Людмила Хрушкова

Об авторе

Хрушкова Людмила Георгиевна
(род. в 1948)
Крупный российский археолог и искусствовед. Кандидат исторических наук (1978). Доктор исторических наук (1991). Профессор МГУ и РГГУ (1994). Окончила Московский историко-архивный институт. Работала научным сотрудником в Абхазском институте языка, литературы и истории в Сухуме. Свыше 20 лет вела раскопки памятников позднеантичной и византийской эпох в Абхазии, автор более 100 научных работ. Занимается общими проблемами и историей раннехристианской и византийской археологии. Читала лекции в École Platique des Hautes Études (Париж) и в Pontificio Istituto di Archeologia Cristiana (Рим).

Монографии:

  • Скульптура раннесредневековой Абхазии: V—X века. — Тбилиси, 1980
  • Цандрипш: Материалы по раннесредневековому строительству в Абхазии. — Сухуми, 1985
  • Лыхны: Средневековый дворцовый комплекс в Абхазии. — М., 1998
  • Абхазия. Краткий исторический очерк. — М., 2003
  • Раннехристианские памятники Восточного Причерноморья. — М., 2002
  • Les monuments chrétiens du cote oriental de la mer Noire. Abkhazie IV—XIV siècles. Turnhout, 2006

(Источник текста и фото: http://www.ru.wikipedia.org.)





Л.  Г.  Хрушкова

Статьи:


Приключения итальянцев в Колхиде

Католические миссионеры оставили уникальные сведения о жизни Церкви XVII века

В этом году 28 мая исполнилось 550 лет со дня падения Константинополя. Это одно из тех событий мировой истории, последствия которых огромны и многообразны. Однако мы затронем лишь один частный вопрос, а именно, как закат Византии повлиял на судьбу народов, населявших северную часть древней Колхиды, Мегрелию и Абхазию.

Вскоре после падения византийской столицы турецкие корабли появились у Севастополиса (современный Сухуми). Они контролировали главные прибрежные города и требовали дань, угрожая блокадой. Постепенно древняя христианская культура края, где, согласно традиции, проповедовали апостолы Андрей и Симон, стала клониться к упадку. Часть населения вспомнила старые языческие верования, которые полностью никогда и не забывались. Иные, особенно из высшего сословия, приняли ислам. Православный архиепископ Антиохийский Макарий, который в 1664-1665 гг. провел в Мегрелии и Абхазии около полутора лет, называет древние епископские центры в Мокве, Бедиа, Дранде. К архиепископу приходили местные жители и просили окрестить их. А епископа Моквы Макарий вынужден был сместить за то, что он занимался работорговлей, в течение года продав туркам 60 красивых женщин и мальчиков из числа своей паствы.

В XVII в. в разных провинциях Западной Грузии - Гурии, Имеретии, Мегрелии - появляются католические миссионеры из Италии. Итальянцы, в особенности генуэзцы, давно и хорошо знали это побережье. Не одно столетие они вели здесь торговлю. В XIV и XV вв. в Севастополисе существовали генуэзское консульство и католическая епархия со своим епископом. В первой половине XVII в. католическая миссия находилась в местечке Чипурия, недалеко от современного города Зугдиди близ правого берега Инугри. Сюда прибывали монахи из разных орденов. Среди них доминиканец Арканджело Ламберти, театинцы Иоанн Лукка, Кристофоро Кастелли, Джузеппе Мария Цампи и др. Они приезжали надолго, жили в крае десятилетиями, внимательно наблюдая и ведя записи. Их интересовало все: природа и хозяйство, история и обычаи местных жителей, церкви, реликвии и обряды. Потом они публиковали свои "Реляции", описания края. Особенно интересен "Альбом" Кастелли, хранящийся в библиотеке Палермо. Этот одаренный художник оставил нам сотни рисунков, которые сопровождал надписями и комментариями. Здесь пейзажи и портреты исторических лиц, памятники архитектуры и типы жителей, спортивные игры, сцены крещения детей и многое другое.

Арканджело Ламберти прибыл из окрестностей Неаполя. Среди его заметок описание необычных обрядов, которые он наблюдал в церкви св. Георгия в селе Илори, находящейся в Очамчирском районе в Абхазии. Эта небольшая церковь скромной архитектуры, построенная в XI в., пользовалась особой популярностью, а культ святого Георгия переплетался здесь с культом быка. На Пасху бык с золочеными рогами торжественно появлялся в церкви. Затем его убивали и ели, считалось, что его мясо обладает исцеляющей силой. А 21 октября, в день святого Георгия, бык чудесным образом оказывался в специально опечатанной церкви. Благодаря особому покровительству святого Илорская церковь была наполнена сокровищами, и еще во второй половине XIX в. исследователи могли видеть там прекрасную коллекцию золотых и серебряных литургических сосудов. Среди них знаменитая золотая чаша царя Баграта (999 г.) Она и сохранилась, может быть, до наших дней именно благодаря особому почитанию Илорской церкви.

Некоторые свидетельства Арканджело Ламберти хорошо дополняются рисунками Кастелли. На одном из них видим красавицу в богатом одеянии, которая прикрывает лицо платком. Это Дареджан Шервашидзе (Шарашиа), дочь владетельного князя Абхазии. Ламберти пишет, что "помимо природной красоты она обладала всеми добродетелями, которые подобают женщине ее фамилии: в вышивании, чтении, письме, в великодушии и учтивости она не имела себе подобных". Ее муж, правитель Мегрелии Леван II Дадиани, обвинил жену в супружеской неверности и жестоко наказал ее, отрезав нос и уши. После этого ожесточенные военные столкновения князей Шервашидзе и Дадиани стали неизбежными. Немало было сожжено и разграблено деревень, захвачено пленников, пострадал и дворец в селе Лыхны, древней резиденции абхазского владетеля.

Разумеется, местные правители тоже были в числе портретируемых. Например, абхазский князь изображен в полном вооружении, с луком и колчаном, полным стрел, на фоне гор и двух церквей как владетель христианской страны.

Вообще Кастелли охотно рисует всадников, ведь в изображениях лошадей, их движениях, сложных ракурсах рисовальщик может показать свое искусство. Любопытный рисунок изображает спортивную сцену - игру в мяч, которую на современном языке именуют "конным футболом". Этой игрой, которая требует большой ловкости и смелости, очень увлекались византийцы, ее любили и на Кавказе (по-грузински ее называют "цхенбурти"). Кастелли изображает четырех всадников с клюшками на полном скаку, в бурной борьбе за мяч, справа - большой жилой дом с пристройками, вдали - крестово-купольная церковь того типа, который в IX-XI вв. был самым распространенным в Абхазии. Больше всего она похожа на храм в селе Лыхны, стоящий рядом с развалинами дворца Шервашидзе. Остается только добавить, что на этой обширной площади эту захватывающе быструю, азартную и опасную игру можно видеть и в наши дни.

Может быть, на одном рисунке мы видим самого художника. Сцена изображает крещение ребенка, рядом стоит человек в монашеском одеянии с трубой, воссылающей глас к небесам. Не сам ли это дон Кристофоро в момент своих миссионерских трудов? На дальнем плане виден большой епископский храм в селе Дранда, построенный в византийском стиле. Как видно, рисунок выполнен до 1634 г., когда турки высадили на берег большой десант и сожгли церковь. Среди иллюстраций альбома Кастелли так называемая великая Абхазская стена, представленная "с высоты птичьего полета". Эта грандиозная фортификация является одним из самых загадочных сооружений Кавказа. О ней высказывалось множество предположений: ее строительство приписывали то древним грекам, то абхазцам или византийцам, то Левану II Дадиани. По мнению Ламберти, стена должна была защищать Мегрелию от вторжения абхазов.

Разгадка была найдена совсем недавно. Среди древних манускриптов в монастыре святой Екатерины на Синае профессор З.Алексидзе открыл древнегрузинскую рукопись. Ее анализ позволяет сделать вывод, что стену скорее всего построили персы-сасаниды во второй половине VI в. - в конце юстиниановской эпохи или вскоре после нее.

Один из самых впечатляющих рисунков в альбоме Кастелли - храм в Пицунде, который с конца XIV и до середины XVII в. был кафедрой Католикоса (Патриарха) всей Западной Грузии. Он был известен и за пределами Кавказа. Иоанн Лукка в 1629 г. видел в церкви чашу, наполненную золотыми и серебряными монетами. Как ему объяснил местный священник, эти дары принесли казаки-запорожцы в честь удачного турецкого похода. Это огромное сооружение Кастелли называет "чудесным храмом", "величайшей и древнейшей церковью". Ее строительство местное предание приписывает самому апостолу Андрею, который проповедовал в этих краях. Здесь же рисовальщик изображает амазонок, которые, согласно античной традиции, жили в Колхиде. Они изображены, как и должно, обнаженными и воинственными. Группа горцев-сванов пытается снять мраморную колонну. Перед другой колонной, увенчанной крестом, маленькие коленопреклоненные фигурки изображены в позе поклонения. Это мрамор, привезенный из Константинополя, его фрагменты и сейчас можно видеть в Пицундском археологическом музее. В Пицунде в Успенском монастыре жил православный Патриарх Малакия, с которым был близок Кастелли. Древность этого религиозного центра восходит если и не к апостольским временам, то, несомненно, к константиновской эпохе. Поблизости от большого пицундского храма и сейчас видны руины церкви, где служил епископ Стратофил, участник Первого Никейского Собора 325 г., который подписал все его документы, включая основной - Символ веры.

Мы не знаем, сколько мегрелов и абхазов обратились в католичество. Вряд ли их было много. Но те записки и рисунки, которые оставили миссионеры, являются драгоценными историческими документами.

(Опубликовано в: НГ-Религии, 4 июня 2003 г.)

(Перепечатывается с сайта: http://religion.ru.)
___________________________________________


Страница истории, культуры и религии

С советских времен Абхазия вызывает в памяти самые лучшие воспоминания - путешествия, море и горы, цветущие олеандры и фрукты. Многие интересуются культурой абхазов, их обычаями и историей, в которой были периоды подъема и процветания, но были и драматические страницы. Местное население в течение многих тысячелетий (скольких именно, историки и археологи ведут долгие дискуссии) живет на этой территории. Вот почему современные обычаи и верования находят немало параллелей или объяснений в древности - в исторических документах, археологических свидетельствах, фольклорных преданиях. У народов Кавказа историческая память очень устойчива.

Путешественники замечали своеобразие здешних обычаев, черты разных традиций - одно идет из глубокой древности, другое было принесено христианством, а что-то связано с исламом. Но есть явления, которые остаются неизменными. В Абхазии, как и во всем мире, были войны, но они никогда не носили религиозного характера. Нет религиозной вражды и сейчас. Прибрежная Абхазия всегда была местом встречи различных традиций - кавказских, греческих, римских, а затем византийских, турецких, русских.

Из всех мировых религий христианство в Абхазии имеет самые древние корни. Как считает церковная традиция, в этих краях проповедовали апостолы Андрей и Симон Ханаанеянин. В исторических документах есть сведения о Стратофиле, епископе города Питиуса (сейчас Пицунда), который участвовал в первом вселенском соборе, проходившем в Никее в 325 г. Когда Стратофил отправился на собор, его путь лежал через Византий - столичного города Константинополя тогда еще не существовало. Уже в VI в. христианство распространилось среди местного населения. От эпохи Абхазского царства (VIII-X вв.), осталось немало крупных и хорошо сохранившихся памятников - церкви, крепости, дворцы. Ситуация изменилась после падения Византии в 1453 году. На Черноморском побережье появились турецкие войска и турецкие купцы. Христианство пришло в упадок, часть населения приняло ислам, стали возвращаться языческие верования.

Кавказом заинтересовались католические миссионеры. Миссий было несколько. В Абхазии побывали доминиканец Арканджело Ламберти, театинец Джованни Лукка, Джузеппе Дзампи и другие. Они приезжали надолго, внимательно наблюдали и писали записи. Миссионеров интересовало все - природа и хозяйство, жилища и одежда, обычаи обряды. До нас не дошло никаких сведений о том, скольких абхазов или мегрельцев им удалось обратить в католичество, но их записки и отчеты служат прекрасным историческим источником. Один из самых важных документов создал монах ордена театинцев Дон Кристофоро Кастелли. Он не только написал подробный отчет для Ватикана, но и иллюстрировал его многочисленными рисунками. Их качество говорит о том, что Кастелли получил в Италии образование профессионального художника. Он прибыл в Грузию через Трапезунт в 1631 году вместе с группой миссионеров по заданию папы Урбана VIII. Кастелли провел в западных провинциях Грузии (Гурия, Мегрелия, Имеретия) более 20 лет. Оригинал документа хранится в городской библиотеке Палермо в Италии.

Сюжеты рисунков Кастелли очень разнообразны. Здесь портреты исторических лиц и бытовые сцены, спортивные игры, виды населенных пунктов, жилища и памятники архитектуры. Иногда реальные исторические персонажи чередуются с фантастическими существами, например, с амазонками. Моделями художнику часто служили важные персоны - абхазский князь Сетеман Шервашидзе, владетель Мегрелии князь Леван II Дадиани и его жена, католикос Захария Квариани, русские послы Толочанов и Евлев, иерусалимский архимандрит Николай Ирбах. На некоторых рисунках можно увидеть изображения взрослых и детей, которых отправляют в рабство в Турцию. Художник охотно рисует сцены крещения детей, не забывая, конечно, изобразить и самого себя.

На одном из лучших рисунков Кастелли изображен абхазский князь на коне, в центре обширной площади. Он представлен в условном типе римского воина - в коротком плаще и шлеме с круглым щитом за спиной, с колчаном и луком. На заднем плане - две церкви, похожих одна на другую. Обернувшись к зрителю, князь правой рукой указывает на церковь. Конечно, рисунок идеализирован. В XVII в. в Абхазии не носили римских одеяний. Не знаем мы и такого населенного пункта, где бы две почти одинаковых церкви стояли рядом. Тем не менее многое в этом рисунке позволяет предположить, что художник видел село Лыхны и отразил личные наблюдения.

Лыхны – большое древнее село в окрестностях Гудауты, которое на протяжении нескольких столетий было резиденцией абхазских правителей князей Чачба-Шервашидзе. В начале XIX в. французский путешественник торговец Поль Гибаль писал, что Лыхны «или деревня, или город», в центре большой площади, которая служит форумом для собраний, князь, сидя под большим деревом, занимается судебным разбирательством. И в наши дни на площади, называемой по-абхазски Лыхнаштой, народ собирается для решения важнейших вопросов. Существует поговорка: «Когда народ собирается на Лыхнаште, в Абхазии даже дождь не идет». Здесь же проходят и народные праздники, главный из которых День Успения (по имени церкви, которая находится на краю площади). Жители отмечают этот праздник как семейный, народный, а не как религиозный. Церковь в Лыхны очень похожа на ту, что изображена на рисунке Кастелли. Это купольное сооружение с боковыми притворами и с оградой, в ее интерьере сохранились росписи XIV века.

С другой стороны Лыхнашты видна импозантная руина средневекового дворца. Это крупное двухэтажное сооружение еще раз говорит о значении и богатстве села. Именно здесь археологи открыли самый крупный в Абхазии клад золотых и серебряных монет XI века. Золотые монеты были чеканены византийскими императорами, а большинство серебряных – грузинскими царями. На грузинских монетах надписи: «Христос, возвеличь Баграта, царя абхазов…», или «Христос, возвеличь Георгия, царя абхазов и картвелов…» Обитатели дворца, князья Шервашидзе, при всех поворотах исторических судеб были христианами. Этим и объясняется хорошая сохранность церкви, которая дожила до наших дней почти без перестроек. Не случайно один из рисунков Кастелли изображает абхазского князя Шервашидзе коленопреклоненным перед архимандритом Ирбахом. Уже тогда в церквях Абхазии еще хранилось множество икон из драгоценных металлов и разных реликвий. Об этом пишет Кастелли, это же подтверждают русские послы к князю Левану, священник Захариев и переводчик Федот Елчина, которые провели здесь несколько месяцев в 1639-1640 годах.

Еще один популярный праздник ежегодно проходит в Лыхны осенью, после сбора урожая. Он так и называется Лыхнашта. Здесь организуют выставки народных ремесел, концерты. В это время площадь становится и ипподромом, где проходят скачки и конно-спортивные игры. Рисунок Кастелли изображает динамичную сцену стремительной азартной игры, которую любили на Кавказе также, как и в Византии (конное поло, которое в разных странах той эпохи называлось по-разному).

В альбоме итальянского миссионера Кастелли немало изображений церквей. Самый замечательный рисунок - вид большой церкви в Пицунде, которая была одним из самых древних христианских центров на Кавказе. Даже в эпоху турецкого протектората эту церковь почитало местное население, ее посещали путешественники и паломники. С конца XIV и до середины XVI века Пицунда была резиденцией Абхазского католикоса (патриарха). Не случайно именно пицундская церковь стала первой, которую восстановили во второй половине XIX века.

На рисунке Кастелли изображен южный фасад величественного сооружения. Маленькие забавные фигурки, видные тут и там - «путти», заимствованные автором из римского декоративного репертуара. Основное изображение дополнено двумя небольшими сценками. Две фигурки, распростертые на земле, поклоняются колонне, увенчанной крестом. Справа группа людей, которых надпись именует «горными сванами», кажется, пытаются воздвигнуть мраморную колонну. Любопытно, что три мраморные колонны и сейчас стоят перед южным фасадом. Этот мрамор в Причерноморье привозили из византийских мастерских, расположенных в окрестностях Константинополя, им украшали большие общественные сооружении, чаще всего церкви.

Внутри храма находится часовня, где сохранились фрески XVI века. На одной из них изображены Андрей и Симон, просветители Абхазии. Около пицундского храма сейчас ведутся раскопки, организованные Управлением по охране культурного наследия Абхазии. Уже открыты остатки гражданского сооружения, древние части которого восходят к поздней античности, а более поздние – к эпохе средних веков. Рядом находится часовня, во второй половине XIX века построенная на остатках древней церкви. Ее посещают и туристы, и местные жители.

Рисунки Кастелли говорят о том, что остатки византийского православия в Абхазии сохранялись очень долгое время после падения Византии. Это помогло работе «Общества по восстановлению православного христианства на Кавказе», которое начало свою деятельность после стабилизации политической обстановки, во второй половине XIX века. Были активны и католические проповедники. Турецкий путешественник Эвлия Челеби увидел Абхазию другими глазами – он пишет в основном о языческих верованиях местного населения. В те времена и сложилась традиция мирного сосуществования различных верований. Людей в Абхазии объединяет не столько религия, сколько свод местных обычаев и правил.

(Перепечатывается с сайта: http://www.forum.vardanank.org.)
__________________________________________________




Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика