Вианор Пачулиа

Об авторе

Пачулиа Вианор Панджович
(15.V.1929, с. Пакуаш, Кодорский участок – 17.VI.1988, г. Сухуми)
Историк, рекреолог, пропагандист ист.-культ. наследия Абх. и прилегающих р-нов Вост. Причерноморья, засл. деятель культуры Абх. АССР. Окончил ист. ф-т. Саратовского гос. ун-та (1953). Работал в АбИЯЛИ им. Д. И. Гулиа (до 1982), попутно читал лекции студентам СГПИ по древней и античной истории. В разное время руководил Об-вом охраны памятников Абх., единственной в СССР лаб. туризма и экскурсий ВЦСПС, а также Всес. клубом «Аргонавтов» на общ. началах, почётным чл. к-рого были Тур Хейердал, Тим Северин, жорж Сименон, Грем Грин и др. знаменитости. Круг науч. интересов П. – история, арх., туризм всего Вост. Причерноморья, популяризация и охрана пам. культуры и природы. П. защитил канд. дис. в Ин-те народов Азии АН СССР по теме: «Исторические памятники Абхазии» (1963). П. – автор более 600 публ., в т. ч. около 30 книг. Принимал участие в науч. иссл. Анакопии (1957–1958), Холодного Грота (1959), Великой Абх. стены (1963) и т. д. Организовал и возглавил первую в Абх. гидроархеол. эксп., изучавшую побережье страны, уделял большое внимание реставрационно-консервационным работам в респ., созданию охранных зон вокруг пам. П. питал большой интерес и к спелеологии. Побывав во многих странах, П. пропагандировал историю, культуру и природу Абх. Его книги – «В краю золотого руна» и «Легенды лазурного берега» – были удостоены дипломов Всес. об-ва «Знание», как лучшие книги подобного жанра тех лет.
Соч.: По историческим местам Абхазии. Сухуми, 1956 (2-е изд. – 1958; 3-е изд. – 1960); Памятники культуры Абхазской АССР. Сухуми, 1961; Историко-революционные места Абхазии. Сухуми, 1962; По туристическим местам Абхазии. М., 1962; В краю золотого руна. М., 1964 (2-е изд. – 1968); Новый Афон. Тб., 1964 (2-е изд. – Сухуми, 1973); Из Сочи в Сухуми. М., 1965; Исторические памятники Абхазии, их значение и охрана. М., 1968; По древней, но вечно молодой Абхазии. Сухуми, 1969 (переизд.: 1989, 1991); Гагра. Сухуми, 1971 (2-е изд. – 1979); черноморское побережье Кавказа. Москва, 1971 (2-е изд. – 1980); Легенды лазурного берега. М., 1973; Здесь помнят Дмитрия Гулиа. Сухуми, 1974; Абхазия – край туризма. Сухуми, 1976; Орджоникидзе в Абхазии. Сухуми, 1977; Сухуми. Сухуми, 1978 (2-е изд. – 1989); Русские писатели в Абхазии. Сухуми, 1980; Памятники и памятные места революционной и боевой славы Абхазии. Сухуми, 1981; Падение Анакопии. Москва, 1986 (2-е изд. – Сухум, 2009); жемчужина Причерноморья. М., 1987.
Лит.: Воронов Ю. Н., Бгажба О. Х. Вианор Панджович Пачулия. Сухум, 1999.
(О. Х. Бгажба / Абхазский биографический словарь. 2015.)





В. Пачулиа

Край, дарящий вдохновение. Илья Репин в Абхазии

В Абхазии с начала XIX века побывало немало видных русских художников. Достаточно назвать такие имена как Н.Г.Чернецов, И.К.Айвазовский, И.М.Прянишников, Н.А.Ярошенко... Памятным в истории культуры Абхазии остался приезд сюда Ильи Ефимовича Репина, посетившего Абхазию спустя десять лет после окончания русско-турецкой войны, когда Сухум еще не оправился от разорения, причиненного ему турками, которые, уходя, сожгли город. Репин остановился в наспех построенной гостинице "Ялта", принадлежавшей местному жителю Миминошвили.

Илья Ефимович много времени уделял знакомству с городом. Его очаровал неповторимый пейзаж, открывшийся с набережной на горы и морские дали. Пристани тогда не было, пароходы останавливались на рейде, и ловкие сухумские лодочники брали с них пассажиров и высаживали на берег. Как-то художник с любопытством наблюдал подобную сцену. Рядом с ним стоял рослый кавказец в черной черкеске с боевыми знаками отличия. Репин о чем-то спросил незнакомца, они разговорились. Узнав, что художник впервые в Сухуме, кавказец пригласил Репина зайти в кофейню и там рассказал ему о себе. Он участвовал в русско-турецкой войне, сражался на стороне доблестной русской армии. Живет в Сухуме, за участие в войне получил небольшой земельный надел в с. Мерхеула, куда время от времени ездит верхом и обрабатывает землю. Это для него большое удовольствие - ведь сам он из крестьянской семьи. Отец и дед его были потомственными кузнецами, искусными мастерами холодного и огнестрельного оружия. Но он не унаследовал их мастерства, он умеет только пользоваться их изделиями. Репин с улыбкой заметил: "Вижу это по вашим наградам. Кстати, вы не хотели бы, чтобы я вас нарисовал?" Абхазец ответил: "Об этом мы поговорим позже, а сейчас я хотел бы пригласить вас к себе домой. Живу я поблизости".
Вскоре они уже сидели в гостеприимном доме Биды Чхамалия, хорошо и образно говорившего не только на абхазском, но и на грузинском и русском языках. Пока домочадцы готовили ужин, Илья Ефимович, не теряя времени, делал эскизы. Сын Биды Николай и его друзья с любопытством наблюдали за работой художника. Набросав портрет, Репин сказал, что один экземпляр его он подарит своему новому другу, а другой оставит на память себе.
Через несколько дней портрет Биды Чхамалия был готов. Спустя два года, 9 июля 1889 года, Репин пишет своему, известному искусствоведу и критику В.В. Стасову: "Сухум мне так понравился, что я даже хотел купить там кусочек земли, но дальность расстояния не позволила мне осуществить этого".
Читателя, конечно, заинтересует вопрос: куда же делся портрет Биды Чхамалия, который так высоко ценил друг сына Биды Дмитрий Гулия? К сожалению, один экземпляр был утерян в 1942 году. Что же касакется второй картины, то она под названием "Красавец абхаз" была приобретена сотрудницей финского посольства, увезена в Финляндию и время от времени выставляется там сейчас при экспозиции частных коллекций. Другая картина Репина (на религиозную тему) оказалась в доме 7 по ул. Калинина (бывшем доме Биды Чхамалия) в Сухуме. Дело в том, что внук его был женат на внучке знаменитого путешественника Семенова-Тяньшанского, и картина Репина, перешедшую к ней по наследству, она привезла в Сухум.

Бывал в Абхазии и известный русский художник-баталист В.В.Верещагин. Впервые он приехал на Кавказ 19-летним юношей. Спустя два года художник путешествует вдоль берега Черного моря по маршруту Одесса-Керчь-Поти. В этой поездке он создал много эскизов, пейзажей и портретов, тонко подмечая национальные черты местного населения, в том числе грузин и абхазцев. Он много рисовал в Сухуме. Известны его работы "прохожие у двухэтажного дома с лестницей", "Всадник-абхазец", "Навес над окном", "Двое абхазцев, сидящих на скамье", "Вол с поклажей", "Идущая женщина в покрывале", "Навьюченный осел", "Абхазцы стоящие в кругу", "Три идущие женщины", "Деревенский дом с террасой", "Турки и абхазцы в Сухуме" и др.
В конце XIX века Верещагин, уже будучи всемирно известным художником, вновь посещает Черноморское побережье. Здесь он не только создает новые картины, но и пишет рассказ под названием "На курорте - моряк и дама в черном", напечатанный в "Русских ведомостях" за 1889 г. В "Новостях" и "Биржевой газете" он же сообщал о постройке порта в Сухуме. В селе Нижняя Эшера художник облюбовал холм для будущей дачи. Он построил на нем небольшой деревянный домик из двух комнат, засадил сад фруктовыми и тропическими деревьями. В гостях у него бывали деятели русской культуры, местная интеллигенция, абхазские крестьяне. В 1889 году в Эшерах Верещагин написал ряд картин на абхазские темы для предстоящей в Одессе персональной выставки. Они были погружены на пароход. Однако в Новороссийске, во время стоянки на рейде, сильный ураган сорвал судно с якоря и увлек его в открытое море. Кончилось топливо, корабль и 50 пассажиров оказались во власти стихии. Надо было принимать срочные меры. По совету В.В.Верещагина в топку корабля пошли деревянные конструкции судна. Когда сожгли и их, художник, как свидетельствуют очевидцы, призвал пассажиров бросать в топку личный багаж, сам показав пример. Так во имя спасения корабля были пожертвованы картины.

После гибели художника, как вспоминает бывший садовник верещагинской дачи и ныне живущий в селе Нижняя Эшера Тада Эснатович Нарсия, строение и усадьба до 1914 года были под присмотром управляющего - однофамильца художника́ Иногда в Эшеру приезжала вдова Верещагина с детьми. Пять лет назад в Карловых Варах мне довелось встретиться с жившим в Чехословакии сыном Верещагина. Он вспоминал, как горячо любил отец Абхазию, ее народ. Он часто рисовал местных жителей. Но к сожалению, многие его работы утеряны.
После установления Советской власти в Абхазию стали приезжать многие советские художники. Всех их перечислить трудно. Расскажу лишь о народном художнике СССР Илье Сергеевиче Глазунове. С Ильей Глазуновым я познакомился много лет назад, когда он посетил Сухум, выполняя задание ЦК ВЛКСМ. И позже, став уже всемирно известным художником, Илья Сергеевич неоднократно посещал наш край. Большая дружба связывает Илью Глазунова с нашим земляком, известным советским писателем Г.Д.Гулия. Глазунов рассказывает: "Однажды я был в гостях у моего большого друга, ныне покойного писателя Александра Михайловича Дроздова. И он неожиданно заговорил о Гулия: "Вы знаете, в моем подъезде живет человек, который может вам помочь". Помощь мне в то время действительно была нужна. В Москве у меня никого не было (все мои родные погибли во время блокады Ленинграда), жил я в столице без прописки и чувствовал себя прескверно. Не потому, что "боялся" уехать из Москвы, а потому, что творческая судьба моя складывалась поначалу не очень гладко... И вот я сижу напротив Георгия Дмитриевича... Сижу и слушаю как он обсуждает с Александром Михаиловичем, что нужно предпринять, чтобы работы молодого художника (то есть мои) напечатала "Литературная газета".
Спустя некоторое время нарисованный мною портрет Достоевского был-таки опубликован в "Литературке" и сопровожден положительным отзывом. Стоит ли говорить, как много для меня это значило! Я был бесконечно счастлив и бесконечно благодарен Георгию Дмитриевичу, с гордостью показывал всем страницу газеты с моим Достоевским, погруженным в трагическую думу, среди утопающего во мраке Петербурга, - голова, зажатая зажатая кварталами, где жили "униженные и оскорбленные" герои гениального писателя.
Мы подружились. Бывая у Александра Михайловича Дроздова, я почти всегда заглядывал теперь к Георгию Дмитриевичу. И попадал в атмосферу совершенно особенную, манящую своим колоритом и неповторимой экзотикой: пейзажи Кавказа , бушующий на стенах и словно готовый захлестнуть комнату прибой далекого синего моря, фотографии Дмитрия Иосифовича - лицо мыслителя, которое много позже изобразил и я сам (мне очень приятно, что портрет Д.И. моей работы уже давно и постоянно висит в кабинете Георгия Дмитриевича).
Попав в Сухум, я увидел в Центре города, в сквере, гранитный монумент Гулия - отца и вдруг ощутил, что он для меня - родной. Так же, как весь древний народ Абхазии . И все это - благодаря абхазскому "послу" в Москве - Георгию Дмитриевичу Гулия". И.С.Глазунов написал портрет своего друга Г.Гулия.
Принимая горячее участие в охране памятников культуры народов СССР, И.Глазунов будучи в Абхазии, интересовался судьбой Новоафонского собора, где живописные работы выполнены видными русскими художниками. Он считает, что надо полностью реставрировать весь монастырский комплекс.
В настоящих заметках невозможно было, конечно, рассказывать о всем том, что связывало русских, а ныне связывает советских художников с Абхазией. Главное, что наш край неизменно дарит творческое вдохновение людям искусства.
_____________________________________ 

(Опубликовано: газета "Советская Абхазия", 30 января 1985 г.)

Примечание:

В тексте говорится о том, что внук Биды Чхамалия был женат на внучке путешественника Семенова-Тяньшанского, но, насколько мне известно, она была просто родственницей. Здесь, может быть, автор приводит неуточненные данные. Что касается приписываемой Репину картины, она тоже пропала во время грузино-абхазской войны 1992-1993 гг.
Прислано Алмасом Чхамалия.


(Перепечатывается с сайта: http://www.ilya-repin.ru.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика