерпением появления англо-французских войск, чтобы соединиться с ними, но решили защищаться против турок до последнего. На Парижском мирном конгрессе был поставлен вопрос о непокоренных абазах. Он был предложен английскими представителями, которые, однако, остались в полном одиночестве. Характерно, что турецкий посол ни одним словом не поддержал английское предложение.

Я уже раньше заметил, писал Т. Лапинский, какой бесконечный вред причинило воюющим абазам позднейшее изменение пункта, по которому каждой европейской державе разрешено было держать в Черном море только два военных судна, в то время как для России количество разрешенных военных судов было доведено позднее до десяти.

Южные абазы, находившиеся с русскими до войны в перемирии, вернулись к прежним отношениям; северные же абазы, готовились к новой войне. В конце 1856 года, когда в Европе поздравляли друг друга со всеобщим миром, занятие Анапы открыло вновь военные действия в Абазии и берег был блокирован.

Царизм совершил по отношению народов Кавказа, в частности абазин, беспрецедентный акт геноцида, за то, что они защищали свою честь, свободу и независимость, а также право жить на родной земле по своим, горским законам, которым они следовали на протяжении тысячелетий.

Активную роль в агитации за переселение в Турцию играли, с одной стороны провокационная политика правительства Турции и Англии в отношении кавказских горцев, с другой стороны, мусульманское духовенство и горские предводители, князья, поддерживающие призывы к переселению в Турцию.

По замечанию Г.А. Дзидзария: “... ставя вопрос о выселении кавказцев в широком плане, царизм стремился избавиться от “непокорного” населения вообще и, таким образом, с одной стороны, ослабить физически и духовно народы Кавказа, а с другой - получить для колонизационных целей обширные земли”. Были случаи, когда горцы сами изъявляли желание выселиться в Турцию, но это была вынужденная мера, до которой довела их Кавказская война. Например, в Сочи к графу Евдокимову прибыли депутаты убыхов, джигетов, ахчиспувцев которые объяснили, что вести войну не хотят, и желают выселиться в Турцию. И в течение 1864 г. из Анапы, Новороссийска, а также из еще абазинского местечка Джубга в Турцию отправились 50000 горцев.

Причерноморские абазинские племена подлежали, согласно планам русского военного командования, безусловному и полному выселению: слишком велико было военно-стратегическое и политическое значение для России Черноморского побережья Кавказа.

Описывая трагическое переселение горцев Кавказа в Турцию, А. Авксентьев пишет: «На берегу Черного моря в ожидании транспорта голодали, страдали в непогоду под открытым небом многие тысячи одураченных людей. От недоедания, скученности, нервных потрясений начались массовые заболевания. Крики детей, стоны умирающих потрясали Кавказское побережье, многие переселенцы навсегда остались у берега моря, не выдержав мучений. Когда подходили суда, обезумевшие от страдания люди ломились на палубы. В погоне за наживой турецкие судовладельцы брали пассажиров сверх всякой нормы, превышая грузоподъемность кораблей. Нередко корабли тонули, едва отойдя от берега. При малейших признаках заболевания турецкие шкиперы безжалостно вышвыривали пассажиров за борт. Волны Черного моря выбрасывали многочисленные трупы на берега Анатолии.

Но и те, кто добрался до турецких берегов, вместо обеспеченной жизни получили горькую судьбу бесправных батраков и наемников. Многие страдали тяжелыми болезнями и умирали сотнями и тысячами. По данным русского консульства, с начала переселения до мая 1864 г. из прибывших только в Трапезунд умерло 30 тыс. человек.

Особенно тяжелым было положение женщин и девушек, большинство которых оказалось на положении живого товара для невольничьих рынков и многочисленных гаремов».

Надо заметить, что процесс переселения горцев в Турцию наиболее трагически отразился на народах Северо-Западного Кавказа, а в частности на народах и многочисленных племенах относящихся к этносу Абаза.

Трагедия переселения горцев Северного Кавказа на территорию Оттоманской империи, - пишет А. Авксентьев, - является следствием колонизаторской политики царизма, провокационной агитации турецких агентов, которые сулили им сказочно богатую и счастливую жизнь в Турции.

Северокавказские феодалы, в свою очередь, боялись, что после отмены крепостного права, приняв российское подданство, они лишатся своих крестьян и поэтому нередко насильственно побуждали их следовать за ними в Турцию.

В период массовых переселений кавказцев в Турцию давались различные оценки этому переселению. Так, например, в письме графа Евдокимова к генералу Карцеву от 5 января 1863 года говорилось: “... Горцы и в глазах турок, и в глазах Европы представляли только средство для противодействия России, и к пользовании этим средством ни Европа, ни Турция не обнаружили никакой жалости. Воображение доверчивых честных горцев постоянно возбуждалось блистательными и игривыми обещаниями помощи и участия при посредстве разных эмиссаров, и когда выселение горцев уже началось, европейская дипломатия уверяла переселенцев, что Россия не имеет права их переселять, что весной (1863г.) придут европейские эмиссары для размежевания их с русскими”.

Во второй половине XIX в. царизм спровоцировал на переселение в Турцию значительную часть северокавказских абазин. Особенно переселение, затронуло ту часть абазин, которые жили в горной полосе между реками Кубанью и Урупом.

По утверждению буржуазного историка Р. Фадеева, “земля закубанцев нужна была государству, в них же самих не было никакой надобности”.

Один из старейших жителей аула Гумлокт (Красный Восток) Аров Кучук рассказывал по этому поводу: “Мало нас осталось в нашем ауле. После того как нас захватила Россия многие ушли в Турцию. Где сейчас Дыговы, Ксаловы, Дакуловы. От Чбытовых только дом остался. Докуловы жили раньше там, где сейчас живут Клычевы. Тогда многие уходили в Турцию, говоря: “Уйдем к мусульманам, не дадимся гяурам”. Потом Лафишев Мухаммад вернулся и, обходя стариков, расспрашивал у них историю абазинского народа. Записав собранный материал, он вернулся в Турцию. С ним еще многие уехали, например Чбытовы. Возможно, тогда с ними уехали и Трамовы. Затем сестры Докуловы Косух и Жагух сочинили и передали на Родину песню-плач в которой говорится:

“...О люди, пожалуйста не приходите сюда.

Здесь ад, пожалуйста не приходите.

О люди, пожалуйста не приходите сюда...

Не дайте всем погибнуть! Мы заклинаем вас..!”.

Мелодию этой песни на гармошке смогла сыграть Хапатова Хауа. Я и сейчас помню, как плакали старики, слушавшие эту песню сестер Докуловых - “Дорога в Истамбул”. Злое было то время... ( Записано со слов Арова Кучука (родился в 1896 г)

Но и оставшимся на родине пришлось пережить много невзгод.

Действия царской армии щедро поощрялись, руководство получало за это высокие награды, в этих условиях о каком-то гуманизме, элементарной человеческой жалости не могло быть и речи. К сожалению, такое варварство совершили высококоронованный император, высокотитулованные графы и князья, генералы, которые себя называли цивилизованными людьми. Они наделяли себя правом вершить суд над другими, непокорными народами. И это им удавалось на практике.

Так, например, желая наказать жителей непокорных абазинских аулов, одной из наиболее действенных мер, царские чиновники считали уничтожение их посевов. Так, в 1828 г. были уничтожены посевы аулов Ногая Лоова и Атажуко Бибердова на Теберде. Историк Л. И. Лавров в очерке “Абазины” упоминает подобные же случаи.

Царские войска уничтожали не только посевы, они убивали беззащитных людей, не жалея никого, даже беременных женщин и детей. Особенно, в этих зверствах отличился русский генерал Ермолов.

Из записок генерала Ермолова: “... В течение лета войска наши за Кубанью имели повсюду весьма счастливые успехи. Командующий оными артиллерии полковник Коцарев преследовал укрывавшихся там беглых кабардинцев (современные черкесы). Абазины, принявшие их и с ними участвовавшие в разбоях, наиболее за то потерпели: селения их разорены, лошади и скот захвачены во множестве, в людях они имели урон необыкновенный. Страх распространен между соседними народами. Более, нежели в двадцать раз отмщено злодеям за нападение на селение Круглолесское...”.

Собственно, весной 1864 г., Кавказскую войну можно было считать оконченною; только горные абазинские племена Псху, Ахчипсоу, Аибга, Садзы-Джигеты, занимавшие ущелья по верховьям рек Мзымты и Бзыби, не хотели расставаться со своей свободой и оказывали сопротивление (в последствии остатки этих племен переселились на северо-западный Кавказ и известны сегодня как абазины-ащкарауа). Тогда жители Ахчипсоу еще не знали, что совсем скоро их аулу суждено, будет стать местом празднования события огромной исторической важности – окончания Русско-Кавказской войны.

18 марта 5 тысяч горцев - абазины, убыхи и шапсуги-хакучи с верховий Мзымты собрались близ устья р. Тодлик, возле развалин старой крепости и большого аула, что находился у моря, на правом берегу реки (ныне - Нижняя Волконка). Они предприняли попытку остановить продвижение отряда Геймана, но под плотным артиллерийским огнем вскоре были вынуждены отступить.

19 марта войска были на р. Шахе. Здесь, как и на р. Псезуапе, был устроен сторожевой пост, после чего отряд двинулся в землю убыхов. В местности Вардане, самой населенной в Убыхии, все селения были преданы огню, а 25 марта был занят бывший форт Навагинский.

Уже к середине апреля войска не встречали в горах убыхов: они находились на берегу и выселялись в Турцию. Только горные абазины, обитавшие между реками Мзымтой и Бзыбью, оставались еще на своих местах.

Для того чтобы совершенно очистить край и уничтожить остатки враждебных горцев и завершить завоевание Западного Кавказа было решено все действовавшие на южных склонах гор войска разбить на четыре отряда. В первой половине апреля 1864 г. один из них двинулся из Гагры в долину р. Псху, второй - от бывшего укрепления св. Духа вверх по Мзымте, третий - от верховий Шахе параллельно Большому Кавказскому хребту через земли горных убыхов и четвертый - из верховьев Малой Лабы в местность Кбааде (совр. Красная Поляна), где все отряды должны были соединиться.

При движении по левому берегу Мзымты 2-й отряд встретил упорное сопротивление абазинской общины Аибга из ближнего ущелья р. Псоу, усиленного соседними общинами. Столкновения между войсками и горцами продолжались 10-11 мая. Этот поход решил участь не одних только аибговцев. Вскоре некоторые абазинские племена начали покидать свои аулы и выходить к морю для ухода в Турцию.

21 мая 1864 г. Россия завершила Русско-Кавказскую войну победным парадом войск на Красной поляне (известная сегодня как престижный горнолыжный курорт), в верховьях р. Мзымта. Последнее сопротивление и последний бой царским войскам на Кавказе оказали абазинские племена Садзы (Джигеты), Псху, Ахчпсоу, Аибга, после чего более чем столетняя Русско-Кавказская война была закончена

ДЖИГЕТЫ

Джигеты мы, мы славили Кавказ
Своею доблестью, своей отвагой.
Не зря зовут джигитами у вас
мужчин, готовых броситься в атаку.

Спасибо и на том, что мир хранит
хоть это слово среди прочих тысяч.
Пусть это слово тверже, чем гранит -
он камень из которого не высечь

уже искры и не разжечь костра,
что выполнит великую повинность
быть очагом, чтоб с ночи до утра,
с утра до ночи в нем горенье длилось.

Джигеты мы ! Мы вскормлены землей,
мы пили родники Шахе и Сочи.
И в час беды мы все рванулись в бой,
отчизны имя подвигом упрочив.

Нам ненавистен плен, и мы легли
костями в землю. Мы презрели рабство.
Мы и во сне позволить не могли
себе своих сердец пленопродавство.

Была неисчислима вражья рать,
а с их числом росло твое значенье,
Джигетия - Очаг, Отчизна, Мать...
и нашей песней стала Песнь Раненья.

Не посрамили мы тебя, Кавказ!
Твоей печали это не утешит,
но думал враг когда, что сотня нас -
нас было трое
раненых и певших.

Денис Чачхалия Фазилю Искандеру

В результате колонизаторской политики царизма во второй половине XIX в. в пределах Северо-Западного Кавказа осталась небольшая часть абазинского народа, преимущественно тапантинских подразделений, и перестали существовать горные аулы абазин. В предгорных районах возникли новые укрупненные абазинские аулы, рассеянные в пределах Кубанской области чересполосно с поселениями других народов - русских, карачаевцев, ногайцев, адыгов. Во второй половине XIX в. происходили процессы ассимиляции той части абазинского народа, которая была расселена по нескольку семей в различные инонациональные аулы, в основном, кабардинские, адыгейские и др.

Таким образом, после войны, переселения в Турцию и расселения абазин по инонациональным аулам от некогда многочисленного и могучего народа, потомков великих ашуйцев и абазгов - абазинский народ насчитывал всего несколько тысяч человек.

Общая численность абазин в начале прошлого века точному определению не поддается. История абазинского народа до XX в., -пишет Л. И. Лавров, - представляет собой повесть о непрерывном уменьшении некогда большого и сильного кавказского народа”.

Абазы всегда отличались своим мужеством, храбростью и отвагой. И в связи с этим, а также по некоторым другим причинам, царское правительство расселило абазин так, чтобы в случае надобности абазы не смогли быстро собраться, ведь от одного абазинского аула до другого всадник мог доехать лишь за несколько часов. Это было на руку не только царскому правительству, но другим соседним народам. С приходом советской власти на Кавказ положение абазин, практически, не изменилось. И в настоящее время абазинские аулы, в отличие от других национальных аулов, находятся в разных районах КЧР. Это сильно препятствует общему духовному и экономическому развитию абазинского народа. Абазины, живя на родной земле, не только не имеют свою республику, но и лишь в конце 2005 г. добились создания абазинского района, хотя имели на это право более других, так как являются коренным народом Кавказа и проживают здесь уже много тысяч лет. И, кроме того, этнос Абаза внес большой вклад в историю и культуру мировой цивилизации.

(Перепечатывается с сайта: http://www.sharpni.ru.)
___________________________________________________


Этнос Абаза: краткие сведения из истории Красной поляны и Большого Сочи,
касающиеся проведения зимней олимпиады на древней земле Большой Абазии

В феврале 2010 года потух Олимпийский огонь XXI Зимних Олимпийских игр в Ванкувере. Весь Мир и вся наша большая страна от Камчатки до Кавказа теперь готовятся к XXII Зимней Олимпиаде в Сочи.

Впервые в истории Зимняя Олимпиада пройдет в субтропическом климате, здесь удивительно сочетаются величественная гряда Кавказского хребта и теплое море, тропические пальмы и величавые сосны, горные орлы и морские чайки, но необычность этой земли не только в этом. Каждая страна и каждая Олимпиада интересны по-своему и приятно поразило, что было отмечено многими, с каким уважением организаторы канадской Олимпиады отнеслись к коренным жителям земли, на которой она проходила. А ведь у Сочи и Красной Поляны тоже есть своя история.

Несколько тысячелетий назад на Кавказе сформировался один из древнейших этносов Мира, известный в современной истории как этнос Абаза. Абазины (абазги-абаза), абхазы (апсилы-апсуа) и убыхи (пех) входят в состав этого этнического массива. В глубокую древность уходит история этих народов. Что же касается территории проведения Сочинской Олимпиады, то до 1864 года территорию Красной Поляны и Большого Сочи населяли абазинские, убыхские и абхазские общества. До середины XIX века абазинский народ владел обширными территориями на южных и северных склонах Кавказского хребта, Абазой называли земли Северо-Кавказских абазин - Малая Абаза и южных абазин - Большая Абаза.

Северо-Кавказские абазы занимали высокогорную часть северных склонов Кавказского хребта между верховьями рек Кумы и Подкумка, расселялись по левому берегу Кубани и бассейнах рек Теберды, Аксаута, Марухи, Кяфара, Урупа, Большой и Малой Лабы, Зеленчуков, Ходз, Белой и Губс. По карте С. Броневского, территория Большой Абазии простиралась от Геленджикского залива до реки Ингур. На карте 1830 г., на которую ссылается Ш.Д. Инал-Ипа, территория от Гагры до Анапы, так же обозначена как Большая Абаза. Южные абазы составляли несколько обществ Цандрипш, Ахчипсу, Аибга, Кечь, Аредба, Баг, Садзы-Джигеты, Убыхи и другие, живших в верховьях рек Мзымты, Бзыби, Хоста, Кечь, Аше, Магры, Шахе, Сочи и т.д. Шапсуги и абадзехи ко времени окончания Кавказской войны были ассимилированы адыгами и говорили на их языке.

В период Кавказской войны садзы, например, были известны как активные участники борьбы за независимость. В 1861 г. они участвовали в создании конфедеративного государства, субъектами которой стали Шапсугия, Убыхия, горная Абадзехия, Садзен-Джигетия. Согласно официальной русской статистике в Турцию только одних садзов ушло приблизительно 20 тысяч, т.е. большинство садзов населявших современный Сочи.

Одно из последних упоминаний о проживании абазин на территории Черноморского побережья Кавказа связано с последней стадией Кавказской войны. Весной 1864 года южноабазинские общества садзы-джигеты, аибга, псху, ахчипсоу не желавшие расставаться со своей свободой и землей предков оказали последнее сопротивление царским войскам на Кавказе. А уже 21 мая 1864 г. царская Россия завершила войну победным парадом войск в верховьях реки Мзымта в абазинской местности Кбаада, известной сегодня как Красная Поляна, престижный горнолыжный курорт, после чего более чем столетняя Кавказская война была закончена.

Более всего от Кавказской войны пострадали убыхи, которые как народ прекратили свое существование, последний представитель этого мужественного народа умер вдали от родины, в Турции в 30-х годах XX века. Большинство садзов-джигетов, псхуовцев, аибговцев, ахчипсоувцев погибли или ушли в Турцию, другая часть в основном женщины и дети, перешли через перевал в Северную Абазию и сейчас их потомки проживают в абазинских аулах Старо-Кувинск, Ново-Кувинск и Апсуа.

Потомки изгнанников - абазин-абхазов-убыхов расселены по разным странам мира, они живут в Турции, Египте, Сирии, Иордании, Ливане, Германии, США и в других странах Мира. Таким образом, после войны, переселения в Турцию и расселения абазин по инонациональным аулам некогда многочисленный абазинский народ насчитывал всего несколько тысяч человек. Во многом из-за Кавказской войны и ее последствий абазины сейчас являются малочисленным народом России. Профессор Л. И. Лавров изучая историю абазинского народа отмечал в своих научных трудах, что общая численность абазин в начале прошлого века точному определению не поддается, а история абазинского народа до XX века представляет собой повесть о непрерывном уменьшении некогда большого и сильного кавказского народа.

На сегодняшний день абазинский народ является коренным малочисленным народом Российской Федерации. По последней переписи населения абазин насчитывается 32 тысячи, а по заключению Юнеско, народы не превышающие 100 тысяч человек и не имеющие государственности исчезнут в течение последующих пятидесяти лет и абазинский народ стоит в этом списке первым, в этих условиях мы можем разделить участь наших братьев убыхов. В сложившейся ситуации, вероятно, Сочинская Олимпиада является последним шансом для сохранения нашего народа. И кому как не России принадлежит сегодня возможность в помощи сохранения коренного малочисленного абазинского народа.

В связи с этим, мы обращаемся к президенту Российской Федерации Д.А. Медведеву, премьер-министру В.В. Путину, Олимпийскому комитету России с просьбой о достойном представлении абазинского народа, нашей истории и культуры, как автохтонного населения Красной Поляны и Большого Сочи в рамках культурной программы и проведения церемоний открытия и закрытия Олимпийских игр в Сочи 2014 года. А так же, обратить внимание Российской Федерации и Мирового сообщества на проблемы исчезающего малочисленного абазинского народа.

Жертвы Кавказской войны стали общей болью для абазин и народов Кавказа, которая до сих пор живет в сердцах потомков. И забывать об этом мы, не имеем право, чтоб наша память и наши знания о трагедии, произошедшей в истории наших народов, помогли нам уберечься от ошибок в будущем. А ведь русский, абазинский и абхазский народы связывают давние взаимоотношения, начиная еще с Киевской Руси, а на протяжении последних двухсот лет нас объединяют общие радости побед и горе поражений. Наши прадеды участвовали в Русско-Турецкой войне 1877-1878г., в Русско-Японской войне 1904-1905г. и в Первой Мировой войне. Во время Второй Мировой войны наш малочисленный абазинский народ (а по данным 1939 г. абазин насчитывалось 15.300 человек) потерял около 3 тысяч человек на фронтах Великой Отечественной в боях с немецко-фашистскими захватчиками, а оставшиеся в живых вернулись домой в орденах и медалях. И сегодня представители абазинского народа сражаются за Россию, но уже в мирном русле; в науке, культуре, искусстве, спорте, политике.

Абазинский народ, как и вся страна, с замиранием сердца ожидал результатов голосования МОК и когда летней ночью результат был объявлен, мы были рады и горды тем, что наша древняя земля встретит одно из величайших изобретений человечества – Олимпиаду. Тем более что предки современных абазин и абхазов - абазги принимали участие еще в древнегреческих олимпийских играх. Да и сегодня абазины вносят вклад в общую копилку Олимпийских медалей, участвуют в Европейских и Мировых чемпионатах, защищая честь России в различных видах спорта. И мы, абазы, чувствуем свою сопричастность к Олимпиаде в Сочи 2014 года, всячески поддерживаем и готовы участвовать в ее подготовке и проведении.

Однако, последнее время вокруг Сочинской Олимпиады происходят события, которые могут повлиять на политическую ситуацию в стране и на Кавказе. Антироссийские международные центры, которым не нужна процветающая и сильная Россия, ссылаясь на историческое прошлое, вспоминая Кавказскую войну, будоражат память потомков, пытаясь таким образом вызвать чувство недоверия и агрессии народов Кавказа по отношению к Российскому государству. Организовывая конференции и акции протеста, волна которых прокатилась в виде демонстраций в ряде стран, тем самым они делают попытку в очередной раз дестабилизировать политическую ситуацию в России в целом, и на Кавказе в частности.

Безусловно, до известной степени с участниками этих митингов можно согласиться. Но жить в ненависти и с постоянными претензиями неправильно. Бесспорно, прошлое забывать нельзя, и мы, абазы, носим эту боль в своих сердцах, помним мужество и героизм тех, кто сражался до конца и пролил свою кровь за свободу и землю предков. Однако, нельзя все время жить с головой повернутой назад и помнить только плохое. А чтобы наша Олимпиада прошла на самом высоком уровне и принесла стране хорошие результаты, надо забыть обиды и жить дальше, не держа камня за пазухой, а для этого необходимо на официальном уровне отдать дань уважения всем погибшим в той войне.

Теперь Кавказ и абазинский народ являются неотъемлемой частью России. Светлая память о погибших и мирные добрососедские отношения между народами Кавказа и России это залог стабильности внутри станы и как следствие могущества ее во внешнеполитических отношениях. И чем дружнее будут наши народы, тем сильнее и прекраснее будет страна, гражданами которой мы все являемся.

В феврале 2014 года будет зажжен Олимпийский огонь XXII Зимних Олимпийских игр, которые пройдут в Сочи и на Красной Поляне - на древней земле абазин, убыхов и абхазов, известных во всем Мире как этнос Абаза. Олимпиада - это олицетворение мира и дружбы всех народов планеты, и в этой связи будет символично, что флаг абазинского народа с изображением открытой ладони правой руки на красном полотнище, который на протяжении веков является символом благородства души и дружелюбия народа Абаза, будет приветствовать гостей Сочинской Олимпиады и весь Мир.

(Перепечатывается с сайта: http://www.sharpni.ru.)
____________________________________________________


Предисловие к произведению "У стен Анакопии"

«У стен Анакопии» красивое художественное произведение. Впервые это издание вышло в свет в 1983 г. и вызвало большой интерес среди читателей разных возрастов и национальностей. Современному читателю так же будет любопытно окунуться в политические и военные перипетии поздней античности. Тем более что книга основана на реальных событиях, имевших место на территории современной Абхазии в один из интереснейших периодов в истории Кавказа, период становления и выхода на политическую арену Абазгского царства.

В VIII в. сложилось раннефеодальное государство - Абазгское царство или «Царство абазгов» (известное в совр. истории как Абхазское). Которое сыграло значительную роль в истории и оказало большое влияние на культурную и политическую жизнь народов Кавказа и Закавказья в конце I тыс. н.э.

Столицей Абазгского царства долгое время являлся город Анакопия (совр. Новый Афон), уже в XV веке это был хорошо укреплённый, богатый, многолюдный торговый и портовый город. На территории всей Абазгии и в ее столице было множество каменных сооружений: замки, башни, храмы, крепостные стены, в основном оборонительного характера.

Хотелось бы обратить особое внимание читателей на момент описания в книге флага абазгов: «…Над главной башней развивалось алое знамя с изображением открытой ладони – символа открытой души и дружелюбия абазгов…». Это знамя дошло до нас через века и сегодня оно является символом единства и благородства души абазинского и абхазского (Абаза) народа.

На протяжении нескольких столетий Анакопийская крепость являлась одним из наиболее мощных фортификационных сооружений всего Черноморского побережья Кавказа. Стены Анакопии пережили не одну осаду, абазгам много раз приходилось воевать с римлянами, византийцами, персами, арабами, турками и лишь однажды абазги проиграли одну из битв с византийцами.

Кто же такие абазги эти бесстрашные воины? Для читателей не знакомых близко с Кавказом и в частности с историей этноса Абаза, 1 для лучшего восприятия произведения будет полезно узнать некоторые исторические справки из истории этого этноса, касающиеся того периода.

В состав Абазгского государства входили близкородственные народы населявшие территорию черноморского побережья и Северо-Западного Кавказа, говорящие на одном языке – абазги (совр. абазины), апсилы (совр. абхазы), убыхи, мисимияне, саниги и др. Основным ядром вокруг которого сформировалось государство стали абазги.

Такое преобладание абазги получили в силу того обстоятельства, что политически их владения оказались сильнее и развитие, чем владения других этнических образований - апсилов, мисимиян и др. Абазги пользовались политической самостоятельностью. Менее пострадала Абазгия и от кровопролитных ирано-византийских войн в VI веке. Кроме того, когда происходила упорная борьба за освобождение Черноморского побережья Кавказа от арабского владычества, то ведущую роль в ней сыграла именно Абазгия. Эта страна испытала господство арабов в меньшей степени, чем Апсилия и Мисимияния, на территории которых непосредственно размещались арабские гарнизоны в частности по Кодорскому ущелью.2

Абазги и апсилы первыми на Кавказе приняли веру в Единого Бога. Это событие послужило сближению Абазги и Византии. Христианство на абазгский берег во II веке н.э. принес ученик Иисуса Христа апостол Симон Кананит, чья могила и сегодня находится в Новом Афоне.

Этноним абазги или абаза и племена, входившие в состав этой этнической группы, встречается в сочинениях античных авторов. Древнегреческий историк Геродот (V в. до. н. э.) в своей карте древнего мира в перечне народов, обитавших по берегу Понта Эвксинского, называет также и племя абасгов. В IV в. до. н. э. абасгов среди многочисленных племен Кавказа называет греческий историк Псевдо-Орфей. Об Абазгах пишет ученый грамматик и поэт III в. до н. э. Ликофрон.3

Известно также, что на рубеже IV-V веков в Египте стояло римское воинское подразделение (когорта), носившее название «Первая когорта абазгов».4 Абазгские отряды под названием “Первое крыло абазгов” (Ala prima abasgorum) составляли нередко особую часть византийской армии и принимали активное участие во многих крупных военных операциях, которые приходилось осуществлять Византии.5

Древнегреческий географ и историк Страбон Амасийский в одной из своих книг упоминает о племени Апатитов, живших в Керкетии, которые относятся к племенам Абаза. По утверждению Страбона земля Абазгии начинается от Понтоса, раскинута по всему побережью Черного моря, до Армении. Известно также, по сообщению Страбона, что абазги принимали участие в древнегреческих Олимпийских играх.6 По свидетельству М. Медичи: «Абазы обитают от Сухума до Анапы». Абазы живут выше «Сванетов и Менгрельцев, на Западе от Кавказа, частию по берегам Черного моря, где находится много пристаней..., частию около истока р. Кубани».7 Мина Медичи также, располагал сведениями о том, что Черное море называлось Абазинским: «Чопсунырмаг - знаменитая река, которая вытекает из гор Абазы, впадает в Абазинское море».8

Иноземные завоеватели, привлекаемые богатствами Абазгии приходили непрерывною чередою на абазинский берег Черного моря, принося с собой смерть для защитников самостоятельности народа, опустошение для страны и жестокое порабощение для всех ее обитателей.

Греки, римляне, византийцы арабы, турки, венецианцы со стороны моря, ассирийцы, вавилоняне, персы, хазары, со стороны суши - таковы были сильные враги этноса абаза. В тоже время ближайшие соседи - горцы, соприкасавшиеся с абазгами и апсилами своими владениями, но отдельные от них языком, также вели непрерывную войну.

Но, не смотря на это, абазги представляли собой значительную силу, с которой вынуждены были считаться такие могущественные государства, как Римская Империя, Византия и арабские завоеватели. Правители Абазгии пользовались значительной самостоятельностью и даже скрепляли свои решения собственной печатью. Так, например, на одной из печатей найденных в Пицунде, сохранилось имя царя Константина Абазгского.

С середины III тыс. до н.э. предки современных абазин и абхазов, именовавшиеся тогда ашуйцами, пользовались письменностью созданной на основе своего языка.9 Но видимо, в связи с сильным влиянием византийской культуры в середине I тыс. н.э. стали использовать греческий алфавит.

Что касается различных документов, монет, каменных плит и т.д., современных Абазгскому царству, в которых идет речь либо упоминается эта страна или ее правители, то они говорят сами за себя. Вот, например, эпитафия на надгробной плите византийского императора Василия II гласит: «Никто не видел меча моего отдыхающим, и об этом свидетельствуют скифы, персы,… абазги…».10

В конце V и начале VI века римлян сменили византийцы, продолжавшие захватническую политику Рима. В это время предки современных абазин и абхазов - абазги и апсилы образовали племенной союз и начали бороться за свою независимость. Но лишь в конце VIII века им удалось создать единое Абазгское государство. Это один из интереснейших этапов в истории этноса Абаза оказавшего большое влияние на культурную и политическую жизнь всего Кавказа.

В Абазгии, как и в Апсилии, существовала наследственная власть. Сохранился перечень правителей, называемый «Диван абазгских царей». Этот памятник был составлен на рубеже X-XI веков по инициативе первого царя объединенной Абазгии и Картлии Баграта III. Он представляет собой список владетелей Абазгского и Апсильского княжеств начиная лишь с VII-VIII вв. и властителей Абазгского царства VIII-X вв., предшествовавших Баграту III.11 В начале XV века «Диван абазгских царей» был переписан, затем его обновили во второй половине XVIII века.

Леон I во времена правления которого разворачиваются исторические события описанные в книге был одиннадцатым царем абазгов. Он стал основателем династии Леонидов. По утверждению профессора Л.И. Лаврова царь Леон I и его потомки происходили из рода крупнейших абазинских//абазгских феодалов Лау (Алоу, Лоо, Лоовых), чья фамилия существует и сейчас.12

В 737 г. этот царь и его войско одержали убедительную победу под стенами Анакопийской крепости над 35-тысячным войском арабов, руководимых известным полководцем Мурваном-ибн-Мухаммедом, прозванным за свою жестокость Глухим («Кру»), т. е. глухим к мольбам и жалобам. Прежде Мурван сокрушил Картли и Эгреси, правитель Картли Арчил со своим братом Миром был вынужден бежать со своей свитой в Абазгию. Арабы преследуя их вторглись в страну, заняли столицу Апсилии - город Цхум (совр. Сухум) и, наконец, осадили столицу самой страны - Анакопию. Здесь абазги сокрушили арабское войско. Так под Анакопией было остановлено продвижение Мурвана на Кавказ.

В результате одержанной победы, по указанию византийского императора, Арчил уступает абазгскому царю спорные земли к востоку от владений Леона «до Клисуры», т.е. до Сурамского хребта и закрепляет свои отношения с абазгским правящим домом, выдав за Леона дочь своего брата Мира - Гурандухт. Византийский император Лев III присылает корону ЛеонуI, что является признанием победы абазгского владетеля, подтверждением его наследных прав на качественно новое политическое образование. 13

Потомки царя Леона I так же вели политику расширения своего влияния и не замедлили распространить свое владычество на юг - на Имеретию и Мингрелию. Все больше расцветали экономика и культура, строились города, дворцы и храмы, крупные архитектурные ансамбли. Царь Леон II (племянник Леона I), в 806 году построил город Кутаис и его крепость, и сделал его своей восточной резиденцией. Леон II был сыном дочери хазарского царя, сестра которой была замужем за Византийским императором Константином V. Таким образом, двоюродным братом Леона II был византийский император Лев Хазар, поскольку оба они были со стороны матерей внуками хазарского царя.14 Кроме того, одна из абазгских принцесс была женой византийского императора Иоанна II из династии Комниных. У императора Иоанна II, абазгского зятя, было два сына - севастократор Иссак и Мануил - известный византийский император с 1143 до 1180 года.15 Это позволяло Абазгии решать политические вопросы с Византией и Хазарией не прибегая к силе.

Уже при сыне Леона II, Феодосии II Абазгия стала совершенно независимой от Византии. Ее политическая независимость в этот период продолжалась при приемниках Феодосия, царях: Георгии I, Иоанне, Адарнасе, Баграте I, Константине III, Георгии II, Дмитрии III и Феодосии III слепом и бездетном. В частности, Константин III присоединяет к своим владениям Эрети - северо-восточную провинцию Грузии, смежную с Кахетией. Армянские цари так же претендовали на эти земли, однако, после упорной борьбы Георгий II окончательно завоевал картлийское княжество, которое вошло в состав Абазгского царства и назначил там наместником своего сына Константина. Георгий II и его сыновья подчинили себе Кахетию, Тао-Кларджети, Джавахети и другие восточные племена. Начата была так же борьба за преобладание и на Северном Кавказе.

Георгий II продолжает культурную экспансию на Северный Кавказ, где строятся храмы, представляющие абазгскую архитектурную школу. В его правление на северной стороне Кавказского хребта окончательно оформляется область проживания северокавказских абазгов, которые в современной истории известны как абазины, в 923 году северные абазги под предводительством князя Бера вторгаются в Армению.16 Однако необходимо подчеркнуть, что уже в III тыс. до н.э. предки абазин строили здесь дольмены, оставив тем самым неопровержимые доказательства своего пребывания на территории современной Карачаево-Черкесии еще в глубокой древности.17

Ко времени царствования Георгия II относятся два письма константинопольского патриарха. В одном из них патриарх выражает соболезнование Георгию по случаю кончины его отца Константина III и благословлял на царство. Во втором обсуждались дела политические. Письма были скреплены золотыми буллами в два солида. В соответствии с церемониями, форма обращения была следующая: «От христолюбивых владык славному властителю Абазгии»18. Из всего этого видно, что в указанный период Абазгское царство представляло наиболее значительную силу на Кавказе.

В результате проводимой в регионе политики правительницей Картли становится дочь абазгского царя Георгия II и сестра трех последних царей из династии Леонидов - принцесса Гурандухт. Все сыновья Георгия II не имели наследников и в результате этого в 978 году сын дочери абазгского царя Гурандухт и тао-кларджетского феодала Гургена Багратиона малолетний Баграт был провозглашен царем Абазгии, до его совершеннолетия регентшей была его мать царица Гурандухт.19

Таким образом, царем абазгов становиться Баграт III родоначальник династии Багратидов. При Баграте титул абазгских царей стал звучать как «царь абазгов и картвелов». Но, в поздних грузинских источниках «Объединенное царство абазгов и картвелов», почему-то, стало называться «Объединенное грузинское царство».

Однако надо заметить, что Баграт получил корону Абазгии в качестве наследства своей матери. Кроме того, он не мог претендовать и на Картли по отцовской линии, т.к. Картли принадлежало не Гургену – отцу Баграта, а дочери и сестре абазгских царей, царице Гурандухт – матери Баграта.20

Хочется особо подчеркнуть, что абазги и апсилы этнически негрузинские племена, сыграли важную роль в истории Грузии. Политика которую проводили цари Абазагии со временем привела к объединению всех картоязычных (грузинских) племен, и Абазгское царство сыграло в этом процессе основную позитивную для грузин роль. Лишь с конца X в. в рамках абазгского царства разрозненные феодальные образования Картлия, Имеретия, Эгреси, Тао-Кларджетия, раздираемые до того на части арабами, армянскими царями, византийцами и абазгами, начинают формироваться в единый этнос Сакартвело, примерно с XVII в. известный в современной истории как грузины.

Не стань тогда Леон I и его народ на защиту картлийского феодала Арчила, Картли и Эгреси могли войти в состав Арабского Халифата. Не получи Баграт III корону Абазгии от своей матери, история Грузии пошла бы совсем по другому пути. Возможно, мы бы сегодня не знали такого государства. Однако история не знает сослагательного наклонения.

В середине XIII в «Единое царство абазгов и картвелов» распадается на два царства. Этот важный момент политического распада зафиксировал армянский историк Хетум (XIII в.) в своем труде «История монголов»: «Это царство разделяется на две части. Одна часть называется Картлия, а другая - Абазгия. Там было всего два царя, один из которых, т. е. картлийский царь, подчиняется самодержцу Азии, а абазгский царь силен народами и неприступными твердынями, поэтому ни самодержец Азии, ни монголы не могли взять его под свое иго... ». 21

И в заключении хочется добавить слова сказанные в свое время царем Абазгии Леоном: «Нас мало, но нас много». Видимо, тем самым он хотел заявить, что хотя нас и меньше вражеского войска, но за свою честь и свободу мы – Абазы, всегда сумеем постоять, чего бы нам это не стоило…

Примечания

1 Абаза – один из древнейших этносов Кавказа. К нему относятся современные абазины (абазги/абаза), абхазы (апсилы/апсуа), убыхи (пех). Этногенез начался не позднее V тыс. до н.э.
2 Анчабадзе З.В. Очерк этнической истории абхазского народа, Сухум, Алашара, 1976 г. С.49
3 Журнал «Абаза». Л.З.Кунижева. Из истории формирования абазинского народа. № 3. С. 7
4 История Абхазии//Учебное пособие. Ред. З.С. Лакоба. Сухум, Алашара, 1991 г. С. 52
5 Ш.Д. Инал-Ипа. Вопрсы этно-культурной истории абхазов. Сухум, Алашара, 1976 г. С.258
6 Журнал «Нарт». Место золотой земли. Январь, февраль 1998 г., г. Анкара, Турция. С. 28
7 Тхайцухов М.С. Очерки истории абазин конца XVIII-XIX вв. Сухум: Алашара, 1992г. С. 22
8 Ш.Д.Инал-Ипа. Указ.Соч. С. 293
9 Турчанинов Г.Ф. Открытие и дешифровка древнейшей письменности Кавказа. М.: 1999 г. - С. 4
10 Папаскир А. Баграт III и Абхазское царство. Сухум, 2004 г. С. 64.
11 Сообщение средневековых грузинских письменных источников об Абхазии С.16
12 Лавров Л.И. «Обезы» русских летописей // СЭ-1946-№ 4
13 Чачхалия Д. Хроника абхазских царей – М.: 2000 г.
14 Инал-Ипа Ш.Д. Указ. Соч. С.400
15 Там же С. 496
16 Чачхалия Д. Указ.Соч.
17 Алексеева Е.П. «Древняя и средневековая история Карачаево-Черкессии» М. 1971 г. С.191; Турчанинов Г.Ф. Указ. Соч. С. 230
18 Чачхалия Д. Указ. Соч.
19 История Абхазии//Учебное пособие. Ред. З.С. Лакоба. Сухум, Алашара, 1991 г. С. 80
20 Папаскир А. Баграт III и Абхаское царство. Сухум, 2004 г. С.27.
21 История Абхазии. Указ Соч. С. 80

(Перепечатывается с сайта: http://www.sharpni.ru.)
_____________________________________________________


Открытие Георгия Турчанинова

В начале 60-х годов XX века в нескольких километрах от Майкопа и в двух-трех километрах от всемирно известного Майкопского кургана была найдена древняя плитка с надписью. После этой находки началась череда открытий подобного рода, на Кавказе, а в частности, на территории современной Абхазии и на территории древней Финикии (современный Ливан). В результате археологических раскопок было найдено, не считая находок обнаруженных в Майкопском кургане, более трех десятков плиток и табличек с надписями.
 
Именно с майкопской находки и началась история исследования древнейшей письменности Кавказа.
 
Информация, хранящаяся на найденных плитках, пролила свет на древнюю историю абазского этноса. Абазы - коренные жители Кавказа. Абазины (абазги/абаза), абхазы (апсилы/апсуа) и убыхи (пех), являются народами, составляющие единый этнос - Абаза. Это один из древнейших этносов мира, носитель языка, который является ровесником уже, к сожалению, некоторых исчезнувших языков. Кроме того, лингвисты признали абазинский язык одним из самых трудных языков планеты.
 
Итак, абазы (абазины, абхазы и убыхи) в древности имели свою письменность. Над расшифровкой этой письменности работал видный советский ученый, доктор филологических наук Г.Ф. Турчанинов, один из самых крупных советских ученых кавказоведов и уникальный специалист по дешифровке эпиграфических памятников письма. Кроме того, по свидетельству людей общавшихся с ним, Георгий Федорович был прекрасным человеком. В частности, его ученица к.ф.н. И.Б. Басария-Анкваб пишет о Г.Ф. Турчанинове как о человеке большой души, заботливом и гостеприимном.
 
В 1934 г. Георгий Федорович приехал работать в Кабардино-Балкарию. Долгие годы своей научно-исследовательской деятельности он посвятил изучению кабардино-черкесского языка, который изучил во всех аспектах: грамматическом, лексическом, диалектальном и сравнительно-историческом, написав на эту тему много трудов. В 1936 г. Г.Ф. Турчанинов был приглашен областным отделом народного образования Кабардино-Балкарии написать научную грамматику кабардинского языка. Грамматика вышла в свет в 1940 г. и по сей день не потеряла своей значимости. В 1938 г. Георгий Федорович возглавил первую кабардинскую диалектальную экспедицию. Огромный труд, большой и интересный материал, к сожалению, погиб вместе с архивом Кабардино-Балкарского НИИ в 1942 г. Остался лишь один осколочек от этой экспедиции - очерк Г.Ф. Турчанинова “Язык моздокских кабардинцев”. Кроме того, он изучал и осетинскую письменность, написав на эту тему книгу под названием “Древние и средневековые памятники осетинского языка и письма”.
 
А в начале 60-х г., теперь уже прошлого XX века Г.Ф. Турчанинов, изучая памятник древнейшей письменности Кавказа - Майкопскую надпись, вместе со своими коллегами, пришел к выводу и доказал, что письмо это безоговорочно именуется ашуйским (древним абхазским = абазинским = убыхским).(1) И с этого момента начинается его научная деятельность в качестве абхазоведа.
 
После долгой и кропотливой исследовательской работы Георгий Федорович Турчанинов написал книгу, в которой описываются древние находки с надписями и их расшифровка, которую он назвал: “Открытие и дешифровка древнейшей письменности Кавказа”. В создании этого труда ему во многом способствовали такие ученые как: И.И. Мещанинов, В.В. Струве, М.М. Тронский, И.Н. Винников, австрийский профессор А. Ирку, ученый из Франции археолог профессор М. Дюнан, и многие другие отечественные и зарубежные ученые.
 
В книге дешифруются надписи, устанавливающие существование на Кавказе доселе неизвестной, современной науке, цивилизации и созданного в ее недрах силлабического письма, принадлежащего предкам абазин, абхазов и убыхов, которые некогда называли себя ашуйцами (по-абазински – ашвуа), а страну свою Ашуей. В III тысячелетии до н.э. эта страна простиралась от Черного моря на юге до нынешнего Майкопа на севере и выходила за пределы рек Кубани на северо-западе и Фазиса (Риона) на юго-востоке. Публикуемые в книге памятники ашуйского (совр. абазино-абхазского (абаза)) языка охватывают период с середины III тысячелетия до н.э. по IV-V вв. н.э. В начале II тысячелетия до н.э. ашуйское письмо было занесено в древнюю Финикию продававшимися туда ашуйскими рабами и утвердилось в ней как протобиблское (псевдоиероглифическое) письмо. Этим объясняется однообразие в письменностях Ашуи, т.е древней Абазии, и Библа - столицы Финикии. Ашуйское письмо в Библе явилось в дальнейшем основой к созданию собственного финикийского письма.(2) В свою очередь финикийское письмо стало основой латинской письменности, а на латыни, как известно, основаны многие алфавиты мира.
 
Свою книгу Георгий Федорович начинает словами: “Потомкам великих ашуйцев, моим современникам абхазам, абазинам и убыхам этот труд посвящаю.” Тем самым, четко указав именно те народы, которые являются потомками и наследниками Ашуйской цивилизации. «На Кавказе открыта новая, доселе неизвестная науке цивилизация, - пишет Г.Ф. Турчанинов, - которая по названию страны в текстах, именуется Ашуйской цивилизацией».(3) Открытие заключалось в том, что письмо которое Г.Ф. Турчанинов назвал “колхидским” и которое толковал как письмо финикийского происхождения, оказалось местным, созданным на Северо-Западном Кавказе. Творцами этого письма были далекие предки абазин, абхазов и убыхов.(4) На языке абазов Ашуя означает “Помория”, ашуйцы - жители Помории.
 
Это древнее имя - Ашуя закрепилось за Северо-Кавказскими абазинами-тапанта. «Абхазы до сих пор называют своих исторических соплеменников абазин - аш уаа (ашвуа), буквально “люди ашу”, в устной традиции существует еще топоним Аш ы, обозначающий некую, четко неопределяемую причерноморскую территорию Северо-Западного Кавказа, родины абазин...», - пишет Г.Ф. Турчанинов.(5) Ведь, как известно, вплоть до начала XX века, практически, на всем протяжении Черноморского побережья Кавказа и на южных склонах Кавказского хребта, проживали абазинские (абаза) племена.
 
На протяжении трех тысяч лет, уже известного нам существования, Ашуя представляла разные археологические культуры. Древнейшими археологическими реалиями ашуйской цивилизации была Майкопская (названная так в честь города, на территории которой был найден курган), Куроарская, Дольменная, Колхидская культуры. Древнейшей, но, безусловно, не первой из них была Майкопская культура, выходившая за географические пределы создавшего ее этноса. Какая археологическая культура предшествовала Майкопской - ученым еще предстоит узнать.
 
Ашуя, в то время, уже была развитым государством. Имея богатую культуру и уже сложившиеся традиции, ашуйцы были грамотными людьми, и все слои населения от царя до ремесленника умели писать и читать на родном языке.
 
Уже в III тыс. до н.э., а возможно и раньше, как видно из раскопок, в частности, Майкопского кургана, ашуйцы умели добывать и обрабатывать золото, серебро и прочие металлы, изготовлять из них различные украшения.
 
Так, например, кости одного из скелетов, найденных в Майкопском кургане, были сплошь усеяны золотыми пластинчатыми украшениями. Здесь было 68 изображений львов; 19 такой же работы быков, 38 золотых колец, 10 двойных пятилепестковых розеток. Наложенные одна на другую они образовывали красивый десятилепестковый цветок с шарообразной сердцевиной. Особенно много оказалось здесь бус разной величины и формы, золотых, сердоликовых, бирюзовых и др. Под черепом лежали две золотые ленты-диадемы, 5 золотых ободков неизвестного назначения и 2 гладкие золотые серьги.
 
Судя по дырочкам в золотых лентах диадемы, упомянутые выше десятилепестковые цветы были нашиты на эти ленты. Ленты в свою очередь были нашиты на матерчатый головной убор - тиару, представляющий собой суживающийся кверху колпак.
Рядом с покойником лежали складные палки длиной 1,003 м., которые состояли из золотых и серебряных полых трубок, входивших одна в другую. Палок было: две серебряных и две серебряных с золотыми нижними концами. На них в нижней части на расстоянии ладони были насажены фигуры массивных литых быков, на серебряных палках - серебряные, на палках с золотыми концами - золотые. На верхних концах палок имелись отверстия для продевания лент. Как убедительно установил археолог Б. В. Фармаковский, палки с фигурами быков составляли остов балдахина. В верхней части, на них, были натянуты ленты с нашитыми пластинчатыми фигурами львов, быков и колец. Во время похоронной процессии балдахин несли над покойником. После того как тело было положено в могилу, его накрыли матерчатым покрывалом балдахина, а палки уложили рядом с покойником, справа от него. Матерчатое покрытие балдахина сгнило и пластинчатые фигуры львов, быков и колец оказались на костяке покойника.
 
Тщательно изучив украшения и другие предметы, относящиеся к погребенному, Б. В. Фармаковский сделал верный вывод: “Могила, открытая в Майкопском кургане, вне сомнений, была могилой не простого смертного, а вождя какого-то народа, вождя очевидно богатого и обладавшего большой властью. Открытый в могиле балдахин был таким образом, без сомнения, как и тиара с золотыми диадемами царским отличием”.(6)
Обращают на себя внимание золотые и серебряные сосуды. Они были размещены у восточной стенки камеры. Их было 17: два золотых, один каменный с накладным шаровидным золотым горлом и такой же крышкой и 14 серебряных. Некоторые из сосудов разломались от тяжести обвалившейся на них земли, другие хорошо сохранились.(7)
 
Никогда еще курганы, найденные на территории Российской Федерации, кроме скифских, не скрывали таких богатств. Майкопский погребальный комплекс стал эталоном культурной принадлежности памятников III тыс. до н.э. почти всего Северного Кавказа. (8)
 
Помимо украшений, ашуйские цари чеканили из золота монеты. Это подтверждает найденная при археологических раскопках монета, которая была сделана при правлении царя Саулаха (II век до н.э.), достоинством ахьы акы - “один золотой”.(9)


“Монограмма” на золотой монете царя Саулаха

Многие найденные тексты показывают, что в эпоху создания Майкопского кургана, т.е. в III тысячелетии до н.э. и позже, по крайней мере, во II тыс. до н.э., не существовало еще обособленных абхазского, абазинского и убыхского языков, все они вместе, на положении в какой-то мере сложившихся племенных диалектов, составляли один всем понятный ашуйский язык. Абазины, абхазы и убыхи были членами единой ашуйской народности, хотя внутри ее и различались племена.(10)
 
Что касается захоронений Майкопского кургана то, как установил Г. Ф. Турчанинов, погребенный являлся царем племени садзов и происходил из древнего рода Ачы (Ачба). Абазинская ветвь этого рода известна под патронимальным именем Лау.(11)
Термин “ашуйское письмо” был извлечен Г.Ф. Турчаниновым из текста бронзовой таблицы Д. XIX. в. до н.э., сейчас он получил новое подтверждение. «Обнаружен и прочтен, - пишет Г.Ф. Турчанинов, - древнейший памятник названной письменности - фонетизированные силлабо-пиктограммы на двух серебряных сосудах из всемирно известного Майкопского кургана середины III тыс. до н.э.. На серебряном сосуде, где выгравирована географическая карта написано: “Письмена имеющая ашуйских людей страна”. Эта страна занимала в ту пору обширное пространство».(12)
 
По утверждению Г.Ф. Турчанинова и его коллег, ни один из народов Кавказа, не обладал в прошлом письменностью такой давности и в таком количестве столь древних памятников. Самые старые памятники государства Урарту датируются IX в. до н.э., самые ранние памятники армянской письменности восходят к IV в., а грузинской к V в. н.э. А вот памятники ашуйской культуры по времени охватывают огромный период - с середины III тыс. до н.э. по IV - V вв. н.э.(13) На протяжении трех тысяч лет, с середины III тыс. до н.э. по IV вв. н.э., т.е. с силлабо-пиктографических надписей на серебряных сосудах Майкопского кургана до надписей на сосудах гончарных мастеров Гагринского района Абхазии позднеантичного времени, абазинский, абхазский и убыхский языки, входившие ранее в ашуйский, были полнокровными развивающимися языками.(14)
 
Интересным историческим и лингвистическим явлением, по мнению ученого, оказывается тот факт, что создатели древнейшей письменности Кавказа – ашуйцы, дожили до наших дней. Потомки их абхазы, абазины и убыхи до сих пор здравствуют. Многое из ашуйского языка сохранилось как реликт в абазинском, отчасти в убыхском языке в той его первозданной ашуйской основе, от которой осталось очень немного, вследствие воздействия на убыхский язык языков черкесских. Абазинские и убыхские племена занимали тогда территории западной и северо-западной Ашуи.
 
Читая книгу Г.Ф. Турчанинова, я нашла очень интересные и немаловажные, на мой взгляд, факты. В некоторых найденных текстах встречаются личные имена и названия племен такие как: Ла, Клыч, Ачба, Трам, Баг, Батаа и др. Все эти личные имена и племенные названия значительно позже стали фамильными (от имени отца отцов):

Ла - Ла-уаа - Лоа - Лоо - Ло-ов(ы);
Клыч – Клыч-аа – Клыч-ипа – Клыч – Клыч-ев(ы);
Ач – Ач-ба – Анча-ба-дзе, М-ача-б-ели;
Ач – Ач - Ачач-ба, Шарвашидзе, Шервашидзе;
 
Видимо не случайно в абхазской народной памяти сохранилось выражение: «Не сказав Ачба, не скажешь Чачба».

Трам - Трам-аа - Трам-ипа - Трам - Трам-ов(ы);
Баг - Баг-аа - Баг-ипа, Баг - Бак - Баг-ов(ы), Бак-ов(ы);
Бат - Бат-аа - Бат-ипа – Бат-ов(ы).
 
Все эти абазино-абхазские фамилии существуют и сейчас. Если судить по бронзовой табличке Д из Библа, Бронзовой спатуле б из Библа и др., которые датируется учеными XIX в до н.э., то такие фамилии как Клычевы, Лоовы, Ачба, Трамовы и др., очень древние по своему происхождению. С тех пор как были написаны эти тексты прошло без малого пять тысяч лет, и если мыслить логически, то естественно, ашуйский народ, его племена и фамилии (имена отца отцов) сформировались задолго до создания собственной письменности. Ведь, как известно, письменность создается на основе национальной культуры, обычаев, языка, а для этого любому народу необходимо пройти долгий путь формирования и объединения отдельного племени или общества, и при этом суметь выжить в условиях, в которых оказалось человечество в эпоху своего становления.
 
Вот, например, надпись, в которой упомянуто племя - Трам, встречающаяся сегодня в абазинском ауле Красный Восток (Гумлокт), в качестве фамилии Трамовы.


Бронзовая спатула б из Библа. XIX в. до н. э.
Прорисовка текста (аверс) и фотография


Прорисовка текста (реверс) и фотография

Эпиграфический текст спатулы б на абхазском (абаза) языке
Ш ара ат с иш ша ы лан лзы 2 хук трамаа рмых||(рных) разы. Пту = алаша ы изы р=хы=ла дышьны а а и ба уи и ых аны идыр ыт ап. Амра рыла (и) наблаа kьааит.

Перевод абхазского текста на русский язык
Вы для жертвы выделите Богине воды две доли, трамовцев захватить чтобы. Пту=светоча ради их главаря=собаку убив, вражий корабль тот искрошив совсем, его им заставить исчезнуть надо. Солнце их глаза выжжет пусть совсем!(15)
 
По мнению профессора Г.В. Смыра, в тексте перевода есть некоторые пропуски и неточности. Например, в первом предложении слово рмых||(рных) переводится не как «захватить», а используется в понимании ныха – самое древнее сверхъестественное, не имеющее образа, нечеловеческая сила. И перевод в этом случае звучит, примерно, так: «Вы жертву распределите для Дзызлан (матери воды) и для трамовского ныха».
Надо отметить, что и сегодня понятие ныха сохранилось в языке. У абазин, например, оно используется при даче сильной и нерушимой клятвы.
 
Как уже было сказано, многие таблички с ашуйской письменностью были найдены на территории Библа - столицы древней Финикии. Самые значительные по объему ашуйские надписи из Библа, посвящены письменной культуре и трагической судьбе ее поборника, Ашуйского царя Пту. Схваченный противниками на море у родных берегов, он был продан как раб, на невольничьем рынке в Анапе и отправлен в Финикию.(16)
Царь Пту происходил из селения Лахьа (совр. Лыхны) общины Гудау (совр. Гудаута). Он принадлежал к царственному роду Ла (абаз. Лоов). Его брат сидел в старинном поселении Акуакыта (совр. Сухум).

«Судя по текстам, - пишет Г.Ф. Турчанинов, - Пту был личностью прогрессивной и популярной. С его именем связывается расцвет ашуйской письменности. В текстах он именуется, то Солнце-Богом - “Мараны”, то Солнцем-Ашуи, светочем и ученным садзом. Реакционные царьки и племенные вожди жестоко расправились с Пту за его прогрессивную деятельность. Письменные памятники разбивались, знающие письмо люди истреблялись и продавались в рабство. Рабы из Ашуи это один из источников появления ашуйских письмен в Библе».(17)
 
Первым, кто высказал мысль о том, что «псевдоиероглифическое» письмо Финикии было письмом кавказского происхождения, оказался австрийский семитолог профессор Антон Ирку.
 
Вероятно, многие читатели знают древнегреческую легенду о путешествии аргонавтов, во главе с Ясоном за золотым руном к Аэту - царю древней Колхиды, изложенной в поэме Аполлония Родосского “Аргонавтика”. Этот царь не только мифологический персонаж, но и как оказалось, реальный человек. И одним из подтверждений этому служит плитка с надписью ашуйского письма, найденная в 1960 г. в двух километрах от Майкопского кургана. Надпись на камне датируется XIII-XII вв. до н.э., т.е. тем же временем, что и путешествие аргонавтов. Таким образом, если сопоставить все факты, то надпись на камне подтверждает существование Колхидского (Ашуйского) царства и реальность некоторых событий, упоминаемых в древнегреческой легенде об аргонавтах.
Эта плитка, по мнению Г.Ф. Турчанинова, имеет непосредственное отношение к правлению Ашуйского (Колхидского) царя Аиэта, в греческой транскрипции известного как Аэт.


Майкопская строительная надпись XIII-XII вв. до н.э. - фотография и прорисовка текста


Эпиграфический текст Майкопской надписи на абхазском (абаза) языке
Ари аз ьа ж лар(р) ах дау Мараны дицауп Айа абаа ит ыуп. агьа Хьыза дааты ны ла амза аханы даеын абаа ашыкус азы б аны (храт ылан), хьны (хьт ылан), аху ад аеы.
 
Перевод текста на русский язык
Этот азегского царя великого Мараны потомок (сын) есть. Крепость Аиа его собственность есть. Пагя из Хизы сюда выйдя, в начале месяца Сева, в 21 году соорудил (эту) крепость в Стране Скал, в золотоносной земле в долине Паху.

“Азгьа (азега) - название племени.
Мараны - легендарный ашуйский царь Пту.
Аиа - название крепости.
В древности в Ашуе существовало племя Аи, царем которого и был легендарный Аиэт. В том, что имя царя, владетеля крепости Айа, в надписи не выписано, нужно видеть старую этнографическую особенность. У горцев Кавказа до сих пор, считается обычным говорить: сын такого-то, потомок такого-то не называя по имени сына или потомка в знак особого уважения к отцу или предку. В мифе об аргонавтах не приведено бытового имени царя. Аиэт это не имя царя, а указание его происхождения: Аиэтский, из Айи.
Пагьа (Пагя) - личное имя строителя крепости.
Хь(ы)зы (Хиза) - Название места. В убыхской общине Вардан, в причерноморье, существовало селение под названием Хиза.
Сев - название месяца.
Паху - название местности, где была построена крепость Айа
бга - скала, утес.
н(ы) - древняя форма самостоятельного слова для именования страны, земли. Отсюда получается Бганы - Страна скал, так именовалась в древности горная часть Ашуи.
хь(ы)н(ы) - “золотая земля”. Хь(ы) - золото, ны - земля. Отсюда получается золотоносная земля, о которой говориться в надписи”.(18)
 
А ведь именно эту область древней Ашуи, древние греки и назвали Колхидой, восприняв ее как название всей страны. На абазино-абхазском (абаза) языке слово Колхита переводится, приблизительно, как “золотоносная страна (земля)”.
 
Текст надписи, по утверждению Г.Ф.Турчанинова, не имеет прямого отношения к мифу об аргонавтах, но он, как и миф, отражает ту из сторон реальной жизни ашуйского государства, которая была связана с богатой добычей золота.(19)
 
Хотелось бы обратить внимание читателей еще на одну деталь. Судя по надписи, царь Аиэт считает себя потомком (сыном) великого Мараны - Солнце-Бога, и в греческом мифе Аиэт, также является сыном Бога Солнца (по-гречески – Гелиос). И это, на мой взгляд, не может быть простым совпадением. Вероятно, назвав себя сыном царя Пту, прозванного в народе Мараны, Аиэт и в греческой мифологии стал считаться потомком Гелиоса.
 
В подтверждение открытий сделанных Георгием Федоровичем Турчаниновым, необходимо добавить сведения античного автора Аполлония Родосского, жившего во второй половине III в. до н. э. В его произведении “Поход аргонавтов” отразились события конца II тысячелетия до н. э., где он указывает, что “…жители столицы Колхидского царства Эи сохраняют сделанные на табличках записи своих отцов, в которых изложены все пути и пределы воды и суши для путешественников”.(20)
 
Эти данные, на мой взгляд, еще раз подтверждают факт о наличии в те далекие времена у предков современных абазин и абхазов (абаза) собственной письменности, а так же занятие ими кораблестроительством и мореходством.
 
В своей книге Г.Ф. Турчанинов описал найденные плитки с письменами и дал подробную дешифровку каждой силлабо-пиктограммы(21): значение их в современном абазино-абхазском (абаза) языке и то, что они могли означать в прошлом, так как многие слова и понятия имеют двойное значение. Некоторые из них сохранили свой прежний смысл и теперь, а есть и такие в которых второе значение утратилось и дошло до нас в однозначной форме.
 
Так например, в одном ашуйском тексте спатуле и XIX в. до н. э., в молитве вывезенных из Ашуи и проданных в Библ рабов, есть слово (а)щьапык(-ра) - “моление”, “молиться”. Современные потомки ашуйцев - абхазы и абазины донесли от той далекой эпохи это слово. В ретроспективном плане оно обозначает не “ноги хватать”, а если разобрать слово (а-)щьапык(-ра), то получается очень интересное значение:
щьа (щьи) - “рассвет”, данный компонент сохранился в абазинском языке как щьымта - “утро”, буквально: щьи (щьа) - “рассвет”, мта - “время”; пы (совр.(а-)фы) - “молния”. Как показывают древние ашуйские тексты в древности (а)фы звучало как (а)пы, т.к. звука ф в ту пору еще не было.
ик (ра) - “ловить”, “хватать”.
В итоге получаем значение: “рассвета молнии ловить”.
 
По предположению Г.Ф. Турчанинова брызги первых лучей солнца воспринимались ашуйцами как молнии. Положение костяков погребенных майкопских людей поддерживает такое ретроспективное понимание абхазского и абазинского глагола молиться.(22) И это в очередной раз подтверждает предположение, что наши предки в глубокой древности были солнцепоклонниками.
 
Так, один из погребенных в Майкопском кургане, обнаруженный в южной камере лежал посредине ее в скрюченном положении на правом боку, головой на юг, а лицом на восток. Руки его были подняты к голове, костяк густо залит ярко-красной краской, оказавшейся суриком. И кромлех (солнечный круг) вокруг кургана и окрашенные красным суриком (цвета восходящего солнца) костяки погребенных и их молитвенная поза с обращенным на восток лицом с воздетыми к восходящему солнцу руками, все это с достаточной убедительностью говорит о культе людей Майкопа.(23)

«Интересно и то, - пишет Г.Ф. Турчанинов, - что в абазинском и абхазском языках основа слова красный пщь (пщьа) является той же, что и основа слова ((а)пща) – священный. Значит «красное» было «священным» и применительно к месту захоронения, запретным словом». (24)
 
Как выяснил Г.Ф. Турчанинов, Ашуйская письменность на протяжении своей истории имела 4 разных направления строки. Древнейшим направлением строки было письмо справа налево по горизонтали и справа налево сверху вниз. Справа налево по горизонтали написано подавляющее большинство памятников, хотя в них иногда часть строки идет сверху вниз. Справа налево и сверху вниз написан только один памятник – стела Г, возраст которой, к сожалению, не определен. Самым поздним приемом письма было направление строки слева направо по горизонтали. До самого последнего времени существования письма прием справа налево по горизонтали оставался преобладающим.(25)
 
С точки зрения развития лингвистической и исторической наук, по мнению исследователя, из публикуемых в его книге памятников письма, особое значение имеют фонетизированные силлабо-пиктограммы на серебряных сосудах Майкопского кургана середины III тысячелетия до н.э.

«В истории письменной культуры нашего многоэтнического государства, - пишет Турчанинов, - мы впервые сталкиваемся со столь древним памятником письма, заговорившем с нами на доступном нашему пониманию кавказском языке. Ведь памятнику 4500 лет».(26)
 
Георгий Федорович Турчанинов внес неоценимый вклад в изучение истории и культуры народов Кавказа, а в частности, абазин и абхазов. Но, к большому сожалению, при жизни ученого, книга «Открытие и дешифровка древнейшей письменности Кавказа» так и не была обнародована, в связи с нежеланием некоторых грузинских ученых пролить свет на существование древнеабхазской//абазинской письменности. Впервые ее издали в 1993 году за рубежом на арабском языке. В России же, она была опубликована лишь через 10 лет после смерти автора в 1999 году, и через 21 год, после того как Ленинградское издательство «Наука» анонсировало ее появление в печати. Справедливость восторжествовала, и благодаря хорошим людям, труд Георгия Федоровича не пропал даром, читатели узнали о существовании, чудом сохранившихся памятников письма и языка, а так же имя прекрасного советского ученого мирового масштаба Г.Ф.Турчанинова.
 
В условиях этнического возрождения, актуализации интереса к национальным основам современной жизни осмысление феномена работы Г.Ф. Турчанинова представляется чрезвычайно важным. Для историков, лингвистов, археологов и этнологов значимость рассматриваемой проблемы усиливается и тем, что на территории постсоветского пространства с развитием центробежных тенденций, национальный вопрос приобрел особую остроту. Необходимо еще более подробное и глубокое изучение древнейшей письменной культуры Кавказа и этнокультурной истории ее создателей – древних абазин, абхазов и убыхов.
 
Этот уникальный труд поможет и ученым, занимающимся данной проблемой, и простым читателям, интересующимся историей, а исследователям, работающим в этом направлении необходимо продолжить его начинания. Безусловно, задача не из легких и сложность изучения заключается в том, что формирование и развитие молодых народов происходит на виду у истории. Иначе дело обстоит у древних народов, таких как абазины, абхазы и убыхи, не только из-за чрезмерной ограниченности имеющихся сведений и недостаточной их изученности, но еще и потому, что чем древнее народ, тем труднее и сложнее исследование вопросов его этнокультурной истории. Но, великий советский ученый Георгий Федорович Турчанинов доказал, что это возможно.
 
г. Черкесск

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Турчанинов Г.Ф. "Открытие и дешифровка древнейшей письменности Кавказа". Институт языкознания российской академии наук московский исследовательский центр абхазоведения. М.: 1999 г. - С. 25.
2 Там же - С. 4
3 Там же - С. 32
4 Там же - С. 18
5 Там же - С. 26
6 Там же - С. 67-68
7 Там же - С. 69
8 Очерки истории Ставропольского края 1 том. с древнейших времен до 1917 г. Ставропольское книжное издательство 1983 г. - С. 19
9 Турчанинов Г.Ф. Указ.соч. - С. 187
10 Там же - С. 32
11 Там же - С. 30
12 Там же - С. 26
13 Там же - С. 18
14 Там же - С. 29
15 Там же - С. 120, 124, 125
16 Там же - С. 31
17 Там же - С. 31
18 Там же - С. 169, 173-176
19 Там же - С. 170
20 Латышев В.В. Известия древних писателей о Скифах и Кавказе. - ВДИ, 2 1947, № 3, - С. 199.
21 Силлабическое письмо - слоговое письмо, вид фонетического письма в котором одним знаком изображается последовательность согласных и гласных; Пиктографическое письмо - рисунчатое письмо, отображение общего содержания сообщения в виде рисунка или последовательности рисунков.(см.: Большой энциклопедический словарь М.- 1990 г. -.С. 1219, 1013).
22 Турчанинов. Г.Ф. Указ.соч. - С. 256
23 Там же. - С. 66, 67.
24 Там же. - С. 230
25 Там же. - С. 37, 38.
26 Там же. - С. 19.

(Перепечатывается с сайта: http://www.abkhaziya.org.)
______________________________________________________


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика