Раздел IV

СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ


Глава I. АБХАЗИЯ В ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД ОТ КАПИТАЛИЗМА К СОЦИАЛИЗМУ. ПОСТРОЕНИЕ ОСНОВ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА (1921—1941 гг.)

§ 1. Восстановление Советской власти в Абхазии

Учитывая благоприятную внутреннюю и внешнюю обстановку в Абхазии и в целом в Грузии, рост влияния большевиков на массы, Кавбюро ЦК РКП (б) в январе 1921 г. дало установку ЦК КП Грузии и Абхазскому окружному комитету партии на подготовку вооруженного восстания. В Азербайджане (апрель 1920 г.) и Армении (ноябрь 1920г.) к этому времени Советская власть была уже установлена.
В середине февраля 1921 г. в Сухуме состоялось нелегальное собрание Окружного комитета партии. Были созданы Временный окружной комитет партии и Временный ревком Абхазии. 16 февраля 1921 г. образован Ревком Грузии. Примерно в это же время создается Ревком Абхазии в составе Эшба, Лакоба, Акиртава. В этот период Е. Эшба и Н. Лакоба с группой товарищей еще находились в заграничной командировке в Турции, а Ревкомом фактически руководил Н. Акиртава. Подпольные революционные комитеты по руководству восстанием создаются во всех уездах.
Абхазский повстанческий отряд в сопровождении 274-го полка 31-й дивизии IX Красной Армии под руководством Н. Акиртава выступил против регулярных войск меньшевистского правительства Грузии на линии границы по реке Псоу. От имени Ревкома Абхазии Н. Акиртава обратился к абхазскому народу с воззванием о повсеместном вооруженном восстании.
22 февраля 1921 г. в Сочи вышел первый номер газеты «Голос трудовой Абхазии» под редакцией Н. Акиртава, в котором были опубликова-

326

ны первые обращения Ревкома Абхазии к народу и о помощи в Кавбюро ЦК. В ответ на телеграмму Н.Акиртава Г.Орджоникидзе сообщил; «Красная Армия изменила бы себе, если бы она не пришла на помощь восставшим рабочим и крестьянам Абхазии против своих поработителей». А накануне по поручению ЦК РКП (б) Сталин телеграфировал Серго: «... Не забудьте абхазцев, которые тоже восстали и вблизи которых стоит 9 Армия».
22 февраля в г.Гагра была установлена Советская власть. Навстречу частям Красной Армии выступил киаразовский отряд, руководимый М.Гобечия, И.Вардания, М.Тарнава и др.
25 февраля 1921 г. XI Красная Армия в сопровождении повстанческих отрядов вступила в Тифлис. В Грузии победила Советская власть.
В этот же день отряды «Киараза» вместе с 274-м полком освободили с.Лыхны. Революционный комитет Абхазии вновь обратился к абхазскому народу: «К оружию, братцы абхазцы! Вставайте все как один от мала до велика!... Да здравствует Советская Абхазия! Да здравствует наша союзница Российская Советская республика!».
26 февраля 1921 г. киаразовцы совместно с частями Красной Армии освободили г.Гудаута. В Гудаутском уезде была восстановлена Советская власть, создан уездный ревком во главе с З.Бения. В его состав вошли М.Гобечия, В.Агрба, И.Вардания, М.Тарнава, И.Чамагуа, З.Отырба, И.Юрченко и др. В этот же день Гудаутский уездный ревком обратился с воззванием к населению уезда «встать в ряды повстанцев и грудью защищать свободу и интересы трудового народа».
Противник закрепился в Новом Афоне. На помощь Красной Армии были направлены члены уездного комитета М.Гобечия, И.Чамагуа и др. с отрядами «Киараза», которые обеспечили прорыв фронта. 3 марта грузинские войска вынуждены были оставить Новый Афон. В тот же день части Красной Армии в сопровождении киаразовцев направились к Сухуму. Навстречу им двинулись повстанческие отряды Сухумскою и Кодорского уездов, руководимые И.Жвания, Б.Волховским, П.Радовичем, Я.Свиридовым, М.Цагурия, И.Каландия, Х.Керселяном, С.Капба, Д.Габуния и др.
4 марта 1921 г. Красная Армия и повстанческие отряды освободили Сухум. В этот же день Ревком Абхазии сообщил радиограммой В.И. Ленину: «Восставшие рабочие и крестьяне Абхазии свергли преступное меньшевистское правительство и провозгласили Советскую власть в Абхазии. Молодая Советская Абхазия шлет свой первый революционный привет Великой Советской России — заступнице всех малых угнетенных народностей и покровительнице трудящихся масс всего мира». 6 марта Советская власть установилась в Очамчире, а 8-го — в Гали.
10 марта Ревком Абхазии вновь обратился к Ленину с телеграммой, в которой сообщалось о том, что на всей территории Абхазии установлена Советская власть.

327

§ 2. Восстановление государственности: образование ССР Абхазии

Советской власти досталось тяжелое наследие. В период первой мировой войны и господства меньшевиков полностью были разрушены все отрасли народного хозяйства и культуры. Еще более сложными были национальные взаимоотношения. Своей националистической политикой меньшевики отравили сознание масс ядом национализма и шовинизма. Г.Д.Орджоникидзе писал: «И когда Абхазия пыталась добиться свободы, когда восставала за свое освобождение, за Советскую власть, то меньшевики расправлялись с ней пушками и пулеметами, и от грузинского меньшевистского правительства Абхазия никаких прав не получила, никакой свободы не добилась».
Национальный вопрос здесь выдвигался на первый план. Поэтому Оргбюро РКП (б) в Абхазии (так называлась партийная организация Абхазии с марта 1921 г. до первой областной партконференции в январе 1922 г.) и Ревком с самого начала своей деятельности приступили к решению национального вопроса. Наряду с ним надо было создавать органы власти в центре и на местах, восстановить разрушенное народное хозяйство. Эти три вопроса являлись тогда главными задачами Советской власти в Абхазии.
Руководствуясь «Декларацией прав народов России» 26 марта 1921 г. на расширенном заседании Оргбюро РКП (б) и Ревкома Абхазии было решено объявить Абхазию Советской Социалистической Республикой. Об этом в тот же день было сообщено Ленину и в Кавбюро ЦК Г.К.Орджоникидзе. По договоренности Орджоникидзе с Эшба 28 марта в г.Батуме состоялось совещание ответственных работников Кавбюро ЦК, в котором приняли участие Г.Орджоникидзе, С.Кавтарадзе, Е.Эшба, Н.Лакоба и др. Совещание одобрило решение руководства Абхазии об образовании ССР Абхазии и приняло постановление «О структуре Советской власти и Компартии в Абхазии». 31 марта 1921 г. Ревком Абхазии известил В.ИЛенина и все советские республики об образовании ССР Абхазии. Таким образом, спустя 57 лет была восстановлена абхазская государственность, уничтоженная в 1864 году. 21 мая 1921 г. Ревком Грузии подписал декларацию «О независимости Социалистической Советской Республики Абхазии». Она была оглашена и одобрена на I съезде трудящихся Абхазии в конце мая 1921 года. В Декларации, в частности, говорилось: «Революционный Комитет Социалистической Советской Республики Грузии признает и приветствует образование независимой Социалистической Советской Республики Абхазии и полагает, что вопрос о взаимоотношениях между ССР Грузии и ССР Абхазии окончательно будет решен на первом съезде Советов рабочих и крестьянских депутатов как Абхазии, так и Грузии. Пусть трудящиеся обеих социалистических республик сами определяют формы тесного объединения и братского сотрудничества между собой».

328

К великому сожалению, независимость, Абхазии вскоре оказалась в опасности. Ровно через 45 дней после объвления Грузревкомом Декларации о независимости ССР Абхазии по воле Сталина началась закулисная кампания по ее ликвидации.
На заседании пленума кавбюро ЦК 5 июля 1921 г. (с участием Сталина и членов Кавбюро Г.Орджоникидзе, С.Кирова, Ф.Махарадзе, М.Орахелашвили, А.Назаретяна, А.Мясникова, Ю.Фигатнера и Е.Эшба) был рассмотрен вопрос «О положении дел в Абхазии». С информацией по этому вопросу выступил Председатель Ревкома Абхазии, член Кавбюро ЦК Е.Эшба. В постановлении, в частности, говорилось: «Предложить Парткому (речь идет об Оргбюро РКП (б) в Абхазии. — Ред.) ускорить созыв съезда Советов Абхазии. Партийную работу вести в направлении объединения Абхазии и Грузии в форме автономной республики, входящей в состав ССР Грузии». Таким образом, здесь, на Пленуме Кавбюро ЦК, фактически была предрешена судьба независимости Абхазии.
В том же месяце в Абхазию прибыл секретарь Кавбюро ЦК А.Назаретян. 22 июля 1921 г. состоялось совместное заседание Оргбюро РКП (б) и Ревкома Абхазии, рассмотревшее вопрос «О взаимоотношениях ССР Абхазии с ССР Грузии». Итоги совместного заседания были вынесены на расширенное совещание партийного и советского актива Абхазии 23 июля. Одобрив в целом Декларацию Ревкома Грузии о независимости ССР Абхазии, совещание высказалось за заключение союзного равноправного договора «на основе федерации экономического единства с Советской Грузией».
15 октября 1921 г. на расширенном заседании пленума Оргбюро и Ревкома Абхазии вновь возник вопрос «0 независимости ССР Абхазии». Исходя из общности экономических и исторических интересов Абхазии и Грузии, говорится в принятом совместном постановлении, пленум решил: «Считать необходимым теперь же оформить указанную связь Грузии и Абхазии путем официального договора двух союзных равноправных республик». Для ооформления указанного договора постановлением Кавбюро ЦК 1 ноября 1921 г. была создана комиссия во главе с Ш.Элиава, Е.Эшба и др.
Чем же была вызвана такая торопливость в ликвидации независимости ССР Абхазии? Во-первых, постановление Кавбюро ЦК от 5 июля 1921 г. требовало ускоренного решения вопроса о государственных взаимоотношениях двух независимых республик, т.е. ССР Абхазии с ССР Грузией. Такова была воля наркома по делам национальностей РСФСР И.Сталина. Во-вторых, экономическое положение ССР Абхазии и других независимых советских республик было очень тяжелым в то время. Единственным их спасением являлся союз с РСФСР. Поэтому все независимые республики пошли по пути военного и экономического союза с Россией. Положение же Абхазии осложнялось отсутствием таких официальных договорных связей и с РСФСР, и

329

с Грузией. Республика пыталась установить такие отношения с Россией, но все ее попытки блокировались «сверху». И если в начале 1921 г. она получала некоторую финансовую поддержку от РСФСР, то с середины 1921 г. эти связи были разрушены действиями Сталина. Приведем некоторые конкретные факты. Как известно, группа Мдивани, которая пришла к руководству Грузией в середине 1921 г., всячески бойкотировала Абхазию. Эту политику она проводила и после заключения союзного договора. В.Мдивани говорил: «Вы были самостоятельны раньше и теперь можете быть самостоятельны, никто Вам не мешает». На это заявление Н.Лакоба ответил так: «Когда самостоятельность трактуется так, чтобы она экономически выдохлась бы и беспомощная болталась в руках тех, кто считает Абхазию неотъемлемой частью Грузии, то такая декларированная Вами независимость для Абхазии она никуда не годится».
15 сентября 1921 г. Ревком Абхазии командировал наркома финансов Дм.Алания в Кавбюро ЦК с письмом, подписанным Е.Эшба, Н.Сванидзе, М.Цагурия и Н.Акиртава, в котором они сообщали о «невозможности дальнейшей работы государственных аппаратов республики из-за хронического отсутствия денежных знаков». Через два дня Эшба и Сванидзе вновь обратились в Ревком Грузии по этому же вопросу, но все старания о помощи не увенчались успехом.
Абхазия оказалась в безвыходном положении. Руководители Ревкома и Оргбюро РКП (б) Абхазии обращались за финансовой поддержкой и в Наркомфин РСФСР. Но и туда дорогу перекрыл Сталин. 8 сентября 1921 г. он направил записку на имя секретаря ВЦИК РСФСР А.Енукидзе: «Абхазия — автономная часть независимой Грузии, самостоятельных представителей при РСФСР не имеет и не должна иметь, кредитов от РСФСР не может получить. Наркомнац И.Сталин». Такова была воля всесильного наркома.
Однако абхазские товарищи вновь обратились в Наркомфин РСФСР. Но Сталин в своей очередной записке от 13 сентября 1921 г. снова в категорической форме заявил о невозможности выдачи «денег абхазцам без согласия Наркомфина Грузии». «Кроме того, — отметил он, — следует принять во внимание, что абхазцы продали европейцам несколько миллионов пудов табаку (получив за это всякое добро, в том числе автомобили), не представив отчета ни Грузии, ни РСФСР, что лишает их права требовать средств у РСФСР. Я уже не говорю о том, что нам неизвестно, не получает ли средств (или не получает ли уже) от Грузии и не думают ли они одновременно получить и от РСФСР, пользуясь нашей неосведомленностью. Ввиду всего сказанного предлагаю отказать в выдаче. Нарком РКИ Сталин».
В этот период по инициативе Ленина и Кавбюро ЦК в Закавказье началось движение за экономическое и политическое объединение республик в федерацию. Однако в руководстве Компартии Грузии и Ревкома республики образовалась группа во главе с Б.Мдивани, которая

330

выступила против идеи федерации Закавказских республик и выдвинула план непосредственного вхождения Грузии в Союз ССР, минуя Закфедерацию. Тогда и в Абхазии возникла идея непосредственного вхождения в Закфедерацию и Союз ССР, минуя Грузинскую ССР. В частности, Е.Эшба в письме в Кавбюро ЦК от 14 ноября 1921г. поставил вопрос о нецелесообразности заключения договора с Грузией и требовал прямого вхождения Абхазии в Закфедерацию в качестве четвертой республики. Н.Лакоба по этому поводу также писал: «Такая мысль бродила и у меня, и у многих других ответственных товарищей». Однако эта идея тогда не получила поддержки в Кавбюро. 16 ноября 1921 г. Кавбюро ЦК рассмотрев вопрос «О независимости ССР Абхазии» приняло постановление: «1. Считать экономически и политически нецелесообразным существование независимой Абхазии. 2. Предложить тов.Эшба представить свое окончательное заключение о вхождении Абхазии в состав федерации Грузии на договорных началах или на началах автономной области в РСФСР».
Руководители Абхазии вынуждены были остановиться на объединении с Грузией на федеративных договорных началах. Была создана новая комиссия по составлению союзного договора в следующем составе: С.И.Кавтарадзе (председатель), Н.Н.Акиртава и С.А.Картозия.
Союзный договор был подписан 16 декабря 1921 г. и ратифицирован (утвержден) I съездом Советов ССР Абхазии в феврале 1922 года. Съезд Советов отметил, что Грузия и Абхазия заключили «между собой добровольный договор на принципах солидарности, взаимности и общности интересов народов» и что тем самым «навсегда вытравливается национальная ненависть, искусственно созданная политическими жуликами — меньшевиками». Исходя из этого съезд Советов Абхазии постановил: «Договор между братскими народами Абхазии и Грузии признать жизненно необходимым в интересах обоих народов, как в политическом, так и в экономическом отношениях». Таким образом, союзный договор между Абхазией и Грузией вступил в силу. Съезд Советов специальным пунктом предложил ЦИК ССР Абхазии «разработать договор с ССР Грузии детально и фактически» и провести его «в жизнь на тех основах, на каких составляется союзный договор между республиками Закавказья».
Однако до конца восстановительного периода к детальной и фактической разработке союзного договора приступлено не было, так как обе республики были заняты созидательным трудом, восстанавливали разрушенное при меньшевиках народное хозяйство.
Особое независимое положение Абхазии мы видим в разработке и принятии ряда конституционных актов, имевших жизненно важное значение в укреплении и расширении суверенитета ССР Абхазии. В 1924 — начале 1925 г., например, были разработаны и утверждены

331

Герб и Флаг республики Абхазии, Положение о ЦИК и СНК Абхазии, народных комиссариатах, о судопроизводстве и другие законодательные акты конституционного характера. Тогда же были введены в действие кодексы ССР Абхазии: уголовный, гражданский, уголовнопроцессуальный, земельный, лесной.


Состоявшийся в конце марта — начале апреля 1925 г. III съезд Советов Абхазии утвердил и ввел в действие Конституцию ССР Абхазии. В ней, как и в Конституции ССР Грузии (февраль 1922 г.), получил свое закрепление факт объединения этих республик на основе Особого союзного договора.
В статье 5 Конституции ССР Абхазии читаем: «ССР Абхазия есть суверенное государство, осуществляющее государственную власть на своей территории самостоятельно и независимо от другой какой-либо власти. Суверенитет ССР Абхазии ввиду добровольного ее вхождения

332

в ЗСФСР и Союз ССР ограничен лишь в пределах и по предметам, указанным в конституциях этих Союзов...»
В дальнейшем в связи с принятием Конституции СССР (январь 1924 г.) во всех республиках началась разработка новых конституций к соответствии с Конституцией СССР. Такая работа велась в ЗСФСР, в ССР Грузии и ССР Абхазии. В составлении нового проекта Конституции ГССР от Абхазии активное участие принял Председатель ЦИК Абхазии С.Я.Чанба. В Абхазии также была создана конституционная комиссия во главе с Н.А. Лакоба.
В июне 1926 г. в Сухуме состоялось выездное заседание сессии ВЦИК ССР Грузии, которая заслушала отчеты руководителей обеих республик Ш.Элиава и Н.Лакоба. Главным вопросом повестки дня сессии ВЦИК Грузии в столице Абхазии был доклад секретаря ВЦИК Грузии С.Тордия о Конституции ССР Грузии. Сессия ВЦИК Грузии единогласно утвердила Конституцию ССР Грузии и ввела ее в действие. Окончательно она была утверждена IV Всегрузинским съездом Советов 4 апреля 1927 года. Особенность ее состояла в том, что в нее была включена особая глава «О договорной Социалистической Советской Республике Абхазии» (см. гл. 5). В ней получили свое законодательное закрепление вопросы государственных договорных взаимоотношений ССР Грузии с ССР Абхазией на принципах договорной федерации.
Статья 83 Конституции Грузии гласила: «Социалистическая Советская Республика Абхазия в силу особого договора входит в Социалистическую Советскую Республику Грузии и через нее в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику». Согласно данной Конституции, съезд Советов Абхазии, ЦИК ССР Абхазии и его Президиум, а также местные органы власти формировались на основе Конституции ССР Абхазии. Образуемый ЦИК республики — Совнарком Абхазии состоял из следующих наркоматов: внутренних дел, юстиции, просвещения, здравоохранения, земледелия и социального обеспечения, которые, отмечалось в документе, действуют «самостоятельно и независимо от соответствующих народных комиссариатов ССР Грузии, но взаимно информируют друг друга о своей работе» (ст. 87). В состав Совнаркома входили также с правом решающего или совещательного голоса уполномоченные народных комиссариатов финансов, труда и РКИ Грузии в Абхазии непосредственно ему подчиненные, которые отчитывались о своей деятельности перед ЦИК и СНК Абхазии.
Согласно конституции ССР Грузии, кодексы, декреты и другие постановления, принятые Всегрузинским ЦИКом, имели обязательную силу и на территории ССР Абхазии. Вместе с тем высшие органы власти Абхазии в развитие и дополнение «этих актов могли издавать свои законодательные акты, имеющие обязательную силу на территории ССР Абхазии» (ст. 88).

333


334

Другой важной особенностью Конституции Грузии является то, что в ней был закреплен федеративный характер государственного устройства Грузинской ССР. В частности, статья 2 гласила: «Республика Грузии есть социалистическое государство рабочих и трудового крестьянства, строящееся на основе федерации национальных советских республик». Однако это очень важное положение в последующие годы было изъято из Конституции Грузии.
О федеративном, а не унитарном характере ССР Грузии неоднократно свидетельствовали видные государственные и общественные деятели, а также специалисты, занимающиеся этой проблемой.
В Конституцию ССР Абхазии, принятую на сессии ЦИК ССР Абхазии 27 октября 1926 г., были внесены соответствующие изменения. Глава 2-я Конституции называлась: «О договорных взаимоотношениях Социалистической Советской Республики Абхазии с Социалистической Советской Республикой Грузией». Как и первая, 1925 года Конституция ССР Абхазии, вторая Конституция Абхазии (окончательно утверждена в 1927 г. IV съездом Советов республики) в статье 4 закрепила ее суверенные права. В ней, в частности, сказано: «Социалистическая Советская Республика Абхазия — осуществляет государственную власть на своей территории самостоятельно и независимо, поскольку власть эта не ограничена договорными отношениями с Социалистической Советской Республикой Грузией и Конституциями Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики и Союза Советских Социалистических Республик». А статья 5 гласила: «Территория Социалистической Советской Республики Абхазии не может быть изменена без ее на то согласия».
Ф.Махарадзе, например, осуждал политику тех руководящих деятелей, которые грубо искажали национальную политику. Он говорил: «Имя этой республике дали сами абхазцы, как население коренное. Абхазская Советская Республика необходима и она нужна прежде всего именно для разрешения национального вопроса в самой Абхазии. Это не формальный вопрос». Абхазский вопрос всегда был в центре внимания съездов КП Грузии. На IV съезде КП Грузии Г.К.Орджоникидзе отмечал, что основной причиной осложнений в Абхазской парторганизации является «непонимание нашей национальной политики со стороны грузин и русских. В Абхазии все заняты подсчитыванием процентов населения — у какой национальности какой процент. Причем тут делаются всякие глупости. Абхазцы составляют меньшинство, но нет ни одной национальности, имеющей абсолютное большинство. На этом основании кое-кому кажется незаконным само существование Абхазской автономной республики.» Далее он говорил, что некоторые товарищи «требуют, чтобы абхазское правительство было по милости грузин, населяющих Абхазию», послушным. Они заявляют: «Дайте нам, мингрельцам, послушное абхазское правительство.

335

Вот действительная подоплека абхазской драки», — заключает Орджоникидзе. Их не устраивал Н.Лакоба и они всячески добивались его освобождения с поста Председателя СНК Абхазии. В одно время им это даже удалось. На IV съезде прямо было сказано: «Таким образом, все разговоры вокруг имени товарища Лакобы — есть борьба за послушное абхазское правительство, послушное группе товарищей, работающих в Абхазии. ЦК считал и считает, что товарищ Лакоба является лучшим защитником интересов Абхазии, лучшим проводником нашей партийной политики».
А.Гегечкори, выступая на пленуме ЦК КП Грузии в июне 1926 г. по отчету Абхазского обкома партии, сказал: «Если необходимо доминирующее влияние передать в руки мингрельцев, то для чего тогда, спрашивается, название Абхазской республики. Абхазская республика не есть надуманная вещь в нашей государственной политике, а вещь необходимая».
Не остался в стороне и М.Орахелашвили, который писал: «Если бы мы хотели в Абхазии иметь второе издание Грузинской республики, это было бы смешно. Мы дубликата Грузинской республики не создавали, не будем создавать».
Работавший в те годы секретарем Абхазского обкома партии Г.Ф.Стуруа говорил: «Я не скажу, в каком уезде и как рождаются уклоны, но вообще я должен сказать, что уклон абхазский не может быть родителем других уклонов. Уклон абхазский, по моему глубокому убеждению, есть уклон оборонительный. Не может же такая маленькая нация, как абхазцы, проявлять сейчас великодержавный уклон... Эта нация может думать о том, чтобы поднять себя на ту высоту, на которой она видит другие нации, но чтобы она стремилась их побить, таких вещей в природе не бывает».


§ 3. Формирование органов государственной власти

В рассматриваемый период процесс складывания советской национальной государственности в Абхазии проходил одновременно с процессом формирования новых органов государственной власти. Поэтому создание и упрочение органов государственной власти в республике стало одной из важнейших задач Советской власти. Процесс этот происходил в трудных условиях. Необходимо было на базе старой системы государственного управления создать новый советский аппарат власти, привлечь в него широкие слои трудящихся масс.
С марта 1921 г. до новых выборов в Советы (февраль 1922 г.) высшим органом власти в Абхазии являлся Ревком. На местах были созданы уездные и сельские ревкомы. Они являлись временными чрезвычайными органами диктатуры пролетариата и крестьянства.

336


337

При Ревкоме Абхазии имелись соответствующие отделы и управления, руководившие отдельными отраслями народного хозяйства. Во главе Ревкома стояли выдающиеся деятели революционного движения в Абхазии Е.Эшба (председатель), Н.Лакоба (заместитель), Н.Акиртава и др. С середины апреля 1921 г. все отделы Ревкома преобразованы в народные комиссариаты.
После выборов в Советы в феврале 1922 г. ревкомы сложили свои полномочия, вся власть перешла в руки избранных народом Советов.
На I съезде Советов были созданы ЦИК и Совнарком Абхазии. Во главе ЦИКа стал Е.Эшба, СНКа — Н.Лакоба. В уездах избираются исполкомы уездных Советов, в селах — сельские исполкомы.
Все выборные органы власти, в том числе ЦИК и СНК Абхазии, до принятия Конституции республики руководствовались основными положениями Конституции РСФСР, Конституциями ЗСФСР и ГССР, а также соответствующими положениями и инструкциями, разработанными ЦИК и СНК ССР Абхазии. Конституционные основы ССР Абхазии начали складываться с первых дней Советской власти.
В апреле 1925 г. III съезд Советов ССР Абхазии утвердил и ввел в действие Конституцию ССР Абхазии. Как указывал Ленин, с момента принятия Конституции и проведения ее в жизнь начинается «в государственном нашем строительстве более легкий период».
Первая Конституция ССР Абхазии определила основы социально-экономической системы и политической организации советского общества. Она закрепила главные принципы общественного и государственного строя, порядок организации и деятельности всех высших и местных органов власти, права и обязанности граждан ССР Абхазии и др. В статье 3 пункта «б» сказано: «Все леса, недра и воды общегосударственного значения объявляются национальным достоянием». Конституция отменяла частную собственность на землю, и весь земельный фонд объявлялся «всенародным достоянием» и передавался «безвозмездно трудящимся на началах уравнительного землепользования». В том же году был издан Земельный Кодекс ССР Абхазии.
Согласно Конституции Абхазии, высшей государственной властью в республике являлся Съезд Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.
В промежутке между съездами Советов высшим законодательным, распорядительным и контролирующим органом в ССР Абхазии являлся ЦИК Абхазии — Центральный Исполнительный Комитет. Он избирался съездом Советов и был подотчетен только ему. В Конституции были также определены функции Президиума ЦИК и СНК Абхазии, народных комиссариатов, принципы взаимоотношений центральной и местных органов власти. В Конституции получило свое закрепление положение об экономическом совете (ЭКОСО) Абхазии.
Съезды Советов и сессий ЦИК Абхазии проводились регулярно. До принятия Конституции 1937 г. было проведено семь очередных и два

338

чрезвычайных съезда Советов Абхазии. Съезды Советов ССР Абхазии, как правило, рассматривали важнейшие вопросы экономического, социального и государственного строительства в республике.


§ 4. Включение Абхазии в состав Грузии на правах автономной республики

В свое время Ленин отмечал: «Я уже писал в своих произведениях по национальному вопросу, что никуда не годится абстрактная постановка вопроса о национализме вообще. Необходимо отличать национализм нации угнетающей и национализм нации угнетенной, национализм большой нации и национализм нации маленькой. По отношению ко второму национализму почти всегда в исторической практике мы, националы большой нации, оказываемся виноватыми в бесконечном количестве насилия, и даже больше того — незаметно для себя совершаем бесконечное количество насилий и оскорблений...» (ПСС, т. 45, с. 358—359). Однако с конца 20-х годов в стране началось отступление от ленинских принципов в области национальных отношений. По директиве ЦК ВКП(б) (ноябрь 1929 г.) в республиках была развернута широкомасштабная работа по так называемому «упорядочению и удешевлению государственного аппарата», сокращению «разбухших штатов управления в автономных республиках» и т.д.
В Абхазии возник вопрос о ликвидации СНК и некоторых наркоматов республики. Вопрос этот неоднократно обсуждался в Заккрайкоме партии, ЦК КП Грузии и в Абхазском обкоме партии. Были призывы проявлять «осторожность» в решении данного вопроса, провести соответствующую «разъяснительную» работу. К сожалению, такой «разъяснительной работы» проведено не было, так как все уже было решено сверху.
19 января 1930 г. президиум Заккрайкома партии, рассмотрев вопрос «О реорганизации госаппарата автономных республик и областей», одобрил в принципе слияние ЦИК и СНК автономных республик. ЦИК ССР Абхазии на своей III сессии в апреле 1930 г. вынужден был упразднить СНК республики и его функции были переданы ЦИК Абхазии. Был упразднен также ряд наркоматов, в том числе внутренних дел, юстиции, Госплан, а некоторые объединены в один орган управления.
Сессия ЦИК Абхазии рассмотрела также вопрос о договоре от 16 декабря 1921 г. с Грузией и решила исключить упоминание о нем из Конституции ССР Абхазии, так как он якобы утерял «реальное значение во всех частях, за исключением основного пункта об объединении этих республик».Сессия ЦИК Абхазии постановила название «договорная республика» заменить словами «автономная республика».

339

В начале февраля 1931 г. VI съезд Советов ССР Абхазии принял соответствующее постановление о преобразовании договорной ССР Абхазии в автономную республику. VI Всегрузинский съезд Советов 19 февраля 1931 г. принял постановление «О вхождении Социалистической Советской Республики Абхазии в Социалистическую Республику Грузию в качестве автономной республики».
Так, по воле Сталина и его окружения была решена судьба договора от 16 декабря 1921 г., утвержденного первым съездом Советов ССР Абхазии.
Опыт национально-государственного строительства в СССР показал, что подобные акции, как ликвидация договорной федерации Абхазии с Грузией и др., нанесли огромный ущерб укреплению дружбы между большими и малочисленными народами. Осуждая такую политику Н.А.Лакоба в 1931 г. сказал, что в национальном вопросе мы отошли от принципов Ленина, изложенных на X съезде партии, и лишь ограничились «декларацией решений по национальному вопросу (это не трудное дело), а практическую, повседневную работу не захотели поставить так, чтобы на деле осуществить, проводить в жизнь ленинскую национальную политику».


§ 5. Восстановление народного хозяйства

Четырехлетняя империалистическая война и трехлетнее господство буржуазно-меньшевистской диктатуры нанесли народному хозяйству и культуре огромный ущерб, полностью подорвали производительные силы края. К моменту восстановления Советской власти почти все отрасли промышленности Абхазии пришли в полный упадок. В городах царили разорение, нужда, обнищание.
Одним из самых уязвимых мест в больном организме экономики Абхазии был транспорт. Единственная, относительно благоустроенная дорога — Черноморское шоссе к 1921 году была окончательно разрушена. В не менее тяжелом положении оказалось сельское хозяйство. Общее сокращение посевных площадей с 1914 по 1920 год достигло 40%. В катастрофическом положении находилось табаководство — основной источник денежных ресурсов республики. К 1921 году разведение табака полностью прекратилось. Произошло резкое сокращение поголовья скота. Тяжелое наследство досталось Советской власти в области культуры и здравоохранения.
По сельскохозяйственной переписи 1923 г. грамотных в Абхазии из общего числа населения было 19,2%. Население, особенно сельское, было лишено медицинской помощи. Во многих местах свирепствовала малярия. Тысячи крестьян превращались в инвалидов, обрекались на физическое вырождение. Материальная база культуры и медицинских учреждений была нищенской.

340

Такова была в целом экономическая обстановка накануне восстановления Советской власти в крае.
Правительство Абхазии принимало все меры для восстановления народного хозяйства. Период этот характеризовался в Абхазии тем обстоятельством, что республика вступила в новую экономическую политику (НЭП), минуя период военного коммунизма. Руководители республики учитывали эту особенность. Важное значение имели мероприятия по организации народного хозяйства. Принимаются декреты Ревкома Абхазии о национализации промышленности, о введении в Абхазии декрета Ревкома Грузии о национализации земли, постановление о запрещении вывоза из республики продовольственных товаров, о восстановлении в имущественных правах кооперативов, о развитии виноградарства, табаководства и др.
В первые годы Советской власти в Абхазии получает развитие внешняя торговля. Внешторг Абхазии как равноправный член объединенного внешторга Закавказья произвел в 1921 г. торговые сделки. В обмен из капиталистических стран Абхазия получила необходимые товары для трудящихся.
Союзное правительство оказывало большую помощь республике в восстановлении промышленности, транспорта, сельского хозяйства. Для создания табачной промышленности в 1925 г. Абхазия получила из Ленинграда оборудование для Сухумской табачной фабрики, из Смоленска в 1926 г. поступило оборудование для Гудаутского спиртоводочного завода. Только на восстановление Черноморского шоссе правительство СССР выделило около полумиллиона рублей (в золотом выражении).
Принимаются меры для восстановления табаководства. Ежегодно на эти цели Абхазии отпускались большие кредиты. Благодаря помощи табаководство в Абхазии очень скоро было восстановлено. Развивались и другие отрасли народного хозяйства Абхазии. В сельском хозяйстве создаются первые советские хозяйства («Ильич», «III Интернационал», «Псырцха» и др.).
В 1926 г. Главный геологический комитет ВСНХ СССР приступил к геологоразведочным работам в Ткварчелах.
В этот период произошли изменения в области медицинского обслуживания населения. В республике создается Главное курортное управление. Гагра была признана курортом союзного значения. В здравницах Гагры, Нового Афона, Гульрипша отдыхали сотни рабочих и крестьян.
Бурно развивалось народное образование и культурное строительство. У истоков становления советской шкоды стояли С.Чанба (нарком просвещения), А.Чочуа, Д.Гулиа, В.Стражев, С.Басария, П.Шакрыл, Ф.Эшба и др.
С первых дней Советской власти разворачивается работа по созданию трудовой школы. Ревком Абхазии принял декрет о школе, а

341

также постановления о национализации театров и кино, о создании детской колонии и сельскохозяйственной школы в Новом Афоне, о привлечении населения к строительству и ремонту школьных зданий и др. Были приняты специальные декреты об освобождении школьных зданий, занятых гражданскими учреждениями, о порядке возвращения к работе бывших работников просвещения, о ликвидации безграмотности среди населения Абхазии (12 декабря 1921 г.), о материальном обеспечении студентов, направляемых на учебу в вузы страны, и ряд других важных актов в области народного образования и культуры.
Большую помощь в развитии экономики и культуры Абхазии оказывали Ф.Дзержинский, Я.Рудзутак, А.Луначарский, А.Семашко, Г.Орджоникидзе.
В этот период были сделаны первые шаги по изучению производительных сил края, абхазского языка, истории и культуры абхазского народа. Значительную роль в этом сыграли Абхазское научное общество (1922 г.) и Академия абхазского языка и литературы (1925 г.), созданная по инициативе академика Н.Я.Марра.
Продолжали свою литературную и творческую деятельность Д.Гулиа, С.Чанба, И.Когониа, М.Хашба, М.Лакербай, Д.Дарсалиа. С апреля 1921 г. начала выходить абхазская газета «Апсны Капш» — продолжательница традиций первой абхазской газеты «Апсны» (1919г.). «Апсны Капш» стала органом Абхазского обкома партии и ЦИК Абхазии. Выходила газета «Голос Трудовой Абхазии», с 1924 г. — «Трудовая Абхазия», а с 1926 г. — «Советская Абхазия».
В эти годы в Абхазии разрабатываются и принимаются законодательные акты, сыгравшие большую роль в укреплении советской национальной государственности. Абхазия имела свои государственные Герб и флаг. О политических, культурных и хозяйственных достижениях Абхазии говорил в своей речи на XV съезде партии в декабре 1927 г. председатель Совнаркома республики Нестор Лакоба.

§ 6. Строительство основ социализма

Завершив восстановление народного хозяйства, Страна Советов приступила к социалистической реконструкции народного хозяйства. Исходя из ленинского плана строительства социализма, был взят курс на индустриализацию страны.
Развитие индустрии Абхазии имело свои особенности. Основной ее задачей являлось строительство предприятий промышленности, приближенных к местным источникам сырья. Индустриализация являлась решающим условием ликвидации технико-экономической отсталости края, превращения его из аграрной в индустриальную республику. Она способствовала привлечению коренного населения в

342

промышленное производство, формированию национальных кадров рабочего класса.
В центре внимания были вопросы строительства предприятий тяжелой индустрии, в первую очередь освоение Ткварчельского каменноугольного месторождения. Ленин в своих письмах коммунистам Кавказа дважды упоминал о ткварчельских копях. ВСНХ СССР на строительство шахт в Ткварчели в 1930 г. выделил 30 млн. руб. На помощь Абхазии пришли рабочие из России, с Украины и из других республик Советского Союза. В 1935 г. вступила в строй первая шахта. Ткварчели стал индустриальным центром, кузницей национальных кадров рабочего класса.
В годы первых пятилеток в Абхазии получила развитие энергетика. В декабре 1938 г. вступил в эксплуатацию первый агрегат Ткварчельской ГРЭС. Началось строительство Сухумской ГЭС. Выработка электроэнергии в 1940 г. составила 154 млн. квт-час., вместо 3.5 млн. квт-часов в 1913 г.
В 1940 г. пищевая промышленность давала свыше 56% всей валовой продукции промышленности Абхазии. В республике были построены новые ферментационные табачные заводы, чайные фабрики, хлебозаводы. Эфирномасличные заводы Абхазии накануне войны давали до 15% всей промышленной продукции республики.
Дальнейшее развитие получает транспорт. Город Сухуми связывается железной дорогой со столицей Грузии — Тбилиси. Продолжалось строительство Черноморской железной дороги, строительство шоссейных дорог, соединявших районные центры с населенными пунктами. Почти все сельсоветы Абхазии были обеспечены автомобильными дорогами. Получили развитие морской и воздушный флот. В 1933 году в Сухумском морском порту впервые в Союзе был спущен на воду электроход.
Большие изменения произошли в области государственной и кооперативной торговли. Общий товарооборот государственной и кооперативной торговли, включая и общественное питание, вырос со 109 млн.руб. в конце первой пятилетки до 278 млн.руб. За этот же период объем государственной торговли вырос в четыре раза. Государственно-кооперативная форма торговли становится господствующей.
Первые аграрные преобразования, проведение земельной реформы в начале 20-х гг., развитие различных форм сельскохозяйственной кооперации улучшили положение трудового крестьянства. Сельскохозяйственная кредитная кооперация в 1929 г. объединяла 57.4% всех крестьянских хозяйств, табачная — 87.5% табаководов. Быстро развивалась и потребительская кооперация.
К началу 30-х годов в Абхазии еще не был завершен процесс подготовки основных предпосылок для массовой коллективизации. Применение методов грубого нажима при создании колхозов на середняка вызвало недовольство значительной части трудового крестьянства.

343

На 1 декабря 1929 г. в колхозах состояло всего 3.4% крестьянских хозяйств, а на 1 января 1931 г. — 20.9%. Перелом в колхозном движении наметился в 1935 г., а к 1 января 1937 г. в колхозах Абхазии было объединено 74.1% хозяйств. Только во второй пятилетке в Абхазии в основном завершилась сплошная коллективизация.
Коллективизация в Абхазской АССР являлась неотъемлемой частью единого процесса социалистического преобразования сельского хозяйства СССР. Но она имела свои особенности, вызванные социально-экономическим, культурным и историческим развитием. В Абхазии коллективизация проводилась более медленными темпами, чем в центральных районах страны. На начальном этапе в Абхазии преимущественное развитие получили товарищества по общественной обработке земли и артели. В ходе коллективизации, в отличие от других районов страны, здесь широко были использованы низшие формы кооперации — поселковые товарищества, которые функционировали вплоть до завершения сплошной коллективизации. В Абхазии не проводилась ликвидация кулачества путем административного их выселения. Она осуществлялась постепенно мерами экономического воздействия.
Коллективизация сельского хозяйства являлась революцией в социально-экономических отношениях деревни. Получили дальнейшее развитие традиционные отрасли земледелия — табаководство, кукурузоводство, виноградарство и др. Были внедрены новые культуры: чай, цитрусы, тунг, герань. В деревнях создаются чайные, цитрусовые, эфирномасличные и другие совхозы.
За годы довоенных пятилеток Абхазия добилась успехов в культурном строительстве. Во всех сферах духовной жизни народа происходит процесс коренной ломки, складывается новая культура абхазского народа. Получила развитие культура всех национальностей — грузин, русских, армян, греков, эстонцев. Преодоление массовой неграмотности населения явилось важнейшим завоеванием социализма. По данным переписи населения 1939 г. среди городского населения грамотность мужчин составила 94.8%, а женщин — 83.9%, а в сельской местности соответственно 87% и 63%.
К середине 30-х годов в основном было осуществлено всеобщее начальное образование, выросла сеть неполных средних и средних национальных школ.
Обучение в школах велось на абхазском, грузинском, русском, армянском, греческом, эстонском и других языках. Если в начале Советской власти в Абхазии функционировало 148 школ с 10.5 тыс. учащимися, то в 1940 г. в республике имелась 461 школа с 64.5 тыс. учащимися. Большое внимание уделялось подготовке национальных кадров через вузы страны. Значительную роль в этом играли педагогический и сельскохозяйственный институты, созданные в 1932 г. в г.Сухуме, а также широкая сеть техникумов и училищ.

344

Второе дыхание в Абхазии обретает наука. На базе АбНО и Академии абхазского языка и литературы в 1930 г. создается Абхазский институт языка и литературы (ныне Абхазский институт языка, литературы и истории им. Д.И.Гулиа). В эти годы в Ленинграде были подготовлены первые кандидаты филологических наук А.Хашба и В.Кукба. Звание кандидата общественных наук присвоено Д.И.Гулиа. В стенах Абхазского института работали С.Ашхацава, А.Фадеев, А.Мелихов, А.Олонецкий, З.Агрба, К.Шакрыл, Г.Дзидзария, И.Антелава и др.
В Абхазии в конце 20-х — начале 30-х годов стали функционировать и другие научные учреждения — Сухумский филиал Всесоюзного института экспериментальной медицины на базе обезьяньего питомника, Всесоюзный институт влажных субтропиков, Сухумский филиал Всесоюзного научно-исследовательского института растениеводства и другие.
Значительный вклад в развитие здравоохранения и курортов Абхазии внесли А.Григолия, В.Анчабадзе, В.Шервашидзе, Н.Рухадзе, П.Джапаридзе, И.Семерджиев, Н.Шубладзе, А.Мостков, Н.Строевонс.
В развитии национальной печати огромную роль сыграло Абхазское государственное издательство, созданное в 1930 г. У его истоков стояли М.Гадлиба, Н.Таркил, М.Хашба и др. Абхазский читатель получил на родном языке книги С.Чанба, Д.Гулиа, А.Чочуа, И.Когониа, М.Лакербай, М.Хашба, Д.Дарсалия, В.Агрба и др. Кроме Абгиза, в 1932 г. создается Абпартиздат, который издавал постановления партии и правительства, статьи и речи руководителей Абхазии. Увеличились тиражи областных газет «Апсны Капш», «Сабчота Абхазети», «Комсомолец Абхазии», «Советский писатель Абхазии», журнала «Апсны Капш», районных газет.
В октябре 1932 года создается Союз советских писателей Абхазии. Союз сплотил деятелей абхазской национальной художественной литературы.
Значительным событием в развитии национальной культуры явилось создание профессионального абхазского театра (февраль 1929 г.). В 1932 г. в Сухуме создается абхазская драматическая студия. Подготовка актерских кадров осуществлялась и в Тбилиси под руководством известных деятелей грузинского театрального искусства А.Хорава и А.Васадзе. В становлении и развитии абхазского театра видную роль сыграли его основоположники Д.Гулиа, С.Бжания, П.Шакрыл, А.Агрба, Л.Касландзия, Ш.Пачалия, М.Зухба, Р.Агрба, Муты Кове, Михаил Кове, А.Аргун-Коношок и др.
В 1931 г. был организован абхазо-грузинский этнографический ансамбль песни и танца, а в 1932 г. при Сухумском музыкальном училище создается государственный симфонический оркестр. В развитие музыкальной культуры Абхазии значительный вклад внесли О.Димитриади, К.Ковач, П.Панцулая, К.Дзидзария и др.

345

Рождается сеть культурно-просветительных учреждений в городах и селах Абхазии. Организацией этого дела руководил Главполитпросвет Абхазии, созданный еще в начале 20-х гг. при Наркомпросе Абхазии.
В 1935 г. в Сухуме была открыта художественная школа, реорганизованная в 1937 г. в художественное училище. Положено начало подготовке профессиональных художников.
Успехи трудящихся Абхазии за годы первых пятилеток получили высокую оценку партии и правительства. 15 марта 1935 г. ЦИК СССР наградил Абхазскую АССР орденом Ленина за выдающиеся успехи в области сельского хозяйства и промышленности. Орденом Ленина был награжден и руководитель социалистического строительства в Абхазии Н.А.Лакоба. Орден Ленина республике от имени ЦИК СССР был вручен 3 марта 1936 г. на юбилейной сессии ЦИК Абхазии заместителем председателя ЦИК СССР, Председателем ЦИК УССР Г.Петровским.
2 августа 1937 г. чрезвычайным VIII съездом Советов Абхазии была принята новая Конституция Абхазской АССР, а в июле 1938 г. состоялась первая сессия Верховного Совета автономной республики, которая избрала Президиум Верховного Совета и Совет Народных Комиссаров Абхазии.
За первые 20 лет Советской власти в Абхазии в корне изменилась классовая структура общества. До революции более 90 процентов населения края составляли крестьяне и кустари, здесь не было промышленного пролетариата. В ходе социалистической индустриализации вырос рабочий класс. В 1939 году он составил 21 % всего населения. Удельный вес рабочих из числа абхазов вырос в 4,2 раза. В Абхазии сформировался многонациональный отряд рабочих.
В результате коллективизации изменился и облик абхазского крестьянства. К началу Великой Отечественной войны рабочие и служащие составляли до 40 % населения Абхазии.


§ 7. Последствия культа личности

Культ личности Сталина нанес огромный вред экономическому и культурному развитию Абхазии. Здесь получили широкое распространение насаждавшиеся Берия и его ставленниками порочные нравы и методы — карьеризм, грубейшие нарушения социалистической демократии и законности, массовые репрессии, зажим критики, игнорирование коллегиальности в работе, искривление национальной политики. В Абхазии грубейшим образом попирались национальные права абхазского народа.
Но самыми тяжелыми последствиями культа личности Сталина и националистической политики Берия в Абхазии были незаконные перемещения и расстановка национальных кадров, а затем и массовые репрессии, проводимые в 1937, 1938 и последующих годах.

346


Необоснованные перемещения кадров местного и высшего звена начались еще до репрессий. Так, например, только за 1936 и три месяца 1937 г. из 108 председателей сельсоветов сменилось 88, а секретарей сельсоветов — 60. Многие из них были арестованы. В течение 1936 г. и первого квартала 1937 г. в состав пленумов РИК было кооптировано 73 человека, что составляет 28,7 % всего аппарата. В президиум РИК кооптирован 41 человек (61,1 %) а в состав пленумов сельсоветов — 315 человек. Из 185 членов и 49 кандидатов в члены ЦИК Абхазии, избранных на VII съезде Советов в январе 1935 г., на сессии 30 июля 1937 г. присутствовал только 41 человек, а все остальные были исключены из членов ЦИК «как контрреволюционеры, двурушники и враги народа». По таким же мотивам на следующей сессии ЦИК 2 ноября 1937 г. из состава членов Президиума ЦИК Абхазии было исключено 9 человек, в том числе председатель ЦИК Агрба Алексей, Вардания Анатолий, Вардания Игнатий, Эхвая Макар, Гобечия Михаил, Сандлер Семен и др. А из членов ЦИК — 19 человек, в том числе Агрба Захар, Лагвилава Тарас, Ковач Константин, Чанба Самсон, Джикирба Мария, Чукбар Антон, Семерджиев Иван, Джергения Михаил и др.
В Абхазии только по так называемым делам «О контрреволюционной, диверсионно-вредительской, террористическо-повстанческой, шпионской организации в Абхазии» и «Об антисоветской националистической организации в Абхазии» с июля 1937 по октябрь 1938

347

гг., т.е. за год и четыре месяца, было репрессировано 2.186 человек (794 из них расстреляны). По первому делу в г. Сухуми в октябре-ноябре 1937 г. по инсценировке Берия проходил открытый судебный процесс. Процессом руководили председатель Верховного суда Абхазии Т.Антия, прокурор республики В.Шония и общественный обвинитель М.Делба. По этому процессу проходили В.Ладария, В.Лакоба, М.Лакоба, М.Чалмаз, К.Инал-ипа, Д.Джергения, С.Туркия, П.Сейсян, С.Эбжноу, А.Энгелов. Всех их приговорили к расстрелу. Были привлечены к уголовной ответственности и рядовые крестьяне М.Кишмария, Х.Чанба, К.Ахуба. В чем же обвинили их? Судя по материалам процесса, все они якобы являлись «резервом Троцкого», «агентами иностранной разведки», «убийцами», «уголовными преступниками» и т.д.
После сухумского процесса репрессии продолжались. Их вершили новые органы «правосудия», так называемые тройки или, как тогда именовались они, «Особые совещания», созданные по инициативе Сталина в декабре 1934 г. после убийства С.М.Кирова.
Обстановка в Абхазии резко осложнилась после гибели Н.Лакоба и его ближайших соратников. Была репрессирована значительная часть научной и творческой интеллигенции. Грубые деформации имели место в области культурного развития. По решению партийной конференции Абхазии в мае 1937 г. был признан целесообразным перевод абхазского алфавита на грузинскую графическую основу. К этому делу были привлечены видные грузинские ученые А.Шанидзе, А.Чикобава, С.Джанашия, В.Топурия, а также деятели абхазской культуры Д.Гулиа, А.Чочуа, М.Делба, А.Хашба, M.Xaшбa, Д.Чагава, З.Агрба. Работой комиссии руководил секретарь ЦК КП(б) Грузии П.Шария. Алфавит, созданный комиссией, был утвержден ЦИК Абхазии в 1938г. В том же году был издан учебник «Грузинский язык для абхазских школ (первый год обучения)».


§ 8. О переселенческой политике в Абхазии

Корни переселенческой политики в Абхазии уходят в прошлое. Организованное переселение сюда началось во второй половине прошлого столетия и было связано с колонизацией края, массовым переселением абхазов в Турецкую империю. Колонизация края, проводимая царским самодержавием, резко изменила этнодемографическую ситуацию в Абхазии. Первая Всероссийская перепись населения 1897 г. зафиксировала 58.697 человек, или 55,3 % абхазского населения, оставшегося после махаджирства. По этой же переписи из 106 тыс. всего населения Сухумского округа грузины тогда составляли 25.875 человек, или 24,4 %, русские — 5.135 человек, или 5,6 %, армяне — 6.552 человека, или 6,1 %, греки — 5.393 человека, или 5,0 % и т.д.

348

Целенаправленное переселение в Абхазию продолжалось и в дальнейшем. Оно приняло преднамеренно плановый характер при меньшевистском правительстве Грузии. В Министерстве земледелия Демократической республики Грузия был даже создан специальный переселенческий отдел. Такой же орган сформировался и в Комиссариате Абхазии. О деятельности переселенческих отделов свидетельствует известная «Папка №18», обнародованная в 1920 г. Ревизионной комиссией Народного Совета Абхазии.
Меньшевики тогда не успели осуществить намеченную программу. Говорят, что история повторяется. К практическому осуществлению плана переселения в Абхазию, намеченного Н.Жордания, приступили в 1937 г. по инициативе Л.Берия. В докладной записке, составленной в 1940 г. Госпланом Абхазии для правительства республики, говорится: «По инициативе любимого сына грузинского народа товарища Л.П.Берия в Абхазию переселяются из малоземельных районов Грузии тысячи крестьянских хозяйств, которые осваивают огромное количество веками заброшенных земель. Организовано 11 новых переселенческих колхозов из малоземельных районов Грузинской ССР...»
Основополагающими правительственными документами для массовой переселенческой политики послужили постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая 1939 г. «О создании переселенческого Управления при СНК СССР», 14 сентября того же года СНК СССР утвердил положение о переселенческом управлении при Совнаркоме Союза ССР. Переселенческие отделы создавались при СНК союзных и автономных республик. Начальником переселенческого отдела при СНК ГССР был назначен В.Рапава, а при СНК АССР Абхазии — Джганджгава. Другим более важным для Грузинской ССР решением союзного правительства явилось постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 25 апреля 1940 г. «О мерах по дальнейшему развитию чайного хозяйства, цитрусовых культур, виноградарства и качественного виноделия в Грузинской ССР». В этом документе упомянут только Гальский район Абхазской АССР. С него фактически и начинается новый планомерный массовый этап переселенческого движения на территории Абхазии. В «Положении о Переселенческом отделе при СНК Абхазской АССР» об основной его задаче сказано: «Прием и хозяйственное устройство в многоземельных районах и колхозах республики переселенцев из малоземельных районов Грузинской ССР».
20 октября 1939 г. под председательством предсовнаркома Грузинской ССР В.Бакрадзе был рассмотрен проект плана сельскохозяйственного переселения на 1940 г. «в многоземельные районы Абхазской АССР». Планом предусматривалось переселить в Абхазию 700 хозяйств. Стоимость мероприятий, связанных с переселением, определялась в сумме 28,9 млн.рублей.
Под председательством зам. Председателя СНК Грузинской ССР Г.Стуруа 20 марта 1940 г. состоялось заседание, обсудившее проект

349

плана сельскохозяйственного переселения по Грузинской ССР на 1941 и 1942 гг. По этому же плану «в многоземельные районы Абхазской АССР», а также частично в Аджарскую АССР и на брошеные земли Тбилисского района предусматривалось вселить 4800 хозяйств.
В связи с постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 25 апреля 1940 г. СНК ГССР были разработаны специальные «Мероприятия по переселению в Абхазию на 1940—1944 годы». В целом по Грузии запланировано было переселить 10.380 хозяйств, в том числе в Абхазскую АССР 5.404. В связи с этим СНК Грузии было решено произвести корчевку земельной площади в размере 27.650 га, осушить 7.100 га, построить дороги протяженностью до 86 км. и до одной тысячи колодцев.
В пояснительной записке к плану по сельскохозяйственному переселению на 1940 г. по Грузинской ССР, говорилось: «Переселение колхозников и единоличников в Абхазскую АССР производится в целях использования большого количества свободных земель, которые не могут быть освоены местным населением ввиду недостаточности трудовых ресурсов».
Планом на 1940 год предусматривалось заселение существующих и вновь организуемых колхозных поселков Абхазии: сел Киндги, Адзюбжа, Атара Абхазская, Акваска Очамчирского района, Бамбора, Звандрипш Гудаутского района, Бзыбь, Лдзаа (Лидзава), Кингисеп Гагрского района. Так, например, для переселенцев в селе Кингисеп выделено 1.000 га, Лдзаа — 500 га, Атара Абхазская — 1.500 га, Бамбора — 500 га. На эти земли предполагалось заселить свыше 1000 дворов крестьян из Западной Грузии. На 1941 г. была запланирована подготовка земельного фонда путем корчевки 1850 га колхозных лесов. Только по селу Киндги предусмотрено было осушить 1.200 га заболоченных земель, в Гудаутском районе — 200 га, в Гагрском районе — 650 га. Планировалось построить 1150 жилых домов для колхозников-переселенцев.
По официальным данным на 25 июля 1940 года в колхоз им. Бакрадзе села Адзюбжа было заселено 264 хозяйства выходцев из Аспиндзкого, Абашского, Амбролаурского, Цагерского, Чхороцкуского, Гегечкорского, Цаленджихского, Зугдидского районов. Сохранились списки всех переселенцев, состав их семей.
На сессии Верховного Совета Абхазской АССР, состоявшейся в июне 1940 г., большое внимание было уделено переселенческой политике в Абхазии. Председатели Гудаутского, Гагрского и Очамчирского исполкомов свои речи начинали только с рассказа о том, как в этих районах идет переселение. Приведем только один абзац из такой вот речи: «Начатое по инициативе тов. Л.Берия в 1937 г. переселение в Абхазию колхозников из малоземельных районов Грузии успешно продолжается». В Гудаутском районе, например, к этому времени уже построено было до 300 домов, созданы два новых колхоза — им. Чарк-

350

виани и «Акыта чиц» (ныне колхоз им.Орджоникидзе). Председатель Очамчирского райисполкома Д.Тарба на сессии заявил: «Начатое по инициативе Л.П.Берия переселение колхозников из районов Грузии в Абхазскую АССР особенно широкий размах приняло у нас, в Очамчирском районе». По приведенным им данным, к тому времени было построено 600 домов для переселенцев. Далее он сказал: «Планом на 1940 г. предусмотрено строительство еще 400 новых домов в селах Беслахуба, Акваска и Тамыш».
Мероприятиями по переселению в Абхазию руководили переселенческий отдел при СНК Абхазии, Наркомзем Абхазии и Абхазская строительная контора переселенческих колхозов переселенческого отдела СНК Грузинской ССР под названием «Абхазпереселенстрой», созданная 25 июня 1938 г. при Наркомате земледелия Абхазии.
Народный комиссар земледелия и заместитель Председателя СНК Абхазской АССР Т.Ч.Бганба заявил о своем несогласии с проводимой переселенческой политикой в Абхазии и вопреки утверждениям о наличии заброшенных плодородных земель сообщил, что в Абхазии нет лишних площадей. Приведем только один факт. В 1940 г. посевные площади Абхазии составляли около 60 тыс. га, примерно столько, сколько в Цулукидзевском и Абашском районах. Тогдашнее руководство не могло простить Темуру Чичиновичу Бганба его публичного заявления. Указом Президиума Верховного Совета Абхазской АССР от 14 декабря 1940 г. он был снят с поста заместителя Председателя Совнаркома и наркома земледелия Абхазской АССР «за совершенно неудовлетворительную работу и неисполнение конкретных указаний правительства».
Выступая на юбилейной сессии Верховного Совета Абхазской АССР (1941г.), посвященной 20-летию установления Советской власти в Абхазии, Председатель СНК Абхазии К.Чичинадзе, касаясь переселенческой политики в Абхазии, сказал: «Одним из больших достижений Советской власти в Абхазии надо считать начатое с 1937 г. по инициативе и под непосредственным руководством тов. Берия Л.П. освоение веками не освоенных плодородных земель Абхазии путем переселения колхозников из малоземельных районов Грузии». Руководители абхазского правительства тогдашнюю переселенческую политику преподносили как одно из самых «больших достижений Советской власти».
В связи с началом Великой Отечественной войны СНК СССР от 25 июля 1941 года принял постановление: «Отбор и переселение приостановить впредь до особого распоряжения». Но правительство Абхазии сделало вид, будто нет никакого постановления и преспокойно продолжало свою переселенческую политику. Только в конце года для отвода глаз СНК Абхазии и Абхазский обком партии приняли совместное постановление. В нем, в частности, сказано: «1. Строительство домов переселенческих колхозов приостановить. 2. Абхазскую строительную

351

контору переселенческих колхозов с 10 декабря 1941 г. ликвидировать». Разумеется, постановление носило чисто формальный характер, а правительство Абхазии продолжало начатое дело, оставив в стороне интересы обороны страны, защиты Родины от фашистских захватчиков.
Следует сказать и о самом характере, форме и методах осуществления переселенческих мероприятий. С самого начала массового переселения руководители ЦК КП Грузии и СНК республики столкнулись с серьезными трудностями, увидев, что свободных земель оказалось очень мало. Организаторы этого мероприятия не учли одного, очень важного фактора, — 2/3 территории Абхазии были заняты горами.
В первые 2—3 года были исчерпаны имеющиеся свободные земли. Но отступать уже было нельзя, так как этот вопрос находился под строжайшим контролем НКВД СССР и лично Берия.
В конце 1940 г. СНК Грузинской ССР и ЦК Компартии Грузии разработали план и порядок подготовки земель для освоения переселенческих колхозов в Абхазской АССР. В апреле и мае 1941 г. СНК и ЦК КП Грузии рассмотрели ход выполнения данного постановления. Было принято решение отобрать у абхазских колхозов Очамчирского района свыше 1.000 гектаров лесного массива, закрепленного за ними. Раскорчевка этих уникальных природных богатств народа, оберегаемых веками, была поручена Леспромхозу Грузии. Но эта задача оказалась трудной и по сугубо техническим причинам. Задание правительства выполнено не было. Необходимо было найти другой, более легкий путь. И он был найден. 2 сентября 1941 г. СНК Грузии вынес постановление следующего содержания: «Отрезать излишек неосвоенных земель от 12 колхозов Абхазской АССР и передать их вновь организованным колхозам...» СНК Грузии прекрасно знал, что этот незаконный акт осуществить без санкции союзного правительства нельзя. Поэтому это постановление было направлено в Москву для утверждения. Совнарком СССР своим постановлением № 9821 от 10 октября 1941 г. («забыв», конечно, о своем прежнем постановлении от 25 июля того же года о приостановке переселения «до особого распоряжения») разрешил СНК Грузии изъять «4544.69 га неосвоенных земель от 12 колхозов Очамчирского и Гудаутского районов Абхазской АССР». Понятно и то, почему выбор пал на эти два района. Именно в них компактно проживали абхазы.
Исполнение данного постановления СНК Абхазии поручил Наркомзему и исполкомам Гудаутского и Очамчирского райсоветов — Д.Черкезия и Д.Тарба. В принятом СНК Абхазии документе читаем: «Срочно привести в исполнение распоряжение СНК СССР». Изъятие земель проходило в сложных условиях. У местных колхозов отбирались лучшие участки с различными фруктовыми, табачными и другими насаждениями. Для оформления изъятия этих земель в пользу переселенцев были созданы специальные комиссии.

352

Возникает и другой законный вопрос. Хотели ли сами переселенцы покидать родные места, где веками проживали их предки? Конечно, нет. Переселение проводилось насильственными методами. ЦК КП Грузии, правительства Грузинской ССР и Абхазской АССР проводили усиленную пропагандистскую и организаторскую работу среди жителей западных районов Грузии. Приведем только несколько фактов. Партийные и советские органы Абхазии во главе с М.Барамия и К.Чичинадзе часто обращались по этому поводу за помощью в ЦК и СНК Грузии, посылали в эти районы своих агитаторов-организаторов. В одном из писем в ЦК КП Грузии и СНК республики М.Барамия и К.Чичинадзе писали: «Просим дать указание районам Западной Грузии желающим переселиться в Абхазию не чинить препятствия и по возможности оказывать помощь в предоставлении транспорта и реализации на месте их имущества».
В западные районы Грузии от имени руководства Абхазии направлялись специальные уполномоченные по вербовке населения из Цагерского, Амбролаурского, Онского, Гегечкорского, Цаленджихского, Чхороцкуского, Абашского, Цулукидзевского, Аспиндзского, Озургетского, Зугдидского и других районов. Так, например, с официальными письмами от 29 января 1942 г. за подписями М.Барамия и К.Чичинадзе на имя первых секретарей райкомов и председателей райисполкомов Чхороцкуского и Гегечкорского районов был направлен Г.Цинцабадзе. В письмах, адресованных руководству этих районов, говорилось: «Для проведения набора контингента переселенческих колхозов в Абхазию по Вашему району командируется от Совнаркома Абхазии Цинцабадзе Григорий Ноевич. Просим оказать тов. Цинцабадзе всемерное содействие в деле проведения вербовки контингента переселенцев». Из Гегечкорского района Г.Цинцабадзе сообщал в Сухуми: «Руководство района отказывается от набора контингента переселенцев, выезжаю в Чхороцку, прошу дальнейших указаний. Цинцабадзе».
Как правильно заметил начальник Главного управления МСХ ГССР по переселению Нарсия: «Грубо нарушались правила подбора контингента переселенцев, имело место нарушение принципа добровольности при переселении».
В силу известных объективных обстоятельств многие переселенцы убегали обратно в родные районы, не рассчитавшись с государством за расходы, затраченные на строительство переселенческих домов. По этому поводу СНК Абхазии неоднократно обращался в СНК ГССР и ЦК КП Грузии. В письме от 14 апреля 1942 г. в адрес правительства Грузинской ССР СНК Абхазии писал, что на 1 марта 1942 года за 152 хозяйствами переселенцев, возвратившихся обратно в родные края, числится долг в размере 97.920 руб. и 46.2 тонны кукурузы. Кроме того, по материалам переселенческого отдела на перевозку указанных хозяйств за счет бюджета Абхазской АССР было израсходовано 83.700 руб. СНК Абхазии просил правительство Грузии принять соответству-

353

ющее решение по возмещению расходов. СНК Абхазии всю вину за массовый уход переселенцев без всякого основания переложил на Очамчирский и Гудаутский исполнительные комитеты.
Правительство Грузинской ССР 29 апреля 1942 года рассмотрело снова вопрос «О мероприятиях по сельскохозяйственному переселению на 1942 г. по Абхазской АССР». Несмотря на войну, на эти цели было отпущено 1510.5 тыс.руб. Переселению из районов Грузии в Абхазию подлежало 526 хозяйств. Для хозяйственного обзаведения (приобретение скота и проч.) было отпущено 824,3 тыс.руб. Кодорскому и Калдахварскому лесозаводам было предложено отпустить на нужды переселенстроя 1.700 куб.м лесоматериала, Гудаутскому и Очамчирскому кирпичным заводам — 1 млн. штук кирпича. Стоимость 526 домов для переселенцев государству обходилась в 4395,4 тыс.руб.
По переселенческому плану на 1942 год заселению подлежали села Беслахуба, Кочара и Кутол Очамчирского района, Звандрипш, Арсаул, Куланырхуа и Бамбора Гудаутского района.
Советские и партийные органы систематически обсуждали состояние переселенческих колхозов, вопросы хозяйственно-бытового и культурного строительства.
СНК Абхазии и бюро Абхазобкома КП Грузии 28 января 1943 года обсудили вопрос о ходе подготовительных работ к весеннему севу в переселенческих колхозах Абхазской АССР. В постановлении отмечалось, что в большинстве хозяйств еще не приступили к подготовительным мероприятиям и весеннему севу, бригады и звенья не укомплектованы. Кроме того, весь рабочий скот, подаренный местным абхазским населением, был расхищен, а оставшийся находился в самом истощенном состоянии.
Наркомзему Абхазии, Гудаутскому и Очамчирскому РИК было предложено в кратчайший срок выделить переселенческим колхозам новые пахотные земли для обеспечения плана весновспашки, а директорам и начальникам политотделов МТС «обеспечить качественное и своевременное проведение тракторных работ, уделив им особое внимание».
Однако до середины 1944 года переселение временно было прекращено. В соответствии с постановлением СНК Грузинской ССР от 14 июня 1944 года «О плане сельскохозяйственного переселения на 1944 год» СНК Абхазии в конце июня принял постановление «О плане переселенческих мероприятий по Абхазской АССР на 1944 год». Только за счет средств республики на эти цели выделялось 7639,7 тыс.руб., а на строительство жилых домов предусмотрено было израсходовать 1800 тыс.руб., на ремонт жилых домов — 1160 тыс., на заготовку стройматериалов на 1945 год — 2500 тыс.руб. и т.д. Гудаутский и Очамчирский исполкомы обязывались выделять необходимое количество рабочей силы и гужевого транспорта для строительства переселенческих колхозов.

354

Плановое переселение в Абхазию продолжалось до середины 50-х годов. Последняя партия переселенцев прибыла в Абхазскую АССР в 1956 году в количестве 145 хозяйств. Они были переселены сюда из Кабардино-Балкарской АССР и из районов Карачаево-Черкесской автономной области, куда были заселены ранее по указанию Берия. Постановлением Совета Министров Абхазской АССР от 27 апреля 1967 г. с них была списана задолженность в сумме свыше 136 тыс.руб. по непогашенным ссудам, полученным на строительство домов.
За период с 1937 по 1953 год на строительство домов и хозобзаведение переселенцев был использован долгосрочный кредит Сельхозбанка в сумме 191 млн.руб., из коих на 1 января 1954 г. за переселенцами числилось 37,2 млн.руб., в том числе 18 млн.руб. с просроченной задолженностью.
За это время только «Абхазпереселенстроем» построено 3378 домов жилой площадью 124.986 кв.м, 4 школы, 6 зданий правлений колхозов, сооружено 14 водопроводов протяженностью 102 км. и 143,4 км. дорог, из них 91,1 км — гравийных и 52,3 км — грунтовых. Начальник переселенческого отдела МСХ Абхазской АССР А.Джикия и управляющий стройконторой «Абхазпереселенстрой» Ш.Гвазава 25 декабря 1953 г. в своем отчете «Вопросы переселения и строительство переселенческих поселков в Абхазской АССР» сообщали о результатах своей деятельности «по освоению новых плодородных земель и дальнейшему развитию в Абхазии ведущих субтропических культур», а также высказались по «плановому переселению колхозников из нагорных малоземельных районов Грузии в многоземельные колхозы Абхазской АССР». Они были недовольны работой «Абхазпереселенстроя». Недовольны тем, что он «имеет большие убытки, проваливает план строительства домов для переселенцев». Убыток только за 1952 г. составил 25559,9 тыс.руб.
История этой грубейшей широкомасштабной акции, затеянной шовинистическими кругами, до конца не изучена. Не дано ей политической и моральной оценки. Во всем этом нельзя, конечно, винить самих колхозников-переселенцев. Подобные мероприятия откровенного колонизаторского характера ставили своей целью ассимиляцию коренного абхазского населения. Они нарушали также экологическое равновесие и еще сильнее осложняли и без того напряженную этнодемографическую ситуацию в Абхазии.

355

Глава II. АБХАЗИЯ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941—1945 гг.)

§ 1. В начале войны и в условиях обороны Кавказа

Великая Отечественная война явилась суровым испытанием для нашей страны. Абхазия послала на защиту Родины своих лучших сынов и дочерей. В рядах Советской Армии и Военно-Морского флота сражалось свыше 55.5 тысяч воинов автономной республики — абхазы, грузины, русские, армяне, эстонцы, представители других народов.
Экономика Абхазии — промышленность, транспорт, сельское хозяйство были перестроены на военный лад. Перестройка народного хозяйства проходила в тяжелых условиях. Главная трудность заключалась в том, что на фронт ушло подавляющее большинство квалифицированных рабочих и инженерно-технической интеллигенции. В Абхазии развернулось движение женщин, стариков и подростков под лозунгом: «Заменить на производстве мужей, отцов, сыновей и братьев, ушедших на фронт». Они шли на самые трудные участки, в том числе и на шахты. В конце 1941 г. на предприятиях треста «Ткварчельуголь» работали до 900 женщин. Такое положение было и в сельском хозяйстве республики.
Обстановка осложнилась в связи с приближением противника к границам Абхазии. На всем Черноморском побережье республики строились оборонительные укрепления, бомбоубежища, блиндажи, противотанковые рвы и др. В середине 1941 г. в Абхазии были сформированы истребительные батальоны. Они сыграли значительную роль в дни обороны Кавказа. В Сухуми и Гагре действовали комитеты обороны.
В августе 1942 г. фашистские войска вторглись в пределы Абхазии. Были заняты Клухорский, Марухский и Санчарский перевалы, а 27 августа — высокогорное село Псху. Над побережьем появились самолеты противника, которые сбрасывали бомбы на Сухуми и другие пункты Абхазии.
На территории Абхазии в то время находилась 46-я армия под командованием генерала К.Леселидзе, которая в начале сентября 1942 г. перешла в наступление. Первыми вместе с частями Красной Армии приняли бой с противником бойцы Гудаутского батальона во главе с Р.Губазом и М.Сабашвили в с.Псху, а 9 сентября оно было освобождено от немецко-фашистских захватчиков. В конце 1942 и начале 1943 г. германские войска были отброшены за пределы Абхазии.
Массовый трудовой героизм проявили трудящиеся Абхазии. Впереди соревнующихся шли прославленные горняки Ткварчели — Н.Хунтуа,

356

А.Айба, Т.Макацария, З.Мужицкая, А.Бессараб и другие стахановцы, прозванные гвардейцами тыла. 14 февраля 1942 г. Совинформбюро сообщило о замечательной победе абхазского шахтера Н.Хунтуа.
Все во имя победы делали и передовики сельского хозяйства — чаеводы, кукурузоводы, табаководы. Наиболее известными среди них были У.Ахуба, М.Адлейба, М.Ардзинба, Ц.Кардава, К.Бастаджян, Т.Тарба, Ч.Квачахия и др.
Свою достойную лепту в развитие сельского хозяйства внесли школьники Абхазии. В 1942 году в республике было создано 108 школьных бригад, охвативших свыше 12.500 школьников. В первом полугодии они выработали около 0,5 млн.трудодней. Возрастал удельный вес молодежи на фабриках, заводах, на транспорте и в связи.
С самого начала войны развернулось массовое движение по сбору средств на вооружение Красной Армии. Крупные суммы были собраны на строительство торпедных катеров имени Комсомола Абхазии, танковой колонны «Колхозник Грузии», эскадрильи боевых самолетов «Советская Грузия», «Осоавиахимовец Абхазии», «Здравница Абхазии», «Юный пионер», «Потребительская кооперация», «Боец всеобуча» и др. Значительные денежные средства были внесены председателями колхозов, рядовыми гражданами, учащимися школ. Так, председатели колхозов из Гудаутского района Т.Агрба, К.Лейба и А.Хватыш внесли соответственно 120 и по 100 тыс. руб. Известная сборщица чая У.Ахуба внесла 100 тыс. руб., председатели колхозов Гальского района Г.Джгубурия — 300 тыс., а В.Гогохия — 100 тыс. руб. Свои сбережения внесли и школьники Р.Хикуба из с.Лыхны и К.Таркил из с.Дурипш и др. Население Абхазии оказывало всевозможную помощь фронтовикам: собирало теплые вещи, подарки, отправляло на фронт посылки. Для этого создавались специальные комиссии, организовывались Недели помощи семьям бойцов и командиров Красной Амии и Флота.


§ 2. Сыны Абхазии — герои тыла и фронта

Воины Абхазии плечом к плечу с сынами других народов Советского Союза с первых же дней войны участвовали в беспримерных в истории жесточайших схватках с немецко-фашистскими захватчиками. Они геройски защищали Родину в Брестской крепости, на Кавказе и на подступах к Москве, у стен Ленинграда и Сталинграда, под Севастополем, Новороссийском и Одессой, освобождали страны Европы от фашистской чумы.
Из 55.5 тыс. сыновей и дочерей Абхазии, ушедших на защиту Отечества, 17.436 не вернулись к родным очагам. Смертью храбрых на поле брани пали замечательные сыны абхазского народа — Герой Советского Союза В.Харазия, политрук Александра Назадзе, летчик-

357

штурмовик К.Агрба, повторивший бессмертный подвиг Гастелло, разведчики В.Пачулия и Е.Бганба, защитник «Дома Павлова» А.Цугба, защитник Брестской крепости, партизан Х.Мхонджия. Двадцать два воина из Абхазии стали Героями Советского Союза. В числе их дважды Герой Советского Союза В.Попков, Герои Советского Союза М.Канта рия, Н.Ходосов, В.Габлия, Я.Кокоскерия, Р.Барциц, И.Зубков, A.Чакрян, А.Мелетлян, Я.Иоселиани, Г.Дермановский, В.Очаленко, М.Сохненко, Н.Адамия, Н.Берия и др. В памяти народа никогда не изгладится подвиг этих замечательных сынов Родины В числе мужественных защитников Родины кавалеры трех степеней ордена Славы И.Ванача, Ц.Цулая и А.Шушанян. Первая летчица-абхазка М.Авидзба, бесстрашно сражавшаяся в составе женского авиаполка в качестве штурмана звена, совершила 477 боевых вылетов и сбросила на врага 64 тысячи тонн бомбового груза. Много славных страниц в летопись Отечественной войны вписали генерал Х.Харазия, полковники К.Аршба, Л.Голандзия, Н.Симония, Г.Зантария, политработники И.Бжания, Н.Акаба, И.Лакербая, Н.Гобечия, Д.Смыр и др. Боевые подвиги совершили бесстрашные соколы В.Аргун, М.Аджба, B.Обартели, Т.Язычба, Ш.Акусба, Д.Осия, Д.Базба, Л.Джоджуа, моряки — А.Качарава, Г.Конджария, Ш.Сангулия, О.Джаяни, средний и младший командный состав армии и флота М.Логуа, В.Хагба, В.Папба, Х.Айба, У.Басария, А.Кигурадзе, А.Тория, Н.Анкваб, Н.Цхомария, К.Цвинария, Д.Цугба, М.Цугба, Х.Абгаджава, И.Габуния, А.Гунба, Л.Чолокуа, А.Сакания и многие другие.
Геройски защищали свою Родину и участники партизанского движения, движения Сопротивления, подпольщики, работавшие в тылу врага — комиссар и начальник штаба партизанских соединений Н.Чичба и З.Царгуш, начальник разведки партизанского соединения Д.Зухба, командиры партизанских отрядов и групп, рядовые партизаны К.Агумаа, Д.Абухба, Н.Воуба, А.Аршба, А.Джонуа, Н.Капба, Е.Мухина, К.Аршба, М.Малия, С.Папба, С.Гунба, медицинские работники А.Джанба, С.Белкания, К.Какубава, Ш.Какубава, С.Цомая, М.Ахалая, В.Капикян, Л.Дзадзамия. М.Задикян, В.Кация А.Тарба, Х.Квеквескири, В.Кахиани, А.Кейян, О.Конджария, Е.Лакоба, Х.Магакян, Ш.Надарейшвили, К.Самсония, М.Хиба, В.Шервашидзе и др.


§ 3. Положение в области культуры

Значительный вклад в разгром врага внесла интеллигенция Абхазии — врачи, педагоги, агрономы, инженеры, деятели науки, культуры, искусства и литературы.
Еще в первые месяцы войны медицинские учреждения Абхазии, в первую очередь здравницы, перестроили работу на военный лад.

358

Почти все санатории, дома отдыха и другие лечебные учреждения были превращены в эвакогоспитали, в которых прошли лечение около 200 тыс. раненых солдат и офицеров.
Абхазские писатели опубликовали ряд сборников, посвященных военно-патриотическому воспитанию. Активно работали Д.И.Гулиа, И.Г.Папаскири, Б.В.Шинкуба, И.К.Тарба, Г.Д.Гулиа. Защищать Родину с самого начала войны ушли на фронт К.Агумаа, А.Джонуа, Ч.Джопуа, М.Гочуа, Е.Кучберия и др.
В области театрального искусства активно работали известные абхазские и грузинские актеры А.Агрба, Р.Агрба, Л.Касландзия, Ш.Пачалиа, М.Кове, Л.Чедия, М.Гагнидзе.
Плодотворно трудиись и в научных учреждениях Абхазии. В Абхазском институте разрабатывались актуальные темы абхазоведения. К.С.Шакрыл, Х.С.Бгажба, И.Г.Антелава, Г.А.Дзидзария, Ш.Д.Инал-ипа, Б.П.Джанашиа, А.А.Олонецкий, Л.Н.Соловьев и другие вели активную политическую и воспитательную работу в массах, состояли бойцами истребительных батальонов. Значительный вклад в мероприятия на нужды фронта внесли ВИЭМ, Ботанический сад, Сухумский госпединститут.
Достижения трудящихся Абхазии в области народного хозяйства и культуры, их вклад в обороноспособность страны были бы гораздо весомее, если бы не отрицательные последствия культа личности Сталина и так называемого «шефства» Берия над Грузией и Абхазией. Имели место грубейшие нарушения национальной политики. Массовый и плановый характер приняло переселение колхозников из западных районов Грузии в Абхазию, а в конце войны была задумана и другая политическая акция, направленная против абхазской национальной культуры. По инициативе секретаря Абхазского обкома партии А.Мгеладзе в обком была приглашена группа представителей абхазской педагогической интеллигенции — А.Маргания, Б.Кация, Н.Герия, С.Ашванба и М.Буава, которым предложено было подготовить рекомендации по переводу абхазских школ на грузинский язык обучения. Во второй половине 1944 г. все названные товарищии представили в Абхазский обком партии свои предложения. Содержание их было идентичным. А главное, необходимо было «доказать», что сложившаяся система обучения в абхазских школах якобы тормозит развитие абхазской национальной культуры. Они писали, что обучение в абхазских школах сначала на родном, а с 5-го класса на русском языке мешает учащимся получать необходимые знания, и после окончания средней школы они, дескать, не могут поступать в высшие учебные заведения. В связи с этим группа педагогов считала необходимым перевести обучение в абхазских школах на грузинский язык с начальных классов.
9 января 1945 г. на заседании бюро Абхазского обкома партии по предложению секретарей обкома партии А.Мгеладзе, И.Тускадзе и

359

Г.Карчава была создана комиссия под председательством М.Делба. Комиссии было предложено в месячный срок представить мероприятия «по улучшению качества учебно-воспитательной работы в школах Абхазии». 12 марта 1945 г. она представила свои предложения на бюро обкома. В заключении комиссий, в частности, говорилось: «Знание грузинского языка значительной частью абхазского населения, лексическое сходство грузинского и абхазского языков, единый алфавит диктуют необходимость перевода обучения в абхазских школах на грузинский язык». Перевод обучения в абхазских школах на грузинский язык обучения, говорилось в заключении, при «хорошей организации учебно-воспитательной работы значительно облегчит абхазским детям изучение основ наук в объеме программ средних школ и откроет им путь для продолжения учебы в вузах. Перевод обучения в абхазских школах на грузинский язык явится большим стимулом в успешном развитии культуры абхазского народа». Таковы вкратце основные выводы комиссии.
13 марта 1945 г. бюро Абхазского обкома приняло постановление «О мероприятиях по улучшению качества учебно-воспитательной работы в школах Абхазской АССР». В принятом постановлении сказано: «С целью улучшения качества учебно-воспитательной работы в школах Абхазской АССР, подготовки квалифицированных кадров из числа абхазов и идя навстречу пожеланиям широких масс абхазской интеллигенции, самих учащихся и их родителей отменить существующую систему обучения в абхазских школах». И далее: «Учитывая наличие общего алфавита и лексическое сходство грузинского и абхазского языков, а также знание значительной частью абхазского населения грузинского языка, общность материальной и духовной культуры родственных грузинского и абхазского народов, перевести обучение в абхазских школах с 1945—1946 учебного года на грузинский язык». Горкомам и райкомам партии предложено было «разъяснить населению огромное значение перевода обучения в абхазских школах на грузинский язык».
Надо было срочно решить и вопрос подготовки педагогических кадров. В связи с этим секретарь Абхазского обкома А.Мгеладзе, посылая данное постановление в ЦК КП Грузии, счел необходимым отдельным письмом на имя секретаря ЦК К.Чарквиани изложить конкретные вопросы, связанные с реорганизацией абхазских школ. В частности, А.Мгеладзе информировал о том, что из 1.726 учителей начальных классов, знающих язык, среднее педагогическое образование имели только 397, а 1329 из них были без всякого педагогического образования. Он просил ЦК и правительство республики срочным порядком открыть новые педагогические училища в городах Гагра, Гудаута, Очамчира и Гали. Кроме того, из всех районов Западной Грузии были приглашены преподаватели для училищ и школ. Мгеладзе просил так же «предложить ЦК ЛKCM Грузии обеспечить выполнение плана на-

360

бора слушателей Гагрского и Гудаутского педагогических училищ из районов Грузии». Просьба Абхазского обкома была удовлетворена.
Это мероприятие вызвало новый приток населения из других районов республики. В целом же грузинское население только за период с 1939 по 1959 г. увеличилось в Абхазии на 66.254 человек, а число абхазов выросло лишь на 4.996 человек.
ЦК КП Грузии утвердил 13 июня 1945 г. постановление Абхазского обкома партии о реорганизации абхазских школ.
Таким образом, судьба абхазской школы была решена вопреки воле народа. В абхазских школах преподавание всех дисциплин с I по XI классы велось на грузинском языке. Разрешалось только преподавание абхазского языка и литературы. «Такие акции, как закрытие школ на родном языке, притеснение национальных институтов, практика абсолютного недоверия в кадровой политике и другие, — говорил Э.А.Шеварднадзе на пленуме ЦК КП Грузии (июнь 1978 г.), — о чем Вам хорошо известно, так просто не предаются забвению... Урок Абхазии говорит о многом». Далее он подчеркнул: «Когда речь идет о таких сложных процессах, как события в Абхазии, следовало бы представить свой народ причастным к обсуждаемому вопросу, постараться чужую боль сделать своей, тогда не ошибешься, во всяком случае, меньше будет ошибок».


Глава III. АБХАЗИЯ В 1946—1960 гг.

§ 1. Восстановление народного хозяйства

Победоносно завершив Великую Отечественную войну, советский народ приступил к восстановлению народного хозяйства, к ликвидации последствий войны.
Война нанесла большой ущерб и экономике Абхазской АССР. Значительно сократилось производство промышленной продукции и сельского хозяйства. По подсчетам Республиканской комиссии только ущерб, нанесенный высокогорному селу Псху, составил около 5,7 млн.руб. Многие объекты промышленного и городского хозяйства пострадали в городах Сухуми, Гудаута и Ткварчели.
Программа дальнейшего восстановления и развития народного хозяйства Абхазии была намечена сессией Верховного Совета Абхазской АССР 12 августа 1946 г., которая приняла Закон о пятилетнем плане

361

восстановления и развития народного хозяйства Абхазской АССР на 1946—1950 гг. Основная задача пятилетки заключалась в ликвидации последствий войны во всех отраслях народного хозяйства республики.
По всей Абхазии развернулось социалистическое соревнование за досрочное выполнение планов четвертой послевоенной пятилетки. Впереди соревнующихся промышленных предприятий шли шахтеры Ткварчели. Добыча угля за пятилетку возросла в 3,4 раза. В 1950 году горняки Ткварчели дали стране 987 тыс. тонн угля. Высокопроизводительно трудились депутат Верховного Совета СССР А.Айба, депутат Верховного Совета Грузинской ССР В.Житников, З.Жиба, М.Алябьев, Ш.Джиоев, И.Богатырев и др.
Успехи были достигнуты в области пищевой, легкой, местной промышленности, на транспорте и связи.
Строились электростанции. Вступили в строй Сухумская ГЭС, межколхозные гидроэлектростанции. Выработка электроэнергии составляла в начале 1946 г. 154.0 млн.квт-час, а в 1950 году — 334. Объем валовой продукции всей промышленности Абхазии за пятилетку вырос на 171 %.
Колхозы и совхозы Абхазии справились с выполнением плана по производству табака, чая, цитрусовых. За пятилетку выросло общее поголовье скота, но достигнуть уровня 1941 г. по поголовью коров, буйволиц, свиней, лошадей не удалось. Не был выполнен план и по надою молока.
В период четвертой пятилетки в республике выросли новые передовики сельского хозяйства. Только за 1948-1950 гг. 246 передовикам присвоено почетное звание Героя Социалистического Труда, 1091 человек награжден орденами и медалями Советского Союза.


§ 2. Экономика и общественная жизнь республики в 50—60-е годы

Задачи послевоенного восстановления народного хозяйства в основном были решены в годы четвертой пятилетки. Однако сельское хозяйство еще не удовлетворяло потребности страны. В начале 50-х годов было проведено укрупнение мелких колхозов. В результате объединения в 1951 г. из 308 колхозов осталось 197, а к 1965 г. их число сократилось до 137. Объединение колхозов проводилось с нарушением колхозной демократии.
В руководстве сельским хозяйством допускались серьезные ошибки. Уровень производства продукции земледелия и животноводства не соответствовал имеющимся возможностям. Нарушался ленинский принцип материальной заинтересованности колхозов и колхозников, плохо использовалась имеющаяся сельскохозяйственная техника и т.д.

362

Этапным в развитии сельского хозяйства страны явился сентябрьский (1953 г.) Пленум ЦК, рассмотревший вопрос «О мерах дальнейшего развития сельского хозяйства СССР». Его итоги были обсуждены повсеместно. По призыву партии в деревню были направлены лучшие специалисты — агрономы, зоотехники, ветеринарные врачи, лесоводы, а также представители рабочего класса и интеллигенции. Число специалистов сельского хозяйства с высшим образованием увеличилось с 397 до 634 человек в 1957 г. Повысился уровень механизации сельского хозяйства.
Новый порядок планирования сельского хозяйства положил конец необоснованному насаждению в Абхазии сева пшеницы в ущерб другим ценнейшим субтропическим культурам.
В 1957 г. ЦК КПСС принял постановление об отмене с 1 января 1958г. обязательных поставок государству сельскохозяйственных продуктов хозяйствами, колхозниками, рабочими и служащими. Были приняты постановления по реорганизации МТС в ремонтнотехнические станции-РТС. Все эти мероприятия были направлены на подъем сельского хозяйства.
В Абхазской АССР были реорганизованы имевшиеся семь МТС и на базе их созданы Ремонтно-технические станции. Колхозы республики получили в собственное пользование немало техники. В конце 1958 г. колхозы Абхазии имели 278 тракторов различных марок.
В 1960 г. в Абхазии было заготовлено 25.6 тонн чая, 2.2 тыс. тонн винограда, 3.1 тыс. тонн мандаринов, 7.3 тыс. тонн табака.
Выдвинулись передовые сборщики чая, табаководы, кукурузоводы. В колхозной деревне выросли организаторы колхозного производства. Во всей республике были известны имена В.Лакоя, Д.Гогоберишвили, З.Топчяна, А.Логуа, И.Шакая и др.
Выполнен был в Абхазии и семилетний план (1959-1965 гг.). Перевыполнены планы по добыче каменного угля, производству электроэнергии, строительных материалов. Вместе с тем в деятельности промышленных предприятий имели место существенные недостатки. Около 30 % предприятий ежегодно не справлялись с плановыми заданиями.
Самым трудным участком являлось капитальное строительство. Строительные организации срывали из года в год планы из-за отсутствия достаточного количества рабочей силы, строительных материалов, техники.
Достойный вклад в реализацию заданий восьмой пятилетки (1966—1970 гг.). внесли трудящиеся столицы Абхазии, труженики индустриального центра — г.Ткварчели. Расширили ассортимент продукции заводы «Сухумприбор» и Сухумский Экспериментальный завод газовой аппаратуры.

363

§ 3. Развитие культуры и науки

Культурное строительство в послевоенные годы получило дальнейшее развитие. Был осуществлен переход к всеобщему среднему образованию. За эти годы число общеобразовательных школ и учащихся возросло. Если в 1945—46 учебном году было 427 школ, то в 1959—60 гг. их стало 442. Количество средних школ за эти годы увеличилось более чем в два раза. За этот же период число учащихся возросло с 52 до 65 тыс. Появились также школы рабочей и сельской молодежи, где обучение проходило без отрыва от производства. Создаются школы-интернаты.
Народному образованию, как и культурному строительству в целом, значительный вред нанесли грубые нарушения в области национальной политики в Абхазии. В результате упразднения абхазских школ и введения в них преподавания на грузинском языке многие абхазские дети, не владевшие грузинским языком, оказались вне школы. Так, план охвата детей обучением из года в год не выполнялся. По данным 1952 г. по селу он составил 66.1 %, а по городу 69.4 %, число неуспевающих на 1 января 1953 года равнялось 12.439. Успеваемость в реорганизованных школах резко упала. Абхазские педагоги оказались вне школы. Многим из них приходилось менять профессию, а некоторые выезжали за пределы республики. На работу в реорганизованные абхазские школы были приглашены сотни грузинских учителей из западных районов республики. В Абхазии функционируют средние специальные учебные заведения по подготовке учителей для реорганизованных школ.
Во второй половине 1953 г. по указанию ЦК КП Грузии Абхазский обком партии и Совет Министров республики приняли ряд постановлений по восстановлению абхазских и армянских школ, по переподготовке преподавателей для этих школ. Налажена работа по составлению учебников и подготовки новых кадров. При Сухумском госпединституте им. А.М.Горького были созданы кафедра абхазского языка и литературы, абхазский сектор филологического факультета, факультет методики и педагогики начального образования, отделение иностранных языков для подготовки специалистов для абхазских школ и т.д.
В 1954 г. абхазский алфавит переведен на русскую графическую основу.
В июне 1959 г. Верховный Совет Абхазской АССР принял Закон «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народною образования в Абхазской АССР». Было немало сделано по выполнению данного Закона, но многие важные мероприятия не были осуществлены до конца. Не удалось, например, обеспечить школы необходимой материально-технической базой.

364

В 60-е годы народное образование в Абхазии получило дальнейшее развитие. Число общеобразовательных школ в 1969-70 учебном году увеличилось до 472, количество учащихся составило свыше 108 тыс. В школах рабочей, сельской молодежи и школах для взрослых обучалось 4,4 тыс. учащихся.
Развивалась сеть культурно-просветительных учреждений. Число клубных и библиотечных учреждений с 1946 по 1970 г. увеличилось почти в два раза. В 1970 г. количество книг и журналов в библиотеках Абхазии составило 2203 тыс. вместо 536,6 тыс. экземпляров в 1946 г. Абхазский государственный музей пополнился многими ценными коллекциями.
Развивалась национальная печать. Росла печатная продукция Абхазского государственного издательства «Алашара».
Послевоенные годы явились плодотворными для развития науки в Абхазии. В 1970 г. в 12 научных учреждениях республики научно-исследовательскую работу вели свыше 385 научных работников вместо 169 в 1945 г. Успешно работали ученые Абхазского института языка, литературы и истории, Абхазского филиала научно-исследовательского института курортологии Минздрава ГССР, Института экспериментальной патологии и терапии АМН СССР, Сухумского физико-технического института, Абхазской табачной опытной станции Министерства сельского хозяйства СССР, Ботанического сада АН ГССР, Сухумской опытной станции субтропических культур Всесоюзного института растениеводства, Абхазской лесной опытной станции и др. За эти годы из среды абхазского народа вышли видные ученые — первые доктора наук Г.А.Дзидзария, З.В.Анчабадзе, С.Я.Аршба, Ю.К.Киртбая, Ш.Д.Инал-ипа, Х.С.Бгажба, Л.П.Чкадуа, Б.Г.Тарба, Х.Ш.Аргун, А.Куправа, известный абхазский археолог М.М.Трапш и др. Был издан ряд крупных исследований по истории и культуре Абхазии, в том числе «Очерки истории Абхазской АССР» в двух томах. Вышло немало интересных работ, монографий Г.Дзидзария, З.Анчабадзе, И.Антелава, Х.Бгажба, Ш.Инал-ипа, А.Куправа, А.Абшилава, А.Колаковского, Ш.Гогохия и др.
Для послевоенной абхазской литературы характерны значительный идейно-художественный рост, расширение и обогащение тематики, выход за национальные рамки.
Дальнейшее развитие получает поэзия и проза, драматургия. В конце 50-х годов в Абхазской АССР насчитывалось более 140 литераторов. Местный Союз писателей имел грузинскую, армянскую и русскую секции. Широко известны были имена грузинских писателей — П.Дгебуадзе, М.Гвасалия, М.Мирнели, Ш.Акобия, К.Гогиава, армянского писателя А.Джидаряна и др.
Среди широкого читателя становятся популярными произведения русскоязычных писателей Георгия Гулиа и Фазиля Искандера.

365

В 1953 г. создано Министерство культуры Абхазской АССР и его органы на местах. Вступают в строй здания Сухумского драматического театра и Абхазской государственной филармонии, новые дома культуры в Сухуми, Ткварчели, районных центрах.
Плодотворно трудились коллективы абхазской и грузинской труппы Сухумского государственного драматического театра. Продолжали свою творческую деятельность известные абхазские актеры, народные артисты Грузинской ССР и Абхазской АССР А.Агрба, Р.Агрба, Л.Kacландзия, М.Зухба, Ш.Пачалия, М.Кове и др. В абхазскую труппу пришли талантливые актеры и режиссеры Н.Эшба, Д.Кортава, М.Мархолия, Х.Джопуа, Н.Камкиа, Э.Когониа, В.Маан, Ч.Джения, А.Ермолов, Ш.Гицба и др.
В послевоенные годы абхазские композиторы И.Лакербай, И.Кортуа, А.Чичба, Р.Гумба, М.Берикашвили создали ряд интересных песен, которые прочно вошли в репертуар профессиональных и самодеятельных коллективов.
Абхазская государственная филармония в послевоенный период провела значительную работу по пропаганде музыкальной культуры абхазского народа, других народов СССР.
Одним из ярких художественных коллективов Абгосфилармонии стал Государственный ансамбль народой песни и танца Абхазии под руководством А.Чичба, Р.Гумба, Х.Ахба. В 50-х и 60-х годах ансамбль побывал во многих городах Советского Союза, а также в ряде зарубежных стран.
В 1948 г. при Доме народного творчества Абхазии И.Кортуа организовал этнографический ансамбль «Нартаа». В 1970 году родился танцевальный коллектив «Шаратын» под руководством Э.Бебиа.
Интересные произведения создали художники Абхазии. Широко известны имена И.Цомая, Ч.Кукуладзе, В.Щеглова, Н.Табукашвили, Х.Авидзба, скульпторов В.Иванба, М.Эшба, Ю.Чкадуа.


§ 4. Борьба по преодолению грубых нарушений национальной политики в республике. Преодоление культа личности Сталина

В феврале 1947 г. абхазские ученые Г.Дзидзария, К.Шакрыл, Б.Шинкуба писали в ЦК ВКП(б): «...За последнее время в Абхазии, к величайшему сожалению, сложилась такая обстановка, которая принципиально противоречит, искажает национальную политику нашей большевистской партии и Советской власти. Мы как члены партии считаем своей прямой обязанностью сообщить Центральному Комитету...» Конкретно речь шла о закрытии школ, о переселенческой политике в Абхазии, о переименовании населенных пунктов, улиц, поселков, о нарушениях в подборе и расстановке кадров и т.д.

366

8 августа 1948 г. бюро ЦК КП Грузии строго наказало авторов письма «за попытку дезинформации ЦК ВКП(б) и клевету на абхазскую партийную организацию». В последующие годы они подвергались преследованию как «буржуазные националисты», «фашиствующие элементы». Это продолжалось вплоть до середины 1953 г.
На XX областной партконференции (сентябрь 1952 г.) секретарь Абхазского обкома партии по идеологии И.Тускадзе авторов письма Г.Дзидзария, К.Шакрыл и Б.Шинкуба обвинял в том, что они выступали с «явно буржуазно-националистическим тезисом о недопустимости нарушения этнической целостности абхазского населения». Он утверждал, что «абхазы являются грузинскими племенами, как, например, менгрельцы, сваны»...
Нарушения национальной политики имели место и в расстановке кадров. Из 288 ответственных работников партийных комитетов, Совета Министров и других органов управления, районных руководителей, директоров предприятий в 1952 г. насчитывалось только 34 абхазца, 7 русских и 3 армянина. Из 14.703 коммунистов, состоящих на учете в Абхазской парторганизации, абхазы составляли 1.903, грузины — 7.770, русские — 2.142, армяне — 1.843 и т.д.
Эти деформации стали возможными в результате культа личности Сталина, националистической политики Берия и его ставленников в Абхазии. Особая опасность заключалась в том, что нарушения приняли системный характер и создавали серьезные препятствия в развитии абхазской национальной культуры. Инициаторами такой политики были карьеристы и догматики. Своими действиями они насаждали недоверие между народами.
Нарушения в национальной политике наиболее отчетливо прочились в переименовании на грузинский лад исконных абхазских топонимических названий в 1936 и 1943 годах. А в марте 1947 г. при Президиуме Верховного Совета Абхазской АССР во главе с М.Хашба была создана специальная «Комиссия по транскрипции наименований населенных пунктов». Так, за период с 1948 по 1952 г. было переименовано свыше 147 населенных пунктов. Переименовывались не только географические пункты, но также названия улиц и площадей городов, поселков, железнодорожных станций, платформ, средних и семилетних школ, изменялись даже имена учащихся. Бывший председатель Совета Министров Абхазской АССР М.Делба в своем выступлении на областной партконференции (май 1953 г.) согласился с критикой в свой адрес и заявил: «Авантюрист Мгеладзе долгое время орудовал, не встречая почти никакого серьезного сопротивления со стороны нас, членов бюро областного комитета партии... Серьезные искажения были допущены в период установления транскрипции населенных пунктов Абхазии, когда многие старые абхазские и некоторые русские населенные пункты без каких-либо оснований были переименованы по настоятельному требованию Мгеладзе».

367

Об этом же в конце 1953 г. писал Председатель Президиума Верховного Совета Абхазской АССР А.М.Чочуа в письме на имя тогдашнего Председателя Президиума Верховного Совета ГССР М.Д.Чубинидзе. В нем, в частности, говорилось: «На основании решений старого руководства Абхазского обкома КП Грузии, за последние годы, особенно в период с 1948 по 1951 гг., были произведены массовые переименования населенных пунктов Абхазской АССР... Причем, переименование ряда населенных пунктов проведено без достаточного изучения местных условий и надобности, что привело к грубым искажениям, создало неудобство и справедливое нарекание населения».
Бывший председатель Совета Министров ГССР В.М.Бакрадзе в своем выступлении на XXI Абхазской областной партконференции (май 1953г.) вынужден был признаться в том, что «в Абхазии в широких масштабах творились беззакония. Сейчас обнаружились такие извращения советских законов, от которых уши вянут... В Абхазии имеется много извращений во всех областях хозяйственного и культурного строительства».
В рассматриваемый период, а также после смерти Сталина и разоблачения Берия в адрес ЦК КПСС и ЦК КП Грузии из Абхазии поступали многочисленные письма и жалобы, в которых рассказывалось о грубейших нарушениях законности и злоупотреблениях должностными лицами в Абхазии.
ЦК КПСС проверил письма и поручил ЦК КП Грузии рассмотреть их и принять соответствующие решения по их исправлению. 10 июня 1953 г. ЦК КП Грузии обсудил вопрос «О результатах проверки поступивших в ЦК КПСС и ЦК КП Грузии заявлений о злоупотреблениях, допущенных некоторыми руководящими работниками Абхазской АССР». Пленум Абхазского обкома, рассмотрев 27 июня 1953 года данный вопрос, отметил, что «в результате порочного стиля работы бывших секретарей Абхазского обкома КП Грузии Мгеладзе и Гетия на протяжении последних лет в Абхазской АССР имели место грубые нарушения советской законности и антигосударственные действия, которые нанесли большой ущерб колхозам, государственным предприятиям, учреждениям и отдельным гражданам». Мгеладзе, Гетия и некоторые другие руководящие работники республики грубо попирали права граждан, гарантированные Конституцией СССР, и использовали свое положение в корыстных целях.
Председатель Гудаутского райисполкома Г.Пилия отмечал, что Берия и его единомышленники в Абхазии «без зазрения совести попирали права трудящихся разных национальностей, населяющих Абхазию... Они всячески разжигали национальную рознь, сеяли политику недоверия к абхазам, приклеивали им ярлык «неблагонадежности».
Последователи политики Мгеладзе и Гетия Председатель Совета Министров М.Делба и секретари обкома Г.Карчава, И.Тускадзе были

368

сняты с занимаемых постов 2 октября 1953 г. на пленуме Абхазского обкома партии, который признал, что обком и Совет Министров автономной республики не обеспечили выполнение июльского (1953г.) Пленума ЦК КПСС и оценил их работу как неудовлетворительную. Председателем Совета Министров Абхазской АССР был назначен А.Лабахуа.
Важное значение для нашей республики имело постановление Президиума ЦК КПСС (июль 1956 г.), где была дана принципиальная оценка политики Берия и его ставленников в Абхазии. В постановлении Президиума ЦК КПСС «Об ошибках и недостатках в работе Центрального Комитета Коммунистической партии Грузии» говорилось: «...В Абхазии, Юго-Осетии искусственно разжигалась рознь между грузинами, абхазами, армянами, осетинами, умышленно проводилась линия на ликвидацию национальной культуры местного абхазского, армянского и осетинского населения, осуществлялась его насильственная ассимиляция».
Однако исправление допущенных ошибок проходило медленно. Как было отмечено в постановлении ЦК КПСС, ЦК КП Грузии все еще не сделал необходимых критических выводов из дела Берия, не поднял партийную организацию республики на ликвидацию последствий бериевщины.
Пленум ЦК КП Грузии, обсудивший данное постановление (август 1956 г.), признал, что крайне медленно осуществляется «выдвижение на руководящую работу людей из числа негрузинской национальности».
С огромным вниманием в Абхазии было воспринято постановление XX съезда КПСС о культе личности Сталина. Однако, несмотря на принятые позитивные решения, общественно-политическая обстановка в автономной республике продолжала оставаться двусмысленной. Именно с этой неопределенностью были связаны события 1957, 1965, 1967 годов, когда абхазский народ поднялся на защиту своих политических и культурных интересов.

369

Глава IV. КУЛЬТУРА АБХАЗИИ В СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ

§ 1. Абхазский язык

Как уже отмечалось, абхазский язык — один из древнейших языков мира. Его оформление в самостоятельный началось в недрах праабхазо-адыгского языка, после распада которого абхазский развивается самостоятельно. В доисторическое время древнеабхазский язык дробился на множество диалектов, представлявших язык родственных племен. В первых веках новой эры устанавливается относительное единство древнеабхазского языка. Это единство обусловлено объединением в княжества, а затем в единое феодальное государство, что, безусловно, способствовало формированию древней абхазской народности, развитию надплеменного языка, устной народной поэзии, возникновению официально-деловой речи, используемой при решении межплеменных, межфеодальных, а затем государственных вопросов и в судопроизводстве.
Древнеабхазский язык из языка родственных племен стал языком абхазской народности, которой была известна письменность. Об этом свидетельствуют древние исконные слова со значением писать, читать, зачеркнуть, подписать, книга и др. Древность перечисленных слов подтверждается соответствиями в абазинском языке. Эти соответствия говорят о том, что приведенные слова существовали в древнеабхазском задолго до выделения из него абазинского языка.
С формированием общего языка абхазской народности связано возникновение новых территориальных диалектов, обусловленных феодальным членением.
В советское время дальнейшее развитие получает абхазский литературный язык, происходит формирование языка нации. За сравнительно короткий период абхазский литературный язык сделал значительный рывок в своем развитии, который коснулся всех его уровней. Так, его лексика обогатилась за счет диалектного пополнения словотворчества, основанного на соответствующих исконных ресурсах, интернациональных заимствований. Сегодня абхазский литературный язык располагает системой общественно-политических, экономических, языковедческих, литературоведческих, исторических, физико-математических и др. терминов. Абхазский литературный язык в состоянии выразить сложные процессы мышления, социальные, политические и экономические ситуации, и особенно богатую духовную жизнь абхазского народа.
Сфера использования абхазского литературного языка значительно расширилась, что содействовало возникновению и развитию его стилей

370

— официально-делового, научного, научно-популярного, публицистического, информационного и особенно языка художественной литературы. Абхазский язык — это государственный язык Абхазской республики.
В становлении и развитии абхазского литературного языка огромна роль устно-поэтического творчества абхазского народа, а также абхазской творческой интеллигенции, особенно писателей, поэтов и драматургов — Д.И.Гулиа, С.Я.Чанба, И.А.Когониа, Б.В.Шинкуба, И.Г.Папаскири, А.Н.Гогуа, Н.З.Тарба и др.


§ 2. Абхазская литература

Присоединение Абхазии к России, создание абхазского алфавита (1862г.), возникновение в Абхазии школ, влияние русской и грузинской литератур — все эти условия способствовали зарождению абхазской художественной литературы. Но, конечно, основными и решающими факторами, опираясь на которые возникла абхазская литература, были богатые традиции устного народного творчества и национальные особенности жизни абхазского народа.
Так, в 1912 году в Тифлисе выходит книга народного учителя, абхазского поэта и просветителя Дмитрия Иосифовича Гулиа (1874—1960 гг.) «Стихотворения и частушки», положившая начало абхазской художественной литературе. Эпиграфом к этой книге служит народная пословица: «Лошадь падет — поле останется, человек умрет — слово останется».
В этот сборник вошли получившие широкую известность в народе стихотворения, высмеивающие и осуждающие социальную несправедливость — «Ходжан Большой», «Милое создание», «Гуляка» и др.
В следующем, 1913 году,там же, в Тифлисе, выходит вторая книга Д.Гулиа «Переписка девушки и юноши». В этих первых книгах автор предстает глашатаем истины и борцом за народные интересы.
В 1917 году Д.Гулиа создает известное стихотворение «Вперед». Воодушевленный Февральской революцией, он призывает народ к активной общественно-политической и культурной деятельности, к строительству новой жизни: «Время изменилось, мрак отошел... Мы все проснулись... К старому, плохому не стремись никто... Для всех завоевана свобода слова...»
В своей «Автобиографии», написанной несколько десятилетий спустя, вспоминая революционные события 1917 года, Дмитрий Иосифович пишет: «Я не придерживался какой-нибудь определенной политической программы...»
В 1919 году, на страницах первой абхазской газеты «Апсны», редактором которой являлся Гулиа, был опубликован его рассказ «Под чужим небом», заложивший основы абхазской прозы. Рассказ отража-

371

ет мечты и стремление автора изменить тяжелое положение народа, крестьян, в котором они находились.


В 1925 году выходит известный научный труд Д.И.Гулиа «История Абхазии», посвященный исследованию древних истоков абхазского народа.
В творческой судьбе Гулиа не все обстояло так гладко, как было принято считать. Многие драматические моменты обойдены молчанием. Д.Гулиа неоднократно подвергался официальной критике как человек, далекий от теории классовой борьбы и пользующийся «антиисторическими и антинаучными методами». Такого плана критика прозвучала в 1932 г. в основном докладе на ХIII Абхазской партийной конференции, после чего Д.Гулиа был лишен возможности

372

участвовать в качестве делегата в работе первого Всесоюзного съезда писателей (1934 г.).
В разные периоды жизни ему приходилось сталкиваться с диктатом системы, часто приводившей к невозможности отстаивать свои позиции... Все это требует внимательного подхода и освещения и должно рассматриваться не только как факты и события его биографии, но и как отражение того тяжелейшего положения, в котором находился весь абхазский народ, его интеллигенция и литература.
Несмотря на все трудности, выпадавшие на долю поэта-патриота, он неустанно трудился на ниве просвещения и литературы.
В 1940 году Д.Гулиа завершает роман «Камачич», в котором широко отображается быт абхазской дореволюционной деревни, жизнь и драматическая судьба абхазской женщины. По сей день этот роман остается одним из вершинных достижений абхазской прозы.
В 1941 году в замечательном переводе Д.И.Гулиа выходит на абхазском языке поэма Ш.Руставели «Витязь в тигровой шкуре». В годы Великой Отечественной войны он пишет поэтические произведения, проникнутые духом патриотизма и любви к Родине. К основным произведениям послевоенного периода относятся драма «Призраки» и автобиографическая поэма «Мой очаг».
В своем многогранном творчестве народный поэт Абхазии особое место уделял истории своего народа, думам о гуманистических устремлениях: «...Я абхазец. Дальние предки мои арабов и персов войска гнали с Кавказской земли. Я абхазец. И маленькой этой землей по-сыновнему я горжусь. Адыгейцам, черкесам по языку близким братом я прихожусь... Начало истории нашей тонет в седой старине... Я братьям-народам — брат, я... сын синеющих гор, сын страны, где отцы и деды мои в нашей доброй земле лежат. Я всем людям, трудящимся брат. В неразрывном, всемирном пожатии рук я всем честным и добрым — добрый друг!» (стихотворение «Вот кто я»).
Одним из первых соратников Д.Гулиа в деле создания национальной литературы стал Самсон Яковлевич Чанба (1886—1937) — выдающийся абхазский писатель, первый драматург, государственный и общественный деятель. В 1919 году в газете «Апсны» увидела свет его поэма «Она была чудесно прекрасной» и историческая драма «Амхаджир». В поэме автор изобразил Абхазию, ее борьбу, пережитые страдания, красоту и гордость в образе Прекрасной Девы. Драма «Амхаджир» посвящена трагедии абхазского народа, значительная часть которого была вынуждена покинуть родину во второй половине XIX столетия. В ней незабываемые трагические картины народного горя, так глубоко и ярко переданные в монологе ее главного героя Рашита: «Милая Апсны! Не мы тому виною, что оставляем тебя, вскормившую нас своей грудью, тебя, где мы веками жили. Мы уходим, но душа наша остается здесь... Она впилась в каждый клочок, в каждый утес твой, в каждый ручеек... Во всем частица нашей души!

373

Даже в самой веточке, в самой малой травке, в самой малой пылинке (родные плачут). Ну, не плачьте, встаньте. Быть может, когда-нибудь засияет свет воли над истерзанной страной. Тогда, если не нам, старикам, вам, детям придется увидеть другое, светлое время... Прощай, милая страна, прощайте, горы, прощайте! Увидим ли мы вас снова?»
Крупным и талантливым произведением 30-х годов является повесть С.Чанба «Сейдык». В ней созданы яркие, интересные портреты нелегкого времени коллективизации. Несмотря на влияние теории классовой борьбы (схемы которой отразились не только на этом произведении), повесть «Сейдык» сыграла значительную роль в утверждении реалистических традиций в молодой абхазской прозе.


Событием огромного значения в истории абхазской литературы явились произведения Иуа Абасовича Когониа (1904—1928). Им внесен значительный вклад в развитие абхазской лирики, но имя его осталось навсегда связанным с его выдающимися поэмами, созданными на основе народных преданий: «Хмыч-охотник», «Абатаа Беслан», «Навей и Мзауч», «Сван Мырзакан» и другие. В этих поэмах ярко отразилась личность самого поэта, любовь к прошлому и настоящему своего народа, глубокая патриотическая привязанность к своей прекрасной родине. В названных поэмах на высочайшем художественном уровне воспевается мужество, храбрость, благородство, верность в дружбе и любви эпических героев Когониа.
«Никто в нашей литературе, — пишет о нем народный поэт Абхазии Б.Шинкуба, — если не считать ее основоположника Д.И.Гулиа, не получал в народе такого признания, как Иуа Когониа... Успех поэм И.Когониа, конечно, прежде всего объяснялся высокой талантливостью и мастерством их создателя, — поэмы и поныне остаются непревзойденными образцами национального эпического творчества».
Писатели Мушни Хашба, Владимир (Дзадз) Дарсалиа, Михаил Лaкербай, чьи произведения впервые были напечатаны на страницах газеты «Апсны», в дальнейшем на разных этапах абхазской литературы

374

создают значительные произведения, оставившие глубокий след: пьесы, рассказы, повести, воспоминания...
С середины 20-х стали появляться в печати произведения рано ушедшего из жизни поэта-лирика Отара Демердж-ипа.
В 30-е годы в жанрах поэзии, прозы, драматургии появляются новые, яркие имена, многим из которых суждено было сыграть видную роль в абхазской литературе: Леварса Квициниа, Леонтий Лабахуа, Владимир Агрба, Муты Кове, Киазым Агумаа, Платон Чкадуа, Мушни Папаскири, Шалва Цвижба, Баграт Шинкуба, Чичико Джонуа, Алексей Джонуа...
В их лирических произведениях, поэмах, повестях, пьесах (в эпических жанрах В.Агрба — «Рождение колхоза «Вперед», Л.Квициниа — «Шаризан», Л.Лабахуа — «Голос Ткварчели»...) изображаются этапы коллективизации, индустриализации, героическое прошлое народа. Они воспевают идеального героя, борющегося за социальные и духовные преобразования.
В абхазской прозе этапное значение имело появление эпических произведений народного писателя Абхазии Ивана Георгиевича Папаскири (1902—1980). Его известные романы «Темыр» (1937), эпопея «Женская честь», отрывки которой стали появляться в начале 40-х годов, отличают масштабность, широта отображения жизни, многоплановость внутреннего мира героя, глубокое психологическое проникновение в образ. Созданные писателем персонажи — Темыр, Саида и другие надолго остаются в душе читателя как обаятельные, живые образы людей с нелегкими судьбами.
Эти романы неоднократно издававшиеся массовыми тиражами, несмотря на печать своего времени, являются памятниками абхазской литературы. На них были воспитаны целые поколения читателей.
В 30-е годы впервые появились критические публикации Х.С.Бгажба и Ш.Д.Инал-ипа, которые обратили на себя внимание читателей.
Многие произведения, созданные в эти годы, отличаются высоким профессионализмом, печатью таланта и по сей день находятся в активе современного читателя.
Но, с другой стороны, именно в эти годы все больше воспевается культ личности, утверждаются однобокое описание действительности, идеализация режима, созданного «отцом народов».
Как и по всей стране, в Абхазии разыгрываются кровавые процессы. Были уничтожены такие писатели, как председатель правления Союза писателей Абхазии С.Чанба, видный прозаик В.Агрба, талантливейший поэт Л.Лабахуа, драматург М.Кове... На двадцать лет был сослан на Север молодой Шалва Цвижба, которому пришлось заглянуть в ад...
В годы Великой Отечественной войны боролись с фашистами Киазым Агумаа, Михаил Лакербай, Алексей Джонуа, Чичико Джонуа, Сандро Сангулиа, Шалва Сангулиа. В пламени войны, в первые же

375

дни героически погибают замечательный поэт Леварса Квициниа, прозаик Степан Кучбериа, поэт и переводчик Михаил Гочуа, молодые поэты — Владимир Чичериа, Владимир Капба, Рауфбей Джопуа, Сергей Цабриа, Шалва Ториа...
Созданные в годы войны произведения Д.Гулиа, Б.Шинкуба, И.Тарба, И.Папаскири, М.Хашба и др. посвящены теме борьбы за свою родину, героям войны, их подвигам.
В послевоенные годы в литературе появляются новые имена: Алексей Ласуриа, Киршал Чачхалиа, Константин Ломиа, Шарах Пачалиа и др.
Об отрыве литературы от жизни и о сложном положении писателя свидетельствует недавно найденный Р.Капба в архиве поэта-песенника, рано ушедшего из жизни Шамиля Бганба (1921—1949), документ. «Позавчера я был в селе Анухва, — писал он, — у своей родной тети Дарьи. Тяжел крестьянский труд. На палящем солнце, в зной работают за «просто так». Если бы не эти маленькие приусадебные клочки земли, на которых выращивают кукурузу, не свели бы концы с концами, ибо от колхозов, в которых они работают целый год, ничего не получают. Весь их труд идет в пропасть, в какую-то прорву, бесконечно гнут спину и вместе с тем все время в долгах. По моему мнению, это явление чужеродное, несовместимое с социализмом. Вся надежда на этот клочок земли, на котором поместится только сидящая корова... Эти хваленые колхозы, пропагандируя которые у них, у крестьян, все отобрали, прокормить их не могут. Когда я думаю об этом, мне становится тяжело: безнадежное положение крестьян меня ужасает, из рук все валится, я не могу писать, я не нахожу себе места... Не могу лживо восхвалять несуществующую счастливую жизнь в селе, это мне не под силу, это не вызывает у меня вдохновения».
После смерти Сталина и XX съезда партии, «оттепель» в жизни народа повлекла за собой перемены и в литературном процессе Абхазии.
Новые веяния отразились почти на всех писателях. В истории нашей литературы, в развитии художественного слова феномен народного поэта Абхазии Баграта Васильевича Шинкуба занимает выдающееся место. Созданные в разных жанрах, его произведения сыграли огромную роль в развитии литературного языка, всего литературного процесса.
Начиная с 30-х годов первые же произведения молодого Шинкуба выявили его высокое мастерство и реформаторскую направленность стиха. В разное время созданные им шедевры лирики, баллады, легенды, широкое поэтическое полотно «Песнь о скале», известный исторический роман «Последний из ушедших», глубоко отражающий личность писателя автобиографический роман «Рассеченный камень» расширили возможности абхазской литературы, вместе с другими достижениями лучших абхазских писателей приблизили ее к зрелым, литературам с богатыми традициями. При этом следует отметить глу-

376

боко национальные корни его творчества, их неразрывную связь с народными традициями и нравственными началами.
Широкую популярность у читателя получают роман И.Папаскири «Женская честь», гражданский пафос поэзии АЛасуриа (1928—1959), новеллы и пьесы М.Лакербай (1901—1965).
В 60-е годы выходит книга стихов Ш.Цвижба (1912—1987) «Две ладони», отражающая события 30-х годов, драму его жизни и трагедию всего народа.
Поэт Иван Константинович Тарба создает немало стихотворений и поэм, в которых чувствуется биение жизни и горячее поэтическое слово. Активно работает он и в жанре прозы — выходят его романы «Солнце встает у нас», «Глаза моей матери».
Читатели все чаще получают отражающие многообразие жизни, отмеченные печатью таланта поэтические и прозаические произведения Владимира (Дзадза) Дарсалиа (1898—1977), Чичико Джонуа (1915—1975), Алексея Джонуа (1920—1987), Платона Чкадуа (1904— 1985), Сандро Сангулиа (1911 —1976), Шалвы Сангулиа (1923—1982), Киршала Чачхалиа (1918—1970), Анатолия Аджинджала (1930—1977), Владимира Анкваба (1928—1987).
Свою лепту в развитие родной литературы вносят Мушни Хашба, Мушни Папаскири, Константин Ломиа, Георгий Гублиа, Шота Чкадуа, Шамиль Акусба, Мушни Микаиа, Борис Тужба, Константин Герхелиа, Борис Гургулиа, Шамиль Пилиа, Анатолий Возба, Терентий Чаниа, Сергей Квициниа, Илья Ласуриа, Владимир Басариа, Нури Отырба, Заур Бутба и др.
Успешно работает первая абхазская поэтесса Нелли Золотинсковна Тарба.
Имя Алексея Ночиевича Гогуа в абхазской литературе — новая страница в обновлении и развитии жанра национальной прозы. Новаторский характер его произведений, который сказывается на форме и на содержании, обнаруживает высокий интеллект и профессионализм автора. Для его письма характерны глубина, ответственный подход к проблемам современности, поиски стиля и стремление к совершенству.
В его произведения вплетены вечные темы добра и зла, на фоне которых исследуется духовный мир современного человека с его светлыми и темными сторонами, во всем его многообразии. Автор использует разнообразные художественные средства и приемы — монолог (так называемый «поток сознания»), принцип монтажа, ретроспективный взгляд, гиперболу и т.д.
Рассказы А.Гогуа «Белый конь», «Глаза Такара», «Говорит легенда», «От чего растет трава», «Дорога в три дня и три ночи», повести «Звезда абазина», «Вкус воды», «Мшагу маленький и Мшагу большой», «Гора Красивая», романы «Нимб», «Большой снег» были восприняты как высшие достижения абхазской прозы, повлиявшие на весь ход литературного процесса.

377

Значительный вклад внесли в развитие современной прозы такие писатели, как Джума Ахуба, Алексей Джениа, Шалодия Аджинджал, Николай Хашиг. Их произведения получили признание у литературной общественности и у широкого читателя — актуальностью, злободневностью поставленных проблем.
В жанре поэзии и прозы лирику высокого образца, прозу, пронизанную поэтическим видением, создают Платон Бебиа, Мушни Ласуриа, Николай Квициниа, Виталий Амаршан, Сарион Таркил, Таиф Аджба, Рушбей Смыр.
В 70-е и 80-е годы выразителями слова своего поколения становятся Геннадий Аламиа, Рауль Ласуриа, Даур Зантариа, Владимир Зантариа, Владимир Ахиба, Анатолий Лагулаа, Вячеслав Читанава, Инна Хашба, Гунда Саканиа, Гунда Квициниа и др.
Несмотря на серьезные недостатки, в последние десятилетия продолжала развиваться абхазская драматургия. На сцене национального театра не раз ставились спектакли по пьесам Шараха Пачалиа, Алексея Аргуна, Рушни Джопуа, Анзора Мукба.
Из этого ряда можно выделить остросатирическое творчество Шоты Чкадуа, его комедии «Кто из нас глухой?», «Алоу сердится», «Кукла». На основе произведений Ш.Чкадуа работает театр миниатюр «Чарирама».
В деле воспитания молодого поколения, пробуждения любви к художественному слову немало сделала абхазская детская литература. У ее истоков рядом с Д.И.Гулиа стоял народный учитель, автор нового абхазского букваря (1909), общественный и государственный деятель Андрей Максимович Чочуа (1879-1965).


В этом жанре возникли полюбившиеся детям произведения Баграта Шинкуба, Гушки Папаскири, Нури Барателиа, Джото Тапагуа, Нелли Тарба, Таифа Аджба, Терентия Чаниа и других.
Абхазская художественная критика и литературоведение прошли нелегкий путь 30-х годов. Создано немало трудов, монографий, посвященных проблемам литературного процесса, истории литературы, изучению творчества различных писателей.
На страницах периодической печати были организованы дискус-

378

сии по различным вопросам художественной литературы. Большой вклад в это внесли Хухут Бгажба, Шалва Инал-ипа, Шота Салакая, Владимир Цвинариа, Артур Аншба (1936—1985), Сергей Зухба, Владимир Дарсалиа, Мушни Ласуриа, Владимир Агрба, Руслан Капба и другие.
Лучшие достижения абхазской литературы получили признание не только у всесоюзного читателя, но и за рубежом. Так, более чем на пятнадцать языков (в том числе на английский, немецкий, арабский...) переведен известный роман Б.В.Шинкуба «Последний из ушедших».
На крупнейших киностудиях и театральных сценах страны поставлены кинофильмы и спектакли по произведениям абхазских писателей.
В 60-х годах была учреждена Государственная премия Абхазской АССР им. Д.И.Гулиа, первыми лауреатами которой стали Баграт Шинкуба и Иван Папаскири.
Для развития молодой абхазской литературы неоценимое значение имели переводы памятников духовной культуры и литературы. В 1912 году одновременно с выходом первой абхазской художественной книги издается превосходно переведенное на абхазский язык Евангелие (с 60-х гг. XIX в. на абхазском языке отдельными изданиями выходили книги христианской духовной литературы). За период с 20-х годов по сегодняшний день проведена большая, кропотливая работа по переводу шедевров мировой литературы, о необходимости которой говорил еще в 20-е годы всемирно известный абхазский художник А.К.Шервашидзе (Чачба). Сегодня абхазский читатель на родном языке читает «Слово о полку Игореве», Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Толстого, Достоевского, Горького, Шолохова, произведения античных писателей, Шекспира, Дефо, Байрона, Лонгфелло, Мицкевича, Петефи, Тагора...
Много переведено и грузинской классики, начиная с памятника древнегрузинской литературы «Мученичество Шушаник».
Премии им. Ш.Руставели удостоены Баграт Шинкуба и Мушни Ласуриа: первый — за перевод произведений Н.Бараташвили, второй — за перевод поэмы Ш.Руставели «Витязь в тигровой шкуре».
Зародившаяся в начале века, но получившая основное свое развитие в советское время, абхазская литература перенесла немало испытаний.
В наше нелегкое время, несмотря на известные трудности, переживаемые страной, углубляется процесс гласности: официально отменена цензура, нет того давления со стороны идеологизированного аппарата, — писатель раскрепощен и более свободен, что накладывает на него особую ответственность перед обществом и литературой.

379


380

§ 3. Хореография

У абхазского народа, многовековая история которого изобилует удивительными событиями, много интересных танцевальных представлений, рассказывающих о радостях и горестях языком пластики и мимики. До нас дошли и частично сохранились такие образцы народных театрализованных танцев-представлений как «Лалзын», «Дзиуауа», «Аршишракуашара», «Шаратын», «Иаирума», «Куабгяргяр», «Баста», «Аурааша», «Танец с воском» (девичий), «Уапакуаша», «Танец вылавливания чертей» и другие, которые в своей основе отражают жизнь и деятельность абхазов, их духовную культуру, религиозные верования, восприятие жизни и т.п.
Народным искусством абхазов интересовались многие ученые, оставившие несколько зарисовок, которые имеют огромное значение для современников. Археолог П.Уварова о жизни села Ачандара писала в XIX веке: «...Луна взошла и осветила всю окрестность. Посреди двора разложили костер, вокруг которого расположились успевшие собраться к князю односельчане, среди которых оказалось несколько лиц из высшего сословия. Брат князя, слепой певец, исполнил несколько героических песен под аккомпанемент местного трехструнного инструмента, ему вторили присутствующие. Пел он тихо и жалобно, почти неслышно ударяя по струнам. Но вот все находившиеся там оживились и поднялись, мелодия зазвучала громче, мажорнее, а голос певца бодро и сильно. Песня рассказывала о минувших набегах, о борьбе за независимость своей родины и о славе героев. Затем ударили в ладоши и двое удальцов пустились в пляс, и вскоре танцевали уже все присутствующие во дворе гости — старики, молодежь и сопровождавшие нас всадники. Очень многие танцевали с шашкой в руке».
Народ сохранил в танцах множество интересных отображений своей повседневной трудовой и военной жизни. К таким танцам относится «Ашацхыртра», то есть танец на носках. Этот воинственный огненный танец подчеркивал торжество победившего в сражении. По рассказам стариков, танец исполнялся огромным количеством мужчин, которые, держа в левой руке обнаженные акамы (клинки), стремительно носились под гром адаулов (барабанов) по огромному кругу, выкрикивая: «Ахахаира амаджакуа» (победный клич). В середине же круга, испуганно озираясь по сторонам, сидели пленные, тесно прижавшись друг к другу. Постепенно круг смыкался, танцующие приближались к ним, снимали с них головные уборы и, отходя назад, надевали их на клинки, продолжая кружиться в танце. Танец этот был продолжительный, и каждый из исполнителей выбирал для себя оригинальное положение в танце: стрелял на ходу, выкрикивал что-нибудь восторженное, но не имел права нарушить обычай абхазов — «не убивать труса, ради спасения сдавшегося в плен»... Завершался танец постепенно. Каждый из танцоров поодиночке выходил из круга, а

381

последний, подходя к шеренге пленных и приказывая им встать, уводил их с видом победителя под выкрики остальных: «Ахаца ихаца ар ихынчеит», что означало: «Герой среди героев армию пленил». Как видно из описанного выше, танец «Ашацхыртра» был театрализованным представлением, отражавшим героические события в жизни народа.
К числу воинственных танцев-представлений относится и «Абазта». Этот танец по своему содержанию не похож на предыдущий, но все же в них есть и нечто общее. «Абазта» исполняется не группой людей-единомышленников, а, напротив, враждующими сторонами. Этот танец-представление воинов-врагов, который обычно исполняется на возвышенном месте, в центре специально для этого подготовленной поляны. Вокруг нее располагались укрытия со зрителями. Танец начинался под ритмичный напев абхазской мелодии «Харира», которой аккомпанировали зрители своими хлопками и выкриками «Хай, афырхаца, харира!» подбадривая обоих соперников. Поначалу ритм танца был медленным и как бы давал возможность соперникам присмотреться друг к другу. Но вот темп нарастал, движения танцоров становились стремительнее, хлопки чаще, громче, и дуэлянты бросались в огненный танец. И, когда изрядно израсходовав свои силы, соперники начинали кружиться медленнее, из гущи зрителей выходили старики и вручали танцующим обнаженные сабли. Вслед за этим темп вновь усиливался. Взмахами сабель дуэлянты «разили» воображаемых врагов и тем самым показывали свое искусство воинов. Мелодия опять «накалялась», громче становились выкрики зрителей «Харираха дтарха ага», то есть «убей врага», и, когда танец доходил до своей кульминации, на поле выходили старейшины и взмахов руки останавливали соперников. Так завершался первый акт танца-представления. Дальше старейшины кончиками своих клинков (акам) очерчивали большой круг, а внутри — другой, поменьше, так называемый «апсыкуцарта» (место покойника). Затем соперникам завязывали глаза и вручали заряженные ружья. Все прятались как можно дальше. Под звук барабана (адаула) начиналось последнее действие танца-дуэли. И здесь происходило самое страшное, поскольку один из соперников должен был умереть, и жизнь зависела от чуткого слуха и умения стрелять без промаха по шороху шагов или одежды. Как рассказывают старики, этот танец исполнялся кровными врагами и длился он до трагического конца...
В дальнейшем, уже ближе к нашей эпохе, танец немного изменился. Так называемые судьи назначали время танца и выстрелами из пистолета прекращали состязание. Снимая повязки с глаз «соперников», говорили: «Вы недостойны быть героями». Затем заставляли мириться, и все кончалось благополучно. Как говорят в народе, таких горе-воинов не брали даже в бой, называя их «адагуа» (глухими). Если же танец завершался убийством или ранением, сраженного укладывали в центре

382

маленького круга и запевали в его честь «Песню ранения», называя героем, пролившим кровь во имя чести. Правда, трагический исход давно изжил себя. В танце осталась только гуманистическая основа, и завершался он обычно примирением кровно враждующих. По содержанию, по жестокости сюжета танец «Абазта» воскрешает тяжелое историческое прошлое абхазского народа, которому всегда приходилось быть начеку, охраняя свою страну от набегов чужеземцев. Абхазы никогда не расставались со своим оружием и, даже отдыхая, мужчина клал свой акераху (пистолет) под изголовье. В «Абазта» кристаллизировался воинский дух и умение быть достойным своего оружия.
Художественное мышление наших предков формировалось не только в процессе военных действий. Не чужда была им и лирика, любовное восприятие жизни. К образцам лирических танцев-представлений относится женский плавный танец «Лалзын», что в переводе означает «для нее». О красоте и грации абхазок писалось много, но хочется еще раз напомнить, что они были и искусными танцовщицами. В народе сохранились устные рассказы о таких интересных танцах, как «Аршышра куашара», «Балагач», «Ауапа Кацацуа рыкуашара» — танец мастериц, горных горлиц (так любовно зовут абхазок в народе), изготовлявших бурки и другие предметы одежды. Мы остановимся на танце «Лалзын». Он являет собой сложное и весьма интересное хореографическое представление. Как рассказывал автору С.Бутба — сказитель, участник абхазского этнографического хора столетних «Нартаа», к «Лалзын» абхазки готовились особо. Их костюмы были не похожи один на другой, ибо каждая сама шила для себя платье и вышивала к нему детали костюма, тем самым показывая собственное мастерство и художественную выдумку. Абхазки соревновались не только в грациозности, но и в полете художественной фантазии, в умении декоративной отделки одежды. Абхазские парни, собиравшиеся на народные празднества, выбирали себе в несесты девушек, которые выделялись своим мастерством вышивания. О них в народе говорили: «Ацыс мувас асахиа тылхит» («Она и птичку налету срисует»). Эти слова были высшей хвалой, оценкой созданного ею костюма. Таким образом, танец «Лалзын» исполнялся в старину преимущественно незамужними абхазками на празднествах и конноспортивных состязаниях. Он начинался под тихий, нежный напев, в котором звучали такие слова:

«Она раскрыла свои крылья
Словно горлица-краса.
Ах, какая луноликая!
В чье гнездо она влетит?
О, луноликая, луноликая!
Не пролетай мимо меня»...

В такт музыке плыли красавицы, раскрыв руки, подобно крыльям птицы. Кружась, они изображали различные танцевальные узоры и завершали танец кругом, в центре которого оказывалась одна из девушек-солисток, демонстрируя свое танцевальное мастерство. Во время

383

танца каждая из танцующих должна была побывать в центре круга и, естественно, в центре внимания присутствующих. Темп танца то усиливался, то затихал, давая возможность показать лирическую окраску движений танцовщиц. Они напоминали раскрывающиеся бутоны роз и колебания плакучих ив, иногда морскую волну, в конце же танцовщицы, рассыпавшись в разные стороны подобно солнечным лучам, собирались все в круг, образуя солнце. В этом танце чувствовалась и затаенная грусть, и робкая надежда на встречу с достойным сердца девушки.
Самые популярные абхазские хороводные танцы — «Аураашьа», «Аибаркыра» и «Шаратын». Эти танцы и сегодня исполняются профессиональными и самодеятельными коллективами Абхазии. Особенно интересен танец «Аураашьа». Как вспоминает народный поэт Абхазии, один из собирателей абхазской народной поэзии Баграт Шинкуба, танец этот исполнялся на особо важных торжествах и свадьбах. По мере возникновения мелодии к участию в танце постепенно подключались все желающие. Держа друг друга за руки, в такт мелодии танцоры медленно ступали, сохраняя четкую линию круга. В центре его находился солист, которому принадлежала роль распорядителя, показывавшего, как надо двигаться, и произносившего при этом соответствующие слова, а остальные хором вторили: «Аураашьа». Вот выдержка из текста, принадлежащая распорядителю-солисту:

Приблизь, стоящего справа — аураашьа,
Помоги подпрыгнуть, стоящему слева — аураашьа,
В середине, не тряситесь! — аураашьа.
По-абхазски, колыхнитесь — аураашьа,
Как горцы, подпрыгните — аураашьа!

Это представление объединяло в себе песню-речитатив и искусство танца, а все вместе — танец-рассказ, словом, массовое представление, в котором мог участвовать любой, ибо танец не отличался особой подвижностью, стремительностью в отличие от названных выше танцев. Для этого танца было характерно и то, что в нем могли участвовать люди любого возраста и танцевать не только в общем круге, но и быть солистами. Безусловно, в таком хороводном танце наличествовали элементы яркого театрального представления.
Танцы «Аибаркыра» и «Шаратын» перекликаются с вышеназванным «Аураашьа» своей массовостью, но первые два танца отличаются от последнего стремительностью и имеют множество сольных вариаций в центре круга. Танец «Аибаркыра», в переводе означающий «держать друг друга за руки», исполняли, главным образом, при завершении трудового процесса.
А в танце «Шаратын» или «Чарачын», т.е. «в день свадьбы», исполнители соревнуются в том, кто кого перепляшет, кто обнаружит большую находчивость и ловкость, кто окажется грациознее, словом, это танец-соревнование. Кстати, его участниками были не только

384

мужчины. С неменьшим успехом в рисунок танца «вписывались» и женщины. Словно виноградные лозы, тонкие и грациозные абхазские девушки входили в огненный круг мужского танца, и все вокруг кружилось стремительно и темпераментно. «Шаратын» исполняется и сейчас, особенно виртуозно исполняет его известный в стране и за рубежом Государственный ансамбль танца Абхазии «Шаратын» под руководством народного артиста республики Э.Бебиа. Невозможно даже уследить за выражением лиц танцоров, и кажется, что эта многоступенчатая волна вот-вот хлынет в зрительный зал. Но звучит дружный выкрик «Хоу», и танцоры застывают, являя собой как бы скульптурное изваяние, и танец заканчивается.
Говоря об абхазских танцах, нельзя не вспомнить и танец-шутку «Иаирума». Сказочный элемент в нем занимает особое место. Здесь действуют и люди, и звери. Содержание танца-представления следующее. Охотники, исходившие горы и долины в поисках дичи, усталые, располагаются вокруг костра и засыпают под звуки народного инструмента ачарпын, на котором играет один из самых младших. Вдруг появляется медведь, и парнишка со страху растягивается на земле. Косолапый обшаривает все сумки с провизией и наедается досыта. Затем, обнюхав спящих и приняв их за мертвых, рычит, приблизившись к костру, и начинает медленно кружиться вокруг него. Проснувшиеся охотники один за другим принимаются подражать движениям медведя, стараясь не спугнуть его. Таково начало этого своеобразного танца. Постепенно смыкая круг, охотники окружают зверя и связывают его веревками. Но плененный медведь не «унывает»: в лихой пляске он как бы соперничает с охотниками, выделывая свои замысловатые движения. А люди, увлекшись мелодией «Иаирума», перепрыгивают через костер и в вихре танца забывают о «солисте», который, освободившись от веревок, убегает в лес. Заметив исчезновение зверя, охотники с криками «Иаирума куарчарума» преследуют его. Этот старинный танец-шутка в юмористической форме рассказывает нам о незадачливых охотниках, а был он восстановлен по рассказу народного поэта Абхазии Б.Шинкуба балетмейстером Э.Бебиа и является одним из лучших номеров в репертуаре ансамбля «Шаратын».
А вот описание танца-представления «Ахьча зацв икуашара» («Танец одинокого пастуха»). Как рассказал автору Б.Шинкуба, этот танец исполнялся пастухами в горах. Начинался он так: пастух втыкал в землю свою алабашу (посох), затем очерчивал большой круг и, надев на нее папаху и черкеску, делал из нее чучело, которое изображало зрителя. Потом, взяв ачарпын (флейту), он начинал наигрывать танцевальную мелодию, тем самым настраивая себя на танец. Отложив через некоторое время инструмент в сторону, он начинал плясать вокруг чучела, мысленно отдаваясь только что отзвучавшей мелодии. Происходило это так: сделав несколько кругообразных движений, он кланялся чучелу в знак благодарности за воображаемые хлопки,

385

потом, выйдя из круга, жестами приглашал к танцу воображаемую девушку и начинал грациозно двигаться вокруг нее, закончив танец, кланялся «зрителям» и удалялся. Через некоторое время танцор появлялся вновь, изображая на сей раз статного кавалера, который должен был танцевать с девушкой. Танцевал он с суровым и гордым видом, как и подобает горцу, стоя на носках и плавно двигаясь с воображаемой девушкой. Этот любопытный пантомимический танец-представление и сейчас исполняется пастухами в горах в минуты отдыха. Надо сказать, что его не всякий мог исполнить, ибо для этого нужны были и актерское воображение и исключительный музыкальный слух.
Здесь вкратце освещены некоторые страницы истории абхазских народных танцев, которые дают представление о взаимосвязи хореографии с жизнью народа. Надо сказать и о том, что в деле освоения и популяризации этого вида пластического искусства большую работу проделали в советское время танцоры и хореографы Ф.Ачба, М.Кове, Ш.Варданиа, Ф.Куруа, В.Кварчиа, К.Тарба, А.Малиа и другие.
В данное время в Абхазии насчитывается несколько десятков народных хореографических коллективов, которые реставрируют старинные абхазские танцы, делая их достоянием нынешнего поколения.
Одним из самых крупных пропагандистов абхазского хореографического искусства, постановщиком множества народных танцев, создателем ансамбля танца «Шаратын» и его бессменным руководителем является лауреат Государственной премии Абхазской АССР им. Д.Гулиа балетмейстер Эдуард Бебиа. Благодаря его подвижнической деятельности абхазский танцевальный фольклор стал достоянием зрителей.
Надо сказать, что большую роль в деле развития и пропаганды абхазского народного хореографического искусства сыграли известные в нашей стране и за рубежом коллективы — Государственный ансамбль танца Абхазии «Шаратын», танцевальная группа Государственного заслуженного ансамбля песни и танца Абхазии. Благодаря им абхазское народное танцевальное искусство по праву стало достоянием всего мира. Абхазскому хореографическому фольклору рукоплескали во Франции, в Греции, Германии, Польше, Аргентине, Венгрии, Чехословакии, Алжире, Мозамбике, Замбии, Танзании, Сирии, Турции, Италии. Печать этих стран с восхищением писала о чудодейственной бодрящей силе огненного абхазского народного танца, вскрывающего бессмертие народного духа, его мужество и утонченный лиризм.


§ 4. Абхазский театр

Немногочисленные абхазские народные театральные коллективы, руководимые выдающимся абхазским поэтом, прозаиком, драматур-

386

гом и ученым Дмитрием Гулиа в Сухуме и педагогом Платоном Шакрылом в Очамчире, начинали свои первые шаги на сцене еще до установления советской власти в Абхазии и подвергались постоянным угрозам со стороны меньшевистского правительства Грузии.
Прошли тяжкие годы и сегодня Абхазский театр — один из лучших профессиональных коллективов Кавказа радует зрителей интересными постановками не только абхазских авторов, но и произведений классиков мировой драматургии, среди которых: Шекспир, Шиллер, Еврипид, Софокл, Гоголь, Лопе де Вега, Гольдони, Мольер, Гарсиа Лорка, Островский, Горький, Брехт, Кальдерон, Грибоедов и др.
Абхазский советский театр, вобрав в себя лучшие традиции мировой театральной культуры, стал развиваться самостоятельно, прокладывая свою дорогу к вершинам искусства. Героический, воинственный дух абхазского народа, его любовь к веселью и юмору, получили яркое сценическое воплощение.
Театр много сделал для развития абхазской оригинальной национальной драматургии. Его репертуар состоял из произведений Д.Гулиа, С.Чанба, Д.Дарсалиа, Муты Кове, М.Лакербай, Г.Гулиа, В.Агрба, К.Агумаа, АЛасуриа, Ш.Пачалиа, Ш.Чкадуа, Р.Джопуа, Н.Тарба, А.Гогуа, Ш.Сангулиа, Д.Ахуба, Ш.Басариа, Г.Гублиа, А.Мукба, Ш.Аджинджала, А.Аргун, М.Чамагуа. Немалая заслуга в развитии абхазского театра принадлежит общественному деятелю и педагогу К.Дзидзариа — первому организатору драмстудии. Вообще надо сказать, что со дня организации абхазского профессионального театра в его творческую атмосферу включились многие известные драматурги, режиссеры, композиторы, художники, принимавшие непосредственное участие в становлении национального театрального искусства республики. Среди них особое место занимают русский режиссер Василий Иванович Домогаров и его ученики — основоположники абхазской национальной режиссуры Азиз Агрба, Шарах Пачалиа и Кадыр Карал-оглы. В 70-е годы в театр пришли талантливые режиссеры, окончившие вузы Москвы, Ленинграда, Тбилиси, — Нелли Эшба, Дмитрий Кортава, Михаил Мархолиа, Хута Джопуа, Николай Чиковани, Валерий Кове, Н.Мукба и др.
За годы своего существования Абхазский театр накопил большой творческий опыт, утвердилась своя традиция ставить спектакли как героико-романтические, так и комедийные. Абхазским актерам старшего и младшего поколений одинаково подвластны и героические, и комедийные образы. В театре уже четко сформировались героико-романтические и сатирико-гротесковые традиции. Абхазская сцена по праву гордится такими замечательными актерами старшего поколения, как Шарах Пачалиа, Азиз Агрба, Леурсан Касландзиа, Разанбей Агрба, Екатерина Шаксрбай, Анна Аргун-Коношок, Минадора Зухба, Марица Пачалиа, Михаил Кове, Иван Кокоскериа, Джарнас Амкуаб, Самсон Кобахиа, Вера Дбар, которые за свои заслуги удостое-

387

ны почетного звания народных артистов Абхазии и Грузии. Эту галерею основоположников абхазского советского профессионального театра пополнила целая плеяда не менее талантливых актеров, среди которых Нурбей Камкиа, Софа Агумаа, Этери Когониа, Шалва Гицба, Чинчор Джениа, Виолетта Маан, Амиран Таниа, Олег Лагвилава, а также Алексей Ермолов, Сергей Саканиа, Рушни Джопуа, Леонид Авидзба, Нелли Лакоба, Заира Амкуаб-Ермолова, Мажара Зухба. Л.Гицба, З.Чанба, С.Габниа и др. Под знаменем абхазского театра по достоинству заняли свои места и молодые актеры — Г.Тарба, С.Сангулиа, А.Даутиа, Т. Гамгиа, Т.Чамагуа, Р.Дбар, К.Хагба, Т.Авидзба, И.Когониа, Р.Сабуа, Л.Ванача, Е.Когониа, С.Начкебиа, Л.Ахба, В.Ардзинба, Л.Джикирба и др.
Изначальные годы были для Абхазского театра годами поисков. Ставились спектакли, в которых можно было услышать голоса героев разных эпох, национальностей и мировоззрений, но и среди такого многообразия в театре все же главенствовала национальная драматургия, ибо зритель всегда стремился увидеть жизнь своего народа, его прошлое и настоящее. Так, видное место в репертуаре тех лет заняли пьесы Самсона Чанба, видного абхазского прозаика, драматурга и общественного деятеля, имя которого и носит абхазский театр, — это «Апсны-ханым». «Киараз». Параллельно с ними шли и пьесы других абхазских драматургов: «В глухой старине» Д.Дарсалиа, «Во тьме» П.Шакрыл, «Инапха Кягуа» Муты Кове, «Восстание в Лыхнах» В.Агрба, «66 год» Г.Гулиа, «Овраг Сабыды» М.Лакербай и другие произведения, ставшие вехами в истории Абхазского театра. В те годы театр ставит «Ревизора» Н.Гоголя, «Доходное место» А.Островского «Овечий источник» Лопе де Вега, «Анзора» С.Шаншиашвили, «Гибель эскадры» А.Корнейчука и многие другие этапные спектакли, снискавшие большую любовь и признание зрителей.
В марте 1941 года в театре была поставлена трагедия Шекспира «Отелло», с Л.Касландзиа в заглавной роли. Интересно сыграл и актер Ш.Пачалиа (Яго). Очаровательна и достоверна была в исполнении Анны Аргун-Коношок Дездемона.
В годы войны главные усилия были направлены театром на создание героико-романтических спектаклей, рассказывавших о борьбе советского народа с фашистскими захватчиками, и потому внимание национальных драматургов было обращено на события, связанные с оккупацией горных селений Кавказа. Стойкость и мужество абхазских крестьян, поднявшихся против врага, явились главной темой спектакля «Скала героя» Г.Гулиа (1943) и «Большая земля» К.Агумаа (1945).
В эти же годы театр ставит и комедийные спектакли, стремясь дать людям возможность посмеяться и забыть хоть на миг о душевных и физических ранах, нанесенных войной. В день празднования 20-летия установления Советской власти в Абхазии (4 марта 1941 год) состоялась премьера спектакля «Жених» осетинского драматурга М.Шавло-

388

хова. В спектакле, поставленном Ш.Пачалиа, впервые раскрылись интересные вокальные и пластические возможности абхазских актеров. Комедийную линию, начатую в «Женихе», продолжили спектакли «Ханума» А.Цагарели и «Любовь актрисы» Н.Микава.
Героическая тема столкновения больших и сильных характеров всегда привлекала внимание Абхазского театра. Образы волевых, мужественных людей показаны еще на заре становления Абхазского театра в таких спектаклях, как «Глухая старина» Д.Дарсалиа и «Амхаджир» С.Чанба.
В 1947 году, 27 июня, в театре состоялась премьера драмы Шиллера «Коварство и любовь» (режиссер Ш.Пачалиа). В спектакле были убедительно раскрыты социальная сущность героев и их взаимоотношения, глубоко прослежены внутренняя ограниченность и безнадежность тех людей, которые руководят государством и своей недальновидностью приносят несчастье обществу.
В сороковые годы театр ставит спектакли «Искренняя любовь» А.Ласуриа, «Проделки Скапена» Мольера, «Призраки» Д.Гулиа, «Салуман» Ш.Пачалиа, «Люди доброй воли» Г.Мдивани, «Честь семьи» Г.Мухтарова, «Потопленные камни» И.Мосашвили и другие, ставшие этапными в истории абхазского театра. Коллектив неоднократно поднимал в своих постановках темы любви, защиты Родины, революции, труда, войны, словом, театр никогда не оставался в стороне от жизни.
Говоря об Абхазском театре, нельзя не сказать о его особом пристрастии к сатирическому жанру. Беспощадная сатира, используемая с давних времен в искусстве шутников-акечаков (истоки абхазского театра), все больше стала занимать определенное место в репертуаре театра. И в 1954 году он ставит сатирическую комедию белорусского драматурга В.Макаенка «Камни в печени» (режиссер Аз.Агрба).
Включает в свой репертуар театр и пьесы, рассказывающие о дореволюционном прошлом, и потому на его сцене с большим успехом долгое время шел спектакль «Последние» М.Горького.
Впервые в 1954 году театр осуществляет гастрольную поездку на Северный Кавказ, в Черкесскую автономную область. В ее городах и селах спектакли были приняты тепло и радушно. Внимание критиков привлекли такие спектакли гастрольного, репертуара, как «Отелло» Шекспира, «Без вины виноватые» А.Островского и «Ханума» А.Цагарели. После же возвращения с гастролей театр начинает работать над новыми спектаклями и в результате сценическую жизнь получает спектакль «Гунда» Ш.Пачалиа, возобновляется спектакль «Гибель эскадры» А.Корнейчука, идет историческая драма «Черные гости» Г.Гулиа, повествующая о событиях, имевших место в Абхазии за два года до присоединения ее к России.
40-летие Октября Абхазский театр встретил премьерой спектакля «Кремлевские куранты» Н.Погодина (режиссер Аз.Агрба). В роли Ленина выступил народный артист ГССР и Абхазской АССР Р.Агрба.

389

1957 год явился для Абхазского театра годом творческого испытания, ибо в дни Октябрьских торжеств он принял участие в Декаде абхазской литературы и искусства в Тбилиси. В эти дни искусствовед Н.Шалуташвили писала: «Абхазский драматический театр на декаде в столице Грузии показал тбилисскому зрителю три спектакля: «Измену» А.Сумбатова-Южина, «Гунду» Ш.Пачалиа и «Отелло» Шекспира. Вдумчивый выбор репертуара высоко был оценен зрителями. Спектакли произвели волнующее впечатление и продемонстрировали разнообразие и богатство абхазского театрального искусства».
После успешного завершения гастролей театр начинает работать с удвоенной энергией. Так, в течение 1958 года он ставит несколько новых спектаклей, среди которых «Буря» Войновича (режиссер Г.Суликашвили), «Семья преступника» Джакометти (режиссер Ш.Пачалиа), «Дом №12» А.Хватландзиа и Х.Джопуа (режиссер Г.Суликашвили), «Победа» С.Чанба и В.Агрба (режиссер Аз.Агрба). А в 1959 году режиссер Г.Суликашвили осуществляет постановку спектакля «Медея» Еврипида, который явился поистине триумфом творческих сил театра. Кстати, надо отметить и то, что Абхазский театр раньше всех театров страны обратился к этой античной трагедии. Глубоко трагический образ Медеи создала Минадора Зухба, а в роли Язона предстал перед зрителями Шарах Пачалиа.
Начало 60-х годов для Абхазского театра было особенно творческим и плодотворным. Театр показывает сразу несколько новых спектаклей в постановке режиссера Нелли Эшба. Среди них «Призраки» Д.Гулиа. «Такая любовь» П.Когоута, «Современная трагедия» Эбролидзе, «Голый король» Е.Шварца, «Иван-абхазец» М.Чамагуа, «Песню нелегко сложить» Н.Тарба, которые явились новой страницей в летописи театрального искусства абхазского народа. В те годы его репертуар состоял в основном из произведений абхазской национальной драматургии. Это «Ясное небо» Ш.Басариа, «Трещина» и «Дочь Ажвейпшаа» Р.Джопуа, «Искупление» Д.Ахуба, «С тобой моя любовь» Г.Гублиа, «Перед рассветом» А.Лагвилава и многие другие спектакли, которые были поставлены режиссерами Аз. Агрба, Г.Суликашвили и Х.Джопуа. Абхазский театр никогда не порывал связи с переводной драматургией. Его репертуар включал в себя такие спектакли как, «Кровавая свадьба» Г.Лорки (режиссер Х.Джопуа), «Чудак» Н.Хикмета (режиссер Н.Чиковании), «Совесть» Д.Павловой (режиссер М.Мархолиа).
В 1967 году на сцене Абхазского театра впервые появляется драматургия Б.Брехта. Молодой режиссер М.Мархолиа ставит спектакль «Господин Пунтила и его слуга Матти», где с особой силой выявилось творческое дарование актеров среднего поколения театра — С.Саканиа (Пунтила), Ш.Гицба (Матти) и других.
Абхазский театр не изменяя своим прежним традициям, ведет углубленный поиск изучения психологии человека, его отношения к окружающему миру. Свидетельством тому являются спектакли «Дон

390

Карлос» Шиллера, «Песнь о скале» Б.Шинкуба, «Лесная песня» Леси Украинки, «Снегурочка» А.Островского, «Старшая сестра» А. Володина, «День взаймы» А.Гогуа (все в постановке Н.Эшба), а также «Аламыс» А.Мукба (режиссер Ш.Пачалиа), «Мари Октябрь» Ж.Робера, «Горянка» Р.Гамзатова, «Шаги» Р.Джопуа, «Не беспокойся, мама!» Н.Думбадзе (режиссер Д.Кортава), «Привидения» Ибсена, «Дуэль» М.Байджиева, «Сейдык» А.Аргуна и М.Мархолиа (режиссер М.Мархолиа), которые шли с неизменным успехом на абхазской сцене, волнуя воображение людей разных поколений. Кстати, «Лесная песня» Л.Украинки, поставленная Н.Эшба, была удостоена Диплома II степени на Всесоюзном смотре драматургии народов СССР.
Новые страницы в истории театрального искусства Абхазии вписали гастроли Абхазского театра в Тбилиси (1971 год), а затем, на братской Украине (Киев, Днепропетровск, Николаев в 1972 году). Они продемонстрировали зрелость мастеров абхазской сцены, их умение языком искусства воздействовать нз умы и сердца взыскательных зрителей.
А в 1973 году абхазский театр, возглавляемый главным режиссером Нелли Эшба, осуществил гастрольную поездку в Москву, где были показаны спектакли «Песня о скале» Б.Шинкуба, «Дон Карлос» Шиллера, «Не беспокойся, мама!» Н.Думбадзе, «Женская честь» И.Папаскири, «Снегурочка» А.Островского и «Лесная песня» Л.Украинки. Московские гастроли подтвердили творческую подготовленность Абхазского театра, который своими спектаклями утверждает идеи нравственной чистоты, патриотизма и гражданственности.
В новом театральном сезоне (1973—1974 год) главным режиссером театра становится Дмитрий Кортава. В период с 1974 по 1976 год театр показал зрителям спектакли «Белые флаги» Н.Думбадзе, «Трамвай Желание» Т.Уильямса, «Алоу сердится» Ш.Чкадуа, «Всемогущий Мазлоу» Ш.Пачалиа, «Антигона» Ж.Ануя, «В солнечное затмение» А.Мукба (режиссер Д.Кортава), «Прежде, чем пропоет петух» И.Буковчана, «Песня о ранении» А.Аргуна, «Дело» А.Сухово-Кобылина (режиссер М.Мархолиа).
В 70-е годы театр осуществляет ряд интересных постановок, среди которых «А там — как хотите...» Б.Шинкуба, «Премия» А.Гельмана, «Голос родника» Ш.Аджинджала, «Дочь солнца» Н.Тарба, «Оптимистическая трагедия» В.Вишневского, «Тень» Е.Шварца, «Когда все двери открыты» А.Мукба, «Электра» Софокла, «Эмигрант из Брисбена» Ж.Шехаде, «Горе от ума» А.Грибоедова, «Кукла» Ш.Чкадуа, «Переполох в лесу» Р.Джопуа, «Пока арба не перевернулась» О.Иоселиани и другие. А в декабре 1979 года состоялась премьера спектакля «Замшевый пиджак» болгарского драматурга С.Стратиева. Постановку этой сатирической комедии осуществила творческая группа из братской Болгарии, в составе которой были режиссер-постановщик Дмитрий Стоянов, художник Атанас Вельянов и композитор Эмиль Джамджиев.

391

В последние годы Абхазский театр усилил творческие связи с зарубежными коллегами. В середине восьмидесятых годов в Сухум была приглашена постановочная группа из Словакии. Известный словацкий режиссер Милан Бобула осуществил на сцене Абхазского театра постановку пьесы И.Буковчана «Очевидец», а абхазский режиссер Д.Кортава поставил на сцене национального театра в Кошице драму А.Аргуна «Да не погаснет мой очаг!». Позднее на сцене Абхазского театра выступил словацкий театр из города Мартин.
Обращается Абхазский театр и к теме революционного преобразования жизни в спектаклях «Похищение луны» К.Гамсахурдиа, «Проблеск» Р.Джопуа, «Горы смотрятся в море» А.Аргун, «Лучи далекого солнца» Э. Сим-Сима, постановку которых осуществили режиссеры Л.Мирцхулава, Д.Кортава и В.Кове.
Большим событием явилось награждение коллектива правительственной наградой — орденом «Знак Почета».
После долгого творческого перерыва в театральной жизни республики на суд зрителей был представлен спектакль У. Шекспира «Король Лир» в переводе поэта и прозаика Н.Квициния. Спектакль этот донес до зрителя слова великого гуманиста и по праву был принят тепло и радушно. В роли короля Лира выступил народный артист СССР Шарах Пачалиа. Это сценическое полотно было признано одним из лучших спектаклей на Всесоюзном шекспировском фестивале, проходившем в столице Армении — Ереване. Позднее спектакль был показан в столице Адыгеи — Майкопе.
Когда заходит речь о взаимообогащении национальных культур, прежде всего вспоминается тот факт, что Абхазский театр всегда включал в свой репертуар пьесы народов нашей страны. На его сцене шли спектакли: «Мгновение над пропастью» Н.Мирошниченко, «Святая святых» И.Друцэ, «Чинарский манифест» А.Чхеидзе, «Похожий на льва» Р.Ибрагамбекова, «Берег» Ю.Бондарева, «Двадцать минут с ангелом» А.Вампилова, «Мамаша Кураж и ее дети» Б.Брехта и др. Во всех этих спектаклях, поставленных режиссерами М.Мархолиа, В.Кове, А.Мукба, театр показывал столкновение человеческих судеб, черпал материал удивительной глубины и силы, показывая на сцене жизнь общества, бессмертие духа самого народа.
В середине 80-х годов театр ставит спектакли из абхазской жизни и среди них «Белый портфель» Ш.Аджинджала, «Царь Леон I» Аз.Агрба, а в 1986 году инсценировку романа Б.Шинкуба «Последний из ушедших». Поставил спектакль народный артист УССР, заслуженный деятель искусств РСФСР и Абхазской АССР, лауреат Государственной Цремии УССР им.Шевченко Виктор Терентьев.
Еще в 30-е годы Абхазский театр обращался к испанской классической драматургии, ставил на своей сцене спектакль «Овечий источник» Лопе де Вега. И вот спустя полвека он вновь обратился к испанской

392

классике. На этот раз главный режиссер Абхазского театра В.Кове осуществил постановку пьесы «Жизнь — есть сон» П.Кальдерона.
70-летию Октября была посвящена историческая драма Ш.Аджинджала «Четвертое марта». Поставил ее на абхазской сцене режиссер Г.Кавтарадзе, музыкальное оформление спектакля принадлежит лауреату Государственной премии СССР, народному артисту ГССР композитору С.Цинцадзе. Образ Ленина в спектакле создал народный артист СССР Ш.Пачалиа.
Надо сказать, что театральная палитра Абхазского театра интересна и многообразна и в этом немалая заслуга переводчиков мировой драматургии на абхазский язык, среди которых Михаил Гочуа, Платон Шакрыл, Ясон Чочуа, Шарах Пачалиа, Азиз Агрба, Николай Квициниа, Джума Ахуба, Нелли Тарба, Этери Когониа, Геннадий Аламиа, Алексей Аргун, Владимир Цвинариа и др.
Искусство Абхазского театра всегда находило путь к сердцам многонационального зрителя.
Незабываемы были для театра встречи с осетинскими зрителями в городе Орджоникидзе в 1976 году, а также с тружениками Херсонщины, поездки на Украину — в Ужгород, Мукачево, Львов. Такие спектакли как «Электра» Софокла и «Голос родника» Ш.Аджинджала, благодаря Украинскому республиканскому телевидению стали достоянием многомиллионного зрителя.
Бесспорно, что Абхазский театр на долгие годы сохранит свою художественную силу и свежесть тематики, а будущее театра пройдет под знаком верности жизненной правде, объемного охвата явлений нашей действительности.


§ 5. Изобразительное искусство

После установления Советской власти за короткое время были достигнуты большие успехи в области национальной литературы, театра, музыки, хореографии, народного творчества, намечались зачатки национальной классической музыки.
Сложнее обстояло дело с изобразительным искусством, что было вызвано прежде всего отсутствием кадров и учебного заведения. Но и этот пробел был скоро заполнен благодаря переехавшим в Абхазию художникам, представлявшим разные стили и направления.
Одним из них являлся А.И.Бухов, педагогическая деятельность которого в общеобразовательных школах имела большое значение для Абхазии. Он оставил нам несколько живописных портретов и зарисовок абхазских типов. Здесь живет и работает разносторонне образованный и талантливый живописец В.С.Контарев. Он был певцом абхазских горных вершин. Ученик Серова и Коровина, неутомимый

393

путешественник, отличный охотник, исколесивший с мольбертом все ущелья и склоны горной Абхазии, он создал поэтические пейзажи, которые представляют большую художественную ценность.
Художник-декоратор Б.Л.Петров был поистине уникальным колористом. Его полотна «Озеро Рица», «Альпийские луга» и великолепные натюрморты отражают неповторимую сказочность нашей природы.
Разновременно здесь жили и работали такие художники, как М.Г.Платунов, создавший Ткварчельскую галерею, И.П.Цомая, работавший в области индустриального пейзажа, портретисты и скульпторы И.Н.Гороховцев, О.А.Сегаль, Л.Н.Невский, В.Ф.Европина, П.Пшеничников, К.Соколов и др. Они не только плодотворно работали, но и прекрасно сознавали, что этой благодатной земле нужны свои национальные кадры. По инициативе Невского, Петрова, Контарева, Сегаля и других и при содействии председателя ЦИКа Абхазии Н.А.Лакоба в Сухуме открывают (1935 г.) художественную двухгодичную школу, которая в 1937 году реорганизуется в пятигодичное художественное училище. Это было большим событием в художественной жизни Абхазии. Сюда сразу начала стекаться талантливая абхазская молодежь.
Тогда же сделали первые свои шаги в искусстве абхазы Георгий Гулиа, Леонид Шервашидзе (Чачба), Иван Кортуа, внесшие немалый вклад в развитие национального искусства. Г.Гулиа очень рано начал заниматься (1921 г.) рисованием у А.Бухова. Будущий писатель пробовал себя в живописи, графике, сценографии. Из его работ маслом можно выделить «Портрет Дмитрия Гулиа», «Хурма», «Танец» и др. Увлеченно работает он и как книжный график, был первым художником, который взялся иллюстрировать произведения своего отца, а в 1933 году оформил книгу сатирических куплетов Д.Гулиа «Абхазские частушки».
В области книжной графики многого достигли Л.Шервашидзе, Л.Соловьев, ЛЛуневский и другие. До нашего времени сохранили свою свежесть и несомненную художественную ценность оформленные ими абхазские народные сказки.
Сын крестьянина из с.Лыхны И.Кортуа некоторое время занимался в Тбилисской академии художеств (оставил из-за неимения средств к существованию). Талантливый живописец в своих пейзажах сознательно использовал стиль примитивизма, стараясь приблизить свое видение живописи к народным истокам. Красочно оформил он и несколько спектаклей в Абхазском театре. Впоследствии И.Кортуа стал композитором-мелодистом и организатором знаменитого этнографического ансамбля «Нзртаа».
Огромный вклад в изобразительное искусство Абхазии данного периода внес доктор Э.И.Фишков. Живя в Сухуме с 1921 года, он стал большим другом творческих работников, дружил со многими ху-

394

дожниками, чьи холсты коллекционировал. Впоследствии эта коллекция стала основой создания картинной галереи в столице.
В 1939 году организуется Союз советских художников Абхазии. За этим последовали выставки работ местных художников. В том же году, закончив Тбилисскую академию художеств, приезжает талантливый живописец Назим Халваш. Казалось, что создалась благодатная почва для закладки основ национального изобразительного искусства. Однако начавшаяся Отечественная война и сталинско-бериевский деспотизм разрушили этот хрупкий фундамент. Многие молодые художники ушли на фронт. Художественное училище было закрыто, хотя непосредственно в Грузинской ССР во время войны не было расформировано ни одно учебное заведение.
Оставшиеся в Сухуме художники переключились в основном на военную тематику. Постоянной работой в годы войны был выпуск «Окон политической сатиры».
В 1942 году абхазский государственный музей организовал выставку на тему «Отечественная война».
После войны здесь оформляется многонациональный коллектив художников — В.Контарев, И.Цомая, В.Европина, В.Щеглов, Б.Бобырь, Н.Табукашвили, В.Троицкая-Щеглова, В.Мостицкая, И.Шенгелая, В.Орелкин, Ч.Кукуладзе. Среди них пишущий на тему войны Б.Гогоберидзе — скульптор, автор памятников Лакоба, Когониа; А.Крайнюков — живописец, один из первых книжных графиков; живописец А.Пангани из Абхазской Сванетии; скульптор Г.Рухадзе, создавший ряд портретов, автор известного в Сухуми памятника Д.Гулиа; М.Киквадзе — керамист, талантливый рисовальщик П.Чедиа; скульптор А.Размадзе, тонко чувствующий форму; О.Брендель, привлекшая внимание морскими пейзажами, написанными свободно, смело, экспрессивно и др.
Несмотря на то, что все вышеназванные художники разрабатывают местную тематику, среди них нет художников коренной национальности. В этот период заметно падает общий уровень абхазской культуры: абхазскому народу было запрещено называться народом, учиться на родном языке, повсеместно закрывались школы...
Из-за нашумевшей повести Г.Гулиа «Черные гости» бериевцы вынудили его покинуть родной очаг. Единственному среди абхазов в то время полностью преданному только живописи Н.Халвашу не суждено было жить у себя на родине. Вернувшись после войны, изувеченный, он нигде не мог устроиться из-за жуткого положения в Абхазии и уехал в Россию (автор многочисленных пейзажей родного края, портретов, натюрмортов и абхазских национальных жанровых сцен), где забытый всеми доживает свой век в Подмосковье.
Если внимательно проследить за ходом событий в Абхазии 40-х — начала 50-х годов, то невозможно не заметить, как планомерно укоре-

395

нялись здесь давнишние планы грузинских меньшевиков под лозунгом «Абхазия — без абхазов».
Все изменилось только после смерти «отца народов» Сталина и разоблачения Берия.
Абхазский народ воспрял духом. Как и все малочисленные народы, он стремится возродить национальную культуру. Снова открываются абхазские школы, возрождается культура.
В 1955 году в Сухуме в третий раз открывается художественная школа, а через некоторое время и художественное училище. Жизнь пошла своим чередом.
В конце 50-х годов из Москвы в Абхазию переехала скульптор М.Е.Эшба, ученица профессора Е.Ф.Белашовой, окончившая в 1951 году Московский институт прикладного и декоративного искусства. Лауреат многих московских конкурсов по медалерному искусству, она вскоре возглавила местное отделение Союза художников СССР.
Марина Эшба — автор многочисленных скульптурных портретов современников и современниц. Ее имя неразрывно связано с абхазским национальным монументальным искусством. Ею созданы монументальный портрет отца, революционера и первого Председателя ЦИКа Абхазии Ефрема Эшба, мемориальные памятники павшим воинам в Гудауте и с.Лыхны.
Тогда же в Сухум переезжает известная художница-график В.Д.Бубнова, более тридцати лет прожившая в Японии и внесшая огромный вклад в развитие русско-японских культурных связей. Два десятилетия ее творческой деятельности в Абхазии оказали заметное влияние на художественную жизнь республики, способствовали росту профессионального мастерства молодых художников.
В начале 60-х годов национальные мотивы плодотворно разрабатывает интересная художница В.В.Ершова.
Дальнейший период ознаменован бурным ростом национальных кадров, окончивших Сухумское художественное училище, Тбилисскую академию художеств, другие учебные заведения страны.
В 60-е гг., в пору возрождения абхазской национальной культуры, в изобразительном искусстве заявила о себе яркая палитра абхазского живописца Х.Авидзба, в полотнах которого находят достойное отражение яркая природа Абхазии, ее история и быт абхазского народа. Ныне художник старшего поколения, он начал выставляться еще студентом. Тогда в его работах чувствовалось влияние разных школ и направлений. Однако он сумел создать свой язык живописи, придавший яркую самобытность творчеству. Наиболее значительными среди произведений художника являются «Киаразовцы», «Портрет Дмитрия Гулиа», «Осень», «Нестор Лакоба среди киаразовцев», «Сельское празднество», «Абхазская свадьба», «Лыхненское празднество» и многие другие.

396

Темам революции, народного быта посвящено много полотен и
С.Габелиа. Его привлекают натюрморт и пейзаж, портреты современников и исторические события. Особое место в его творчестве занимает тема махаджиров, а известное большое полотно «Махаджиры» выставлялось на многих выставках страны и пользовалось большим успехом.
Лиричностью, красочной гармонией, композицией выделяются полотна В.Гагулиа, успешно работает в области графики З.Джинджолия. Наибольшую известность получили ее графические листы «Всадники революции», «Под чужим небом», «Портрет долгожителя» и др.
Серией интересных женских портретов стал известен скульптор Ю.Чкадуа. Небольшие по размеру, они полны внутренней силы, отличаются плотной фактурой, пластичностью, стилизацией и обобщением форм. К наиболее содержательным его работам относятся «Абхазская девушка», «Амза», «Портрет И.Папаскири» и др. Этапной работой в творчестве художника является мемориал «Скорбящая Бзыбь», установленный в поселке Бзыбь. В нем проявились динамика, способность автора придать композиции монумента ритмичность и гармонично скомпоновать все ее формы.
Другой скульптор В.Иванба обнаружил свои способности, еще будучи учеником художественной школы. Его дипломная работа «Рыбаки» отличается динамичностью. А статуя «Апсырт» свидетельствует о своеобразном освоении традиций античной пластики архаического периода. Одна из последних удачных его работ — монументальная композиция, посвященная народному поэту Абхазии Д.И. Гулиа, установленная в г.Тбилиси. Скульптура органически соединяет в себе качества портретной статуи и монумента. Монолитность фигуры как бы сосредоточивает внимание на внутренней духовной силе поэта-просветителя.
К этому же поколению относится скульптор В.Ковеладзе, чья работа — монументальный бюст А.М.Горького была установлена в Сухумском государственном педагогическом институте (ныне АГУ).
Много творческих сил театрально-декорационному искусству в Абхазском театре (сейчас в этом направлении успешно работают молодые сценографы Кацуба и Джопуа) отдал Е.Котляров.
В семидесятые годы в семью абхазских художников пришли талантливые графики Т.Ампар и В.Гамгиа. Первый, окончив Тбилисскую академию художеств, много ездил по стране по комсомольской путевке. Свои лучшие графические листы, посвященные родному краю, он создал, находясь далеко от нее — в Чувашии, Казахстане и в других республиках, где не раз выставлялся. Возвратившись в Абхазию, дебютировал персональной выставкой, имевшей заслуженный успех. Запомнились его линогравюры «Сказители», «4-е марта», «Мое село», «Атарчеи» и др. Ампар создал много и живописных работ.

397

Интересна монументальная стенная роспись в одной из гудаутских здравниц, которую он исполнил совместно с художниками З.Мукба и A.Алшумба. Это одна из первых в Абхазии попыток передать средствами монументальной живописи быт абхазского народа.
Талантом ярким, эмоциональным наделен В.Гамгиа, который представил в начале 70-х годов серию линогравюр «Абхазия сегодня». Он создал и запоминающиеся графические портреты Дмитрия Гулиа. Особое место в его творчестве занимает монументальная фресковая живопись. Первой пробой сил в этом виде искусства стала роспись в фойе Мачарского дома культуры, где Гамгиа совместно с художником П.Цквитария исполнил по сухой штукатурке композицию на тему «Гимн труду». Такую же по масштабности работу, но в технике традиционной живописи по холсту он выполнил в тургостинице «Сухуми». За последнее время им созданы панно, которые выдвинули его как яркого монументалиста. Это прежде всего роспись Дома культуры с.Члоу Очамчирского района, где за основу замысла берется легенда об Абрскиле — прототипе Прометея, и панно для Дома культуры с. Лыхны «Нартаа», содержание которого охватывает историю и быт абхазского народа от христианства до наших дней.
Как талантливый портретист и монументалист заявил о себе скульптор Г.Лакоба, создавший множество портретов современников, отмеченных глубиной проникновения в характер личности. Его работы «Дама за туалетом», «Портрет мужчины», «Памятник погибшим воинам» и многие другие характеризуют пластичность, весомость, оригинальность, наполнение форм.
Еще со студенческих лет обратила на себя внимание керамистка B.Хурхумал. Ее детские фигурки «Вечность», «Маленькие наездники», и множество декоративных тарелок экспонировались на всех региональных выставках и имели заслуженный успех. В.Хурхумал успешно работает и над скульптурными портретами.
Ее коллега Р.Акыртаа часто представляет на выставках декоративные керамические блюда, панно, а в последнее время начала пробовать свои силы в скульптурном портрете. В этом жанре ее способности характеризует триптих «Старые портреты», исполненные в технике, которая делает их объемными.
Оригинальными цветовыми поисками отмечается живопись C.Цвижба и В.Лакрба, которые работают в жанре портрета, натюрморта, тематической композиции. Цвижба успешно занимается и графикой. Лакрба создал в последнее время интересные по трактовке скульптурные портреты современников.
В этом направлении успешно работает его ученик — скульптор В.Джениа.Показать внутреннее состояние человека стремится в своих живописных и графических работах В.Мхонджиа.
Самое активное участие в художественных выставках принимают живописцы, графики, скульпторы, прикладники — А.Семенцов,

398

А.Дзидзария, З.Мукба, Н.Писарчук, Р.Хочава, Л.Будяк, Р.Апакидзе, Р.Мухамед-Галиева, Р.Барциц, А.Донченко, В.Аркания, С.Сангалов, Ш.Бокучава, С.Хурхумал, Г.Корсантия, Н.Логуа, А.Адлейба, Л.Бутба, В.Багателия, В.Тарба, 3. Аджба и многие другие.
Яркое впечатление произвело на общественность Абхазии творчество самобытных художников из Нового Афона Г.Смыра и Р.Пандария, сумевших разработать свой стиль и форму живописи, графики, скульптуры и декоративно-прикладного искусства.
Благожелательно было встречено любителями искусства и появление самобытных художников Г.Барцица и В.Джинджолиа, живописца и графика, чьи персональные выставки успешно прошли в Москве и Сухуми.
Сегодня в Абхазии активной творческой деятельностью заняты около 100 профессиональных мастеров кисти и резца. Каждый из них пришел в этот мир со своим творческим замыслом.


§ 6. Музыкальная культура

Музыкальный фольклор абхазов — значительная часть духовной культуры — был бережно принят Советской властью из рук народа. В 1925 году постановлением Высшего экономического Совета ЗСФСР Наркопросу Абхазии из резервного фонда Заксовнаркома было ассигновано 7 тыс. рублей. Из этой суммы по личному распоряжению Председателя Совнаркома Абхазии Н.Лакоба 2 тыс. рублей были отпущены на приобретение фонографа для записи абхазских народных песен. Так началась работа по собиранию, изучению и сохранению для потомков музыкального богатства, которое веками создавалось народом.
Первая экспедиция по записи народных песен абхазов была организована крупнейшим знатоком музыкального фольклора К.Дзидзария и композитором К.Ковачем. Последний из собранных песен составил два сборника: «101 абхазская народная песня» и «Песни кодорских абхазцев».
В 1930 году начинает работать абхазский государственный музыкальный техникум. Директором техникума стал К.Ковач, завучем — О.Димитриади, ставший впоследствии выдающимся дирижером с мировым именем. В период основания музыкального техникума и в последующие годы в нем работали выпускники Петербургской, Московской и Тбилисской консерваторий А.Касторский, М.Вепрейская, А.Позднеев, Анна и Мария Бубновы, М.Разумовский, Н.Сыроежин, М.Ливенцова, Ш.Горгадзе, В.Зиздо-Эмухвари.
При техникуме был открыт этнографический сектор, организованы струнный квартет, вокальный мужской квартет, духовой оркестр, а в 1933 году — Государственный симфонический оркестр, руководителем которого стал К.Ковач.

399

В 1930 году был организован Государственный этнографический хор, руководимый П.Панцулая. Очень быстро концерты хора принесли всенародную любовь и славу высокопрофессиональному коллективу. Блестящий музыкант, патриот, общественный деятель, П.Панцулая свято служил искусству, но недолго продолжалась жизнь этого замечательного человека. Репрессии 1937—1938 годов уничтожили талантливую молодежь, в том числе и Платона Панцулая, с гибелью которого навсегда прекратилась так блестяще начатая деятельность хорового коллектива.
В эти же годы перестал функционировать и Государственный симфонический оркестр Абхазии и лишь в 60-е годы он вновь возродился. Руководителем оркестра стал Л.Джергения. В 1966 году была организована Государственная хоровая капелла Абхазии. В настоящее время в Сухуми, кроме Государственного музыкального училища и культпросветучилища, работает пять музыкальных школ. Открыты они и во всех городах, и в некоторых селах Абхазии.
Не только в нашей стране, но и за рубежом известны Государственный заслуженный ансамбль песни и танца Абхазии, Государственный ансамбль танца «Шаратын», лауреат международной премии «Золотой Орфей» этнографический ансамбль долгожителей Абхазии «Нартаа». Пропагандистом народного творчества стал и певчий ансамбль народных инструментов «Гунда».
В 1971 году в Абхазии был создан Союз композиторов, в состав которого вошли: А.Чичба, Р.Гумба, М.Берикашвили, К.Ченгелиа, Т.Аджапуа, Л.Чепелянский, П.Петров, В.Чкадуа, музыковеды С.Кецба, Н.Церетели, М.Хашба.
Хорошо известны музыкальной общественности Абхазии произведения А.Чичба, Р.Гумба, М.Берикашвили, В.Чкадуа, Л.Чепелянского, К.Ченгелия, П.Петрова и Т.Аджапуа. Песни, кантаты, оратории, симфонические картины, поэмы абхазских композиторов вскормлены неиссякаемым источником народной музыки. Определенную лепту в развитие музыкальной культуры Абхазии внесли и композиторы-мелодисты И.Лакербай и И.Кортуа.
На абхазских мелодиях построены симфоническая картина «Азар» Ш.Мшвелидзе, симфоническая картина «Озеро Рица» А.Баланчивадзе, оперы «Мзия» А.Баланчивадзе и «Аламыс» Д.Шведова. Обе оперы написаны на либретто М.Лакербай. Музыкальный фольклор абхазов составляет основу миниатюр для струнного оркестра С.Цинцадзе и О.Тевдорадзе.
Продолжается и научное изучение музыкального фольклора. В 1976 году вышла в свет монография Инны Хашба «Абхазские народные музыкальные инструменты», получившая широкое признание, а в 1988 году опубликованы два сборника народных песен В.Ашуба и И.Шамба.

400


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика