Вианор Пачулиа

Об авторе

Пачулиа Вианор Панджович
(15.V.1929, с. Пакуаш, Кодорский участок – 17.VI.1988, г. Сухуми)
Историк, рекреолог, пропагандист ист.-культ. наследия Абх. и прилегающих р-нов Вост. Причерноморья, засл. деятель культуры Абх. АССР. Окончил ист. ф-т. Саратовского гос. ун-та (1953). Работал в АбИЯЛИ им. Д. И. Гулиа (до 1982), попутно читал лекции студентам СГПИ по древней и античной истории. В разное время руководил Об-вом охраны памятников Абх., единственной в СССР лаб. туризма и экскурсий ВЦСПС, а также Всес. клубом «Аргонавтов» на общ. началах, почётным чл. к-рого были Тур Хейердал, Тим Северин, жорж Сименон, Грем Грин и др. знаменитости. Круг науч. интересов П. – история, арх., туризм всего Вост. Причерноморья, популяризация и охрана пам. культуры и природы. П. защитил канд. дис. в Ин-те народов Азии АН СССР по теме: «Исторические памятники Абхазии» (1963). П. – автор более 600 публ., в т. ч. около 30 книг. Принимал участие в науч. иссл. Анакопии (1957–1958), Холодного Грота (1959), Великой Абх. стены (1963) и т. д. Организовал и возглавил первую в Абх. гидроархеол. эксп., изучавшую побережье страны, уделял большое внимание реставрационно-консервационным работам в респ., созданию охранных зон вокруг пам. П. питал большой интерес и к спелеологии. Побывав во многих странах, П. пропагандировал историю, культуру и природу Абх. Его книги – «В краю золотого руна» и «Легенды лазурного берега» – были удостоены дипломов Всес. об-ва «Знание», как лучшие книги подобного жанра тех лет.
Соч.: По историческим местам Абхазии. Сухуми, 1956 (2-е изд. – 1958; 3-е изд. – 1960); Памятники культуры Абхазской АССР. Сухуми, 1961; Историко-революционные места Абхазии. Сухуми, 1962; По туристическим местам Абхазии. М., 1962; В краю золотого руна. М., 1964 (2-е изд. – 1968); Новый Афон. Тб., 1964 (2-е изд. – Сухуми, 1973); Из Сочи в Сухуми. М., 1965; Исторические памятники Абхазии, их значение и охрана. М., 1968; По древней, но вечно молодой Абхазии. Сухуми, 1969 (переизд.: 1989, 1991); Гагра. Сухуми, 1971 (2-е изд. – 1979); черноморское побережье Кавказа. Москва, 1971 (2-е изд. – 1980); Легенды лазурного берега. М., 1973; Здесь помнят Дмитрия Гулиа. Сухуми, 1974; Абхазия – край туризма. Сухуми, 1976; Орджоникидзе в Абхазии. Сухуми, 1977; Сухуми. Сухуми, 1978 (2-е изд. – 1989); Русские писатели в Абхазии. Сухуми, 1980; Памятники и памятные места революционной и боевой славы Абхазии. Сухуми, 1981; Падение Анакопии. Москва, 1986 (2-е изд. – Сухум, 2009); жемчужина Причерноморья. М., 1987.
Лит.: Воронов Ю. Н., Бгажба О. Х. Вианор Панджович Пачулия. Сухум, 1999.
(О. Х. Бгажба / Абхазский биографический словарь. 2015.)





В. П. Пачулиа

Новый Афон

Путеводитель

В. П. Пачулиа. Новый Афон (обложка) 

Издательство «Сабчота Сакартвело»
Тбилиси — 1964

СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

В 18 километрах северо-западнее города Сухуми и в 16 километрах к югу от Гудаута находится один из самых молодых курортов нашей страны — Новый Афон.
Трудно описать красоту этого чудесного уголка. Почти вплотную подступив к морю, поднимают свои, залитые солнцем, вершины две горы — Афонская (Акуи) и Иверская (Апсарская). Первая вздымается на высоту 500 метров, вторая на 150 метров ниже. Между ними расположено ущелье реки Псырцха, а чуть левее начинается ущелье реки Мысра (Маниквара). Всюду, куда ни посмотришь, — аллеи стройных пирамидальных кипарисов, миндальные деревья, оливковые рощи, цитрусовые сады, виноградники...
Море образует здесь небольшой залив, с юга и севера ограниченный мысами. Все привлекает сюда отдыхающих и туристов: живописная местность, прекрасный климат, обилие вечнозеленой растительности, море и солнце. Воздух — морской чистый, насыщенный ионами. Среднегодовая температура здесь равна +14,7°С, температура самого холодного месяца + 6°С, самого жаркого не превышает 24°С. На Кавказском побережье Черного моря Новый Афон — одно из самых солнечных мест. В году здесь солнце сияет 2245 часов, максимум часов солнечного сияния наблюдается в июле (273 часа), минимум — в феврале (122 часа). Среднесуточное число часов солнечного сияния 4,8. Средняя скорость ветра не выше 2,5 м в секунду. Климат Нового Афона — теплый, влажный, субтропический. Осадков около 1400 мм в год, число дней с осадками 150 в год.
В Новом Афоне весна наступает рано: в конце февраля уже цветет мимоза, вся земля покрывается ярким зеленым ковром, а плодовые деревья и кустарники — в полном цвету. Купальный сезон начинается с конца апреля и продолжается

3

по ноябрь месяц включительно. Пляж в Новом Афоне, покрытый мелкой галькой и песком, очень удобен для купанья.
Кажется, природа сосредоточила все силы на том, чтобы человек мог здесь хорошо отдохнуть и укрепить свое здоровье.


ИСТОРИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ НОВОГО АФОНА

Местность, в которой расположен курорт Новый Афон, имеет богатую историю, корнями уходящую в глубочайшую древность.
Как выявили археологические раскопки, в III тысячелетии до нашей эры на южном склоне Иверской горы стояло поселение позднего неолита, продолжавшее существовать и в бронзовую эпоху. Бронзовые топоры и другие археологические находки, найденные в конце XIX века на территории нынешнего Нового Афона, свидетельствуют о том, что местное население той эпохи было хорошо знакомо с техникой обработки меди и бронзы. Гораздо позже, в раннеантичный период, на берегу моря, между двумя реками возникло небольшое поселение. Именно здесь были найдены обломки посуды, амфоры и ряд других предметов, относящихся к античному периоду. Доказано, что в IV—II веках до н. э. местное население поддерживало активную торгово-экономическую связь с различными центрами древней Греции, а также городами и населенными пунктами, расположенными на берегах Черного моря и Средиземноморья. Этот вывод подтверждается также обнаруженными в 1953—1954 гг. в море около Нового Афона (примерно в 7 км от берега, на глубине 150 м) амфорными сосудами, от длительного пребывания в воде густо покрывшимися слоем ила и ракушек. Самые древние из этих сосудов (всего их было обнаружено 10) относятся ко второй половине последнего тысячелетия до н. э. Амфоры довольно частая находка при раскопках античных городов Черноморского побережья, но в неповрежденном цельном виде они обнаруживаются крайне редко. Подобные сосуды-амфоры широко применялись для хранения и перевозки вина и оливкового масла. Этими же сосудами в древности измерялась грузоподъемность судов.
С начала нашего летоисчисления Новый Афон в исторических документах чаще всего фигурирует под названием Ана-

4

копия(1). Существование здесь уже в начале нашей эры укрепленного пункта подтверждается остатками цитадели на Иверской горе, ныне называемой линией обороны Анакопии, и археологическими материалами, обнаруженными в 1881 году при постройке дороги от Ново-афонского монастыря на вершину горы. В случайно вскрытом древнем могильнике рядом с человеческими скелетами лежало множество железного оружия: мечи, кинжалы и копья, принадлежавших воинам древней Анакопии. Об относительно высоком уровне материальной культуры жителей Анакопии того периода говорят обнаруженные там же и относящиеся к III—IV вв. н. э. бронзовые кольца, бронзовая фигурка козла, стеклянные бусы. Найдена и монета императора Адриана, чеканенная в Кессарии (117—138 гг. н. э.). Эти материалы в настоящее время хранятся в Государственном историческом музее в Москве и в Абхазском краеведческом музее.
По имеющимся данным, в IV в. Анакопия была крупнейшим пунктом на юго-востоке Абхазии (место жительства абхазского племени абазгов). За ней лежала территория Апсилии, на которой проживало племя апсилов. В дальнейшем Анакопия сделалась резиденцией правителей Абхазии местного происхождения, но утверждавшимися римскими императорами. В первой половине VIII века она была крепостью владетеля Левана I, вассала Византии. Древнегрузинская летопись «Картлис цховреба» называет Анакопию того времени «главной крепостью Абхазии».
В первой половине VIII века в летопись многовековой дружбы и совместной борьбы братских абхазского и грузинского народов была вписана яркая страница. В 736—738 гг. в Анакопии объединились силы грузинского царя Арчила и абхазского владетеля Левана I, выдержавшие длительную осаду арабов. Арабскими войсками командовал полководец Мурван-ибн-Мухаммед, прозванный грузинами за свою жестокость и бессердечие «Кру» («глухой»). Мурван Кру прошел с огнем и мечом по Армении и Восточной Грузии, разрушил и опустошил все города и населенные пункты Западной Грузии, а затем через реку Ингури вторгся в пределы Абхазии. Он за-
--------------------------------------
1 Анакопия в переводе означает «извилистую местность».

5

нял апсилийский город Цхуми (современный Сухуми) и стал лагерем в окрестностях Анакопии.
Арабские войска тщетно пытались взять штурмом этот хорошо укрепленный город. Героизм защитников, а их было всего лишь 1000 грузин и 2000 абхазских воинов, и неприступные стены крепости сорвали их планы. Тогда арабы решили взять защитников крепости измором. Это тоже оказалось непосильной для них задачей. Мужественные абхазские и грузинские воины, несмотря на голод и другие лишения, в течение 6 месяцев отбивали атаки и штурмы во много раз численно превосходящего неприятеля.
Вспыхнувшая во вражеском лагере чума наряду с другими обстоятельствами дала возможность защитникам крепости перейти к активным действиям; арабские войска не выдержали вылазок объединенных войск и «непобедимый» полководец вынужден был отступить, неся огромные потери. Всего арабы на подступах Анакопийской крепости, по сообщению летописца, потеряли до 40 тысяч человек. Из них 35 тысяч истребила чума, а в боях с абхазами и грузинами пало 3 тысячи арабов. Это поражение положило конец арабским вторжениям в пределы северо-западной Абхазии.
Для предотвращения подобных нашествий в VIII веке была начата реконструкция созданных к этому времени укреплений и организация нового узла обороны, условно в наши дни получивших название второй линии Анакопии.
В конце VIII века абхазский владетель Леван II вышел из под зависимости от Византии, воспользовавшись ее внутренними смутами, и объявил себя царем абхазов. При нем Анакопия стала столицей Абхазского царства и оставалась ею до перенесения царской резиденции в Кутатиси (ныне — город Кутаиси). Это указывало на главное направление политики Абхазского царства, с самого начала вступившего в общую систему новых феодальных образований Грузии.
Смерть бездетного абхазского царя Феодосия Слепого в 982 году оборвала почти двухсотлетнюю династию абхазских царей. Но уже за 2 года до этого (980 г.) власть в Абхазии перешла в руки Баграта III из грузинское рода Багратионов, завершившего в основном объединение разрозненных грузинских земель. Абхазское царство вошло в состав единого гру-

6

зинского государства в 985 г. в качестве нескольких административных областей. В этот период Анакопия становится одним из важнейших приморских городов объединенной Г'рузии.
Начало царствования грузинского царя Баграта IV (1027-1072 гг.) было отмечено внутренними смутами. Его младший брат Дмитрий поднял восстание и завладел Анакопией. Но потом, опасаясь гнева брата, Дмитрий бежал в Константинополь, а Анакопию сдал византийцам. Занятый войной с тбилисским эмиром, Баграт IV не смог вовремя вернуть утерянную область, и Анакопия в течение 40 с лишним лет (1032—1073 гг.) оставалась в руках византийцев. Они восстановили храм, построили несколько оборонительных сооружений с характерной кладкой стен и надписями на греческом языке, обнаруженными в Новом Афоне еще в конце XIX века.
Освобождение Анакопии от византийского владычества Георгием II, сыном и преемником Баграта IV, в грузинской летописи отмечается как важное событие. Летописец пишет, что царь Георгий освободил Анакопию, «главную крепость Абхазии».
Объединение Грузии, происходившее в X—XII вв., благотворно отразилось на Анакопии, ставшей важным морским пунктом на побережье. Старые здания перестраиваются, а оборонительные сооружения совершенствуются дополнительными укреплениями. Черта города стала доходить до самого берега моря, где была устроена удобная гавань. Весь город обнесли новой оборонительной стеной, проходящей вдоль берега. Эта стена получила также условное название четвертой линии обороны Анакопии.
В эпоху феодальной раздробленности Грузии, в XIV— XVIII вв., политическое и экономическое значение Анакопии резко упало. К XVIII в. некогда многолюдный портовый и административный город окончательно опустел. В середине XVIII века грузинский историк Вахушти Багратиони с горечью отмечает, что Анакопия, которая прежде представляла собой «город благоустроенный и прекрасный, построенный над берегом моря и особенно возвеличенный (царями) Багратионами, теперь запущен»(1).
--------------------------------
1 Вахушти — Описание царства Грузинского. Тбилиси. 1941.

7

На карте Западной Грузии, составленной тем же Вахушти, развалины Анакопии отмечены как место, которое полностью покинуто населением.
Во время турецкой оккупации XVII—XVIII вв. Анакопия была почти полностью превращена в пустырь. В городе остался только турецкий гарнизон, разместившийся на Иверской горе. Время от времени он производил опустошительные набеги на окрестные абхазские села.
Во второй половине XVIII века город представлял собой развалины, заросшие лесом.
В 1809 г. абхазский владетель Георгий Шервашидзе, подобно грузинским царям, обратился с просьбой к русскому царю о присоединении Абхазии к России. Этот акт был осуществлен в 1810 году.
В дальнейшем на абхазском побережье постепенно возникают новые населенные пункты, развивается торговля. Однако, на протяжении первой половины XIX века Псырцха остается заброшенным небольшим поселением. Крестьяне, проживавшие на ее территории, занимались виноградарством и кукурузоводством.
Начиная с 1824 года вплоть до конца 70-х годов XIX века трудовой народ не раз поднимал голос протеста и с оружием в руках выступал против своих угнетателей — царских чиновников и. местных феодалов. Последнее крупное восстание абхазских крестьян имело место в 1866 г.
Пытаясь пресечь крестьянские выступления, военное командование на Кавказе с 30-х годов XIX века поставило здесь казачьи посты.
Для окончательного укрепления своего политико-экономического господства на Кавказе царизм активно проводит церковную колонизацию путем обращения в христианство мусульманское население.
Турки в XVI—XVIII вв. навязали абхазскому населению свою религию — ислам суннитского толка. Однако эта религия не получила в Абхазии широкого распространения. Не случайно поэтому абхазцы выплачивали Турции «харадж» — подушный налог, — которым облагались немусульмане.
------------------------------------
1 Псырцха — абхазское название Анакопии, в переводе означает «пихтовый родник».

8

На помощь царизму пришли русские монахи Пантелеймоновского монастыря Старого Афона.
Старый Афон («Афон» по-гречески «тихий», «безлюдный») находится в настоящее время на территории Греции, на гористом и лесистом полуострове Агион-Орос в Эгейском море, на восточном выступе Халкидонского полуострова. Еще византийский император Константин Погонат (688—685 гг.) отдал эту местность монахам. Там было воздвигнуто множество греческих, русских, грузинских мужских монастырей. Предание «освятило» это место. В церковных книгах упоминается о том, что здесь, якобы во время своих странствований побывала «божья матерь». Поэтому ни одной женщине не дано права вступить на священную землю. Бесконечное количество паломников, направляющихся сюда из различных стран мира, делает Старый Афон крупнейшим религиозным центром.
В 1080 году при императоре Алексее Комнине, в пяти километрах от местечка Карея, где расположено центральное монастырское управление, на вершине горы был основан русский монастырь, просуществовавший до конца империалистической войны. А еще раньше, в конце X века, там был основан грузинский Иверский монастырь, превратившийся в один из центров средневековой грузинской культуры. В настоящее время в Афонских монастырях собрано более 10 тысяч греческих, славянских, грузинских и других ценных рукописей.
Монастырские власти обратились с просьбой к послу России при Оттоманской Порте (Турция) генерал-адъютанту графу Н. П. Игнатьеву, чтобы он возбудил ходатайство перед Кавказской администрацией о предоставлении им в Закавказье необходимого количества земли для устройства мужского монастыря.
Игнатьев не замедлил 8 февраля 1875 года написать наместнику Кавказа великому князю Михаилу письмо следующего содержания: «Глубина православных убеждений, чистота и строгость жизни... нашей братии на Афоне служит, мне кажется, ручательством, что и на Кавказе иноки эти будуг полезными и ревностными деятелями распространения православия и обрусения края»(1).
------------------------------------
1 Цит. по книге Канадаева И. Н. Очерки Закавказской жизни, т. 1, Москва, 1902, стр. 218.

9

Царское правительство, положительно отнесшееся к идее создания религиозного центра в Закавказье, обратилось к игумену Старо-афонского монастыря с просьбой выделить, часть монахов для обоснования обители в Абхазии.
Прибывшие из Афона 6 сентября 1875 года монахи, осмотрев несколько предложенных им на Черноморском побережье участков, выбрали местность у развалин Анакопии, в районе устья реки Псырцха. Согласно церковной легенде, здесь будто был погребен один из первых распространителей христианства в Западной Грузии апостол Симон Канонит.
Получив землю и большую денежную субсидию от государства, монахи приступили к строительству монастыря. Чтобы создать популярность будущему монастырю, монахи дали своей обители название Ново-афонского Симоно-Канонитского монастыря. Однако начавшаяся вскоре Русско-Турецкая война (1877-1878 гг.) прервала работы. Монахи, забрав монастырские ценности, присоединились к отступающим войскам генерала Кравченко.
Занявшие Псырцху, турки уничтожили часть монастырских построек. Остальные были разрушены местными крестьянами, у которых царская администрация в свое время отобрала земельные участки в пользу монастыря.
Возвратившись по окончании войны, монахи возобновили строительство. Особенно активизировал свою деятельность монастырь после того, как 8 декабря 1879 года Александром II был утвержден «Устав Ново-афонского монастыря». Устав давал Ново-афонскому монастырю широкие права не только в миссионерской, но и в хозяйственной деятельности. За ним закреплялось 525 десятин лучшей пахотной земли, принадлежавшей ранее крестьянам сел Анухва и Псырцха. Всего монастырю на первых порах было отведено 1300 десятин земли.
Согласно уставу, число монахов Ново-афонского монастыря ограничивалось пятидесятью.
С начала 1880 года правительственные круги стали проявлять усиленный интерес к Новому Афону, как одному из форпостов империи на Черноморском побережье Кавказа. В 1888 г. его «удостоил» своим посещением царь Александр II.

10

В честь этого события на берегу моря, вблизи пристани, на местe встречи царя с настоятелем монастыря, «осчастливленные» монахи построили часовню. Дорогу, по которой царь соизволил пройти пешком — от церкви Симона Канонита до строящегося нагорного монастыря — монахи позже засадили кипарисами и назвали «царской аллеей».
С 90-х годов прошлого столетия Новый Афон становится крупнейшим религиозным центром на Черноморском побережье Кавказа. Ново-афонские монахи усердно старались выполнить возложенные на них царским правительством миссионерские обязанности. В частности, они построили школу дли подготовки из абхазских детей служителей церкви.
Дли популяризации нового монастыря монахи стали выпускать религиозную литературу и иконы, широко распространяя их по всей России. Вскоре на Новый Афон нескончаемой чередой потянулись богомольцы.
Строительство монастыря еще не было доведено до конца, а он уже превратился в богатое хозяйство с огромными земельными угодьями, площадь которых вместе с дополнительно отвеянной ему в 1898 году землей выросла до 3.898 десятин.
Основные доходы монастырю приносили паломники, покупавшие «святые» реликвии и жертвовавшие на строительство, ремонт храма и прочие его нужды. Часть этих доходов отправлялись в Старый Афон.
Согласно «Уставу, утвержденному в 1879 г., Ново-афонская обитель «в отношении внутреннего его строя и хозяйственной части состоит в зависимости от Пантелеймонова монастыря, действует по указанию и распоряжению последнего».
Ново-афонский монастырь сделался крупным коммерческим предприятием. Монахи давили вино на своем заводе, гнали спирт, получали богатые урожаи с плантаций.
Монастырь имел также большую животноводческую ферму, а с 1900 года монастырь арендовал в Ленкорани, на Каспийском море, рыбный промысел. Здесь, в сезон лова рыбы, на монастырь трудились до 200 человек наемных рабочих и 20 человек братии. Ново-афонские монахи во многих городах

11

завели свои подворья. Такие подворья были в Одессе, Новороссийске, Ейске, Туапсе, Сухуми. В 1885 году, по решению правительства, к Ново-афонскому монастырю отошел мыс Пицунда с древним храмом и 1049 десятин земли.
Для расширения коммерческой деятельности монахи еще в 1881 году испросили у царского правительства разрешение организовать грузовые рейсы по Черному морю. Для этого они построили пассажирскую и грузовую пристани, к которым причаливали суда Русского общества пароходства и торговли, совершавшие рейсы из Одессы в Батуми. Судоходство составляло еще одну важную статью дохода.
Благодаря такому разностороннему предпринимательству, монастырь богател с каждым годом. К началу первой русской революции в распоряжении монастыря оказались все земные блага, которых было лишено неимущее абхазское население.
Монахи ревностно оберегали свои богатства и отнюдь не собирались делиться со своими «ближними». Отгородившись высокими заборами, они выращивали в монастырских садах ценные субтропические культуры, но ни одного кустика или черенка для развода не давали окрестным жителям. Не лучше относились они и к русским переселенцам, проживавшим в окрестностях Нового Афона. «Нужно видеть только, — рассказывает современник, — почти ежедневно появляющихся в Ново-афонский монастырь за милостыней, за кусочками хлеба, этих несчастных женщин и детей из Баклановки и Бомбор, чтобы понять их ужасное безвыходное положение. Это едва движущиеся человеческие остовы, прикрытые лохмотьями; обуви почти никакой, на изможденных лицах — выражение одной безмолвной скорби и отупения»(1).
Обманутые монашеской пропагандой, стекавшиеся со всех концов России, легковерные богомольцы были почти даровой рабочей силой в монастырском хозяйстве. Вместе с послушниками и окрестными крестьянами они обрабатывали монастырские земли: ежедневно здесь выходило на работу около 300 человек.
Платили этим «рабам божьим» весьма скудно. По сообщению краеведа В. Васюкова, монастырские рабочие в 1902 г.
-----------------------------------
1 И. Н. — Абхазия и в ней Ново-афонский Симоно-Канонитский монастырь, Москва, 1896, стр. 245.

12

летом получали от 25 до 50 коп. в день, а зимой от 15 до 30 коп. в день. Спустя 10 лет, по данным краеведа К. Мачавариани, зa работу от зари до зари, на плантациях или на строительстве монахи уже платили... «15 копеек, при лучшем усердии — 20 копеек»(1).
О реакционной сущности ново-афонского монашества говорит то обстоятельство, что во время первой русской революции 1905—1907 гг. большинство монахов было заодно с черносотенцами.
В конце 1905 года, в 20-ти км северо-западнее Нового Афона, в селе Бомбора (окрестности города Гудаута), при выгрузке оружия, царской жандармерией был захвачен Г. К. Орджоникидзе с группой товарищей. Продержав несколько дней в Гудаута, их отправили этапным порядком в Сухумскую тюрьму. По пути арестованных оставили на сутки в Новом Афоне и посадили в подвале монастырского здания. Узнав, кого привел конвой, монахи окружили революционеров и начали издеваться над ними.
В 1912 г. умер настоятель монастыря Иерон. При новом игумне Илларионе между монахами начались бесконечные склоки, а первая мировая война еще больше подорвала монастырское хозяйство. Не отличавшиеся и ранее скромностью н благочестием, монахи стали почти открыто вести далеко неправедный образ жизни.
Во время первой мировой войны монастырь выполнял ряд военных заказов. Так, в литейной мастерской изготовлялись снаряды; специальный цех выпускал разное солдатское снаряжение.
Когда к власти пришло Временное правительство, ново-афонские монахи поспешили оказать ему поддержку. По сообщению архимандрита Антония, Ново-афонский монастырь, идя навстречу Временному правительству, собрал имеющиеся свободные суммы за май и июнь месяцы и сделал вклад в банк на 125.000 рублей.
----------------------------------
1 К. Д. Мачавариани. Описательный путеводитель по Сухуму и Сухумскому округу. Сухуми. 1913. стр. 85.

13

НОВЫЙ АФОН В ГОДЫ БОРЬБЫ ЗА СОВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ

В период борьбы за установление Советской власти в Грузии (1917—1921 гг.) монастырь стал гнездом контрреволюции, морально и материально поддерживающим белогвардейцев и грузинских меньшевиков.
Трудовое население Абхазии возмущалось деятельностью Ново-Афонского и других монастырей, всячески препятствовавших революционному движению в крае.
В начале 1918 года крестьянская беднота, жившая в окрестностях Ново-афонского монастыря, воодушевленная победой революции в России и дальнейшим развитием революционного движения в Закавказье, начала захватывать монастырские земли. Настоятель монастыря архимандрит Илларион в докладе сухумскому епископу Сергею 16 февраля
1918 года писал, что обслуживающие монастырские хутора крестьяне из Ацы и других сел приходят целыми партиями, «распланировывают монастырские земли; говорят о том, где кто из их предков когда-то жил...»(1).
Тогда же Илларион писал в Тбилиси меньшевистскому правительству, что абхазские крестьяне занимают землю Ново-афонского монастыря, строят сакли, пашут покосы, выгон для скота, грозят реквизировать и продать с аукциона скот и хозяйственный инвентарь и отобрать почти всю землю.
Выступления окрестных крестьян против монастыря особенно участились после того, как в середине марта 1918 года в Гудаутах образовался руководимый большевиками Исполнительный комитет объединенных Советов рабочих и крестьянских депутатов Гудаутского участка под председательством Нестора Лакоба. С момента учреждения Исполнительного Комитета вокруг него начало сплачиваться революционно настроенное население Гудаутского участка. 20 марта (8 апреля по старому стилю) 1918 года Гудаутский Исполком постановил порвать всякую связь с меньшевистским Сухумом и в районе Нового Афона установить пост для задержания лиц, пытающихся пробраться в город Сухум.
--------------------------------------
1 Дзидзария Г. А. Очерки из истории борьбы за Советскую власть в Абхазии в 1917—1918 гг. Сухуми. 1958, стр. 57.

14

24 марта 1918 г. Гудаутский Совет принял решение о немедленном наступлении на Сухум. В ту же ночь красные части, основную массу которых составляли отряды «Кераз» под командованием В. Лакоба и К. Инал-ипа, окружили Новый Афон, разоружили находившиеся там меньшевистскую милицию и пограничный отряд, захватили орудия, пулеметы, вооружение, прервали телеграфное и телефонное сообщения с Сухумом. Из приходивших сюда группами крестьян начали формировать отряды. Их снабдили продовольствием и отчасти снаряжением из запасов монастыря. В Новом Афоне была проведена партийная конференция с участием представителей сформировавшихся в разных местах Абхазии отрядов, на которой был разработан план дальнейших операций.
Меньшевики спешно мобилизовали свои силы и направили их в Новый Афон. Но встретившись с повстанческими отрядами, меньшевистские войска отказались принять бой и отступили.
7 апреля красные части, наступавшие со стороны Нового Афона и Цебельды, окружили город Сухуми и 8 апреля вступили в него. 11 апреля Советская власть была установлена на территории всей Абхазии за исключением Кодорского участка (современный Очамчирский район), был организован Окружной Военно-революционный комитет. Ревком, руководствуясь опытом правительства РСФСР и его директивами, немедленно приступил к осуществлению важнейших мероприятий по укреплению Советской власти в Абхазии.
Но в начале мая 1918 года контрреволюционный Закавказский сейм направил в Абхазию крупные карательные отряды против Советской Абхазии. 17 мая 1918 года меньшевикам снова удалось захватить власть, Военно-революционный комитет вместе с партизанскими частями временно покинул город Сухуми. В этот период в районе Нового Афона неоднократно происходили ожесточенные бои между меньшевистскими и красными повстанческими отрядами.
В сводке командования войск Кубано-Черноморской республики за 25 июня 1918 года было сделано следующее сообщение: «В течение четырех дней у Нового Афона шел ожесточенный бой. Новый Афон переходил из рук в руки. В последний день противник получил целый транспорт свежих сил,

15

сопротивление оказалось немыслимым. Наш отряд, окруженный со всех сторон, прорвал цепь и отступил с боем со всем обозом и орудиями»(1).
В период хозяйничанья меньшевиков в Абхазии ново-афонские монахи помогали им, снабжая их продовольствием. Монастырские мастерские ремонтировали для них военное снаряжение. В донесении начальника одного из подразделений меньшевистского приморского отряда, наступавшего на Туапсе в июне 1918 года, говорится: «Афонскими монахами был отремонтирован истребитель №454, в котором была сильная нужда».
В 1921 году Новый Афон вновь стал местом ожесточенной борьбы. Так, меньшевики, чтобы воспрепятствовать наступлению Красной Армии, в Новом Афоне соорудили сильное укрепление, которое тянулось от берега моря до Иверской горы. Меньшевистский узел укреплений сооружался под руководством иностранных военных специалистов. Несмотря нз старания меньшевиков и их империалистических патронов, утром 1 мapтa части 271 и 274 полков 9 Кубанской Красной Армии подошли к ново-афонской позиции противника, а 2 марта, в 7 часов утра, начали активное наступление по всему фронту. 3 марта части Красной Армии во взаимодействии с абхазскими партизанами успешно одолели вторую оборонительную позицию противника, несмотря на активную поддержку, получаемую ими со стороны англо-французской эскадры.
Выброшенные со своих позиций, войска противника в панике, взрывая мосты, отступили к Сухуми, а красноармейские части и повстанческие отряды достигли к вечеру реки Гумисты.


СТРОИТЕЛЬСТВО КУРОРТА

Когда части Красной Армии очистили поселок Новый Афон от меньшевиков, монахи, стремясь во что бы то ни стало сохранить монастырское хозяйство за собой, решили приспособиться к новой власти. 7 марта 1921 года на «Общем собрании братии» они спешно организовали свой «ревком» во главе с иеромонахом Михаилом. Маскировку однако не помогла:
-------------------------------------
1 Дзидзария Г. А. Указ. соч., стр. 160.

16

четыре месяца спустя монашеский «ревком» за контрреволюционную деятельность был распущен, монастырь объявлен совхозом, а на всех монахов возложена трудовая повинность — их обязали работать по 8 часов в день.
Но монахи не растерялись: они организовали, так называемую «Трудовую общину» (впоследствии выяснилось, что эта «община» тайком занималась контрреволюционной деятельностью) и ухитрились получить на льготных условиях землю в аренду. В то же время они нагло игнорировали распоряжения Гудаутского и Абхазского Ревкомов.
В 1922 году правительство Абхазии разместило в Новом Афоне группу детей из голодающего Поволжья. Вместо того, чтобы окружить малышей заботой, монахи встретили их со звериной ненавистью. Они не пошли на помощь голодающим детям и не пожелали использовать имеющиеся в монастырских подвалах веками накопившиеся ценности для приобретения продуктов питания.
Огромные ценности они искусно спрятали в монастырском подземелье, куда вел тайный вход из кельи архимандрита Иллариона. Вход был тщательно заделан кирпичами. Работниками АГПУ все же удалось найти ценности. Вот что рассказывал народный комиссар здравоохранения РСФСР, академик Н. Семашко, принимавший участие в изъятии монастырских ценностей: «Сейчас еще невозможно исчислить того колоссального богатства, которое найдено в монастырском подземельи: золотые ризы, серебрянная (в полтора пуда) модель монастыря, крупные жемчуга, алмазы, аметисты, рубины, сапфиры, золотые и серебрянные монеты, десятками пулов измеряется это драгоценное имущество. И «святые отиы» сидели на них «Кащеями бессмертными», когда наш народ пухнул и умирал от голода»(1).
Ново-афонские монахи потеряли влияние даже среди самых темных, отсталых слоев населения. По требованию народа, в том числе и самих верующих, правительство Абхазии в 1924 году закрыло Ново-афонский монастырь как очаг контрреволюционной пропаганды. Из 250 монахов 52 навсегда
--------------------------------
1 «Правда» от 15 сентября 1923 г.

17

отказались от монашества и начали трудиться в организованном на базе монастыря Псырцхинском совхозе. Монастырские корпуса были переоборудованы в гостиницы для отдыхающих. В нагорных корпусах монастыря была открыта «Верхняя гостиница» на 400 номеров, а внизу — «Нижняя» на 50 номеров. Здание средней школы на лето стали использовать под экскурсбазу Главпромпросвета Абхазии.
Во исполнение декрета о лечебных местностях государственного значения, подписанного В. И. Лениным 20 марта 1919 года, правительство Абхазии, начиная с 1932 г. приступило к расширению Ново-афонского курорта. Помимо уже действовавшего здесь здания морских ванн, амбулаторий, больницы, аптеки, малярийного диспансера, в 1933 году в корпусах «Верхней гостиницы» открылся санаторий № 3 на 500 человек, а вслед за ним санаторий «Абхазия» на 150 коек; в 1936 году рядом с приморским парком выстроили палаточный туристический городок.
Во время Великой Отечественной войны здравницы курорта использовались для нужд фронта. В трудных военных условиях через Новый Афон была проложена железная дорога, соединявшая Сухуми с Сочи.
По окончании войны трудящиеся поселка приступили к расширенному курортному строительству. В капитально отремонтированных старых зданиях разместился «Дом отдыха железнодорожника», ныне «Водопад». Построен был новый корпус пансионата курортной поликлиники. В 1955 году вблизи оливковой рощи открылся пансионат для автотуристов. В ущелье реки Псырцха появилась новая станция «Агараки» с красивым павильоном и платформой для пригородных поездов. В юго-восточной части поселка, на месте пустыря и старых обветшалых бараков, выстроили по типовому проекту просторные двух-трехэтажные жилые дома для работников курорта.
У Нового Афона большие перспективы. В ближайшие годы курорт обогатится новыми зданиями, культурно-просветительскими учреждениями, спортивными площадками, скверами. Значительное строительство намечено в ново-афонском цитрусовом совхозе и в комбинате цветочно-луковичного хо-

18

зяйства. В 1963 году на Иверскую гору будет проложена асфальтированная дорога.
Сейчас разрабатывается генеральный план реконструкции Нового Афона. Курорт предполагается расширить, освоив новые участки на северо-западе и на юго-востоке. Большие работы будут проведены по реставрации и охране памятников Культуры на Иверской горе. На вершину горы протянется канатная дорога. Пройдет несколько лет и Новый Афон с его удивительно живописным пейзажем и чудесным климатом станет одной из крупнейших здравниц Советского Союза.

* * *

Неповторимое обаяние природы Абхазии, сложная и суровая историческая судьба этого края, народ, с его своеобразными обычаями и традициями — все это привлекало в Абхазию путешественников, ученых и деятелей культуры.
Поездку по побережью Абхазии в начале XIX века совершил русский ученый, профессор Новороссийского Ришельевского лицея А. Д. Нордман, первый русский ученый, давший топономическое описание северо-западного Кавказа.
В 1835-37 гг. через Псырцха неоднократно проезжал русский писатель-декабрист Бестужев-Марлинский, служивший в то время в Гагрской крепости. Тогда же здесь побывал изместный путешественник, автор шеститомного труда «Путешествие вокруг Кавказа» Фредерик Дюбуа де Монпере. Осмотрев руины древней Анакопии, он сделал ценные записи об этой местности.
В 1839 г. по приглашению генерала Н. Н. Раевского в Сухуми приезжал знаменитый русский живописец И. К. Айвазовский. Во время поездки вдоль кавказского побережья Черного моря на кораблях «Колхида» и «Силистрия» Айвазовский сделал ряд эскизов. По ним впоследствии он написал одну из лучших своих картин «Буря у берегов Абхазии», выставленную в 1843 году в Париже в Луврском музее.
В начале 1840 года вдоль побережья в районе Нового Афона проезжал выдающийся русский гравер, академик Серяков. Во время одного из своих путешествий по абхазскому берегу он создал две гравюры — тип мужественного абхазца на коне и «Вид Пицундского храма».

19

В 70-х годах с Новым Афоном и его памятниками знакомится известный грузинский историк член-корреспондент Российской Академии наук Д. Бакрадзе.
В 1887 году Новый Афон осматривал великий русский художник И. Е. Репин.
В июле 1888 года на пароходе «Дыр» из Феодосии в Новый Афон прибыл А. П. Чехов. Он осмотрел достопримечательности этого живописного уголка, поднялся на Иверскую гору. Восхищаясь панорамой, открывающейся с вершины Апсарской горы, а также памятниками старины, Чехов сказал: «Кто был в Новом Афоне и не поднялся на Апсарскую гору, этот человек подобен тому, кто был в Риме и не видел в Ватикане Римского папу». Антон Павлович переночевал в монастырской гостинице и на следующий день на пароходе отправился в Сухуми. Из Сухуми Чехов писал издателю «Нового времени» А. С. Суворину: «Я в Абхазии! Ночь ночевал в монастыре «Новый Афон», а сегодня с утра сижу в Сухуме. Природа удивительная до бешенства и отчаяния. Все ново, сказочно... и поэтично. Эвкалипты, чайные кусты, кипарисы, кедры, пальмы, ослы, лебеди, буйволы, сизые журавли, а главное — горы, горы и горы без конца и краю... Сижу я сейчас на балконе, а мимо прохаживаются абхазцы в костюмах маскарадных капуцинов; через дорогу — бульвар с маслинами, кедрами и кипарисами, за бульваром темно-синее море... Если бы я пожил в Абхазии хотя месяц, то, думаю, написал бы с полсотни обольстительных сказок. Из каждого кустика, со всех теней и полутеней на горах, с моря и с неба глядят тысячи сюжетов. Подлец я за то, что не умею рисовать»(2).
В начале 1890-х гг. вдоль всего побережья от Новороссийска до Сенаки (ныне гор. Цхакая) — шло строительство Черноморской шоссейной дороги. Это шоссе из-за низкой оплаты труда строителей-крестьян из голодающих губерний назвали «голодным». В 1891 году на постройке Голодного шоссе некоторое время был чернорабочим А. М. Пешков — впоследствии великий пролетарский писатель Максим Горький. Свои впе-
------------------------------------
1 И. Е. Репин. Письма, т. 2, М.—Л., 1949, стр. 134.
2 А. П. Чехов. Письма, т. II, М., 1956, стр. 132.

20

чатления о Гудаутах и Новом Афоне он описал в одном из ранних произведений — «Калинин».
Потом, уже став писателем, Горький в 1896 и 1900 гг. снова побывал в Новом Афоне в обществе А. П. Чехова и известного русского живописца А. М. Васнецова. В последний раз Горький посетил Новый Афон в 1927 году.
В конце XIX века в Новом Афоне жил художник И. И. Крылов, написавший ряд интересных картин на абхазские темы. К их числу относятся: «Берег моря у Нового Афона», «Напрасный звон», «На Новом Афоне», «На осликах в Абхазии», «Водопад с кипарисами», «Монастырь на Новом Афоне», большая картина «Просветители Абхазии» и другие. Впоследствии эти и другие свои произведения художник принес в дар Новочеркасскому музею истории Донского казачества, где они в настоящее время экспонируются.
Новый Афон неоднократно посещал великий русский художник-баталист Верещагин, живший в то время поблизости, около села Н. Эшера.
Весной 1911 г. во время поездки по Черноморскому побережью Кавказа в Новом Афоне побывал Алексей Толстой. По материалам, собранным здесь, Толстой написал рассказ «Эшер» и повесть «Неверный шаг». Основное действие повести происходит в Ново-афонском монастыре. Писатель рассказывает об изуверстве монахов, о жестокостях настоятеля монастыря, безжалостно избивавшего рядовых монахов и послушников.
В 1912 г. Новый Афон посетил русский курортолог А. Н. Кисель. Вот, что он писал: «Новый Афон... постоянно будет привлекать большое количество туристов и лиц, совершающих лечебные прогулки. Скалы, окружающие монастырь, очень живописны и в окрестностях очень много красивых уголков. Превосходен климат, в котором вызревают апельсины, лимоны...».
После ликвидации монастыря, летом 1925 года в Новом Афоне отдыхал советский писатель Дмитрий Фурманов. Во время своего пребывания там он написал рассказ «Исповедь старушки с Нового Афона» и небольшой очерк.
В 1927 году Абхазию посетил прогрессивный французский

21

писатель Анри Барбюс. В очерке «Среди красот земного рая» он вспоминает о Новом Афоне.
Сейчас Новый Афон, ставший прославленным курортом, ежегодно посещают многочисленные туристы, отдыхающие, любители старины и наши зарубежные друзья.


ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ НОВОГО АФОНА И ЕГО ОКРЕСТНОСТЕЙ

Цитадель

На самой вершине Иверской горы, на высоте 345 метров над уровнем моря находится цитадель древней Анакопии, датируемая специалистами IV—V веками нашей эры. Благодаря мощной стене, которая сохранилась и поныне до высоты не менее 4—5 метров, цитадель представляла собой сильное фортификационное укрепление. Стена этого небольшого укрепления сложена из хорошо оттесанных и плотно пригнанных друг к другу квадровых блоков размером до 0,6 м. Она окружает площадку длиной 83 метра и шириной 37 метров. Толщина ее — около 1,1 метров.
Вся площадка цитадели в свое время была ограждена стеной. Лишь в одном месте на северной стороне стены нет, но огромная высота обрыва и примыкающая к нему вплотную стена храма делала и здесь цитадель неприступной. Попасть в нее можно было только через небольшие ворота, расположенные в южной стене и сооруженные из трех громадных монолитов тесаного известняка. Ворота приподняты метра на два над землей, что заставляет предполагать, что здесь был подъемный мост. В северо-восточной части крепости сохранилось несколько ступеней каменной лестницы, по которой защитники цитадели поднимались на стену.
К сожалению, часть крепостных стен цитадели была разобрана монахами Ново-афонского монастыря в конце XIX века.
У самых входных ворот цитадели находится полуразрушенная башня четырехугольной формы. Башня сохранилась лишь до высоты второго этажа. В восточной стене, обращенной к калитке, — две двери, одна над другой. Во втором этаже две небольшие бойницы, обращенные на юг. Башня вы-

22

ложена из грубо тесаных глыб известняка. Вся кладка сделана на жидком растворе с примесью гравия. Судя по характеру постройки, башня построена одновременно с цитаделью.
В 70 метрах от этой башни находится Восточная, или так называемая Римская башня, являющаяся самым значительным оборонительным сооружением Анакопийской цитадели. Башня имеет четырехугольную форму. Высоте ее — 16 метров 30 см. Сооружение в свое время было четырехэтажным, о чем свидетельствуют углубления во внутренних стенах, в которые были вставлены балки, поддерживающие полы верхних этажей. Башня имеет бойницу, обращенную на юг, к обрыву. Башня сооружена из тесаного известняка, добытого в местном карьере. Каменные блоки выложены на известковом растворе. Строительство приблизительно можно отнести к II—IV вв. н.э., т. е. ко времени строительства акрополя. Башня входила и оборонительную систему акрополя, выполняя одновременно функцию наблюдательного пункта. Наблюдательный пункт находился на четвертом этаже, откуда хорошо обозревается окружающая местность и широкие морские дали.
Римская башня сильно разрушена, и не только время виновато в этом: ново-афонские монахи варварски отнеслись к древнему сооружению и употребили часть тесаных камней из его стен на строительство монастырской гостиницы.
В 1960—61 гг. научно-реставрационная мастерская Министерства культуры Грузинской ССР провела укрепительные работы.
В центре Анакопийской цитадели, рядом с храмом, в поздний античный период в первые века нашей эры в скале была высечена цистерна. Длина бассейна 6 метров, ширина 5 метров. Высота от основания 5 метров. Уровень воды 4 метра, емкость бассейна около 100 кбм. Вот уже пятнадцать столетий она наполнена чистой холодной водой. Уровень воды в цистерне всегда остается одним и тем же.
В конце XIX века монахи Ново-афонского монастыря с корыстной целью очистили бассейн от каменных блоков и других деталей, обвалившихся с прилегающих к нему построек, после чего произведена была внутренняя оштукатурка водоема цементным раствором с ожелезнением. На 1 метр от поверхности земли над бассейном соорудили бетонное пе-

23

рекрытие. После ремонта осадный колодец «освятили» и стали взимать за воду плату от легковерных богомольцев.
Летом 1962 года с помощью водолазов удалось спуститься через узкую щель бассейна, расчистить и обследовать дно. В дне бассейна имеется тарелкообразное углубление диаметром около метра и глубиной 25 см. В этом месте и просачивается в цистерну вода.
Среди множества предметов, которыми было усеяно дно цистерны, внимание привлекли четыре плотно закупоренные бутылки, лежавшие в углу. Старинная форма бутылок говорила о том, что лежат они здесь не один десяток лет. В бутылках оказалось вино. Низкая температура низших слоев воды (7—8°С) позволила сохранить это вино печатным до наших дней.

Анакопийский храм

В центре Анакопийского акрополя на самой вершине Иверской горы стоит Анакопийский храм — интересный памятник архитектуры, сооруженный не позднее VIII века и в настоящее время полуразрушенный. Храм представляет собой одноапсидную базилику. Он сложен из грубо обработанного известняка и морского гравия, скрепленных известковым раствором. Окна его выложены кирпичом и имеют арочную конструкцию.
Храм на Иверской горе издавна приобрел большую известность. По преданию, в храме находилась «нерукотворная икона» иверской богоматери (отсюда и название горы «Иверская»)(1).
По мнению некоторых исследователей, храм был воздвигнут на месте древнего абхазского языческого капища. На это указывает и название близлежащего селения Анухва. Анфха— божество, в древности почитавшееся абхазами.
Внутри храма, в его алтарной части, сохранилось несколько архитектурных деталей с изображением рыбы — символа древнего христианства, льва и креста. Кое-где уцелели надписи на древнегреческом языке.
---------------------------------
1 Иверская — от «Иверия», древнего названия Грузии.

24

Со временем храм разрушился, его неоднократно ремонтировали и переделывали. В результате первоначальный вид здания значительно изменился. Впервые храм реставрировался в XI веке в период временного господства в Анакопии византийцев, при императоре Константине Мономахе. Обнаруженная в 1886 году на одном из камней греческая надпись «Храм святого Федора освящен при архиепископе Михаиле апреля 16» дает основание предполагать, что речь идет о Константинопольском патриархе Михаиле Керуларие (1043 — 1069 гг.). В начале нынешнего столетия храм подвергается грубой переделке. Ново-афонские монахи решили нажиться на славе «святой» горы и на месте небольшого старинного храма построили обширную церковь. По рассказам очевидцев, на каждого паломника, приезжавшего в Новый Афон, была наложена специальная эпитимия — поднимаясь на вершину Иверской горы, он должен был захватить с собой строительный камень. Позднее, чтобы ускорить строительство, был сооружен фуникулер, работавший на электрической тяге. Фуникулер служил не только для подачи строительного материала, но и для подъема богомольцев.

Вторая линия обороны Анакопии

Стены второго оборонительного кольца Анакопии начинаются у среднего склона Иверской горы и тянутся на протяжении более полуторы тысяч метров, опоясывая гору. Вторая линия обороны Анакопии состоит из трех стен — южной, западной и восточной. Южная — самая мощная. Она имеет семь боевых башен. Центральная оборонительная стена начинается от ущелья реки Псырцха (на высоте 285 м), наискось пересекает пологий склон. Далее она опускается к противоположному обрыву у реки Мысра, где находится мощная юго-западная угловая башня.
Здесь же в угловой башне северной стены расположены входные ворота. Юго-западная башня защищает главные ворота Анакопийской крепости.
Лучше всего сохранилась северо-западная угловая башня Анакопийской крепости. Башня ранее имела 2 этажа. На втором этаже в военное время находился дозор. Огромная каменная колонна поддерживала свод второго этажа.

25

Здесь в 1957 году отдел охраны памятников культуры Министерства культуры Абхазской АССР совместно с Абхазским институтом языка, литературы и истории им. Д. И. Гулиа, под руководством археолога М. М. Трапш начал работы по расчистке и исследованиям памятников второй линии обороны Анакопии.
За воротной башней находится башня № 2, имеющая круглую форму. Она сохранилась до высоты около 7 метров и сооружена из известнякового бута. На высоте 5—6 метров имеются прямоугольные бойницы, направленные на запад, юг и восток. Башня сильно выступает из крепостной стены.
Башня № 3 имеет полукруглую форму, и стены ее сохранились до высоты 6 м. Полностью она была раскопана в 1957 году. В ней найдены обломки черепицы и желобчатой амфорной посуды, различные черепки, куски жерновов, каменные пряслица от веретен, железные предметы — кресты от хоругви, четырехгранные гвозди и т. д., бронзовые — колечко, браслет, наконечники для стрел, ножи, проволока и др.
Башня № 4 находится на расстоянии 100 метров от № 3. В целом виде сохранился лишь первый этаж с тремя амбразурами, второй этаж — частично. В башне обнаружены бронзовые кольца, наконечники стрел, ножи, долота, ножницы, железные гвозди и бронзовая монета с именем царя абхазов Георгия II (1081—1089 гг.).
Сравнительно хорошо сохранилась башня № 5. Она четырехугольная, с цоколем высотой около полутора метра сложенным из тесаных плит. Снаружи кладка затерта известью. В ней имеется кирпичный пояс. В западной стене маленькая квадратная бойница, на юг смотрит небольшая щелеобразная бойница, расположенная на высоте 5 метров от земли. Башня № 5 находится на расстоянии 90 метров от башни № 6. На этом участке стена разрушилась, очевидно в результате оползней. Здесь найдены глиняные солонки, пряслица от веретен; железные предметы — серповидная пилка с боковой разрезной втулкой, наконечники стрел, ножи, крест от хоругви; медная анонимная византийская монета XI века, обработанное острие оленьего рога с кружочками в виде глазков, кусок морской пемзы со сквозным отверстием для подвешивания к поясу.

26

В западной половине башни, выше амбразур, были обнаруны вкопанные рядом два пифоса XI—XII вв.
Четырехугольная башня № 6 сильно разрушена. Целиком сохранился лишь первый этаж с амбразурой в южной стене. От второго и третьего этажей осталась часть стен.
Среди обнаруженных здесь предметов заслуживают внимания жернова ручной мельницы, каменная ступа, ножи, гвозди, каменные пращи, многочисленные обломки черепицы и глиняных сосудов, а также серебрянная монета с именем византийского императора Константина X Мономаха (1042—1055 гг.), при котором Анакопия входила в состав Византийской империи.
В 1957 году М. М. Трапш недалеко от башни № 3 обнаружил остатки ранее неизвестного небольшого храма. Церковь имеет однонефную форму с полукруглой выступающей апсидой. Пол храма выложен известковыми плитами. Среди множества обломков — черепков, черепиц, пифосов, стеклянных предметов, были найдены медные византийские монеты X — начала XI веков. Вскрытые внутри и снаружи храма 8 погребений дали богатый археологический материал, датируемый М. М. Трапшем Х—ХI вв.

Городские стены Анакопии

Сколько-нибудь достоверных данных о городских стенах Анакопии, окружавших город с трех сторон — юга, севера, запада, почти не сохранилось. Пожалуй, единственное упоминание о развалинах Анакопии имеется в сообщении Дюбуа де Монпере. Посетив в 1833 году селение Псырцха и осмотрев район расположения древнего города Анакопии, он пишет: «Напротив Анакопии, в углу, образуемом Псирстой и морским берегом, отделенный от нее только этой рекой, стоял замок Псирст. Прислоненный к отвесной скале, вздымающейся за ним, этот замок занимал всю ширину дефиле и защищал его, так известковые горы, отделяющие берег моря от внутренней равнины, вздымаются уже на значительную высоту, приближаясь к Сухуму; это повторение в малых размерах известковой высоты стены Бомбора, или если хотите, это первая линия горного полукружья».

27

Далее он отмечает: «От замка Псирст осталась только груда полуразрушенных покинутых башен и стен в тени древних фиговых и других могучих деревьев, которые склоняются над руинами, как бы желая скрыть их одиночество»(1).
Дюбуа очевидно еще застал сохранившимися и смог осмотреть остатки крепостных сооружений Анакопии, тянувшихся от подошвы Иверской горы до берега моря. Именно такая дислокация стен указана на схеме, помещенной в атласе.
На рисунке в книге «Абхазия и в ней Ново-афонский Симоно-Канонитский монастырь», выполненном в конце 70-х годов прошлого столетия, видны разрушенные стены, а за ним развалины мощной башни, высотой около 8 метров.
Изображенные на рисунках, руины крепостных сооружений входили составной частью в третье оборонительное кольцо Анакопии. Эти городские стены Анакопии были уничтожены лишь в 80—90 годах прошлого столетия во время строительства монастыря и мощенной дороги на Иверскую гору.
Сведения о варварском уничтожении монахами древних сооружений в Новом Афоне дошли до Московского археологического общества, по поручению которого тогда же, в 90-х годах в Новый Афон был командирован член общества Н. В. Никитин. Никитин засвидетельствовал уничтожение ценнейших памятников архитектуры и доложил об этом вопиющем факте Московскому археологическому обществу. Общество обратилось к кавказскому наместнику и епископу Сухумскому с просьбой принять меры, но безрезультатно — монахи продолжали дальнейшее уничтожение памятников старины в Новом Афоне.
Сообщения Дюбуа де Монпере и Н. В. Никитина побудили археологов к дальнейшему исследованию истории города-крепости Анакопии.
В результате разведочных работ, проведенных в 1962 году, удалось проследить направление стен третьей линии Анакопии, которая начиналась у подошвы Иверской горы. Далее крепостная стена шла по косогору на северо-запад, опоясы-
------------------------------------------
1 Дюбуа де Монпере Фредерик. Путешествие вокруг Кавказа, т. I, Сухуми, 1937, стр. 129.

28

вая территорию общей площадью 60 гектаров и подходила к северо-западному склону Иверской горы.
Основные части южной и западной стены Анакопии с башнями были разрушены оползнями. Еще до 1932 года южная стена городской системы обороны Анакопии прослеживалась в некоторых местах на территории совхоза вблизи шоссейной дороги. На правом берегу реки Мысра, недалеко от тоннеля виден фундамент башни, имевшей отношение к городской обороне Анакопии.
Работы 1962 года установили, что основная часть города Анакопии в средневековый период находилась на плато у подошвы Иверской Горы, где в настоящее время расположен ново-афонский цитрусовый совхоз. Город стоял между реками Псырцха с юга и Нысра с севера, которые были его естественными рубежами. Не лишним будет вспомнить, что еще грузинский историк и географ XVIII века Вахушти Багратиони указывал, «что город Анакопия был превосходный, красивый, обращенный к морю... До 40 столбов его и до сегодня виднеются в море. Но ныне он разрушен...»(1).
Современные археологи пришли к заключению, что городскиe стены Анакопии построены одновременно со второй линией обороны в VII веке нашей эры.
Неприятелю, пытавшемуся занять штурмом Анакопийскую крепость, приходилось сначала форсировать крутые берега реки, а затем преодолевать высокие мощные стены третьей линии обороны. Если противнику удавалось проникнуть за эту линию, то его ожидали стены второй линии обороны. Укрепление было неприступным, так как крутые склоны Иверской горы не позволяли осаждающим подвезти и использовать тогдашнюю технику: катапульты, баллисты, тараны и др.

Береговое укрепление Анакопии

Остатки Псырцхинской, неправильно называемой «Генуэзской»(2), башни находятся в центре Нового Афона. Башня по-
--------------------------------------
1 Вахушти. География Грузии. Зап. Кавк. отдел Имп. Рус. Геогр. Об-ва кн. XXIV, вып. 5, Тифлис, 1904, стр. 85.
2 Это название башня носит потому, что в ней во время существования здесь торговой фактории «Анакуф» жили итальянские купцы.

29

строена в эпоху расцвета Грузинского царства XI—XIII вв. для защиты города и порта со стороны моря. Любопытно, что абхазская легенда приписывает ее постройку грузинской царице Тамаре. Башня контролировала путь вдоль побережья и входила в четвертую береговую оборонительную систему средневекового города Анакопии, по всей вероятности проходившую вдоль морского берега с юга на северо-запад.
В атласе Дюбуа де Монпере эта башня значится в системе береговых укреплений Псырцхи. Кроме нее здесь значатся еще две башни.
Дореволюционный краевед В. Чернявский сообщает об этих укреплениях следующее: «Милицейский пост на берегу реки Псырцхи помещается в замке характерной постройки, каждая стена которого имеет форму трапеции; толщина ее около 1,5 аршина, а верх покрыт пятиугольными зубцами. На одной стороне два окна небольшие и узкие. Замок окружен четырехуюльной стеною, две стороны которой обращены к морю и сходятся под тупым углом... Толщина ее два аршина. Я измерил узкое окно, служившее бойницей и лежащее почти вровень с основанием стены: вышина его 1,5 аршина, а ширина 9 вершков. Лежит оно в углублении стены».
Свидетельства эти теперь прямо подтверждаются обнаруженными нами в архиве Государственного исторического музея в Москве фотоснимком, сделанным в 70-х годах XIX века. На первом плане фотоснимка видна мощная крепостная стена с башней, густо обвитой плюшем. На втором плане Иверская гора с руинами оборонительных сооружений.
После Русско-Турецкой войны 1877—1878 гг. монахи переделали Псырцхинскую башню. Они разрушили часть ее и пристроили к ней двухэтажную гостиницу.
В таком виде башня составляет до нашего времени часть одного из корпусов санатория «Абхазия». Остатки двух соседних башен были окончательно уничтожены и разобраны во время строительства Черноморско-Батумского шоссе в начале 90-х годов прошлого столетия.
В 1940 году археолог Л. Н. Соловьев на левом берегу реки Псырцха, у моря, обнаружил остатки оборонительного сооружения. По словам ново-афонских старожилов, какие-то развалины еще лет 30 назад были видны в 200 метрах от правого

30

берега Псырцха. Все эти сооружения, очевидно, были связаны с четвертым оборонительным кольцом Анакопии.

Церковь Симона Канонита

На территории Нового Афона находится уникальный пaмятник древнего зодчества — здание церкви Симона Канонита. Эта постройка находится на левом берегу реки Псырцха у дома отдыха «Водопад». Церковь сооружена в IX—X вв., в эпоxy возвышения Анакопии, как административного и религиозного центра. Впоследствии она становится епископской кафедрой, именовавшейся Цхомской (Сухумской). Церковь служила также местом погребения высшего абхазского духовенства. Об этом свидетельствовал находившийся под южными входными дверями продолговатый камень, на котором было изображение круга с четырехконечным крестом и надпись по-гречески: «Матерь Божья, спаси Георгия, причастного (т. е., митрополита) Цхомского». На одном из камней алтарной стены сохранилась греческая надпись надгробного характеpa, относящаяся к греческой эпохе Анакопии, т. е. к XI веку.
Церковь несколько раз восстанавливалась в царствование грузинского царя Давида Строителя (1089—1113 гг.). Церковь в этот период была богато украшена стенной росписью.
В период интервенции султанской Турции в Грузии в ХVI-XVIII вв. религиозная служба в церкви была прекращена.
Посетивший Псырцху в 1833 году ученый и путешественник Фредерик Дюбуа де Монперэ об этом храме писал: «Среди руин только одна маленькая древняя церковь напоминает
о живых. Эта церковь очень знаменита по всей Абхазии и даже Грузии...»(1). Беспризорное состояние церкви на протяжении многих десятилетий привело к запущенности и порче стенной росписи.
В 1860-х годах храм уже стоял с разрушенным сводом.
--------------------------------------
1 Фредерик Дюбуа де Монпере, цит. соч., стр. 130.

31

обросший деревьями и кустарниками, о чем свидетельствует первая фотография храма 1879 года.
В 1881 году ново-афонские монахи решили восстановить эту древнюю церковь. При ремонтных работах было забелено то немногое, что оставалось от стенных росписей. Через год ремонтные работы были закончены. К храму пристроили неуклюжую деревянную колокольню, переделали купол. В 1956 году Министерство культуры Абхазской АССР в церкви Симона Канонита провело большие реставрационные работы.

Ново-афонский собор

Ново-афонский собор расположен в живописной местности у подошвы Афонской горы.
Ново-афонский монастырь (жилые корпуса и церкви) строился в 1883—1896 гг. Небольшие церкви по углам главного монастырского корпуса и монашескую трапезную расписывала артель живописцев — братьев Оловянниковых («волжских богомазов»).
Все работы по сооружению монастыря стоили около одного миллиона рублей. Строительство собора было начато в 1888 году и закончено в 1900 году. Строился он по проекту церковного архитектора Н. Н. Никонова при участии архимандрита Нерона. Архитектура Ново-афонского Пантелеймоновского монастыря принадлежит к так называемому «нововизантийскому» стилю, весьма распространенному в русском церковном зодчестве конца XIX — начала XX века.
В 1911 году монахи пригласили из Москвы для «стенной священными изображениями» росписи собора живописца А. К. Серебрякова; вместе с бригадой художников он взялся расписывать собор масляными красками.
Работы длились до середины 1914 года и художники получили за них более 60 тысяч рублей золотом. Однако, в художественном отношении стенная роспись собора за малым исключением не представляет интереса.
Собор впечатляет своими размерами. Его длина 53,3 м, ширина — 33,7 м, высота главного купола — 40 м. Это одно из самых больших культовых сооружений Абхазии. Собор может вместить более трех тысяч человек.

32

Здание и основная часть стенной росписи Ново-афонского собора хорошо сохранились до нашего времени. Лишь в стене точного входа (в результате двухминутного землетрясения
8 октября 1915 года) имеются небольшие трещины, да кое-где из-за сырости пострадала роспись.
В 1959 году Министерство культуры Абхазской АССР отремонтировало пустующее здание собора и открыло в нем филиал Абхазского государственного музея. Здесь экспонируются археологические материалы, собранные главным образом в Новом Афоне. В ближайшее время филиал пополнится интересными материалами о прошлом, настоящем и будущем курорта. Отдельные экспонаты покажут посетителям реакционную роль Ново-афонского монастыря. В витринах будут выставлены макеты архитектурных памятников Нового Афона и его окрестностей.

Памятники села Анухва

В окрестностях курорта Новый Афон лежит обширное абхазское село Анухва. Оно хорошо видно с вершины Иверской горы. Село расположено на склонах небольших отрогов, которые тянутся с юга на север к Главному Кавказскому хребту.
С юго-востока к селу поступает Афонская гора, высота которой доходит до 800 м над уровнем моря; левее, если смотреть в сторону гор, видна возвышенность Хичшара, у подошвы ее лежит низина, в которой протекает горная река Мысра, берущая начало на склонах горы Лашрыпсарт. Северо-западнее возвышенности Хичшара тянутся небольшие хребты Михалху и Абарук, покрытые густым лесом. С юга село окаймляется горами Апсара, Ашанхуа, Ацангвараху и Мсыгхва. На северо-западе от него протекает река Цхвара, являющаяся естественным рубежом между селами Ацы и Анухва.
Анухва — одно из древнейших поселений предгорной зоны Абхазии. На его земле с незапамятных времен проживали абхазские племена. Об этом говорят многочисленные памятники археологии, архитектуры и этнографии, найденные в этом районе.

33

Среди древних памятников культуры большой интерес представляет грот, случайно обнаруженный местным педагогом Иосифом Пачалиа. Это место по-абхазски называется «Агца», что в переводе означает «обрыв». Внутри на стенах грота были обнаружены древние рисунки.
Весть об интересном открытии дошла до археолога Л. Соловьева. Вместе с группой опытных альпинистов он решил совершить восхождение к труднодоступному гроту. По естественным трещинам, размытым в скале грунтовыми водами, альпинистам удалось достичь грота Агца. Оказалось, что эта своеобразная пещера представляет из себя коридор, длиною около семи метров, шириной и высотой два с половиной метра. Здесь, на гладкой поверхности стены, ученый распознал хорошо сохранившиеся изображения.
Долго и внимательно изучал археолог эти рисунки и высказал предположение, что они относятся к разным периодам развития человечества. Одни — к эпохе палеолита, другие — к античной эпохе, и третьи — к средним векам.
Кроме этих рисунков исследователь нашел также раннесредневековые надписи, выполненные на древнегрузинском алфавите «асомтаврули». Немного поодаль была начертана человеческая рука с крестом на ладони, далее — фигура человека и лук со спущенной тетивой, а также миндалевидное копье.
Грот Агца сохранил до наших дней своеобразное наскальное искусство, уходящее своими истоками к далеким палеолитическим временам.
Недалеко от грота были обнаружены стоянка палеолитической эпохи и древнее кладбище.
В 1962 году Абхазский Совет Грузинского Общества охраны памятников культуры провел разведывательную работу в селе Анухва и его окрестностях для выявления памятников культуры. Во время экспедиции с помощью местного населения открыт ряд неизвестных доселе памятников старины, имеющих большое значение для изучения средневековой истории Абхазии. Так, на северной окраине колхоза им. Ленина Гудаутского района обнаружен был средневековый храм. Этот памятник расположен на западном склоне горы Мсыгхва, в начале живописного ущелья речки Цквара. Отсюда к югу

34

открывается вид на приморскую равнину Арсаул и море, а к северу на — Бзыбскнй хребет. Под многовековыми наслоениями грунта полностью сохранились нижняя часть стен храма и многочисленные архитектурные фрагменты.
При расчистке храма экспедицией были обнаружены остатки кровельной черепицы и искусно выполненные архитектурные детали, целые и обломанные каликтеры, многочисленные антефиксы с рельефными знаками и надписями, а также разноцветные осколки рельефного оконного стекла. Среди прочего материала особый интерес вызывают найденный вблизи храма сильно поврежденный керамический саркофаг и обломки предметов церковного обихода: железная цепь от паникадила. У входа в храм было найдено погребение.
На многих обнаруженных предметах, особенно на рельефном стекле, остались следы, свидетельствовавшие о том, что храм несколько сот лет назад сгорел.
Мсыгхвский храм в средние века очевидно обслуживал население северо-западной окрестности столичного города Анакопии.
На вершине горы Мсыгхва, среди непроходимых зарослей найдены своеобразные сооружения пирамидальной формы, построенные из камня-голыша, без раствора. Длина этих сооружений около 4,5 м, ширина — до 5 м, высота — 1,7 м. Местное население называет их «ацангвара», что означает «ограда ацанов». Предание приписывает их строительство низкорослому племени «ацан», будто бы населявших территорию древней Абхазии в давние времена. Ацаны занимались разведением мелкого рогатого скота. Легенда сообщает далее, что впоследствии, когда в Абхазии наступило похолодание, скот погиб, а затем вымерли и сами ацаны, оставив после себя лишь постройки «ацангвара». По мнению ученых, ацангвара скорее являются культовыми сооружениями, ибо внутри они заполнены камнем и не имеют никакого признака отверстия или внутреннего углубления.
В двух километрах севернее храма Мсыгхва, в местечке Ачануа, сохранились остатки храма богатой архитектуры. Судя по сохранившимся деталям и кровельной черепице, храм Ачануа был сооружен около 1000 лет назад. Лет 30 назад облицовочные камни храма были, к сожалению, разобраны

35

и употреблены на строительство водохранилища в Нижней Анухве.
Недалеко от храма Ачануа, у плато Дзхапша, лежащем на левом берегу реки Цквара, возвышаются десять бугров, на которых слоями лежат обломки средневековых глиняных сосудов. Предварительная разведка этой местности показала, что вся территория Дзхапша (около 10 гектаров) некогда использовалась как место обжига керамических изделий. Дальнейшее исследование этой местности может дать много новых материалов о гончарном производстве в средние века.
В трех километрах от руин храма Ачануа, у селения Нижняя Анухва находится гора Абарук. На вершину этой горы можно попасть с северо-западной стороны селения. Среди густых зарослей здесь стоит разрушенная крепость Абарук.
А у самой подошвы горы Абарук, на территории нижне-анухвинского кладбища заметны следы какого-то сооружения, напоминающего акардама. При предварительном обследовании этого своеобразного памятника удалось установить его размеры: длина 7 м, ширина 5 м, глубина местами до 1,5 м; памятник тянется с запада на восток и построен из тесаных камней, скрепленных известковым раствором.
Недалеко от этого места, в центре села Нижняя Анухва, весной 1962 года, при вспашке колхозного поля, на поверхности обнажились бронзовые предметы (топоры и др.), возраст которых составляет около 3000 лет. Часть найденных предметов отправлена в Пицундский музей.
В поселке Нижняя Анухва, в двух километрах от Абакурской крепости, находятся руины мощного оборонительного сооружения, именуемого крепостью Бжилва. Они лежат на продолговатой возвышенности (около 400 м над уровнем моря). Стены крепости возведены из булыжника неправильной формы. В настоящее время они почти полностью разрушены, заросли кустарником и громадными деревьями до 1 метра в поперечнике. Крепостные стены и отдельные сооружения, примыкающие к ним, охватывают территорию, площадью около 1200 кв. м. В юго-западной части в качестве линии обороны использованы выходы известняковой скалы, к которым и примыкает описанная выше нерегулярная кладка из булыжника. Первоначальная высота и толщина кладки не может быть

36

установлена сколько нибудь точно. Весьма вероятно, что это не была стена в собственном смысле слова, а лишь каменный вал самой примитивной архитектуры. Среди близлежащих крепостных сооружений оборонительные устройства Бжилвы не имеют аналогов.
Крепость Бжилва была сооружена в ранне-средневековый период со стратегическими целями. В свое время Бжилвинская крепость, как и соседнее укрепление Абарук, контролировала ущелья рек Цквара и Мцара, преграждая противнику путь с северо-запада к городу-крепости Анакопии.
На северной окраине села Анухва, в поселке Веселовка, находятся развалины средневекового храма. Сейчас от него остались только южная и восточная стены. Остатки фресок в алтарной части свидетельствуют, что некогда храм был украшен прекрасной стенной росписью. В конце XIX века ново-афонские монахи сняли с храма и увезли интересные архитектурные детали с надписями; теперь эти детали экспонируются в Абхазском государственном музее.
Самым древним культовым сооружением, из сохранившихся в Новом Афоне и его окрестностях, является Анухвинский храм в местечке Аквача. Анухвинский храм стоит на холмистой возвышенности, на высоте около 450 м над уровнем моря, в 5 километрах от Нового Афона. Храм представляет собой полуразрушенное сооружение из груботесаного известняка. В свое время его окружала каменная ограда, местами сохранившаяся и ныне.

Дом отдыха «Псырцха»

Мощенная и шоссейная дороги из района санатория «Абхазия» ведут экскурсантов в здание дома отдыха «Псырцха», расположенное на высоте 75 м над уровнем моря. Корпуса дома отдыха образуют в плане четырехугольник, обращенный главным фасадом на юг, в сторону моря. Район, в котором расположен дом отдыха, представляет собой неширокую полосу (0,75 км) прибрежных холмов и склонов горных массивов, высотой до 100 метров над уровнем моря.
Дом отдыха стоит среди пальмовых, лавровых и масличных насаждений, опоясан прекрасной кипарисовой рощей, за которой раскинулись безбрежные просторы Черного моря.

37

Дом отдыха «Псырцха» — крупнейшая здравница на Черноморском побережье Абхазии, размещен в двух вместительных корпусах, расчитанных на 510 человек. С 1948 года «Псырцха» функционировал как санаторий сезонного типа, а 1956 года — как круглогодичный дом отдыха, находящийся в ведении Министерства здравоохранения Абхазской АССР.
До революции в здании дома отдыха размещались монашеские кельи. После ликвидации монастыря они были перестроены в комфортабельные спальные комнаты. Благоустроен примыкающий парк; замкнутая в каре бывших монастырских построек внутренняя территория дома отдыха ныне радует глаз — здесь раскинулся нарядный ковер газонов, цветников, лужаек. На солнце весело искрятся брызги фонтанов.
Дом отдыха располагает волейбольной площадкой и площадкой для игры в городки, оснащен спортинвентарем, в комнатах отдыха к услугам отдыхающих — музыкальные инструменты. В библиотеке дома отдыха имеется не только художественная, но краеведческая и справочная литература о достопримечательных уголках Черноморского побережья.

Дом отдыха «Водопад»

В четырех корпусах дома отдыха «Водопад» может одновременно отдыхать более 200 человек.
При доме отдыха имеется специализированное медицинское обслуживание. На благоустроенной территории дома отдыха имеются летняя киноплощадка, танцевальный павильон спортплощадки, спортузел и помещения для игры в настольный теннис.
В ближайшее время дом отдыха «Водопад» обогатится новыми дополнительными корпусами, которые позволят значительно увеличить контингент отдыхающих.
В масличной роще предполагается строительство капитального корпуса на 150 мест; там же будет размещен клуб с зрительным залом на 250 мест. После окончания строительства территория дома отдыха расширится на площадь более трех гектаров.

38

Ново-афонская турбаза

В центре Нового Афона, рядом с приморским парком, на территории почти в полтора гектара в манящей тени декоративных деревьев раскинулись палатки Ново-афонской турбазы. Это — одна из старейших туристических баз Советского Союза, начавшая функционировать в 1936 году.
Турбаза работает сезонно — в течение 6 месяцев и ежегодно принимает до 7000 туристов.
Турбаза проводит большую работу среди туристов, куроpтников и местного населения, знакомя их с достопримечательностями Нового Афона и его окрестностей. Ново-афонская турбаза готовит значкистов «Турист СССР».
В 1952 году на территории турбазы началось строительство спального корпуса на 250 человек, что позволит турбазе функционировать круглый год.

Пансионат для автотуристов

Ново-афонский пансионат для автотуристов был выстроен в 1955 году в оливковой роще. Этот пансионат гостиничного типa призван обслуживать автотуристов и лиц, приезжающих без путевок. Отдыхающие живут в удобных палатках под сенью олив и кипарисов. Автотуристы могут останавливаться и в двухэтажном доме, вступившем в эксплуатацию в 1959 году. В этом корпусе к услугам отдыхающих удобные комнаты, на каждом этаже имеются душевые. В ближайшее время на территории пансионата будут построены еще два капитальных здания для автотуристов, столовая, стоянка на 40 автомашин, эстаход для мойки машин, автопрофилакторий, ремонтная мастерская и автозаправочная станция.

Ново-афонский парк

В центре Нового Афона, между берегом моря и шоссе, находится ново-афонский курортный парк. Парк был заложен еще в конце XIX века монастырем. Тогда же вырыты были и облицованы плитами пруды с проточной пресной водой. При монахах пруды эти служили не столько для декоративных целей, сколько для совершения церковних обрядов.

39

В советское время пруды расчистили, благоустроили, через них переброшены мостики. В 1958 году в водоемы были пущены 20.000 мальков зеркального карпа; развели здесь и небольшую рыбку гамбузию, уничтожающую личинки комаров.
Пруды обсажены плакучими ивами и субтропической растительностью — кипарисами, пальмами и пр. По тихим их водам, величаво изогнув шеи, плавают белые и черные лебеди. Несколько лет тому назад в ново-афонский парк завезли павлинов, пеликанов, горных косуль и других животных, и он превратился в своего рода небольшой зоопарк на воде. Теперь это одно из любимых мест отдыха жителей курорта и приезжих.

Ново-афонский водопад

В числе интереснейших достопримечательностей Нового Афона надо упомянуть искусственный водопад, находящийся на территории дома отдыха «Водопад», рядом с церковью Симона Канонита. Искусственная цементная плотина, сооруженная еще в 1882 году, преграждает реку Псырцха и образует небольшой пруд. Вода из него, переливаясь поверх плотины, падает вниз на гранитную глыбу и по каналу течет в сторону парка.

Афонская гора

Район Нового Афона интересен не только историческими памятниками, но и своей живописной природой.
К югу от Иверской горы на 500-метровую высоту вздымается Афонская гора. Далее она тянется на север, достигая высоты 800 метров над уровнем моря. Эта продолговатая возвышенность именуется Афонским хребтом.
На вершину Афонской горы можно попасть по благоустроенной дороге от дома отдыха «Псырцха».
С конца XIX века лесные массивы Бзыбского хребта варварски истреблялись монахами, совершенно игнорировавшими какие-либо основы лесоводства. Ценнейшие породы вырубались для строительства монастырских построек, а часть неиспользованного заготовленного леса монахи пускали на про-

40

дажу. Для своей хищнической эксплуатации лесного массива монахи проложили на вершину горы узкоколейную дорогу протяжением до 8 километров (остатки этой дороги сохранились и в настоящее время).
Работавшие в чаще лесного массива монашеские отряды дровосеков грузили на вагонетки заготовленный лес, и маленький паровоз отвозил его к горному обрыву. Здесь громадные кряжи спускали вниз, где их погружали на другие вагонетки и увозили в древообделочные мастерские.
Начиная с 30-х годов лесные богатства Нового Афона стали бережно охраняться советским лестничеством. Рубка леса на Афонской горе была запрещена. Оголенные рубкой места засадили ценными лесными породами. В результате этих мероприятий в настоящее время лесные богатства полностью восстановлены.

Анухвинская пещера

Под таким названием известна одна из интереснейших на территории Советского Союза карстовых пещер. Она находится в двух километрах севернее Иверской горы в начале глубокого оврага. К ней можно попасть по верхней дороге, ведущей на Иверскую гору и к селу Анухва.
В 1961 году пещера была исследована спелеологами Грузинского института Географии им. Вахушти.
Анухвинская пещера начинается огромной воронкой, имеющей глубину 55 м. На глубине 185 м она обрывается высокими ступенями, ведущими к системе грандиозных горизонтальных залов. Длина самого большого зала достигает 300 м, ширина — 180 м. Высота доходит до 80 м. Это самый обширный зал в известных нам пещерах страны.
По окончании исследовательских работ предполагается благоустроить Анухвинскую пещеру, соорудить подземные лифты, провести освещение и т. п., что позволит многочисленным отдыхающим и туристам познакомиться с удивительной красотой подземного мира.

41

БИБЛИОГРАФИЯ

На русском языке

Адзинба И. Е. Архитектурные памятники Абхазии, Сухуми, 1958.
Антелава И. Г. Очерки по истории Абхазии XVII—XVIII вв., Сухуми, 1951.
Анчабадзе 3. В. Из истории средневековой Абхазии, Сухуми, 1959.
A. Л. Абхазия и в ней Ново-афонский Симоно-Канонитский монастырь, Москва, 1887.
Башкиров А. С. Археологические изыскания в Абхазии летом 1925 г. «Известия Абхазского научного общества», вып. IV, Сухуми, 1925.
Бакрадзе Д. 3. Статьи по истории и древностям Грузии. «Записки имп. Академии наук», т. т. VIII, III, приложение, вып. I, СПБ, 1887.
Вержбицкий Н. Курорт Псырцха (Б. Новый Афон), Тифлис, 1925.
Дзидзария Г. А. Очерки из истории борьбы за Советскую власть в Абхазии 1917—1918 гг., Сухуми, 1958.
Дюбуа де Монпере Фредерик. Путешествие вокруг Казказа, т. 1, Сухуми, 1937.
Куфтин Б. А. Материалы к археологии Колхиды, т. 1, Тбилиси, 1949.
Москвич Г. Сокращенный практический путеводитель по Кавказу, СПБ, 1911.
Очерки истории Абхазской АССР, часть I, Сухуми, 1950.
Олонецкий А. А. Православная церковь как орудие колониальной политики царизма в Абхазии. «Материалы по истории Абхазии», вып. 15, сб. 1, Сухуми, 1939.
Пачулиа В. П. По историческим местам Абхазии, Сухуми, 1956, 1958, 1960.
Пачулиа В. П. Историко-революционные места Абхазии, Сухуми, 1962.
Трапш М. М. Археологические раскопки в Анакопии в 1957—1958 гг. Труды Абхазского института языка, литературы а истории АН Грузинской ССР, т. XXX, Сухуми, 1959.
Уварова П. С. Абхазия. «Материалы по археологии Кавказа» вып. 4. Москва. 1894

42

На грузинском языке

Апакидзе А. М. Древнейшая культура Грузии в свете новых археологических исследований. Тбилиси, 1956.
Гумба М. Западная Грузия и Византия в VI—VII вв., Сухуми, 1962
Джавахишвили И. А. История грузинского народа, тт. 1—3. Тбилиси, 1941.
Джанашиа С. Н. Из истории Абхазского царства. «Труды», т. II, Тбилиси, 1952.

43


ИЛЛЮСТРАЦИИ

-------------------
Редактор Г. Кублашвили
Художник Р. Махарадзе
Техредактор В. Хуцишвили
Корректор Т. Метревели

Подписано к печати 14/ХI-63 г.
Формат бумаги 60х90 1/16
Печ. л. 3,5.
Уч.-изд. л. 3,3.
Авт. л. 3,23.
УЭ 12219.
Тираж 5000.
Заказ № 603
Цена 24 коп.

Комбинат печати. Тбилиси, ул. Марджанишвили, 5.
------------------------------------

(OСR - Абхазская интернет-библиотека.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика