Глава 1. Абхазы - древний этнос с самобытной культурой


1.1. Становление этноса.

Анализ античной истории абхазского народа свидетельствует о том, что эта нация имеет корни, уходящие в многотысячелетнее прошлое, и что жили абхазы в Западном Закавказье, точнее в районе современной Абхазии, временами охватывая территории от северного окончания Кавказского хребта до Трапезунда, в пределах границ нынешней Турции, и до Армении. В соответствии с данными историков, формирование абхазского этноса начинается во II-I тысячелетии до н. э. и заканчивается в VII - начале VIII в. Важность этого периода заключается в том, что в его хронологических рамках удается проследить эволюцию предков абхазского народа. В основе языка этого народа лежит праязык, на котором разговаривали в этих местах еще в III-II тысячелетиях до н.э.

Согласно историку Л.П. Загурскому (1888 г.), срединную часть Кавказского края и западную часть Закавказья занимали группы народов, родство которых с другими народами не было известно, к ним относит и абхазов, как один из народов западно-горской группы. Это: а) абхазы (азега), обитающие в Сухумском округе - 32 тыс. чел, абазинцы - 10 тыс. чел, обитающие на юго-востоке Кубанской области; б) адыги – черкесы кабардинцы, абадзехи, бжедухи, шапсуги, бесленеевцы, говорящие на одном языке, но имеющие два наречия. Всего адыгов - 130 тыс. чел. Их язык также не имеет родства с языками других народов мира. Известный немецкий ученый Фридрих Миллер назвал такие народы «особняком стоящими» (isolirte Volker).

Их этногеографический ареал представляет собой территорию нынешней Абхазии, и хотя в разные годы абхазы занимали обширные земли и севернее и восточнее этого региона, он всегда составлял базу их расселения с середины I тысячелетия до н.э. К концу I в. н.э. образовалось несколько раннефеодальных предабхазских княжеств, которые несколько веков взаимодействовали друг с другом и с соседними народами. Как отмечает С. Шамба, ни один из серьезных ученых до сих пор не оспаривал факт связи термина «апсуа» и племени апсилов, зафиксированных на территории Абхазии с I в.н.э. На протяжении VII-VIII вв. отдельные абхазские княжества стали объединяться, и этот процесс завершился формированием абхазской народности и созданием единого абхазского государства. Последующая история Абхазского царства тесно связана с Византией, стимулировавшей его расцвет в Х в. и оказывавшей воздействие на жизнь в крае до самого своего заката в XV в.

XIV-XV вв. характеризуются в истории края возрождением и углублением средиземноморских связей. Особую в этом роль сыграли фактории Генуи на побережье Абхазии, оставившие глубокий след в местной экономике, политической истории и культуре. В этот период оживают перевальные пути, связавшие приморские центры с Северным Кавказом и Поволжьем (Золотая Орда). Нарастание турецкого присутствия с конца XV в. ослабило, а затем и вовсе прервало традиционные связи с Европой. К концу ХV в., после взятия турками Константинополя и падения Византийской империи, Абхазско-Имеретинское царство распадается, а внутренние трения среди самих царей и князей вызывали взаимную вражду и братоубийственные войны. Этот период - эпоха наибольшего упадка во всех сферах жизни разрозненных частей бывшего Абхазского государства. XVIII в. прошел под знаком преимущественного воздействия Османской империи, использовавшей Абхазию в качестве главного плацдарма в завоевании Западного Кавказа.

Абхазия - страна древнейшего на Кавказе православного христианства. Распространение христианства среди абхазского населения началось с первых веков новой эры, а в первой половине VI в., абхазы официально приняли христианство. В прибрежной и горной зонах строится много церквей. С IV по Х в. абхазская церковь административно подчинена Византии в качестве Абхазского католикосата, причем территория собственно Абхазии выступает в рамках Абхазского царства автономно - главные храмы Х в. строились не в столице царства Кутаисе, а в ближайшей к морю и Византии зоне между Пицундой и Бедией. Это положение сохраняется и в XI в., после чего некоторое время местная церковь зависела от Аланской митрополии и, предположительно, Мцхетского католикосата. Широкие связи с Византией повышали уровень цивилизованности абхазской народности, постоянно расширявшей свое влияние почти на все Западное Закавказье.

Надписи в храмах Абхазии на хуцури[1] появились в более позднее время, в период завершения существования Абхазского царства, когда официальный греческий язык Абхазии стал замещаться именно этим языком официальных учреждений. К формированию этносов это не имеет никакого отношения, поскольку абхазский этнос формировался с V-III веков до н. э. на собственной территории. Надписи содержат сообщение, что эти церкви построены «АБХАЗСКИМИ ЦАРЯМИ». Если в надписях и упоминаются другие страны, находящиеся под десницей абхазских царей, та же Картли называется в их числе после Армении и Иберии, что свидетельствует о ее второстепенном значении, вопреки утверждениям грузинских историков ХХ века, заявлявших, что это царство, совместно с Абхазией, боролось за создание единого «грузинского» государства».

Помимо православия на территории Абхазии определенную роль в свое время играл католицизм, иудаизм и ислам. Иудеи расселились в местных городах еще в античную эпоху. Их общины в Средневековье существовали в Гагре (XI в.) и Себастополе (XIV в.). С исламом предки абхазов впервые вошли в контакт в первой половине VII в.

В культуре и быту большинства современных абхазцев живы традиции христианства, ислама, языческих верований и древних горских обычаев. Может быть, эта земля является лучшим живым примером того, что этические учения всех религий по природе своей не враждебны друг другу. Например, тем же абхазцам, исповедующим ислам, их вера не мешает справлять христианскую Пасху и до сих пор у горцев нерушимой считается клятва у священного дуба. Древней языческой символикой исполнено и абхазское знамя. На красном поле изображена открытая ладонь - в ней нет оружия, открытая ладонь - это взмах руки сеятеля, бросающего зерна на пашню.

Абхазский язык вместе с другими близкородственными языками (абазинским, адыгейским и кабардинским, убыхским, черкесским, шапсугским и др.) образует абхазо-адыгскую (западно-кавказскую) группу. Как известно, язык является основой духовной жизни каждого народа. Как для науки, так и для самих абхазов и адыгов (черкесов, кабардинцев и др.), нет сомнения, что эти народы в прошлом составляли одно целое. Это подтверждается сходством языка, характера, веры, суеверий, нравов, обычаев, образа жизни, костюма.

Предки абхазов говорили на разных языках и диалектах таких родственных племен, как апсилы, абазги, саниги, мисимиане. В первые века нашей эры диалекты объединились в общий для них абхазский язык, что способствовало формированию

 абхазской народности, развитию устного народного творчества, культуры в целом. Формирование единого языка способствовало объединению родственных племен, складыванию абхазской нации, которой уже в ту пору была известна письменность. Древность и развитость абхазского языка просматриваются и в том влиянии, какое он оказал на языки соседних народов. С его помощью удалось разобрать многие древние клинописные надписи в разных регионах мира и объяснить письменность некоторых других народов. Именно этим языком, разумеется, обогатившимся за две тысячи лет, пользуются современные абхазы. Следует подчеркнуть, что ни абхазский начала новой эры, ни современный абхазский язык не имеют ничего общего, как с современным языком Грузии, так и с праязыками народностей и племен, заселявших ранее Восточное Причерноморье.

С переходом Абхазии под покровительство России в 1810 г., а позже, с переименованием ее в Сухумский военный отдел, в стране осуществлялась прямая российская административная власть. В 1883 г. отдел был включен в состав Кутаисского губернаторства в качестве округа. Известный исследователь края Г. А. Рыбинский в работе «Абхазия в сельскохозяйственном и бытовом отношении» (1894) сообщает такие данные о составе сельского населения. В Сухумском округе: «помимо абхазов, остальное сельское население округа представляет удивительную смесь народностей - абхазцев - 65 тыс. душ, русских поселенцев - 800 душ, эстонцев - 587, немцев - 288, греков - 2192, армян - 688, мингрельцев - 1472 души».

Самыми достоверными данными на тот период следует признать материалы переписи населения 1886 г. в Абхазии. Соотношение было таким: абхазы - 58 963 человек, грузины (мингрелы?) - 4166, русские - 971, армяне - 1049 и греки - 2149. Что касается абхазов, то это все, кто остались на родине после массового их исхода во время махаджирства.

Основным признаком отнесения страны к коренной народности и населяющему ее этносу являются результаты статистических исследований по переписи населения в стране. Эти материалы могут явиться основополагающими при определении соответствия демографической ситуации и принадлежности территории к этническому формированию народа.

О практическом отсутствии грузин, а в действительности мингрелов, на территории Абхазии конца XVIII в. и об интенсивном заселении действительно грузин на эту территорию с начала XIX в. свидетельствуют данные статистики за 1886 и последующие годы, которые нельзя заподозрить в предвзятости и подтасовке данных в интересах абхазской стороны (Табл. 1).

Этно-демографический состав и численность населения Абхазии по материалам статистических исследований, проводимых в разные периоды.

 
Следует учитывать также факт, что отнесение населения к тому или иному этносу определяется самим народом, проживающим на принадлежащей ему территории, а не тем, каким его назначат или определят сторонние лица или организации, включая самые высокие, вплоть до ООН.

По данным подсчета населения Сухумского округа в 1916 г., численность абхазцев с самурзаканцами составляла 111 780 душ или 56% от всего населения, картвельцев - 37 414 или 18%, русских 21 978 или 11%, армян - 15 794 или 8%, остальное население составляло 10 627 или 7%. Расхождения в динамике численности абхазов и картвелов на 1897 и 1914 гг., по нашему мнению, определяется отнесением жителей Самурзакани в 1897 г. не к абхазам, а к картвелам, что неверно.

На основании анализа материалов переписей можно сделать такие выводы:

1) результаты переписи являются материалами официальными и юридически достоверными;

2) на момент переписи 1886 г., а соответственно, и в период, предшествующий ей, на территории Абхазии проживало преимущественно абхазское население (свыше 85%);

3) с 1864 г. в результате колониальной политики, проводимой царской администрацией в Абхазии, происходило не контролируемое заселение крестьянами - мингрелами, гурийцами, картвелами и др. - селений, опустевших вследствие махаджирства, отъезда абхазов с мест их коренного обитания. В то же время, можно с уверенностью утверждать, что в начале XVIII в. представители иных групп народов (мингрелы, картвелы и др.) в Абхазии проживали единично;

4) все утверждения официальных лиц и организаций о том, что на территории современной Абхазии, на земле, идентичной существующему в ту пору Сухумскому округу, абхазы не проживали, противоречат юридически подтвержденному факту, не имеют под собой юридического основания и являются ничтожными;

5) результаты переписи устанавливают принадлежность территории Абхазии абхазскому народу, этносу, населяющему эту территорию с древних времен.

Факт проживания абхазского народа на данной территории доказывается также многочисленными археологическими материалами и историческими сведениями, начиная с античных времен.

Примечания

[1] хуцури - алфавит, известный с V в. н. э., восходящий, как полагают, к восточно-арамейскому письму. Используется в современном грузинском языке


1.2. Этногенез народов Закавказья.

Изучение трудов исследователей Закавказья от времен Гомера (IX в. до н. э.), Плиния и Страбона, арабских, персидских, российских и других историков, начиная со Средневековья и до середины XIХ в, позволяет сделать вывод, что на территории Кавказа и Закавказья, включая районы, прилегающие к этой территории с севера и юга, в рассматриваемый период проживали до 150 народностей.

Поскольку нас интересовали только народы, населявшие Закавказье (собственно, территорию современной Грузии и Восточное Причерноморье), для дальнейшего анализа мы ограничили перечень народов по нескольким признакам. Во-первых, из перечня были исключены названия народов, населяющих Предкавказье (ногайцы, сарматы, кумыки и т. д.); затем народы, упоминание которых в течение исследуемого нами периода происходило только единожды. Были изъяты наименования, присвоенные по признаку владетеля или вождя, а также по признаку проживания в том или ином населенном пункте, например: дадиан - бедиане, горийцы. Были выведены названия народов известных к тому времени стран, не представлявших интереса для нашего исследования (армяне, персы), а также народы государств, которые позже отошли от рассматриваемого региона (Тао-Кларджети).

Использование сведений, представленных в работах античных и средневековых историков в привязке к эпохе и территории, занимаемой этими народами, позволили выявить определенные закономерности в возникновении этнонимов этих народов и их эволюции. На схеме (Рис. 1) показана картина эволюционного изменения этнонимов основных групп народов, населяющих районы Северного Предкавказья, Черноморского побережья и Закавказья. При составлении приведенной схемы использовался такой показатель, как частота упоминаний народностей разными авторами в различные периоды по векам. Из каждой работы учитывалось только одно упоминание каждого народа. Была учтена также информация соответствующих историков по отнесению тех или иных народностей к вновь возникающим этнонимам или народам, изменившим свой этноним во времени.

Представленный материал показывает, что в распределении народов в пределах исследуемой зоны имеют место несколько чистых линий этнических групп. Естественно, внутри групп имело место смешение между отдельными их представителями, однако в целом они сохраняли свои этнические особенности и продолжают существовать в таком же виде до настоящего времени. Способствовала этому и географическая обособленность.

На наш взгляд, такой чистой этнической группой являются сваны, существующие как самостоятельная народность, сохранившая особенности своего быта, своей жизни до настоящего времени. Как особая этническая группа сваны упоминаются еще в I в. н. э., однако имеются сведения, что их предками были моссинеки, а возможно, и меланхлены (V в. до н. э.). Родной язык сванов не понятен для современных грузин (скорее всего, он был непонятен и картвелам Средневековья) как по лексике, так и по грамматическим формам. Еще меньше сходства в обычаях. Это - самостоятельная этническая общность среди народов Закавказья. Их смешению с другими этносами препятствовала особенность их среды обитания - они занимали высокогорный район в точке поворота Кавказского хребта с направления север - юг на запад - восток.


Первую группу народов, располагавшихся на юго-западе Причерноморья (Колхида) и углубленных в центральные области Закавказья, представляли колхи, а также ряд других племен, не составлявших в V веке до н. э. значительной численности в данном регионе. Колхи под этим именем зафиксированы в этом регионе с V века до н. э. и прослеживаются в трудах историков до конца XIV века. С I в. н. э. их государство получило наименование Лазика, а затем, с его распадом, на этой территории выделились отдельные самостоятельные государства Имеретия, Гурия и Мингрелия (IХ-Х вв.). Г. Пайчадзе, интерпретируя становление грузинского государства, высказывает мнение, что после прекращения существования государства Колхида (I в. до н. э.): «на территории Западной Грузии (?) во II в. н. э. образовалось Эгрисское государство, которое существовало до конца VIII в. В античных источниках оно называлось «Лазика». В византийских источниках, как и в античных, в отношении Грузии упоминается название «Колхида» и «Иберия», которых он именует западной Грузией и восточной Грузией». Правда, сам Г. ,Пайчадзе сообщает, что термины «Грузия», «Грузинская служба» употребляются в церковных летописях только с XVI в. А что касается государства Эгриси, то о нем практически нигде, кроме грузинской истории и литературы, переписанной из тех же грузинских источников ХVШ века, не упоминается. Указанный автор безапелляционно заявляет, что в Восточном Причерноморье абхазов вообще не было, а те, кто завоевал практически все Закавказье и создал Абхазское царство, были «грузинами».

Вторая группа народов была представлена предками абхазов - гениохами, обитавшими на территории современной Абхазии. Их появление прослеживается с V в. до н. э., при этом они уже в ту пору занимали различные ареалы. По сообщениям античных историков, гениохи в ранний период имели тесные связи с народами, населявшими северный участок Восточного Причерноморья, где тогда же обитали скифы. Неизбежные контакты этих этносов привели к смешиванию народностей, в результате чего уже в VI в. н. э. появилась новая народность - мисимиане, занимавшая территорию современного участка Причерноморья от Адлера до районов окончания Кавказского хребта на севере. Мисимиане, смешавшись с зихами, дали начало (IX в.) джикетам, затем тому народу, который сегодня называется адыгами. По языку, антропологическим характеристикам и обычаям он очень близок к своим южным соседям - абхазам и представляет по своей сути единую с абхазами этническую ветвь.

Этническая линия абхазов формировалась следующим образом. Гениохи, населявшие территорию от современного Адлера на севере и до южных границ Колхиды, обитали там с родственными племенами кораксов в V в. до н. э., и фтирофагами (с III в. до н. э. и до I в. н. э.). Предполагается, что это были предки сванов. Саниги являлись одной из ветвей гениохов (I-IV вв. н. э.). Они-то и дали в I в. до н. э. начало новой народности - абсилам. С VIII в. абсилы получают новый этноним - абхазы, который существует и доныне на протяжении 14 веков. В IV в. комбинация народностей гениохов с санигами вызвала появление новой этнической группы - абазгов, которые как самостоятельный народ существовали до конца XIV в.

В XI в. на территории Абхазии, в результате смешения двух национальных групп, в основном абазгов (поскольку эта ветвь с XII в. будет постепенно затухать) и абхазов, достигших в ту пору своего высочайшего национального и государственного развития, возникает новая ветвь - абазины. Этот народ существует с XII в. и до настоящего времени. Вся эта этническая линия народов обладает одним языком, близкими к нему являются языки более северных народов, населяющих Северное Предкавказье, имеющих подобные обычаи и ведущих сходный образ жизни.

Таким образом, в Восточном Причерноморье уже с начала I тысячелетия н. э.

сформировался самостоятельный абхазский этнос в составе нескольких десятков этнических групп, позже образовавших самостоятельные народности (субэтносы) в пределах северного, западного и южного Кавказа, сохраняющие этнические особенности, свою культуру и самобытность до настоящего времени.

С середины первого века. до н. э. в центральном районе Закавказья возникают новые национально-племенные территориальные образования, представлены иберийцами или иверцами. Это обобщенное название народов, располагавшихся к северу от появившегося в регионе государства Армения, которое армяне называли «Врастан», а его жителей – «горцы», т. е. «враци», «ивраци», иверцы. Племенное образование картов, или картлов, начавшее появляться с VIII в. н. э. в упоминаниях древних авторов как этноним и национальная группа, жившая на территории Восточного Закавказья, существует и поныне как одна из народностей современной Грузии, наряду с кахетинцами, эрами, двалами и другими племенами Центрального Закавказья.

Г.А. Меликишвили, а ему вторит Г. Пайчадзе, заявляет: «С древнейших времен Западная Грузия была населена мегрело-чанскими (западно-грузинскими) племенами». Об абхазах, издревле обитавших в этом районе, речь не идет, поскольку само упоминание о них потребовало бы объяснения, что это за этнос, откуда он появился здесь раньше всех других народов Закавказья и ответов на прочие, неудобные для грузинских историков вопросы.

Говоря о Грузии, якобы распространившей свое влияние на Причерноморье, историки привлекают для доказательства этнос картлов и пытаются обосновать его родство с этнически самостоятельными племенами (например, колхами), располагавшимися в западной части Закавказья в VI в. до н. э. Но картлы как этнос, по данным истории появляются, как мы уже говорили, значительно позже, примерно на рубеже начала VIII в. н. э. Этническая связь картлов не прослеживается и с народами Восточного Причерноморья, поскольку имеретинцы, гурийцы и мингрелы как этносы определились значительно позже картлов на основе аборигенных народов Колхиды, Лазики и Абхазии. Установлено также, что язык картлов имеет серьезные отличия от мингрельского, сванского и других языков народов Западного Закавказья (да и сами мингрелы не считают себя картвелами), что еще раз подчеркивает несходство картлов с остальными народами Закавказья и не свидетельствует в пользу принадлежности всех этих этносов к «Великой Грузии».

В истории Закавказья принято считать, что его заселение, происходило с юга через Малую Азию и шло по Восточному Причерноморью. Однако на территории Закавказья существует еще один проход в Малую Азию и регионы, где в древние века располагались высокоразвитые по тому времени цивилизации. Этот путь в области границы современных Армении и Азербайджана в исторически обозримое время использовался постоянно для набегов на Закавказье персов, хазар и арабов. Заселение Причерноморья и образование на этой территории государства Колхида исторически подтверждено с V в. до н. э. Протоабхазские племена появились в этом регионе раньше колхов (которые позже оттеснили их к северу в район нынешней Абхазии и бывшей Черкесии). Учитывая, что государства Причерноморья ограничивались на востоке пределами Сурамского хребта, можно с уверенностью считать, что этот край заселялся по западному каналу из районов Малой Азии. Это подтверждено летописными источниками, и об этом же пишет и В. Бочкарев (1890 г.), высказывающий мнение, что лазы и следующие за ними имеретинцы, гурийцы, аджарцы и отчасти мингрелы, если и принадлежат к картвелам, то представляют собой разновидность, настолько отличающуюся от родового типа, что их можно выделить в особую группу.

Более поздняя фиксация племен в центральных областях Закавказья (иверцы - с I в. до н. э., эры, двалы, даки - с V-VI вв., картлы - с VIII в.), их антропологические и языковые отличия от народов Причерноморья, а также ограничение ареала тем же Сурамским хребтом - наталкивает на мысль о более позднем заселении этого региона. Скорее всего, оно проходило по иному, восточному пути. Несомненно, этнические предки народов двух этих регионов отличались друг от друга. Естественно, это только предположение, гипотеза, но факты говорят о ее жизнеспособности и, возможно, беспристрастные историки найдут здесь рациональное зерно.

Как мы уже говорили, начиная с I в. н. э. на территории Колхиды образуется государство Лазика, и впервые фиксируются письменными источниками лазы – предполагаемые предки современных мингрелов, у которых были особенно интенсивными матримониальные взаимоотношения с абазгами в контактной зоне по Ингуру. Этноним «лазы» полностью соответствует этнониму «колхи» и существует наряду с ним до конца XIII в. Этот народ соседствовал с территорией Абхазии, в пограничных областях совместно проживали колхи и абазги. Полагаем, что между ними существовала особая этническая группа, обладавшая своим языком, давшая начало современным мингрелам. Приняв к употреблению еще два языка - абхазов и колхов (лазов), они занимали территорию, принадлежавшую ранее абазгам (абхазам) и имели общих царей, или царей-родственников. Территория этой этнической групп всегда оставалась объектом притязаний народов, располагавшихся южнее пограничной реки Енгур (Ингур).

На рубеже VII-VIII вв. в Центральном Закавказье, наряду с народом картлов, появляются обособленные народности – эры (Эретия), двалы, обитавшие в срединной части южных предгорий Кавказа, и другие народности. С XII в. начинает прослеживаться народность кахетинцы, заселяющая восточную часть Центрального Закавказья. С IX-Х вв. встречается упоминание о лаках, аджарцах, называемых некоторыми историками джурджуанами, и др.

Итак, на основании проведенного исследования можно сделать три важнейших заключения относительно этногенеза абхазов:

1) Абхазы являются одним из древнейших народов, заселяющих Кавказ. В письменных исторических источниках этноним «абхаз» через его предков абазгов, апсилов и гениохов фиксируется с V в. до н. э.

2) Этническая и этнографическая линии эволюционного развития абхазов являются чистыми. На протяжении 26 веков не происходило смешения этого этноса с другими, абхазы весь этот период проживали на своей исторической родине.

3) Утверждение, что абхазы спустились к Черному морю с гор (имеется в виду - с Северного Кавказа) два века назад, несостоятельно, поскольку:

а) на основе независимых источников подтверждено поселение этих этнических племен на территории современного проживания абхазов уже с V в. до н.э.;
б) на территории Северного Кавказа не отмечено наличия представителей предков этнической ветви абхазов.

4) На территории Закавказья и Восточного Причерноморья к ХХ в. возникли и сформировались несколько этнических линий народов:

а) гениохи - абсилы - абазги - абхазы - абазинцы;
б) мисимиане - зихи - черкесы - адыги;
в) сваны;
г) колхи - лазы - гурийцы – мингрелы.

5) К востоку от территории, занимаемой этой группой народов, полагаем, формировались самостоятельные этнические ветви: народов центрального Закавказья.

6) Народность, или этническая группа, «грузины» в историческом плане не просматривается.

7) С точки зрения этногеографии, эти перечисленные этнические группы народов обитали на локальных территориях, которые с течением времени расширялись или сокращались, но оставались постоянным местом расположения, обитания этих народов.

8) Смешения этнических групп начиная с исторически обозримого периода (V в. до н. э.) не происходило.


1.3. Закавказье и Грузия.

С момента образования государства Грузия в 20-х гг. ХХ столетия, его политическое руководство приступило к активной деятельности, направленной на то, чтобы посредством прессы с использованием историографии внедрить в сознание народов своей страны, а также народов государств мира то, что грузины являются особой нацией, наделенной свыше некой избранностью. Началась, по сути, информационная война. Все силы грузинской науки были брошены на то, чтобы доказать следующее:

1) грузины – это древнейший в мире народ;

2) на территории Грузии (в том числе и в Абхазии) всегда жили только грузины;

3) территория Грузии простирается от Армении на юге до Трапезунда, вдоль побережья Черного моря до окончания Кавказского хребта, далее по его осевой линии на юг и восток до Дербента, а на севере - до Туапсе, даже до реки Кубань;

4) абхазы – пришлый народ, появившийся на территории Грузии два века назад.

Ниже приведены некоторые высказывания из публикаций грузинской прессы и

выдержки из научных трудов историков Грузии. Рассмотрим, какими аргументами пользовались стратеги и тактики идеологической войны для обоснования первого из перечисленных постулатов.

Историография как наука зиждется в своей основе на нескольких китах: изучении фактических исторических документов, археологических исследованиях, данных антропологии и лингвистики. К таким же материалам, как предания, мифы и проч., она относится осторожно, стараясь отделять зерна от плевел, истину от сказки, полагаясь на реалистический подход.

Но, к сожалению, наряду с произведениями, созданными на базе научно-исторической, существует множество работ, в основе которых лежит пересказ древних мифов и сказок, содержатся вымыслы, притягиваемые для обоснования тех или иных тезисов. В этом особенно преуспела Грузинская церковь, которая в основу своего описания истории положила собственное толкование библейских текстов, с помощью которого аргументируется богоизбранность грузинской нации, игнорируются фактические данные, подтверждающие реальную историю человечества. В отличие от подлинно научной историографии, где требуется реальное подтверждение декларируемых тезисов, церковь требует лишь слепой веры. Двух тысячелетнее существование церкви дает основание говорить, что стремление обрести паству заводило народы в тупик, порождало как шовинистические устремления, так и конфликты на религиозной почве, а порой вело и к национальной трагедии. Руководствуясь принципом «несть власти, аще не от Бога», иерархи поместных (национальных) церквей нередко поддерживали и даже идеологически обосновывали имперскую политику своих государств, внося свою лепту в развязывание этнических и межгосударственных конфликтов. Первейшей задачей в этом плане было утвердить взгляд на богоизбранность отдельного народа и его преимущественное положение среди других народов, определив другим народам или этносам, если они не привержены данной религии или не относятся к данной церкви, второстепенное положение. В нашем случае имеет место обыкновенный шовинизм, в корне противоречащий догматам христианства как наднациональной религии.

Основной вопрос, который активно муссируется в процессе информационной войны, это утверждение, что грузины – древнейший народ Закавказья. Главным источником, подтверждающим богоизбранность, грузины считают Картлис Цховреба. В начале ХVIII в., по повелению царя Вахтанга VI она подверглась переработке или, как уверял сын его Вахушта, была исправлена ученой комиссией. Но, как отмечал С. Баратов, сказать привели ли действия этой комиссии летопись к исправлению или же внесли в нее еще большие искажения, можно было бы, лишь имея первый (оригинальный) вариант. Но, его нет и неизвестно, был ли?

Думается, имеет смысл расставить точки над i в вопросе наименования и содержания этого труда. С правовой, юридической позиции, использование термина Картлис Цховреба как «История Грузии» неправомерно по определению. Во-первых, дословный перевод названия этого труда – «Житие Картли»; во-вторых, этот исторический труд (вне зависимости от его содержания) написан, когда термин «Грузия» еще не существовал; в-третьих, все, что содержится в этом труде, напрямую относится только к Картли, поскольку все другие царства и княжества Закавказья (Мингрелия, Гурия, Имеретия, Абхазия и т. д.) были самостоятельными независимыми государствами и к Картли не имели никакого отношения (разве что воевали с ним или разоряли его); в-четвертых, что касается Абхазии, то в Картлис Цховреба о ней говорится либо как об Абхазском царстве, либо как просто об Абхазии, чужой стране, независимой от Картли.

В настоящее время эта летопись состоит частично из вольного изложения Библии, местами из армянской истории или персидского эпоса. Предания "Грузии" идут от четвертого поколения после Ноя, т. е. от армянских потомков Торгомы, или Тогормы[1], внука Иафета. Причем следует учесть, что эти мифы составлялись на основе Библии, которая попала в Закавказье только после 324 г. н.э., когда народы края стали принимать христианскую веру, поэтому все эти сведения притянуты к истории картвелов уже после этой даты. Попытка притянуть к «Грузии» сведения о нашествии египтян и завоевании Восточного Причерноморья (Колхиды) в 1565 - 1499 гг. до н. э. Сезострисом (Рамсесом) также неправомерна, поскольку, предположительно, завоевана была Колхида, где обитало племя колхов в ту пору, когда о государстве или народе не только «грузин», но и картлов еще и упоминания не было. Тем более что Рамсес I правил на два века позже указанной у этих историков даты.

Постоянно декларируемая грузинами богосозданность их нации, с точки зрения христианства, есть величайший грех, который имеет имя – гордыня. В мирской науке это явление называется ксенофобией и шовинизмом. Что же касается богоизбранности народа, то она определяется не наличием родства с праотцами или их потомками, ведь все люди на Земле и по Библии, и по Корану являются прямыми потомками Адама и одного из сыновей Ноя, а деяниями самого народа, несущего в мир свет и истину. Но в данном случае грузинские правители, а также ведомая ими страна ничего, кроме горя, своим соседям на протяжении последнего столетия (да и до того), не принесли.

Сенковский (1838 г.) пишет: «Грузины выдают себя за народ древний, представляя при этом список грузинских государей от Фарнабаза (Фарнаоза) до Георгия ХIII, т. е. от 268 г. до н. э. по 1800 г., в котором имеет место 98 последовательных царствований. В этом случае грузинская литература должна обладать рядом летописей, содержащих имена этих царей, упоминаемых в ней. Но этого нет! От эпохи Александра Македонского до времен Петра I грузины жили без летописей, и только Вахтанг VI составил что-то вроде хроники, которую он довел от Ноя до начала XIV в., а его сын Вахушта сократил ее и дополнил последующими царствами. Отец не указал источники и не привел годы царствования, а сын, ссылаясь на «летописи и документы», которые вместе с ним и исчезли, везде выставил конкретные даты.

Одного этого факта было бы достаточно, чтобы отвергнуть обе эти летописи, как не заслуживающие ни малейшего доверия, тем более что они изобилуют странными баснями, которые могли бы сделать честь изобретательности любого мифолога. Между тем эти сказания многими принимаются за историю».

Н. Дубровин (1871 г.), ссылаясь на «Летопись о Грузии», написанную католикосом Антонием, приводит его признание, что история первых царей Грузии «облачена в таинственную форму мифологии». Но в науке следует приводить в качестве аргументов не байки и легенды, а мнения ученых, основанные на капитальных исследованиях. Древность существования картвелов (которые как этнос просматриваются через призму публикаций в древних источниках с VIII в. н. э.), что не доказывает древность Грузии, поскольку тогда населенная картвелами территория принадлежала Армении. В VII в. аравитяне взяли столицу Армении, а Тифлис тотчас же пал без боя как армянская провинция. Если бы там жил другой народ со своим царем и войском, то он защищался бы. Но этого не случилось. Главным населением Закавказья в ту пору были армяне, а не картвелы (или грузины), и абхазы, нагрянувшие туда позже из Абхазии. Это произошло в 780 г., когда на царствование пришел абхаз, эристав Леон II, племянник Леона I, основавший Кутаис и переместивший туда столицу Абхазии из Анакопии. А. Головин сообщает, что «Цари Абхазские, по своему возрастающему могуществу, по своим родственным связям с сильными Багратидами Месхийскими приобрели преимущество власти перед царями Карталинскими в самой Карталинии, назначая царями своих сыновей».

Таким образом, до династии Багратидов, с которыми впоследствии породнились абхазские цари, территорией Закавказья (исключая Абхазию) владели и правили персидские и армянские владыки, не считая времен нашествия хазар, римлян и др.

Примечания

[1] В Библии упоминаются внуки Ноя Фувал и Мешех и правнук Фогарма, сын Гомера, внука Ноя, «от сих населились острова народов в землях их, каждый по языку своему, по племенам своим, в народах своих» (Быт. 10, 2-5)


1.4. Кто такие «грузины»?

Как следует из схемы этнической преемственности народов Закавказья, термин «грузины» не имеет никакой преемственности с народами этого региона. Начиная с XIII века в персидских и арабских публикациях, посвященных этому региону, появляется термин «гюрджи»[1], который историки XVIII и более поздних веков трансформируют в «гурзаны», а страна, где они обитают, называется «Джурзан» или «Гурзан». Сама же страна гюрджей расположена географически в областях Тао-Кларджети и вдоль южного Причерноморья, главный город ее – Артанудж, ныне турецкий город.

Иакут отмечает, что грузины - пришельцы в нынешней Грузии, их там не было до взятия Тифлиса Давидом III (1228 г.), и спустя столетие они были там малочисленны. Даже в 1832 г., как указывает Сенковский, численный состав населения по всей Грузии был следующим: грузин 101 000 душ, армян 56 000, татар (азербайджанцев) 41 200, осетин 15 400, пшавов 2040, тушей 2400, хевсуров 1510, греков 1810, немцев 1040, евреев 500. Всего 224 300 человек, т.е. и после заявленных 17 столетий пребывания в этом краю, грузины не составляли большинства населения, особенно если учесть, что грузинами названы все этносы, обитающие на этой территории, которые сами себя в ту пору, да и в настоящее время, грузинами не считали. Если принять условие, что на ту пору русские называли «грузинами» только картвелов и кахетинцев, то их доля в составе населения будет ничтожной.

Терминами «Грузия» и «грузины» сами жители Закавказья до ХХ века не пользовались, поскольку каждый из них имел свою принадлежность к конкретному племени и народности, а это имело более существенное значение. Но для российских чиновников и военных применение, использование данного термина было удобным, поскольку не нужно было разбираться в том множестве народностей, заселяющих Закавказье, проще было называть их одним словом, которое не определяло ничего. В результате «грузинами» оказались такие народы, как месхи, сваны, гурийцы и имеретинцы. Показательно, что абхазы современных грузин называют гурджами.

Аргументация современных грузинских историков и политиков, пытающихся доказать уникальность современной нации «грузин», рассчитана на невежд, тех обывателей России, Америки и Европы, для которых мир представлен таким образом, что в Африке живут одни негры, а на Кавказе - одни грузины.

В современной грузинской трактовке истории используется топоним «Сакартвело», предполагается, что это синоним понятия «Грузия». В соответствии же со значением этого топонима - это страна картлов. Следовательно, он может распространяться только на Картли и в лучшем случае - на Картлийско-Кахетинское царство. С XII в. это название охватывало уже несколько княжеств на территории Центрального Закавказья, но не прижилось. Свидетельство этому - наличие в период вхождения в состав России отдельных царств и княжеств Закавказья в виде независимых образований. До тех пор, пока Грузия не претендовала на все пространство Закавказья, использование этого термина не имело существенного значения. В частности, Абхазия, которую древние историки также относили к Гурджистану, до VIII в. была самостоятельным государством. Затем, до XI в., это было огромное Абхазское царство, а никак не «Грузия». Позже, до XIV в. это было Царство Абхазо-Имеретинское или наоборот, затем, с его распадом, существовали иные самостоятельные царства и княжества, никоим образом не носившие названия «Грузия».

Здесь уместно остановиться на рассмотрении вопроса об Иверии, поскольку, в один из периодов XI века в Закавказье произошло усиление Армении и возникло царство Армяно-иверское. В свое время Сенковский задал вопрос: «где была Иберия, кто были иберы и какое право имеют грузины присваивать себе это наименование?» Он сам же и дает ответ:

 «Внимательное чтение текстов Страбона, Плиния, Дионисия, Птоломея, Плутарха, Тацита и позднейших писателей-классиков древности говорит, что Иберией собственно была нынешняя Имеретия, Радча, Осетия… и что иберов, как таковых никогда не существовало… Иберы – это народы ныне называемые горцами, и они не могли составлять народа».

Резюмируя представленные сведения из летописных источников, можно сделать следующие вывод:

1) Летописные материалы, начиная с VI в. сообщают о стране Джурзан, Гурзан, Гюрзан,  или Курдж.

2) В ранних работах расположение страны гюрджей отнесено к северной части территории Армении. Еще выше к северу находится страна абхазов.

3) Отмечается, что оба эти государства платят дань правителю Тифлиса для халифов. Следовательно, к середине Х в. территория, прилегающая к Тифлису, не являлась землей гюрджей.

4) В работах VIII в. земли гюрджей территориально относят к южным предгорьям Кавказского хребта в страну «абхазов», которая граничит с аланами (последнее и соответствует действительности).

5) Летописи подтверждают, что именно абхазский народ - гюрджи - спустился с гор к окрестностям Тифлиса в 1122 г., изгнал оттуда мусульман и стал там править. Этот факт подтверждается средневековой историей.

6)Средневековая история Закавказья подтверждает существование в ту пору в исследуемом регионе Абхазского царства, в которое входили: феодальные княжества Абхазия, Кахети, Эрети, Тао-Кларджети. Упоминания о существовании на конец XI в. государства, царства, княжества, области, племени или рода с названием «Грузия» не имеется.

7) Анализируя процесс возникновения терминов «Грузия» и «грузины», убеждаемся, что большей частью они являются результатом неверного, а чаще и тенденциозного перевода арабских, греческих, византийских и иных публикаций более поздними переводчиками в ХIХ-ХХ вв. Это привело к тому, что в процессе формирования истории переводчики оказались более важными персонами, чем сами историки.

Примечания

[1] Слово «гурдж» отсутствует как в классическом (на котором написан Коран), так и в современном арабском языке (см. Арабско-русский словарь. М. 2000). Если оно и имеет арабские корни, то, возможно, идет от одного из диалектов. М. Фасмер полагает, что «Грузия является русским новообразованием» (См. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4 т., М., 1986 г., Т. 1, С. 464)


1.5. Этнос и территория Абхазии.


Анализируя вопрос о происхождении абхазов и истории заселения занимаемой ими территории, большинство негрузинских ученых и некоторые современные грузинские исследователи (например, профессор О. Джапаридзе) считают, что всю западную часть Кавказа до IV-III тысячелетий до н. э. заселяли хетто-абхазо-адыгские племена. На генетическое родство древних абхазо-адыгских племен с хеттами указывают такие известные ученые, как И. Дьяконов, С. Еремян, И. Дунаевская, Вяч. Иванов и др.

Исследователи называют два направления передвижений предков народа на нынешние места их обитания: с Северного Кавказа, где ныне проживают родственные абхазам абазины, адыгейцы, кабардинцы, черкесы, шапсуги, и с юга, со стороны Малой Азии через Колхиду. Согласно первому варианту - колыбель абхазо-адыгов должна быть локализована на северных склонах Западного Кавказа, в Прикубанской нише (Г. А. Меликишвили, М. Д. Лордкипанидзе и др.). Оттуда, в промежутке до I в. н.э. (по мнению таких авторов, как П. Ингороква, и после XVI в.) часть тамошнего населения переместилась на Черноморское побережье. Однако, поскольку со второй половины II тысячелетия до н.э. на Западном Кавказе абсолютно преобладали южные культурные потоки, то гипотезы о переселениях предков абхазов с севера на рубеже нашей эры и тем более в XVII в. лишаются какого-либо археологического обоснования.

Второй, южный, вариант сводится к тому, что прародиной абхазо-адыгов была Колхидская экологическая ниша и прилегающие к ней северо-восточные районы Малой Азии. Еще в конце II - начале I тысячелетия до н. э. там обитали племена, предположительно, родственные адыго-апсилам кашки-абешла (О. М. Джапаридзе, Г. А. Меликишвили, В. Г. Ардзинба и др.). В этом случае необходимо допустить перемещение (по побережью через восточнопричерноморский коридор и через перевалы) прямых языковых предков адыгов в течение II - начале I тысячелетия до н. э. на северные склоны Западного Кавказа. Предки зихов-убыхов при этом заняли нишу между Гагрским хребтом и Туапсе, связанную с соседними территориями достаточно труднопроходимыми сезонными тропами. Протоабхазские же племена как первичная часть общности продолжали обитать в Колхиде, где их в лице апсилов, абасгов и санигов их застали античные авторы.

Последними миграционными событиями в обозримом уже через письменные источники 2000-летнем диапазоне были перемещения части адыгов на восток (кабардинцы) и части абхазов на Северный Кавказ (абазины), обратные же передвижения сколь-нибудь серьезного масштаба не отмечены. Зато весьма показательна и миграция этнонимов: название абхазов – «абаза» переместилось с территории современного Гудаутского района (историческая Абасгия) на обширные области Северо-Западного Кавказа.

Попытка некоторых грузинских ученых подкрепить гипотезу о существовании в этом регионе грузинского царства тем, что найденные в большом количестве на территории Восточного Причерноморья монеты (названные колхидками) являются атрибутом колхидской государственности, е получили поддержки, так как эти монеты чеканились греческими городами и несут явный отпечаток греческой монетной традиции.

В то же время исторические материалы, начиная с I тысячелетия до н. э. свидетельствуют о наличии государства абхазов, располагавшегося на территории Западного Закавказья. Еще в VI в. до н. э Прокопий Кесарийский в работе «Война с готами» написал о существовании границы между лазами  и апсилами, жившими вместе с абазгами. Современная картвелология хотя и причисляет лазов к картвелам, но сами они себя таковыми никогда не считали и не считают до сих пор. По его мнению, проходила она по реке Фазис, которая ныне называется Риони. Уже к III в. до н. э., в период начала правления династии Фарноваза в Закавказье, четко была определена граница территории абхазов. Она проходила по Кавказскому хребту, реке Ингур (Энгури), берегу Черного моря до нынешнего Батуми, по горам до истока реки Чорох и до озера Палакацио, далее по правому берегу реки Дебеда до Куры и, наконец, до Алазани с притоками. Важно то, что на конец IV в. до н. э. Абхазия являлась независимой страной, не входила в состав того, что нынешние грузинские историки называют «Грузией», а также то, что абхазы не относились к «грузинскому населению».

К концу I в. н. э. в Причерноморье образовалось несколько раннефеодальных протоабхазских княжеств, которые несколько веков взаимодействовали друг с другом и с соседними народами. Заселенная абхазами территория служила как бы мостом между Северным Кавказом и Черным морем. Второе направление связей определяло море - вдоль его берегов издавна двигались корабли в сторону Малой Азии и Крыма. Немаловажную роль играло и то, что основание треугольника, занятого абхазами, было открыто воздействиям с юго-востока, откуда вела подгорная дорога («Абхазский путь»), которой пользовались завоеватели и купцы.

Джваншер Джваншериани (Джуаншер Джуаншериани) в ХI в. в книге «Деяния Вахтанга Горгосала» написал, что в V в. граница между Абхазией и Иверией проходила опять-таки по Риони. Иоанн Сабанисдзе в VIII в. сообщал, что границы Абхазии заключают в себе территорию Халдии с Трапезунтом. Это же подтверждает византийский император и историограф Константин VII Багрянородный (Порфирогенет), который в Х в. тоже говорит о Трапезунте в границах Абхазии.

К XVII в. Абхазия определилась как самостоятельное, полностью независимое государство на нынешней территории. В «Новом и полном географическом словаре Российского государства, или Лексиконе», изданном в Москве в 1788 г., читаем:

«Абхазы вольный и многочисленный народ, живущий в Кавказских горах, язык коих ни с каким другим из известных, как только с черкесским, некоторое, но и то небольшое сходство показывает. Земля, на которой живет народ сей, на собственном их языке Абсны называется», т. е. Абхазией. Далее в источнике отмечены границы проживания абхазского народа: «В прежние времена, - говорится в словаре, - жил народ сей только по Западной, к Черному морю примыкающейся стороне Кавказских гор по рекам, прямо в сие море между Кубанью и Енгури впадающим. Последняя река отделяет его от Мингрельцев. Большая часть народа живет и доныне в сей стране и составляет уезды: Хирпис, Чаши, Садзе, Аибга и Ахшипсе, кои черкесам под общим именем Кушгашик, т. е. загорных, известны».

Согласно словарю в западной части Абхазии проживают тубы, убыхи, шаши, шапсуги. Далее составители словаря отдельно описывают «третью малую часть абхазского народа…, которая в прежнем столетии (т. е. в XVII веке) на северную сторону гор перешла, где она между Черкесскими уездами и Кабардою (речь идет об абазинских племенах)... Язык сих северных абхазов с языком полуденных абхазов совершенно сходствует». Далее указано, что центром всей этой территории является крепость Сухум-Кале, где находятся владетельные абхазские князья.

А как видят историю возникновения абхазов грузинские ученые? С. Шамба приводит выдержку из отзыва кафедры древней истории, археологии и этнографии Сухумского филиала Тбилисского государственного университета: «Ученые кавказоведы знают, что абхазский народ составляет два этноса. Исторические абхазы (те же грузины) и сегодня составляют около 80% абхазов. Они носят грузинские фамилии, большинство из них говорят

по-грузински и однофамильцев имеют среди грузин. Апсуа (абазины) на территории Абхазии появляются только в позднем Средневековье. До 1621 г. ни один апсуа в Абхазии не жил. С этого года в церковных и других летописных документах в Абхазии подтверждается проживание лишь трех фамилий».

С. Шамба отмечает, что в этом опусе выражается распространенный и распространяемый в Грузии взгляд на историю абхазского народа (и не только абхазского). Поскольку сам факт проживания на территории современной Абхазии предков абхазов отрицать невозможно, так как он подтвержден многими античными и средневековыми источниками, была выдумана концепция, согласно которой древние и средневековые абхазы - это те же грузины. Современные же абхазы (их называют апсуа по самоназванию абхазов) - «пару веков назад спустились с гор» - т. е. с Северного Кавказа.

В 1989 г. грузинский писатель Р. Мишвеладзе направил открытое письмо писателю Фазилю Искандеру, в котором писал: «...в природе никогда и нигде не существовали ни абхазский язык, ни абхазская культура, а проклятые большевики ввели в заблуждение наивных адыгейцев, придумали для них на территории Грузии абхазскую автономию, в паспортах записали несуществующую национальность «абхаз».

А вот как история абхазского народа выглядит в кратком ее изложении группой известных грузинских писателей М. Кахидзе, Р. Мишвеладзе. Т. Мебуришвили и Г. Джумухидзе в газете "Ахалгазрда комунисти" от 6 мая 1989 г., из которых следует, что абхазы вовсе не абхазы, а «с Северного Кавказа пару веков тому назад к нам (т. е. в Грузию) пришли адыгские племена (апшилы и абазги)... Племена, пришедшие в гости, назвались именем древнейшего грузинского племени, племени абхазов, и, осмелев от нашего простодушия, навязали адыгский язык грузинским абхазам, которые в течение тысячелетий и звука не могли издать на другом языке, кроме родного грузинского». Последнее утверждение звучит совершенно абсурдно и в корне противоречит как историческому опыту, так и законам лингвистики. В истории бывали случаи, когда тот или иной народ переходил на язык более развитых в культурном отношении пришельцев. Например, предки румын даки перешли на язык римлян. Обратных случаев не наблюдается. Так кочевники-булгары передали свое название балканским славянам, но те сохранили свой язык, который и сейчас понятен русским, украинцам и др. Как же могли, по утверждению грузин «безродные полудикие племена, не имевшие ни культуры, ни истории» навязать свой язык «простодушным грузинским абхазам»? Более того, известно, что фонетика абхазского языка настолько сложна и своеобразна, что освоить ее можно лишь в раннем детстве, а взрослые люди не способны это сделать. Но даже грузинские националисты не додумались до утверждений о тотальном похищении «полудикими адыгами» младенцев «грузинских абхазов».

Грузинским «историкам» Т.В. Коридзе и З.Д. Абашидзе удалось протащить этот тезис даже в «Православную энциклопедию», издающуюся под эгидой Московской патриархии, где в статье «Абхазский - Западногрузинский католикосат» встречается утверждение, что нынешние абхазы - это «переселившиеся в 30-е гг. XVII в. с Северного Кавказа племена, принявшие самоназвание местных абхазов».

В № 4 органа СП Грузии журнала «Критика» за 1989 год читаем: «Племя «апсуа» (самоназвание абхазов), спустившееся с Северного Кавказа и поселившееся на древнейшей грузинской земле, совершило неподдающееся человеческому понятию коварство: назвало себя «абхазами» и, присвоив нашу историю, «объявило» себя сыновьями и хозяевами самого прекрасного уголка земли Грузии... Если же хотели настолько уважить это апсуйское племя, написали бы им национальность – «апсуа». Свое недовольство вы (абхазы) имеете право выражать только в Адыгее». Особой эмоциональностью и грубостью отличаются статьи Р. Мишвеладзе: «...пядь за пядью облитую кровью, в течение веков завоеванную, мы пядь за пядью уступали всем без разбору - дервишу ли безродному, или спустившимся с Кавказских гор племенам, не имеющим ни культуры, ни истории... Станем хозяевами своих земель, создадим новые грузинские села на занятых гостями территориях». Как заявляет известный грузинский писатель Чабуа Амирэджиби: «Абхазы - грузинское племя. А те, кто пришел к нам с Северного Кавказа, - всякая шваль, адыгея, убийцы и полудикие племена…».

Бывший президент Грузии З. Гамсахурдиа отмечал: «Грузия является страной грузин», подразумевая при этом, что Абхазия тоже принадлежит грузинам.

Писатель и публицист Г. Е. Церетели, один из организаторов группы «Меоре-даси» общественно-политического течения грузинской интеллигенции, как утверждала грузинская советская историография, идейно близкий русским революционным демократам, еще в 1873 г. писал:

«Весь Кавказ является нашей страной. Следует мысленно представить, что наша нога стоит на нашей земле, что мы находимся в нашей стране. Поселимся ли в стране черкесов, хоть в Дагестане, везде наша родина». Вслед за этими утверждениями Церетели призывал грузин занимать все побережье Черного моря до Крыма, к которому, «словно пиявки, присосались чужеродцы: греки, татары, евреи и другие».

Считаем необходимым, обратить внимание на работу Г. Пайчадзе «Названия Грузии в русских письменных исторических источниках», где нарушен основной принцип исследования, используемый мировой наукой: сначала анализ, затем синтез и в конце выводы. Г. Пайчадзе уже первый абзац своей работы начинает даже не с выводов, а с заключения о том, что все Закавказье буквально со II тысячелетия до н.э. являлось «Грузией», а все народы, обитавшие на его территории, - этнические «грузины». Что же касается «грузин» и «Грузии», то, как уже отмечалось, такого народа, нации или этноса, а также страны не существовало вплоть до новейшего времени. Поэтому говорить о существовании Грузии на протяжении 26 веков - это нонсенс, выдумка, не имеющая ничего общего с исторической действительностью. Из нашего исследования видно, что такие этнические группы народов, как колхи (потом гурийцы) и сваны действительно существовали в указанный период и что в начале ХХ в. они наряду с картвелами и кахетинцами вошли в состав новосозданной нации - грузин. В новое государственное образование вошли также и другие этнические группы: мингрелы, аджарцы, месхетинцы и др. Грузинская нация была образована и получила этот статус с момента начала существования государства Грузия 26 мая 1918 г. и, следовательно, существование нации и государства насчитывает едва ли одно столетие.

Начиная с XX в. происходит и коренное изменение этно-демографической ситуации в Абхазии. Если в 1886 году абхазы составляли 85 процентов населения Абхазии, то в 1916 году их доля снизилась до 57 процентов, а в 1926 упала до 27 процентов. Грузинская оккупация затянулась на долгие годы и перешла в жестокий постоянный геноцид. В результате планомерного заселения грузинскими поселенцами  Абхазии, после ее аннексии Грузией и позже, в период существования СССР, был нарушен демографический баланс. Коренное население оказалось в меньшинстве и в таком угнетенном состоянии, что любые вопросы, связанные с суверенитетом, уже не только рассматриваться, но даже подниматься не могли, поскольку они должны были бы решаться большинством народа страны. А грузинское большинство было создано искусственно, за счет переселенцев из страны-оккупанта. Абхазия в этой ситуации теряла не только свою независимость. Наступление шло на язык народа, был введен грузинский алфавит, планомерно уничтожалась культура этноса. В итоге Абхазию из суверенного государства превратили в некую область, в которой проживает на правах меньшинства малая народность.

В числе доводов о том, что абхазы – это грузины, указывают и на наличие среди абхазов однофамильцев грузин. Это действительно имеет место. Обычно это бывает в результате ассимиляции либо искусственного или естественного изменения этно - демографической ситуации в регионе. Период интенсивного изменения фамилий в Абхазии приходится на время начала геноцида абхазского народа Грузией, активного заселения края грузинами и замены абхазского руководства страны грузинским. Процесс сопровождался этническими чистками, политической и физической расправой, уничтожением правящей элиты страны и ее интеллигенции и пришелся на годы сталинского режима. В сложившейся ситуации наличие среди фамилий, принадлежащих коренному этносу, иных, принадлежащих другим народностям, не может использоваться для отнесения всего этноса к этим народностям по такому признаку, как фамилии, поскольку их изменение происходило и в более ранние времена.

Исторические источники свидетельствуют, что еще в первый период грузинизации Абхазии духовными служителями разного уровня назначались исключительно пастыри из картвельской народности, не знавшие ни местного, ни русского языков. Они вели книги записи рождений, венчаний и смертей, и с их помощью абхазские фамилии переделывались на грузинский манер: Маан - Маргания, Эмхи - Эмухвари, Ачба - Анчабадзе, Инал-ипа - Иналашвили и т. д. Такая трансформация фамилий имела место и в ХХ веке в новый период грузинизации края. Авторы знают случаи, когда еврей Михельсон в потребу необходимости преобразовал свою фамилию в Михалашвили, а русский Маклаков - в Маглакелидзе.

Целенаправленная последовательная политика грузинского руководства по осуществлению геноцида по отношению к абхазскому народу должна была привести к полному очищению Абхазии от негрузинской части населения, и это явилось одной из причин конфликта, имевшего место в 1989 году. С целью полной ассимиляции абхазов, Минюст Грузии издает постановление № 3/1 от 23 февраля 1990 г., обязывающее органы ЗАГСа и МВД Абхазской АССР у граждан абхазской национальности с фамилиями, оканчивающимися на «ия», «иа», «ва», «уа» в документах, удостоверяющих личность, в соответствующей графе записывать национальность - «грузин». Это явилось насильственным изменением национальности этнических абхазов, а, соответственно, и их гражданства.

Детально описывая ситуацию в Закавказье в начале XIX в., Н. Дубровин сообщает следующее: после неоднократных просьб владетелей княжеств Центрального Закавказья о подданстве России:

«Россия предполагала причислить Грузию к числу русских губерний как «Царство Грузинское», и после 1800 г. Грузия (Картли и Кахетия, авт.) «на вечные времена» присоединяется к России. Ее территория к северу граничила с Кавказским хребтом, с запада от Имеретии отделялась Хопинскою долиною. От Ахалцихского пашалыка горами, на продолжении от урочища Топаравана до Ахбабы. С юга от Карского пашалыка она отделялась р. Арпачаем, от ханства Эриванского - оз. Гокча. К востоку р. Джагор отделяла ее от Ханства Ганжинского, а р. Алазань от Джаро-Белокань.

Грузия включала в себя Карталинию, Кахетию, Самхетию (состоящую из Триолети и Борчалы), Казахи, Шамшадыль, Бамбаки и Шурагель; земли хевсуров, пшавов, тушин, осетин. Все пространство ее не превышало 280 верст с востока на запад и 300 верст с севера на юг. Народонаселения было около 100 тыс. душ.

Западную часть Закавказья составляли царство Имеретинское, владения Мингрельское, Абхазское, Гурийское, признанные независимыми от Турции по Кучук-Кайнарджийскому миру 1774 г., и пашалык Ахалцихский».

Первые официальные упоминания о «Грузии» содержались в военных сводках и отчетах в период войн с Персией в ХУШ веке, в которых принимала участие и Россия. На рис. 2 представлена карта того времени, определяющая границы «Грузии» в понимании российских военачальников. В соответствии с картой, являющейся юридическим документом, эти границы включали в себя только Карталинию. Абхазия к этому княжеству никакого отношения не имела.

Граница между Абхазией и Мингрелией, указанная на карте XVIII века, являющейся первым юридическим документом, проходит по реке Енгурн (Ингур), а так называемая «Грузия», согласно этой карте, расположена на незначительной территории Центрального Закавказья и даже не граничит с Абхазией. Южная граница Абхазии по реке Ингур отмечается и другими авторами:

«Мы теперь уже в Абхазии, границы которой принято считать от города Гагры до р. Ингур, несмотря на то, что часть страны, от р. Кодор до р. Меркулы или Мокви, очень долго принадлежала Мингрелии и составляла одну из дальнейших частей княжества Дадианов; от Меркулы же до Ингури простирается так называемая Самурзакань, или владение Мурза-Хана», пишет графиня Уварова.

  Рис. 2 Выкопировка из «Плана операций корпуса ген.-майора Сухотина в Азии в компании 1771 году»(фрагмент). Из «Грамоты и др. исторические документы ХУШ столетия, относительно Грузии. Т. 1, с 1768 по 1774 годы».

В книге «Сведения об удобствах квартирного расположения всех родов войск в Абхазии (Краткое военно-статистическое обозрение с квартирной картой)», составленной 1-м отделом Департамента Генштаба в 1843 году, подробно описывается граница Абхазии, начиная от Самурзакана до земли джигетов. В ней приводится подробная характеристика природы - лесов, вод, рек, озер, населенных пунктов, состояние хозяйств в целом, сословное положение и др. К книге приложена большая квартирная карта Абхазии.

Ф. Ф. Торнау в книге «Воспоминания кавказского офицера» пишет, что «настоящая граница Абхазии начинается на правом берегу Ингури». Интересные сведения о границах Абхазии мы находим в трудах К. Д. Мачавариани. Он писал:

«Границы Самурзаканского участка составляют с севера Кавказские горы (отроги их), с юга Черное море, с востока река Ингур и пограничная Мингрелия, а с севера - р. Охурей и Кодорский участок - Самурзакан получила свое название от князя Мурзакана Шервашидзе, которому владетель Абхазии поручил заведование этим участком... С левой стороны Ингура начинается Мингрелия, именно Зугдидский и Сенакский уезды». В этой работе также подчеркивается, что Самурзаканский район всегда являлся территорией Абхазии и находился за пределами Мингрелии, а на начало ХVIII в. был заселен только абхазами.

В 1864 г. грузинский священник Д. Мачавариани и русский генерал И. Бартоломей отмечали: «Самурзакань отделяется от последней (Мингрелии) Ингуром, который часто бывает непроходим, тогда как со стороны Абхазии она не имеет такой преграды. Это может служить объяснением большего влияния в прежнее время Абхазии, чем Мингрелии, на Самурзакань и подтверждением народного предания о прежней нераздельности Абхазии с Самурзаканью». На протяжении последних трех веков и до сего дня эта река является политической и государственной границей Абхазии, отделяющей ее от Мингрелии и Грузии.

Летописные источники подтверждают существование с VIII по ХI в. могущественного независимого государства - Абхазского царства, территория которого охватывала районы на севере до Кубани, на юге - до Батума, включая часть современной Восточной Грузии, с Тбилиси и далее до Армении. В последующий период в составе Абхазо-Имеретинского царства существовало автономное политическое образование – княжество Абхазия. В XII-XIII вв. резиденцией абхазских владетельных князей Чачба - Шарвашидзе служил Цхум (Сухум). Этот княжеский род правил Абхазией до середины XIX в. В середине XIII в. под ударами монголов Абхазо-Имеретинское царство распалось на множество царств и княжеств, среди которых было и отдельное государство - княжество Абхазия. Затем, на протяжении 600 лет, до принятия в состав Российской империи в 1810 г., ни с одним царством или княжеством Абхазское княжество не объединялось. Напротив, в течение этих столетий с переменным успехом вело с ними борьбу. Так, например, в конце XIII - начале XIV в. Мингрелия оккупировала восточные области Абхазии (Цхумское воеводство) до Анакопии. Борьба за эту территорию велась до XVII в. К моменту вступления в 1803 г. Мингрелии в состав России крепость Анаклия на левом берегу р. Ингур находилась в руках Абхазии, где в заложниках пребывал наследник мингрельского владетельного князя. Даже наличие крупнейшего оборонительно-разграничительного сооружения Кавказа - 60-километровой Келасурской (Великой Абхазской) стены не смогло остановить абхазов, взявших тот рубеж штурмом и восстановивших по р. Ингур свою древнюю политическую границу. Контролируемая абхазскими князьями территория то сужалась, то вновь расширялась, но никогда Абхазия не прекращала своего существования в своих исторических границах.

В конце XVIII – начале XIX века большинство кавказских государств вошли в состав России: Картли-Кахетия – в. 1801 году, Мингрелия – в 1803 году, Имеретия – в 1804 году, Гурийское княжество – в 1811 году. В 1804-1806 гг. к России были присоединены азербайджанские ханства. В 1810 году в состав России вошла и Абхазия, которая никогда не была и не представляла себя «грузинским» народом, нацией или этносом. Граница с юга отделяла Абхазию от Мингрелии и других царств и княжеств, являвшихся самостоятельными государственными образованиями. Абхазия вошла в состав Российской империи как суверенное государство, субъект мировой политики, что и было признано и зафиксировано юридически. Абхазское княжество, испросив у России покровительство, вошло в ее состав с собственной территорией, фактически идентичной сегодняшней, сохранив при этом, в отличие от всех других княжеств, существовавших на территории современной Грузии, автономный статус.

Начавшееся сразу же после 1810 года переселение абхазов в Турцию (так называемое "махаджирство") приобрело массовый характер. Несколько десятков тысяч людей были вынуждены покинуть родину. Для оставшихся - царские чиновники были чужой властью. В 1866 г. вспыхнуло Лыхненское восстание, в котором приняли участие примерно 20 тыс. человек. Это была попытка восстановить княжество, т. е. государственность, но оказалась неудачной и была подавлено военной силой. А вслед за этим начались жестокие репрессии - тюрьмы, ссылка, каторга. В 1877 году произошло новое восстание и очередные репрессии, в том числе повторное переселение в Турцию. На этот раз Абхазию покинули до 50 тыс. человек. Это была национальная трагедия. На протяжении XIX в. Абхазия лишилась около 180 тыс. человек, из них 135 тыс. абхазов. Страна обезлюдела. Ее территория стала заселяться народами иных национальностей: армянами, греками, немцами, эстонцами, русскими, украинцами, евреями. Но больше всего в страну устремилось так называемых грузин, т. е. картвелов, кахетинцев и мингрелов. За десятилетие (1886 - 1897 гг.), численность поселенцев из Закавказья в Абхазии выросла в шесть раз, достигнув 26 тыс. человек. Национальный состав населения резко изменился.

Но дело этим не закончилось. В том же 1864 году, в связи с началом массового исхода коренного населения в Турцию, часть территории Абхазии от реки Мзымта до реки Бегрипста была присоединена к образованному в то время Черноморскому округу, впоследствии губернии. Царское правительство и в дальнейшем продолжало нарушать территориальную целостность Абхазии. В конце XIX в. император Николай II подарил значительную часть Гагринского участка своему родственнику, принцу А. Ольденбургскому, который в 1903 г. основал «Гагринскую климатическую станцию» – аристократический курорт. Указом императора от 24 декабря 1904 года было утверждено «Положение о присоединении Гагринской климатической станции с прилегающим районом до реки Бзыби к Сочинскому округу Черноморской губернии». Колонизация территории, начавшаяся с первой половины ХIХ столетия, приняла массовый характер в последней четверти века и шла со всех сторон – из Турции, России, Мингрелии, Имеретии. По данным Г. Дзидзария, Абхазия в ХIХ в. делилась на Бзыбский, Абхазский (Сухумский) и Абжуйский округа, Цебельдинское (с 1837 г.) и Самурзаканское (с 1840 г.) приставства. В 1840 г. было образовано Джигетское приставство в пределах от р. Гагрипш до р. Хоста (Малая Абхазия). В 1841 г. эта территория была причислена к Абхазскому княжеству, а в 1847 г., вместе с Цебельдинским приставством, передана Черноморскому округу. Столицей являлись Лыхны. Г. Дзидзария также сообщает, со ссылкой на И. К. Аша (1830), что «северо-западной границей Абхазии является р. Гагрипш, с которой и начинается земля джигетов», а после того, как русские построили в Гагре в 1830 г. укрепление, эта земля была присоединена к Абхазии, а еще позже вошла в Сухумский отдел.

Территориальное устройство Сухумского военного отдела, формально входившего в состав Кутаисской губернии, подвергалось и позже постоянным реформациям. После 1864 г. бывшее III отделение Черноморской береговой линии (от р. Гагрипш до р. Кодор) было поделено на округа: 1) Очемчирский (бывший Самурзаканский округ и Цебельда), Гудава, Окум, Бедия, Очемчири, Илори, Дальское ущелье, Георгиевское и Цебельдинское укрепления; и 2) Пицундский: (Абхазия, бывший Абживский, Бзыбский и Сухумский округи), Дранды, Келасури, Сухум-Кале, Аацы, Гудаут, Соук-су, Цера, Пицунда, Гагры, Псху, Ахчи-Псху.

Таким образом, на основе  объективных сведений можно сделать следующие выводы:

1) Античные авторы подтверждают существование абхазского этноса с V в. до н. э. и далее, а также его обитание на территории Абхазского государства, располагавшегося на всем побережье Западного Закавказья. Его южная граница проходила по р. Фазис (Рион), а иногда в его пределы входили и более южные районы, в том числе Трапезунт.

2) Хотя Абхазское царство, располагавшееся на территории нынешней Абхазии, областей Восточного, Южного Закавказья и частично Армении в течение почти шести веков, распалось на ряд отдельных феодальных образований, самостоятельное Абхазское государство продолжало существовать на исторически подтвержденной территории зарождения его этноса. Весь период обитания в этом районе с V в. до н.э. абхазов как этноса, территория Абхазии оставалась в существующих ныне границах, являясь собственностью ее народа и никогда не передавалась во владение кому-либо в легитимном порядке.

3) Расположение в доисторические времена абхазов в области нынешней Колхиды и их вытеснение к северу племенами, позже заселившими этот район, подтверждается наличием различного рода абхазских топонимов в Юго-Западном Закавказье.

4) Государство абхазов уже в ту пору владело собственным названием - "Абсны", сохранившимся до настоящего времени в прочтении "Апсны", что и есть Абхазия.

5) Подтверждается многочисленность абхазского населения, проживающего в стране, особенно учитывая то обстоятельство, что к этому времени еще не имело места махаджирство, приведшее к исходу из страны нескольких сотен тысяч абхазов и близких им народов.

6) В документах четко определена территория средневековой Абхазии и ее границы, проходящие с юга по р. Ингур до Кавказского хребта, вдоль него на север и до Кубани.

7) Предельно ясно оговаривается самобытность абхазского языка, не имеющего сходства с другими (в первую очередь, с языками картвельской группы), кроме определенного подобия с черкесским и рядом других языков народов Северного Кавказа. Вероятно, сходство с языком этого народа и послужило одной из причин отнесения в "Словаре..." границ Абхазии к Кубани, поскольку в ту пору на северной от границ Абхазии территории проживали именно черкесы.

8) Указание на наличие в стране только одного языка свидетельствует об отсутствии на территории Абхазии, других народностей с собственным языком, т.е. о гомогенности ее населения.

9) Очень важным является тот факт, что Абхазия отделяется от Мингрелии рекой Ингур (Энгури), служащей естественной границей. Это подтверждает то, что на исконно абхазской земле до середины ХVIII в. (во всяком случае, до его начала,) никогда не проживали так называемые «грузинские» племена

и, тем более, народы картвельской семьи. Раздел проходил, как и в настоящее время, по р. Ингур. Первое упоминание о южной границе по р. Ингур, отделяющей Абхазию от южных соседей, относится к III в. до н. э.

11) Приведенные летописные материалы еще раз устанавливают безосновательность всех инсинуаций со стороны историков, политиков и писателей Грузии, пытающихся доказать, что в мире нет, и не существовало никогда ни Абхазии как государства, расположенного на собственной территории в строго очерченных границах, ни абхазского этноса, проживающего на этой территории на протяжении нескольких тысячелетий.

12) Подтверждается факт наличия признака, необходимого для признания за государством суверенности, – наличие собственной территории и проживание на ней коренного этноса – абхазов.


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика