Об авторах

Георгий Шамба

(Источник фото: http://www.arcaucasica.ru/.)

Шамба Георгий Кучович
(1934-2006 гг.)
Родился в селе Абгархук Гудаутского района Абхазской АССР, в семье крестьянина. В 1959 г. окончил Сухумский государственный педагогический институт им. Горького. Кандидат исторических наук. Тема: "Население нагорной Абхазии в позднеантичную эпоху" Тб., 1966 г. Доктор исторических наук. Тема: "Культура племен Абхазии в l тысячелетии до н.э.". Ведущий научный сотрудник Абхазского Института, доктор исторических наук; профессор Абхазского государственного университета; (с 1995 г.); член - корреспондент Академии наук Республики Абхазия.


Владимир Эрлих

Эрлих Владимир Роальдович
(род. 26. 02. 1961 г.)
Окончил в 1986 г. Исторический факультет Московского государственного университета им М.В.Ломоносова. С 1985 г. по н/в работает в Государственном Музее искусств Народов Востока. Заведующий сектором археологии Кавказа. Доктор исторических наук (2005 г.). Засл. работник культуры РФ, член экспертных и диссертационных советов – ГМИНВ, МГУ, ВАК, РГНФ. Кандидатская диссертация - 1992 – Институт археологии РАН, "Вооружение и конское снаряжение в культуре населения Закубанья в скифское время". Докторская диссертация – 2005 - Институт археологии РАН, «Северо-Западный Кавказ в начале железного века. Протомеотская группа памятников». Автор более 170 работ по археологии Кавказа эпохи поздней бронзы и раннего железного века.
(Источник: http://www.kavkazoved.info.
Фото: http://www.kolhida.ru.)


Ксенофонтова И. В.
Старший научный сотрудник, хранитель отдела материальной культуры и древнего искусства, археологии Государственного музея искусства народов Востока (г. Москва).
(Источник фото: http://www.facebook.com.)


Джопуа Аркадий Иванович
Кандидат исторических наук, директор Абхазского государственного музея. Археолог.





Г. К. Шамба, В. Р. Эрлих, И. В. Ксенофонтова, А. И. Джопуа

Статьи:


Исследование Эшерского городища в 2003 г.

Эшерское городище, расположенное в 11 км к северо-западу от центра г. Сухума, достаточно известный в литературе памятник вошедший в ряд обобщающих работ по античной археологии Причерноморья (Кругликова, 1985; Лоркипанидзе, 1985). Работы на этом памятнике велись под руководством Г.К.Шамба с перерывами начиная с 1967 до 1988 г. За это время на относительно небольшом городище площадью 4 га были сделан ряд важных открытий: выявлены фортификационные сооружения эллинистического времени, открыто здание общественного характера, где найдены фрагменты бронзовой таблички с греческой надписью конца 1У-Ш в до н.э., обнаружен слой раннеантичного времени, относящийся ко времени начала колонизации региона греками. Итоги этих работ были опубликованы в двух монографиях и целом ряде статей (Шамба, 1978,1979,1980,2000).

Летом 2003 г. работы на этом памятнике были возобновлены совместной экспедицией Государственного музея Востока (рук. В.Р.Эрлих) и Абхазского института гуманитарных исследований (рук, Г.К. Шамба). Первоначально объектом исследования была выбрана верхняя площадка памятника. Здесь на самой высокой точке недалеко от башни №1 (где Г.К. Шамба обнаружил небольшой участок слоя раннеантичного времени) нами были заложены две рекогносцировочные траншеи. Однако культурный слой здесь практически полностью был уничтожен глубокой вспашкой (что отмечалось Ю.Н. Вороновым и Г.К. Шамба). Из ямы № 1 на этом раскопе происходил материал эллинистического времени - фрагменты синопских амфор и буролаковых сосудов. Кроме того, в перемешанном слое обнаружены чешуйки панциря, черешковый наконечник стрелы и железные гвозди, аналогичные тем, которые уже встречались на этом памятнике.

Наибольшая сохранность культурного слоя была выявлена при зачистке восточного обрыва верхней площадки городища. Здесь культурный слой был "законсервирован" близко расположенными стенами и башней (башня № 2), и его мощность превышала 4 м. Этот участок впоследствии нами был превращен в раскоп< Наиболее полно стратиграфия прослежена за пределами позднеэлинистичееких стен городища, практически вплотную к ним. Здесь под слоем гумуса обнаружен слой прокаленной глины мощностью более 1 метра, который подстилал слой угля и пепла. Эти слои безусловно относились ко времени существования и гибели Эшерского городища в I в. до н.э. Ниже находился слой серой и желтой глины, в котором встречались материалы УI-У вв до н.э. (раннеантичный слой). В этом же слое было обнаружено два погребения V- IV вв. до н.э. (погребения 2 и 3). Особым богатством отличалось погребение девочки- подростка № 2, у которой на обеих руках обнаружено шесть бронзовых браслетов, а на груди бронзовая цепочка с амулетами-подвесками и две дуговидные фибулы. Близкий набор (две фибулы и цепочка с подвесками) были найдены в п.З могильника Куланурхва) (Трапш, 1970, с. 151, 2-4, 10).

В этом же слое желтой глины была исследована часть большой ямы с остатками каменной конструкции (предположительно остатки жилища полуземляночного типа). Керамический материал из нижнего слоя ямы и слоя желтой глины относится к архаическому времени. Здесь обнаружены три фрагмента родосского сосуда - амфоры с изображением пасущихся козлов и заполнительным орнаментом. Полной аналогией амфоры из Эшеры является знаменитая амфора с Березани, хранящаяся в Государственном Эрмитаже (Манцевич, 1927), которая по уточненным данным сейчас датируется первой четвертью VI в. до н.э. К восточно-греческой керамике относятся также несколько фрагментов двуручных чаш с точечными розеттами и группами вертикальных палочек. Представлены также и образцы аттической чернофигурной керамики.

Предварительно слой желтой глины мы можем датировать УI-началом V в до н.э. Следует отметить, что остатки строительных конструкций раннеантичного времени на городище обнаружены впервые. По-видимому, этот слой распространяется к востоку уже за пределами верхней площадки. Он не подвергся распашке, так как здесь проходила дорога.

В этой же восточной части городища было продолжено исследование фортификационных сооружений эллинистического времени. В куртине между башнями II и III были открыты два помещения "З" и "И". Было выявлено, как соотносятся остатки раннеэлинистических стен со слоями более раннего времени. Фундаменты "панцирей" оборонительных стен были заглублены на 30-40 см в слой серо-желтой глины. Из помещений происходит многочисленный и разнообразный материал: фрагменты привозных (Родос, Синопа и другие центры) амфор, местные коричневоглиняные амфоры, фрагменты мегарских чаш, серо-глиняный светильник, гирьки весов, наконечники стрел, монеты (не определены), керамические грузила и т.д. Все эти находки обнаружены в "горелом слое" - слое разрушения городища, что, скорее всего, говорит об относительно не продолжительном существовании этого участка стены.

Таким образом, по исследованному участку мы можем уточнить хронологию и предположить следующую периодизацию существования памятника.

В VI в. до н.э. (возможно в первой четверти этого столетья) здесь образуется поселение, связанное, очевидно с началом Великой Греческой колонизации. Однако мы не можем отрицать существование здесь или где-то поблизости доантичного слоя, о чем в свое время писал один из авторов данной заметки (Шамба, 1980, 2000, с. 23-24). Косвенным свидетельством этому служит обнаруженная при зачистке обрыва массивная бронзовая височная подвеска 1,5 оборота, возможно связанная с остатками погребения (погребение № 1).

Судя по встреченным аттическим импортам поселение раннеантичного времени существует до начала V в до н.э. В У-1У вв. до н.э. этот участок используется в качестве некрополя. Открытые здесь погребения принадлежат позднему этапу колхидской культуре.

В эллинистическое время - конец IV -1 вв до н.э. на этом участке сооружается оборонительная стена, причем, нижние блоки "панцирей" стены были заглублены в канавки, вырытые в раннеантичном слое глины. Фортификационные сооружения служат, по-видимому, относительно непродолжительное время. Город гибнет в мощнейшем пожаре в I в до н.э.

(Опубликовано в: XLVIII итоговая научная сессия (11-13 мая). Тезисы докладов. Сухум. АбИГИ, 2004, с. 17-19.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.kolhida.ru.)




Новые данные к хронологии Центральной Абхазии I тыс. до н. э.

Исследование выполнено при поддержке Российского гуманитарного фонда грант № 05-01-01459а

Эшерское городище, расположенное в 11 км к северо-западу от центра г. Сухума, достаточно известный в литературе памятник, вошедший в ряд обобщающих работ по античной археологии Причерноморья. Работы на этом памятнике велись под руководством Г.К. Шамба с перерывами, начиная с 1967 по 1988 г. За это время на относительно небольшом городище площадью 4 га был сделан ряд важных открытий: выявлены фортификационные сооружения эллинистического времени, открыто здание общественного характера, где найдены фрагменты бронзовой таблички с греческой надписью конца IV-III в. до н.э., обнаружен слой раннеантичного времени, относящийся ко времени начала колонизации региона греками. Итоги этих работ были опубликованы в двух монографиях и целом ряде статей.

Летом 2003 г. работы на этом памятнике были возобновлены совместной экспедицией Государственного музея Востока (рук. В.Р. Эрлих) и Абхазского института гуманитарных исследований (рук. Г. К. Шамба).

Наибольшая сохранность культурного слоя была выявлена при зачистке восточного обрыва верхней площадки городища. Здесь культурный слой был "законсервирован" близко расположенными стенами и башней (башня №2). Его мощность превышала 4 м. Этот участок впоследствии был превращен в раскоп. Наиболее полно стратиграфия прослежена за пределами стен городища, практически вплотную к ним.

Два истекших сезона работ на исследуемом участке позволили существенно уточнить хронологию памятника.

Нижний слой желтой глины относится к раннеантичному времени. Среди обнаруженных здесь материалов следует отметить 3 фрагмента ионийского сосуда - амфоры с изображением пасущихся козлов (Джопуа и др., 2004, с.53, рис.1). Наиболее близкую эшерским фрагментам аналогию росписи мы находим на березанской амфоре, которая датируется I четвертью VI в. до н.э.

К восточногреческой керамике относятся также несколько фрагментов двуручных чаш с точечными розеттами и группами вертикальных палочек. Эта группа керамики имела широкое распространение. Самые ранние образцы подобных киликов датируются еще концом VII в. до н.э. Особенно типична эта группа для I половины VI века до н.э., а самые поздние образцы доживают почти до конца VI в. до н.э. К сожалению, нами пока найдены только небольшие фрагменты, все они от верхних частей чаш, только один дает возможность восстановить неполный профиль сосуда. Поэтому пока что мы можем остановиться на широкой датировке этих фрагментов VI-м веком до н.э.

Представлены также и образцы аттической чернофигурной керамики. Три фрагмента мелкофигурных киликов. На одном изображена задняя нога копытного животного, на другом - часть виноградной лозы и пальметты, на третьем - пальметта на стебле, фланкировавшая ручку. Они принадлежат так называемым киликам Band-cap с росписью во фризе. Тонкостью росписи отличается фрагмент с изображением ноги животного, на котором сохранились следы применения пурпура. К сожалению, черепок слишком мал для более точного определения его датировки, однако, вероятнее всего он соотносится с группой киликов, самые ранние образцы которых датируются 550 г. до н.э., поздние - 520 г. до н.э. Относительно фрагмента с изображением лозы сказать что-либо определенное сложно. Мы можем только предположить, что он мог быть украшен росписью с дионисийским сюжетом. Эти сюжеты были широко распространены на поздних мелкофигурных киликах. Пальметта, должно быть, располагалась у ручки и фланкировала композицию.

Среди тары выделяется несколько фрагментов клазоменских амфор, включая и фрагмент венчика с полосой красной лакообразной краски. По классификации П. Дюпона он может быть отнесен к типу А и датирован последней четвертью VI - началом V вв. до н.э. Предварительно архаический слой желтой глины мы можем датировать VI- началом V в. до н.э..

Во второй половине V-IV в. до н.э. данный участок использовался как некрополь местного населения. Здесь были открыты 3 погребения этого времени.

Особым богатством отличалось погребение № 2 девочки-подростка, у которой на обеих руках обнаружено 6 бронзовых браслетов (рис. 1, 3-8), а на груди - бронзовая цепочка с амулетами-подвесками в виде "пестиков" двойной спирали, а также две дуговидные фибулы (рис.1, 9-11). Браслеты изготовлены из бронзового прута, часть которых имеет ребристую поверхность и зооморфные окончания. Среди браслетов кобанской культуры они находят соответствия среди типов ХIII и XV по В.И.Козенковой, относящихся этим исследователем к VII-VI вв. до н.э. (Козенкова, 1998, с. 54). Следует отметить, что близкий набор украшений (две фибулы и цепочка с биспиральной подвеской) был найден в погр.3 могильника Куланурхва, датированного М.М. Трапшем в пределах VIII - середины VI в. до н.э. (Трапш, 1970, с. 151, табл. IV, 2-4, 10, с. 162). Таким образом, находки подобных цепочек и фибул совместно с браслетами с зооморфными окончаниями в хронологическом горизонте между раннеантичным слоем и эллинистическим позволяют скорректировать дату позднеколхидских погребений могильника Куланурхва, который на наш взгляд доживает во всяком случае до конца V в. до н.э.

В целом мы предлагаем пока датировать погребения исследуемого участка широко в пределах второй половины V - IV в. до н.э. Возможно из разрушенного всаднического погребения происходит и конский наносник из клыка кабана с односторонним изображением головы и шеи этого животного, выполненного под влиянием прикубанского елизаветинского стиля IV в. до н.э. (Эрлих, Шамба, в печати, рис.2,2).

Эллинистический период на памятнике представлен слоем серой глины, а также красным "пропеченым" слоем пожара и разрушения городища. К финальному периоду жизни городища относятся внешняя стена и материал из двух пристенных помещений, "З" и "И", открытых в 2003-2004 гг. в куртине между второй и третьей башнями городища. Отмечено, что блоки стен заглублены в специальные канавки, вырытые в желтом раннеантичном слое.

Из серого слоя и помещений происходит многочисленный и разнообразный материал: фрагменты привозных (Родос, Синопа и другие центры) остродонных амфор, местные коричневоглиняные колхидские амфоры, фрагменты мегарских чаш, сероглиняный светильник, гирьки весов, наконечники стрел, монеты, керамические грузила и т.д.

Судя по имеющимся здесь датирующим материалам (верхняя часть родосской амфоры типа II с коротким горлом или бенаки по С.Ю. Монахову; сероглиняный светильник с крышкой, украшенной рельефным орнаментом, выполненный в технике оттиска в двусторонней форме, а также ранние по морфологическим признакам колхидские амфоры) - нижняя дата эллинистического слоя может относится к первой половине III в. до н.э. В тоже время ряд монетных и прочих находок из помещений подтверждает дату пожара и гибели городища в I в. до н.э.

Таким образом, по исследованному участку мы можем уточнить хронологию и предположить следующую периодизацию существования памятника.

В VI в. до н.э. здесь образуется поселение, связанное, очевидно, с началом Великой Греческой колонизации. Однако мы не можем отрицать существование здесь или где-то поблизости доантичного слоя, о чем в свое время писал один из авторов данного доклада (Шамба, 1980, 2000, с.23-24). Косвенным свидетельством этому служит обнаруженная при зачистке обрыва массивная бронзовая височная подвеска в 1,5 оборота, возможно, связанная с остатками погребения (погреб.№1).

Судя по встреченным аттическим импортам поселение раннеантичного времени могло доживать до начала V в. до н.э.

В V-IV вв. до н.э. этот участок используется в качестве некрополя местного населения (позднеколхидская культура).

В эллинистическое время III-I вв. до н.э. на этом участке сооружается оборонительная стена. Причем нижние блоки "панцирей" стены были заглублены в канавки, вырытые в раннеантичном слое глины. Фортификационные сооружения служат, по-видимому, относительно непродолжительное время. Городище гибнет в мощнейшем пожаре в I в. до н.э.

(Опубликовано в: Четвертая кубанская археологическая конференция. Краснодар, 2005, с. 287-290.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.kolhida.ru.)



Новые находки архаической греческой керамики из района Диоскурии

Проблема греческой колонизации Северо-восточного берега Понта - территории современной Абхазии еще далека от своего решения. По сообщению Псевдо-Скилака, использовавшего данные перипла VI в до н.э., здесь упомянуты два греческих города: Диоскурия и Гюэнос. Если с последним сейчас сопоставляется городище в районе Очемчирского порта, где найдена греческая керамика второй половины VI в до н.э. (Шамба С.М., 1988), то собственно в Диоскурии (современный Сухум) пока не обнаружены слои с находками ранее V в до н.э.

В этой связи приобретают определенную важность новые находки архаической восточно-греческой и аттической керамики из двух пунктов, находящихся в 10-12 км северо-западнее Сухума - Эшерского городища и холма Верещагина.

На Эшерском городище, находящемся в с. Нижняя Эшера в 10 км к северу от центра Сухума, систематические раскопки проводились с определенными перерывами с 1967 по 1988 г. В результате прежних работ архаический слой был выявлен на небольшом участке верхнего холма городища под стеной башни эллинистического времени (башня № 1).

Здесь были найдены фрагменты керамики VI-V вв. до н.э. Это образцы чаш родосско-ионийской группы с полосами и орнаментом из точечных розеток и групп вертикальных палочек и фрагменты аттических чернофигурной сосудов в основном открытых форм. (Шамба Г.К., 1979, 1980, 2000)

В 2003 году совместной экспедицией Абхазского института гуманитарных исследований и Государственного музея Востока (руководители Г.К. Шамба и В.Р. Эрлих) работы на этом памятнике были возобновлены. На раскопе № 2 (2002) на восточном обрыве верхнего холма городища была произведена зачистка обрыва и заложен шурф, впоследствии превращенный в раскоп. В этом месте мощность культурного слоя превышала 4 метра. Нижние слои раскопа "слои серой и желтой глины" содержали ямы и строительные остатки архаического времени - каменную выкладку, что впервые удалось обнаружить на этом памятнике.

Из этого слоя происходят следующие фрагменты импортной керамики. Рис. 2. Архаическая керамика поселения на холме Верещагина

Прежде всего, следует отметить 3 фрагмента родосского сосуда (рис.1,1). На одном из них сохранились изображения передней части (голова, шея, передняя нога) и задней ноги пасущихся козлов, заполнительного орнамента в виде свастики и точечной розетки, пояса лака и пояса меандра в нижней части фрагмента. На двух других фрагментах - часть ноги козла, заполнительный орнамент и часть пояса меандра. Фрагменты принадлежат крупному сосуду закрытой формы. Вероятно, судя по форме и толщине фрагментов, это была амфора. Сохранность росписи очень плохая, лак практически не сохранился, однако изображение восстанавливается по его следам. Амфоры, являясь не типичной формой для родосско-ионийской керамики, появляются в северной группе в поздний период ее существования, в первой половине VI века до н.э. Эту датировку мы считаем стартовой при определении времени изготовления сосуда, учитывая дальнейшую работу с фрагментами.

К восточногреческой керамике относятся также несколько фрагментов двуручных чаш с точечными розеттами и группами вертикальных палочек (рис. 1,3,6,8). Эта группа керамики имела широкое распространение. Особенно типична она для 1 половины VI века.

Представлены также и образцы аттической чернофигурной керамики. Два фрагмента мелкофигурных киликов. На одном изображена задняя нога копытного животного (рис.1, 5) на другом - часть виноградной лозы и пальметты (рис.1,4). Они принадлежат так называемым киликам Band-cap с росписью во фризе. Тонкостью росписи отличается фрагмент с изображением ноги животного, на котором сохранились следы применения пурпура. К сожалению, черепок слишком мал для более точного определения его датировки, однако, вероятнее всего он соотносится с группой киликов, датирующихся примерно 540-520 гг. до н.э. Относительно другого фрагмента сказать что-либо определенное сложно. Мы можем только предположить, что, судя по изображению лозы, он мог быть украшен росписью с дионисийским сюжетом. Эти сюжеты были широко распространены на поздних мелкофигурных киликах. Пальметта, должно быть, располагалась у ручки и фланкировала композицию.

Третий фрагмент относится к группе глубоких киликов или киликов-скифосов. Он был украшен росписью в широком фризе, отделенной от нижней части чаши широким поясом лака (рис.1,2). От росписи сохранилась часть пальметты на длинном изогнутом стебле, фланкировавшей роспись на уровне ручек. Фрагмент относится к поздней группе сосудов этого типа и может быть датирован концом VI - началом V в. до н.э., возможна и несколько более поздняя датировка.

Среди тары выделяется несколько фрагментов клазоменских амфор, включая и фрагмент венчика с полосой красной лакообразной краски (рис. 1,7). По классификации А.П. Абрамова он может быть отнесен к типам III-VI и датирован 2 половиной VI - началом V вв. до н.э.

Еще одна серия архаической греческой керамики недавно обнаружена на холме Верещагина в 2 км к северо-западу от Эшерского городища.

Памятники Верещагинского холма впервые открыл М.М. Иващенко (1935 г.), в работе которого основное внимание было уделено оссуарным захоронениям, но давалось и описание поселения. Позже Л.Н. Соловьев упоминает холм Верещагина как "поселение колхидского типа". Описание памятников холма Верещагина было дано Б.А. Куфтиным (1949 г.). В конце 1970-х гг. здесь проводили работы Г.К. Шамба и С.М. Шамба.

В 2001-2003 на холме проводились работы Эшерской экспедиции АбхазскогоИнститута гуманитарных исследований - (руководители Н.К.Шенкао и А.И.Джопуа).

Были заложены и доведены до материка три небольших раскопа размерами 9 на 6, 5 на 4 и 5 на 4 м. Мощность культурного слоя достигает здесь 3,7 м. Впервые за время изучения этого памятника удалось зафиксировать три культурных слоя. Сверху, на глубину до 1,35 м, прослеживается слой раннеантичной эпохи, содержащий наряду с местной керамикой небольшое количество привозной посуды. В местной керамике преобладают пифосы, горшки, кухонная и столовая посуда. В раннеантичном слое обнаружен железный наконечник копья. Средний слой, состоящий из двух напластований - темно-бурого и черного, содержит материалы эпохи поздней бронзы - раннего железа. На глубине 2,6-3,2 м обнаружены крашеная и лощеная керамика и шлифованный каменный топор, который можно отнести к позднему этапу эпохи ранней бронзы.

Архаическая керамика происходит из верхнего раннеантичного слоя памятника.

Здесь обнаружены 5 фрагментов края полосатых киликов, украшенных группами вертикальных палочек и фрагмент закрытого родосского сосуда с орнаментом в виде меандра между двух полос лака (рис. 2, 9). Кроме того, было найдено 3 фрагмента венцов клазоменских остродонных амфор с полосой лакообразной краски (рис. 2, 1,2). Образцов аттической керамики обнаружено не было.

Таким образом, новые материалы позволяют предполагать, что район Диоскурии безусловно попадает в сферу Великой греческой колонизации уже по крайней мере в начале VI в до н.э. На Эшерском городище существование слоев доантичного времени лишь предполагается одним из авторов настоящего доклада (Шамба,2000, сс.23-24), и отрицалось другими исследователями, например, Ю.Н. Вороновым (1972). Таким образом, пока не найден доантичный слой, является возможной модель возникновения здесь поселения с приходом греков. Иную картину мы наблюдаем на поселении "Холм Верещагина", существовавшем задолго до начала колонизации. В начале VI в до н.э. его жители втягиваются в активный товарообмен с греками.

(Опубликовано в: Боспорский феномен: проблемы хронологии и датировки памятников. СПб, 2004.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.kolhida.ru.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика