Введение

Вся история борьбы народов Кавказа –
это борьба за свою прекрасную землю,
за сохранение обычаев, традиций.
Это борьба за то, чтобы на нашу
жизнь никто не покушался.

Мусса Шанибов,
Президент Конфедерации народов Кавказа


Понятие «История Абхазии» в отечественной и мировой исторической литературе трактуется и применяется как история отдельной страны. Однако, часть грузинских (и не только) историков представляют Абхазию как составную часть Грузии, т.е. существуют два взаимоисключающих мнения: в одном случае Абхазия есть Грузия, точнее говоря, часть Грузии, в другом, Абхазия – самостоятельная страна, не являющаяся органической частью Грузии и включенная в состав последней на определенном историческом этапе.

Изложение исторических процессов некоторыми абхазскими историками не свободно от идеологических установок, заданных в работах таких грузинских историков как Г.А. Меликишвили, П. Ингороква и др. З. В. Анчабадзе и Ш. Д. Инал-Ипа писали об Абхазском царстве как Грузинском. Баграт III и последующие властители представленны ими как цари грузинские, а Абхазия в IX-XI веках была занята, по их мнению, только одной проблемой – созданием объединенного Грузинского государства. Это вынудило нас обратиться к первоисточникам и более детально рассмотреть причины некорректного изложения истории указанными авторами. Пример: Г.А. Меликишвили в своей работе «О происхождении грузинского народа», без всякого на то исторического основания, абсолютно произвольно отождествляет курдов (кардухов) с картвелами. Кроме этого, он, во-первых, переносит время существования картвелов на середину II тысячелетия до н.э., а, во-вторых - их ареал – в районы от Центрального Закавказья до гор Переднеазиатского Тавра. Исторических фактов или подтверждений этому нет. Как доказал еще в 1891 году П.И. Надеждин[1], кардухи, обитавшие в тот период в районах Армянского нагорья, – это курды, народ иранской группы, а не картвелы.

Первые сведения о картвелах (картлах) приводятся в Картлис Цховреба, работе впервые опубликованной в XVIII веке в Тифлисе, в которой их относят к VIII веку. Топоним, эпоним и этноним «карт, Картли» в источниках не появляется до XI– XII веков, а Кахетия впервые упоминается в Х веке.

Произвольный перенос картлов в пространстве и времени грузинским историком не обоснован ничем. Так, на карте Киперта, относящейся ко времени Дария и Ксеркса, в Закавказье фигурируют только колхидяне, мосхи, каспиане и алародии. Приводя карту Кавказа IX-VII веков до н. э., И.М. Дьяконов говорит только о Колхиде, Урартах, Даиаэне, Мане и Ассирии и не видит на Центральном Кавказе никаких картов. К.П. Патканов тоже ничего не говорит о них, давая описание внутренних районов страны Иверии в VII веке нашей эры. Непосредственно о картлах не говорят ни М. Хоренаци, ни Кагнкатваци в своих оригинальных записках, созданных соответственно в V и IX веках нашей эры.

И мнение Г.А. Меликишвили не ошибка или недосмотр. Это позиция историка. Нам трудно объяснить, почему столь известный специалист пошел на фальсификацию истории. Вероятно, в этом играл роль национал-патриотизм и политический заказ, а возможно, и те обстоятельства, которые сложились в период сталинского культа и политических репрессий в стране.

И следует отметить, что в большинстве своих работ Г.А. Меликишвили именно так и излагает историю края, своей страны. И все же все его работы изначально содержат основанный на фальсификации исторического материала шовинистический тезис, а именно: «Грузия uber alles!».

Подобными настроениями грешат работы и многих других грузинских историков. Сошлемся на мнение академика Броссе, который говорит, что «грузинские летописи не могут называться в строгом смысле, историей, особенно в отношении давних времен. Они были составлены не очевидцами и не современниками». Д. Бакрадзе (1856 г.) также говорит: «Они суть простой свод преданий и от них нельзя требовать точности, составляющей отличительный характер новейших историков…, поскольку они написаны во второй половине II тысячелетия нашей эры, а представляют и трактуют события I тысячелетия до и после нашей эры при отсутствии исходных исторических материалов того периода». Известно, что Картлис Цховреба была написана в 1703-1721гг. По мнению И. Шопена (1866 г.):

«свидетельство самого автора не придает необходимой достоверности его творению, особенно в части древней истории: будучи сами чужды исторической эрудиции и черпая без разбора в источниках сомнительных, компиляторы допустили почти на каждой странице своей книги неверные известия, опровергая их синхронизмами и здравым рассудком, как увидит сам читатель…. Все это должно быть принято за позднейший вымысел, не имеющий никакого основания и, следовательно, за принадлежность не к истории, а легенде, до телеграфических отношений с Палестиною и Моисеем, о которых в подлинных источниках не упоминается ни слова».

Фальсификация истории Закавказья, как ни парадоксально, продолжается и сегодня. В. Махнач, публикуя пространную статью в журнале «ГражданинЪ», приводит и обосновывает прогрузинскую теорию о существовании «грузинского» государства с III века до н. э., а «грузинского этноса» - со второго тысячелетия до нашей эры. А это уже посерьезней, чем опусы Г. А. Меликишвили. Поскольку излагаемая теория противоречит историческим фактам, вправе задать вопрос, что это – некомпетентность автора или его позиция?

Концепция «Абхазия – это часть Грузии» изначально предполагает идею о наличии двойной автохтонности, двойной аборигенности (грузин и абхазов) в Абхазии. И эта идея проталкивается, несмотря на ее полное противоречие с фактами исторической науки этого края. Для установления факта отсутствия «грузин» в Абхазии нет необходимости искать такие факты в глубинных пластах вековой истории – их не было здесь до конца XIX века. А завоевание Центрального Закавказья абхазами в IX веке и построение на захваченной территории Абхазского царства, в составе которого оказались и покоренные племена, чужеродные абхазскому этносу – картвелы, мингрелы, сваны и др., не дает основания рассматривать завоевавших этот край абхазов, как составную часть картвельского этноса.

Эти народы различаются всем. Абхазский язык не имеет ничего общего с языком современных грузин, кроме некоторых общеупотребительных слов, пришедших в него в процессе близкого совместного проживания. Многовековая материально-духовная культура абхазского народа «Апсуара» не имеет аналога в Грузии. Ритуалы и пантеон абхазских древних богов никак не совпадают с таковыми у народов Иберии. Эпосы народов Абхазии и Грузии ни в чем не пересекаются. Исторический факт существования в IX-XV веках на территории всего Закавказья Абхазского царства, включающего в себя не только государства Западного Кавказа, но и страны Центрального Закавказья, в том числе Карталинию, Кахетию, Имеретию, Эретию, Тао-Кларджети и др., не дает исторических оснований на утверждение постулата о том, что Абхазия – это часть Грузии. Различие этнокультур подтверждается и тем, что абхазы, которые, якобы, жили в среде «грузинской этнокультуры», не стали ее носителями, не воспользовались грузинской письменностью, а сохранили свой язык и собственную этнокультуру. Таковы факты. Утверждения же о том, что Абхазия была и остается составной частью Грузии, грузинские политики и историки вынуждены строить, как это делал Г.А. Меликишвили, на основе мнений, а не фактов.

Мы не ставили перед собой задачу писать классический очерк истории страны. Настоящая работа представляет собой упорядоченный перечень исторических фактов, представленных в основном на базе первоисточников, и позволяет сделать выводы о безосновательности притязаний Грузии на суверенитет и территорию Абхазии.

Историки, анализируя прекращение существования Абхазского царства, в качестве основной причины указывают на становление и усиление Карталинии и ее претензии на гегемонию в этом районе. Это имело место, но основная причина была иной. Она лежала в самой основе возникновения, эволюции и развала всех империй мира и заключалась в постоянном нарастании количества проблем, связанных с управлением увеличивающейся структурой, присоединяющей территории, населенные народами, разными по языку, характеру, обычаям. Для управления такой многоплановой государственной структурой, не объединившейся добровольно, а продолжающей сопротивление, требуются значительные силы и человеческие ресурсы метрополии (в данном случае, Абхазии) для подавления недовольства, сбора налогов и поддержания спокойствия в колониях и протекторатах. И наступает момент, когда центробежные силы начинают превалировать, сопротивление растет повсеместно, наличествуют внешние враги и интриги оппозиции внутри самой империи – и все рушится. Так было с Римской и Византийской империями. Российская империя, как и ее продолжатель – СССР, прошли тот же путь и рухнули самостоятельно без внешнего воздействия. На этом же пути стоит и нынешняя Грузия – «Малая империя с большими амбициями», создаваемая потугами горе – политиков. Политиков, не понимающих хода истории, ее закономерностей, пытающихся путем военной экспансии, террора, геноцида и внешних подпорок удержать под своей властью этнически ей чуждые, свободолюбивые кавказские народы.

Абхазское царство не рухнуло как государственная структура, но в результате захвата аравитянами Карталинии и Кахетии его границы сместились к западу и прошли по Лихским горам. Кроме того, к правлению пришла новая династия царей – армянские Багратиды, представлявшие свою вотчину – Тао-Кларджети во главе с Багратом III, носившим в начале II тысячелетия нашей эры титул «Царь Абхазский и Новелиссимус всего Востока». Нет, не «Грузии», не Картли и даже не Иберии, а именно – так, как указанно выше.

С падением Армении как независимого государства и ее порабощения восточная граница Абхазского царства смещается дальше на Запад. В этот период оно располагается только на территории Западного Причерноморья. Его цари носят название «Абхазо-Имеретинские», в зависимости от того, какие владетели им правили. Картли же, с момента его появления было ничем не примечательным, рядовым государственным образованием, типичным княжеством, каких насчитывалось в Закавказье десяток. Говорить о его каких-либо достижениях в военных или политических заслугах не приходится, поскольку эта территория постоянно подвергалась нашествиям или аннексии со стороны персов, римлян, аравитян, хорезмийцев, киммерийцев, хазар, урартов и др. как до его образования, так и во все последующие периоды. Говорить что-либо о расцвете этого царства в какой-нибудь период его существования, также невозможно, поскольку этот участок Закавказья на протяжении всей своей истории до конца XVIII века не имел и десятка лет подряд, свободных от нашествий иноземных захватчиков, сжигавших дотла города и селения, уводивших в рабство детей и женщин, уничтожавших мужчин.

Картли и соседние с ними царства непрерывно, на протяжении почти двух тысячелетий топтали в прямом и переносном смысле те же монголы, турки, персы, арабы и др. В данной ситуации не приходится говорить об этночистоте картлийского (грузинского, в современном понимании) народа. Следует также отметить, что в так называемой Грузии, имеется в виду Картли, правители не принадлежали к коренному этносу. Это были Аршакиды – армянские персы, Багратиды - армянские потомки ханааенян, Селевкиды – эллины и др. Да и первый царь Фарнаоз – перс.

Исторический бульон в Западном Закавказье варился до Средних веков и свидетельство тому - неустойчивость в наименовании городов в течение короткого времени, изменение наименований этнических групп населения, изменение топонимов, в частности, наименования рек. Это особенно хорошо просматривается на Западном побережье Кавказа, где история края прописывается со времен аргонавтов. Приходили новые люди, привносящие новые названия долам и рекам, старые названия не сохранялись.

Ряд историков, выполнявших политзаказ и отрабатывавших подачки партийно-распределительной системы страны (Г.А. Меликишвили и др.), а также современных «специалистов - историков» типа Г.В. Цулая, Э. Хоштария–Броссе, продолжающих подобную работу, исподволь внедряют в наше сознание тезис о том, что абхазы – это ни кто иной, как древние грузины, только сами они, по своей темноте и дикости, об этом и не подозревают. Кто они - безграмотные дилетанты или ангажированные историки? Скорее, это специалисты, сознательно взявшиеся за фальсификацию истории Закавказья. В качестве примера можно привести работу Г.В. Цулая «Абхазия и абхазы в контексте истории Грузии» (1995 г.), уничижительно и пренебрежительно характеризующую абхазов как нацию и относящую их к «низшей ступени развития» в сравнении с грузинами. Такие работы неизбежно наносят вред отношениям Абхазии и Грузии, провоцируют межэтническую рознь между народами этих стран. Подобные методы и подходы ни к чему хорошему не приводили, а дальнейшее появление подобных работ будет поддерживать существующую напряженность в этом регионе.

Как справедливо отмечает князь С. Баратов в «Истории Грузии» (1865), «самым достоверным туземным летописям, какого бы то ни было государства, можно доверять в таком случае, когда показания их касаются собственно внутренних дел государства, сообразно с его внутренними силами, рассказы о делах внешних непременно требуют подтверждения извне».

Г. А. Эзов по этому поводу говорит, что «сказания получают достоверность, если они имеют сопоставление с географическими и генеалогическими указаниями». Таким образом, для доказательства истины в исторической науке следует вооружиться «сопоставительной историографией», и лишь когда изложение исторических событий будет очищено от персональных мнений, недобросовестных допущений и предположений, останутся подлинные, подтвержденные историческими документами факты. Все остальное, с точки зрения права – ничтожно.

Вольно или невольно, но объединителем и создателем грузинского государства стала Россия. Сначала использованием в русском языке терминов «Грузия», обозначающего присоединившиеся к ней закавказских княжеств; и «грузины», как общее обозначение народа (нескольких этносов), обитающего на этой территории. Затем, создав в составе Российской Империи Кавказское наместничество (административное образование, кстати, не имевшее официального названия «Грузия») и поочередно вводя в него отдельные самостоятельные княжества Закавказья, заложили предпосылки объединения этих княжеств в единое государственное образование, чем и не преминули воспользоваться сепаратисты Грузии при развале Российской Империи в начале XX века.

А как быть с теми, кто жил на этой земле и продолжает жить на этой территории и поныне – осетины, армяне, турки, месхи и другие народы? Все они, в соответствии с проводимой Грузией политикой геноцида, подлежат изгнанию, депортации (как это было осуществлено по отношению к древнейшему населению, автохтонам страны – месхам) с целью захвата их земель в соответствии с провозглашенным принципом «Грузия – для грузин». На волне шовинизма, в угаре ксенофобии, грузинские политики, пропагандисты, историки, активно внедряют в сознание миф о многовековой истории единой Грузии, сдабривая его тезисом о величии и древности грузинского народа.

Помимо выявления исторической действительности мы также ставили задачу показать пути решения проблемы вывода Абхазии из международно - правового тупика с позиций юридического подхода, осветить основные направления осуществления такой программы. В перечень этих направлений должны входить:

- перевод обсуждения вопроса взаимоотношений между Грузией и Абхазией в юридическое русло и достижение решений по нему;

- очерчивание границ круга рассматриваемых вопросов и, соответственно, решение каждого пункта общей задачи самостоятельно, вне зависимости от других пунктов;

- работа над всей программой в едином правовом поле и в пределах международного публичного права;

- передача спорных вопросов в структуры, способные их решать;

- использование в качестве доказательственной базы только юридических документов или исторических фактов, подтвержденных такими документами.

В процессе формирования доказательственной базы, необходимо:

- провести конструктивный анализ взглядов грузинских историков по вопросам этногенеза и становления государственности народов Закавказья;

- указать на существующий дуализм в описании ситуации со стороны Абхазии и Грузии по геноциду, изменению этно - демографической ситуации и иным контрапунктам во взаимоотношениях сторон;

- обозначить причины агрессивного поведения и экспансионистских целей Грузии в отношении Абхазии с целью прогнозирования возможного развития событий в будущем.

Каждый народ, нация имеет все права и основания на самоопределение, но не ценой насилия над другими народами и не ценой их порабощения. Грузия, как страна молодая, находится в начальной стадии формирования своей государственности и сможет успешно реализовать эту попытку лишь с учетом опыта развития других стран и народов в историческом плане. Любые ее претензии на исключительность и особый статус, экспансионизм в государственной политике, приведут к ее самоликвидации, что не раз имело место в истории.


Примечания

[1] Здесь и далее мы ссылаемся на работы, список которых приведен в конце книги.


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика