Станислав Лакоба

(Источник фото: http://www.apsnypress.info/.)

Об авторе

Лакоба Станислав Зосимович
(23.II.1953, г. Сухуми)
Историк-кавказовед «новой волны», филолог, политик, литератор, проф. АГУ, лауреат Госпремии им. Д. И. Гулиа (1992), автор Лыхненского обращения (1989), гл. ред. и соавт. учебного пособия «История Абхазии» (1991, 1993). Окончил Сух. шк. № 19, ист.-филол. ф-т СГПИ (1976). Будучи школьником, увлекался археол. и ист., принимал участие в прибрежных раскопках и горных эксп. В течение ряда лет работал корр. газ. «Советская Абхазия» (1976–1978), затем учёным секр. Об-ва охраны пам. истории и культуры Абх. Находился в заочной аспирантуре под рук. проф. Г. А. Дзидзария. Защитил канд. дис. в г. Тб. на тему: «Абхазия в годы первой российской революции» (1985). В 1980–1999 работал в АБИЯЛИ им. Д. И. Гулиа (ныне – АбИГИ АНА) н. с., зав. отделом истории, в. н. с. В 2000 и 2004 в качестве приглашённого проф. занимался науч. работой в Центре славянских иссл. Ун-та Хоккайдо (Япония), где издал две книги: «Абхазия – де-факто или Грузия – де-юре?» (2001) и «Абхазия после двух империй. XIX–XXI вв. Очерки» (2004). Круг научн. интересов Л. – история и культура народов Кавк., мировая и региональная политика, вост. поэзия и лит-ра. Л. – автор более 100 монографий, книг, ст. и очерков, среди к-рых следует особо отметить «Очерки политической истории Абхазии», «Асланбей», «Ответ историкам из Тбилиси» и т. д. В этих работах содержится ряд принципиально новых оценок истории прошлого и настоящего Абх., основанных на док. материалах, ранее игнорировавшихся ввиду запрета или интерпретировавшихся односторонне. Л. также является автором поэтич. и публицист. произв. В его книге «Крылились дни в Сухум-Кале…» имеются главы, посв. А. Белому, О. Мандельштаму, В. Каменскому и многим др. известным поэтам и писателям, побывавшим в Абх. и писавшим о ней. Л. как политик принимал активное участие в НФА «Айдгылара», неоднократно выступал на съездах КГНК, полемизирует с груз. учеными по вопросам абх. истории и культуры, отстаивая самобытность абх. народа и его государственность. Во время груз.-абх. войны 1992–1993 являлся деп. ВС РА (1991–1996), в 1993–1994 – 1-м зам. Пред. ВС РА, а в 1994–1996 – 1-м вице-спикером Парламента РА. Участник Женевского процесса по урегулированию груз.-абх. конфликта под эгидой ООН при посредничестве России и участии ОБСЕ. С 1996 находился вне официальной политики из-за разногласий с руководством страны. В 1999 публично выступил против безальтернативных президентских выборов в Абх. В 2002–2003, в рамках Бергхофского центра (Германия) и неправительственной орг-ции «Ресурсы примирения» (Великобритания), являлся участником неформальных груз.-абх. встреч в Австрии и Германии в рамках Шляйнингского процесса. Одержал победу, выставляясь в качестве вице-президента в первых альтернативных выборах Президента Абх. (2004). В 2005–2009 и в 2011–2013 – секр. Совета Безопасности РА. 13.05.2013 выступил с офиц. заявлением перед деп. Парламента РА по вопросу законности выдачи абх. паспортов жителям Вост. регионов РА, являющихся гражданами Грузии. 28.10.2013 освобождён с должности секретаря Совбеза указом Президента РА А. З. Анкваб без объяснения причин. Л. – чл. СЖ СССР (с 1980) и СП Абх.
Соч.: Боевики Абхазии в революции 1905–1907 годов. Сухуми, 1984; Абхазия в годы первой Российской революции. Тб., 1985; Очерки политической истории Абхазии. Сухуми, 1990; Асланбей. Сухум, 1993; Ответ историкам из Тбилиси. Сухум, 2000; Абхазия – де-факто или Грузия – де-юре? Саппоро, 2001; Абхазия после двух империй. XIX–XXI вв. Саппоро, 2004; История Абхазии. Сухум, 2006, 2007 (соавт.); Крылились дни в Сухум-Кале... Сухуми, 1988 (2-е издание: Сухум, 2011); Избранное. (Стихи и рассказы). Сухум, 2011.
(О. Х. Бгажба А. Э. Куправа / Абхазский биографический словарь. 2015)





Станислав Лакоба

Сны Кавказа

…Сегодня Абхазия закрыта со всех сторон. Она находится в глухой изоляции и, кажется, отрезана от всего света. Здесь есть железнодорожный вокзал, но нельзя никуда уехать. Здесь есть аэропорт, но нельзя улететь. Здесь есть морской порт, но нельзя уплыть в другую страну. Здесь есть все и в то же время нет ничего. Здесь была война, но до сих пор нет мира. Здесь есть народ и государство, но мир делает вид, будто их нет.

В этой небольшой стране, раскинувшейся между Грузией и Россией на 220 километров вдоль Черноморского побережья, почти триста тысяч человек пребывают в условиях политической, финансово-экономической и информационной блокады. Здесь есть компьютеры, но нет Интернета, есть свет, но нет электронной почты. Здесь нет нормальной телефонной связи, а пришедшая телеграмма читается всем городом и воспринимается как событие. Здесь забыли, кто такой почтальон. Здесь даже вода в кране - праздник.

Наши люди, измученные войной, криминальным беспределом и бытовыми проблемами, не знают порой, какой день недели сегодня, который час… Такое отношение ко времени наблюдается только в тюрьме, в условиях несвободы. Один известный политик назвал нашу страну "геополитической заключенной".

Почему сейчас, в канун третьего тысячелетия, Абхазия оказалась отрезанной от мира? Такого не было ни в античные времена, ни в Средние века. Почему эта одаренная природой земля приобретает черты запретной, мертвой зоны? В чем провинился наш народ? В том, что он сумел защитить себя? В чем повинны наши дети, которые лишены нормального настоящего и будущего, или старики, мечтающие о скорейшей смерти? Почему нашу молодежь поразила волна суицида? Кому нужен этот отвратительный эксперимент над подопытной Абхазией, где население вот уже десять лет пребывает в состоянии постоянного стресса?

Сегодня весь Кавказ напоминает проснувшийся вулкан. На его фоне блекнут Балканы. К сожалению, ситуация все больше скатывается от анархии к хаосу. Повсеместно возникают маленькие режимчики во главе с царьками, окруженными непонятными людьми и криминальными кланами, которые откровенно грабят свои народы, прикрываясь псевдопатриотической риторикой о "независимости". Не прекращается и противостояние между кавказцами. Их нельзя объяснить только политикой "разделяй и властвуй", происками "третьей силы". Мы сами во многом виновны. Виновны в том, что не смогли найти общий язык, а выискивали, как древние варвары, кто послабее, чтобы напасть и силой решить все проблемы. Это было так заманчиво, что некоторые "демократы", кричащие сегодня больше всех о "третьей руке", первыми прибегли к ее услугам и оказались ее жертвами.

Что сейчас изменилось в этих странах? В Закавказье? Они открыты всему миру, туда направляется значительная западная помощь, и в то же время некоторые правительства этих стран считаются самыми коррумпированными в мире. Ясно, что они не пошли по пути Прибалтийских государств. Они остались в Азии… На ее задворках. Остались в цепких старческих руках прежних коммунистических "вождей", а их сообщества пребывают в советском прошлом. Изменились только названия этих государств.

Абхазия - небольшая многонациональная страна, всегда занимавшая особое положение среди кавказских стран. Так получилось, что после русско-кавказской войны XIX века она из однородной страны с коренным абхазским населением превратилась в пестрый в этническом отношении край. Здесь обосновались греки, грузины, болгары, немцы, армяне, эстонцы, русские, турки, персы, евреи, представители других народов. В этом многоязычии слились разные культуры, эпохи, сформировалось уникальное многоэтничное сообщество...

В 1918 году Германия, которая поддерживала план Кавказской конфедерации, отводила Абхазии роль "особого государства" в этом союзном объединении. Англия в 1919 году видела будущее Абхазии в качестве нейтральной страны.

Две эти модели не утратили своей актуальности и сегодня. Несмотря на все сложности, запутанность геополитической обстановки, модель Кавказской конфедерации продолжает привлекать внимание многих стран и народов этого многоцветного и противоречивого региона мира. Равноправное, горизонтальное, а не вертикальное устройство данного проекта - один из важных и привлекательных элементов.

Кавказская конфедерация могла бы стать союзом государств, сохраняющих суверенное существование, но объединенных несколькими общими составляющими: оборона, границы, внешняя политика. Для разрешения внутренних конфликтов необходимы и межкавказские миротворческие силы. Конечно, на этом пути много трудностей, подводных камней, но на сегодня лучшей модели для объединенного Кавказа просто нет.

Незадолго до распада СССР знаменитый советолог предупреждал кавказцев: в глазах внешнего мира такой регион заслуживает не свободы, а перманентной оккупации со стороны сильного государства…

Мне хотелось бы видеть будущее Абхазии и в качестве небольшого нейтрального государства на Кавказе, открытого для всего мира. Удобное морское сообщение, современные аэродромы, автомобильные и железные дороги, прекрасные климатические и природные условия, туристические объекты и курорты, огромные запасы родниковой воды, субтропическое сельское хозяйство, наукоемкие технологии, банки и другое - все это привлекло бы внимание людей из разных стран. Абхазия могла бы стать и воротами Кавказа. Новые шоссейные дороги через горные абхазские перевалы связали бы кратчайшим путем Северный Кавказ с побережьем Черного моря. Сухум смог бы обрести положение одного из культурных и интеллектуальных центров всего Черноморско-кавказского региона, стать международной спортивной и туристической Меккой, своеобразной кавказской столицей для творческой молодежи - художников, литераторов, музыкантов…

Почему бы не открыть в западной стране Кавказский университет, в котором собралась бы лучшая молодежь всех кавказских народов? Ведь не секрет, что молодые по-новому смотрят на многие проблемы. Возможно, они быстрее найдут общий язык и откроют путь к прекращению конфликтов и противостояния. Пусть они почувствуют преимущества стабильного общества и спокойной жизни.

Кавказ не может быть замкнутым, отгороженным от всего мира, и Абхазия не должна вариться только в собственном соку. У нас выросло целое поколение молодежи, которая никогда не выезжала даже в соседний российский город Сочи. У них до сих пор нет паспортов.

Молодые люди, студенты заперты в замкнутом пространстве и лишены свободы передвижения. И это тем более странно, да и обидно, когда мимо бесправных граждан Абхазии проносятся ооновские джипы, представители различных международных организаций и миссий по правам человека…

Почему наказана наша молодежь?

Потому, что в детстве на нее обрушилась война и она живет в конфликтной зоне? Справедливо ли захлопывать двери перед будущим Абхазии? Почему бы не распахнуть их в окружающий мир? Пусть юноши и девушки садятся на корабли, в поезда, в самолеты и едут в любую часть света - учиться, работать, путешествовать, учить языки… Почему им отказано быть гражданами всего мира? Разве Абхазия, пусть и непризнанная, - не частица человеческого сообщества?

Когда-то писатель Константин Паустовский, великий оптимист и романтик, заметил: даже самый последний луч вечернего солнца в Абхазии - зеленый. А поэт Вадим Шершеневич признался: "Небо Абхазии синее любого синего цвета!"

Если бы не солнце, не море, не светлячки ночью, жизнь в сегодняшней Абхазии показалась бы адом. К счастью, природу нельзя взять и запретить. Или объявить ей блокаду.

Иногда в сухумском ночном небе пролетит спутник, и тогда понимаешь, что цивилизация все-таки не обошла стороной мою страну.


(Опубликовано в: Дружба народов, №12, 2000 г.)


(Перепечатывается с сайта: http://www.magazines.russ.ru.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика