Дмитрий Гулиа

(Источник фото: книга Гулиа Г. "Дмитрий Гулиа. Повесть о моем отце". М., «Молодая гвардия», 1965. (ЖЗЛ))

Об авторе

Гулиа Дмитрий Иосифович
(абх. Дырмит Иасыф-иҧа Гәлиа, при рождении – Гач Урыс-иҧа Гәлиа)
(21.II.1874, с. Уарча, Кодорский участок – 7.IV.1960, г. Сухуми)
Патриарх абх. лит-ры, просветитель, поэт, прозаик, историк, этнограф, фольклорист, лингвист. Писал на абх. (худ. произв., ст.) и русском (ст., иссл.) яз. Чл. Ассоциации писателей Абх. (1928), СП СССР (1934), нар. поэт Абх. (1937), Герой Соц. труда (1929); награждён орденом Ленина (1949). Во время русско-турец. войны 1877–1878 семья Иосифа Гулиа была выслана в Турцию (1877), но вскоре, в 1878 ей нелегально удалось вернуться в род. Абх. Семья обосновалась в селении Адзюбжа, так как в прежней усадьбе власти не разрешили поселиться. Читать и писать Г. научился у сел. попа, когда ему было 8–10 лет. Окончил Сух. горскую шк.-пансионат (интернат). В 1889 в Гори (Грузия) поступил в Закавк. пед. семинарию, спустя четыре месяца заболел тифом и вынужден был вернуться в Абх. В январе 1891 умерла мать, в 1893 – отец, в 1894 – бабушка. И он не смог продолжить учёбу. В 1890–1891 работал учителем в с. Екатериновка (близ Сухума), преподавал рус. яз. Долгое время был переводчиком при упр. нач. Сух. округа (по Очамчырскому участку). В 1892, совместно со смотрителем (дир.) Сух. горской шк. К. Д. Мачавариани, составил и издал «Абхазскую азбуку» на рус. графической основе. Затем активно участвовал в работе Комиссии по пер. религиозной лит-ры на абх. яз., созданной при Сух. епархии; занимался пер. духовной лит-ры, работал сел. учителем. Получив квалификацию учителя нар. шк., работал учителем в Кутолской (1904–1905), Кындыгской (1905–1908), Тамышской (1908–1912) сел. шк. Стихи начал писать в конце XIX в. Три стихотворения («Весна», «Двое еле волочили ноги, а третий не мог догнать их», «Милый человек») впервые были опубликованы в учебнике А. И. Чукбар и Н. С. Патейпа – «Аԥсуа шəҟəы аԥсуаа рышколқəа рзы...» (1908 и 1911). В 1912 в Тифлисе вышла его книга «Стихотворения и частушки», в 1913 – «Переписка юноши и девушки», в к-рых сильно влияние фольк. эстетики. Фольк. мотивы занимают значительное место и в др. произв., опубл. в последующие годы. В 1910-х – начале 1920-х Г. продолжает пед. деятельность: работает преп. Сух. жен. гимназии, Сухумской горской шк. (1912), Сух. реального уч-ща (1914), Сух. учит. семинарии (1915–1921). В семинарии Г. экстерном сдал экзамены и получил официальное разрешение на препод. деятельность в среднеобразовательных учреждениях. Был ред. первой абх. газ. «Аԥсны» (27.02.1919). В Сух. учит. семинарии он организовал драм. кружок, в к-ром участвовали его ученики – М. Ахашба, И. Когониа, Дз. Дарсалиа, И. Папаскир и др.; выпускал рукописный ж. «Ашарԥы-еҵəа» («Утренняя звезда»). С апреля 1921 – рук. группы по прос. абхазов отдела нар. образования Рев. к-та Абх. С августа того же года – зав. абх. секцией отдела национальностей Нар. комиссариата образования Абх. Организовал театр. труппу, к-рая выступала в с. Абх. В 1924–1926 читал курс лекций по абх. яз. и истории Абх. в ТГУ. С 1927 возглавлял Акад. абх. яз. и лит-ры, созданную в 1925 Н. Я. Марром. С 1930 и до конца жизни – науч., затем с. н. с. АбНИИ (ныне – АбИГИ). В 1937 по решению През. АН СССР ему была присвоена учёная степень канд. этногр. (ныне – ист.) наук. С 1927 – чл. Центр. Исполнительного К-та Абх. С 1938 неоднократно избирался деп. Верх. Сов. Абх. АССР, чл. През. ВС Абх. АССР; с 1958 – деп. ВС СССР. Г. автор многих худ. произв. В его поэзии центр. место занимает тема родины («Моя родина» и др.). Судьбе родины и народа посвящена и лир.-эпическая поэма «Мой очаг» (1956), к-рая сыграла значительную роль в истории развития эпических жанров абх. поэзии. Поэма написана на автобиограф. основе; она с большой худ. силой раскрывает трагические стр. истории Абх. XIX в., связанные с насильственным выселением абхазов в Турцию, в т. ч. и самого писателя. Среди его прозаич. произв. выделяются рассказ «Под чужим небом» (1918; опубликован в 1919 в газ. «Аԥсны», № 2, 3) и роман «Камачич». В небольшом рассказе – «Под чужим небом» – писатель отразил некоторые стороны жизни и быта абхазов, очевидцем к-рых он был. Рассказ осуждает воровство (особенно конокрадство), долгое время воспринимавшееся как «героический» поступок. Это ложное понимание «героического» погубило и гл. героя рассказа Елкана. Произв. примечательно тем, что в его поэтич. структуру введены элементы психологизма (монолог Елкана), тогда как психологизм, как правило, становится неотъемлемой частью прозы на определенном этапе развития нац. лит-ры. Г. – один из первых абх. романистов. Ряд глав романа «Камачич» («Человек родился», «Сын или дочь?», «Пусть ребенка зовут Камачич») под общим названием «Камачич. (Из быта абхазов)» был опубл. в 1935 в ж. «Аԥсны ҟаԥшь» (№ 1). В 1937 первые девять глав романа напечатаны в книге избранных произв. Г. – «Утренняя звезда». Завершил он роман в 1940. Полный вариант вышел в 1947. «Камачич» – это в какой-то мере противостояние той лит-ре, к-рая была полностью социологизированной, отрицала традиции, нац. этику Апсуара, ист. тематику. Произв., несомненно, является романом, но структурно незавершённым. Вся его худ. система строится на основе образа гл. героини Камачич, это – стержень, структурирующий ч. повествования, позволяющий отнести его к жанру романа. В романе Г. сильно влияние фольк. поэтики и эстетики (в повествовательной структуре произв., поэтике речи автора-рассказчика и героев и т. д.). Кроме того, писатель использует значительное к-во этногр. материалов, к-рые имеют и науч. ценность. Часто они выполняют самостоятельную «этнографическую» функцию, прерывая движение сюжета, едва вписываются в целостную худ. систему произв. Но этногр. материалы вводятся самим автором-повествователем, именно его речь удерживает их внутри поэтич. структуры романа. Усиление этнографизма в произв. обусловлено стремлением писателя создать этногр. портрет народа, раскрыть особенности его этнофилософии и истории, его мировидения. Г. известен и как переводчик. Он перевёл на абх. яз. Евангелие, ряд произв. А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Т. Г. Шевченко, Н. М. Бараташвили, А. Р. Церетели, поэму Ш. Руставели «Витязь в барсовой шкуре». Как историк, этнограф, лингвист, фольклорист и педагог он опубликовал ряд работ, в т. ч.: «История Абхазии». Том I (Тифлис, 1925), «Божества охоты и охотничий язык у абхазов. (К этнографии Абхазии)» (Сухум, 1926), «Культ козла у абхазов. (К этнографии Абхазии)» (Сухум, 1928), «Сборник абхазских пословиц, загадок, скороговорок, омонимов и омографов, народных примет о погоде, заговоров и наговоров» (Сухуми, 1939), «Материалы по абхазской грамматике (Дополнения и разъяснения к книге П. К. Услара “Абхазский язык”)» (Сухум, 1927), «Терминология по литературе и языковедению (русско-абхазский и абхазско-русский)» (Сухум, 1930), «Краткий абхазский орфографический словарь» (Сухум, 1932), «Родная речь. Книга для чтения для второго года обучения» (Сухум, 1933) и др. В 1920 в Сухуме на абх. яз. выпустил первый «Абхазский календарь». Трагически сложилась судьба «Истории Абхазии» – первого масштабного иссл. учёного-абхаза, заложившего основы науч., комплексного изучения истории и культуры абхазов. Правда, в 1923 вышла книга С. Басария «Абхазия в географическом, этнографическом и экономическом отношении», а в 1925 – небольшая работа С. Ашхацава «Пути развития абхазской истории». Гл. целью Г., как и С. Басария, было: развеять мифы об отсутствии у абхазов собственной истории; показать всему миру, что абхазы самостоятельный народ со своим яз., древнейшей историей и культурой. Монография Г. была высоко оценена Н. Я. Марром, к-рый отмечал: «...Бесспорный факт, что до сегодняшнего дня никто в таком масштабе, как Г., не интересовался одновременно прошлыми судьбами и настоящим бытом Абхазии, ни один учёный, ни в Европе, ни на Кавказе... не удосуживался и не скоро удосужится для составления работы, по глубине искреннего интереса, подобной той, которая уже готова у Г.» (См.: Г. Соб. соч. В 6 т. Т. 6. Сухуми, 1986). В своем тр. Г. использовал десятки источников (античных, рим., визант., груз., армянских и др.), к-рые были уже известны в начале XX в., много этногр., яз. и фольк. материалов. Монография охватывает период с древнейших времен до X в. н. э. В центре внимания иссл. – этногенез абх.; конечно, многие сложные вопросы (генетические связи колхов и колхского племени гениохов с абхазами, африканское происхождение колхов и т. д.), затронутые Г., сегодня обстоятельно изучены, а некоторые до сих пор вызывают дискуссии. Отдельные главы посвящены абх. яз. (впервые обобщён опыт изучения абх. яз. и его связи с др. древними яз. Малой Азии и баскским), ср.-век. культуре и пам., абх. фольклору и религиозным верованиям абхазов. В 1951, в пик репрессий и гонений против абх. интеллигенции и нац. культуры со стороны груз. властей, большим тиражом на груз., русском. и абх. яз. под именем Г. и вопреки его воле была издана сфальсифицированная брошюра «О моей книге “История Абхазии”», к к-рой Г. не имел никакого отношения. Надо было, чтобы Г. сам якобы сделал опровержение собственной книги «История Абхазии» и подтвердил официальное груз. мнение, согласно к-рому никакой истории Абх. не было, история абхазов – это история грузин. В последующие десятилетия труд Г. был предан забвению, его переиздали лишь в 1986, в 6-м томе собр. соч. писателя и учёного.
(В. А. Бигуаа / Абхазский биографический словарь. 2015.)





Дмитрий Гулиа

Письма

Председателю Президиума Верховного Совета Союза ССР
тов. К.Е. Ворошилову


Дорогой Климент Ефремович!

В 1936 году по инициативе врага народа Берия город Сухум – столица Абхазии – был переименован в Сухуми, а промышленный центр Абхазии Ткуарчал – в Ткварчели. Это было сделано для того, чтобы ущемить и принизить национальное достоинство абхазцев, для которых подчеркнуто грузинское окончание “и” чуждо с точки зрения языка.

В Абхазии уже многое исправлено благодаря помощи ЦК КПСС и Правительства СССР.

Я очень прошу Вас помочь нам в интересах справедливости и восстановления подлинных названий наших городов, а именно Сухум и Ткуарчал, как их именовали всегда.

Ваш Дмитрий Гулиа – народный поэт Абхазии.

Январь 1956 года.


Председателю Президиума Верховного Совета Союза ССР
тов. К. Е. Ворошилову


Дорогой Климент Ефремович! Я считаю необходимым обратиться к Вам с настоящим письмом и весьма кратко изложить те вопросы, которые, как мне кажется, являются важными для дальнейшего развития хозяйства и культуры Абхазской АССР.

Как известно, в Абхазии в результате вражеских действий Берия и его ставленников были допущены грубейшие нарушения национальной политики нашей партии. В республике были развалены и ликвидированы различные культурные учреждения и школы, которые кропотливо создавались со времен установления советской власти в Абхазии.

Сейчас за сравнительно короткий срок очень многое исправлено: открыты абхазские школы, восстановлен старый абхазский алфавит, составленный на русской графической основе, прекращены массовые увольнения из учреждений абхазцев, русских, армян и т.д.

Но не все еще сделано для того, чтобы восстановить то положение, которое мы видим, например, в других автономных республиках, входящих в РСФСР. Медленно ликвидируются в Абхазии остатки нарушений национальной политики. Те, кто в прошлом на местах нарушали наши законы или потворствовали нарушениям, теперь действуют осторожно, но, как видно, все же действуют.

Мне восемьдесят лет и, казалось бы, могу спокойно заниматься своей непосредственной работой. Но положение вещей в Абхазии таково, что мне приходится беспокоить Вас.

   1. Кончается учебный год в школах. Надо подумать о новом, подготовиться к нему. А Министерство просвещения Абхазской АССР не приспособлено к новым задачам – занятиям на абхазском языке и значительному расширению обучения на русском языке. Плохо идет работа по собиранию кадров преподавателей – абхазцев, в свое время разогнанных. Не хватает учителей, хорошо знающих русский язык, не принимаются должные меры к их приглашению. В целом ряде абхазских школ учебный год фактически провален.

      Нет абхазского педагогического училища, как это было раньше, в 30-х годах.

      Педагогический институт в Сухуми совсем не озабочен подготовкой кадров преподавателей-абхазцев.

      Абхазское государственное издательство, призванное выпускать книги на абхазском языке, в том числе и учебники, не обладает достаточным количеством литературных работников.

      Ничего не делается для того, чтобы улучшить положение абхазской драмы, доведенной до развала.

      Не приняты должные меры к восстановлению русской дамы в Сухуми, благотворно влиявшей на культурную жизнь республики.

      Писатели Абхазии до сих пор не могут добиться восстановления своего журнала, временно закрытого во время войны.

      Все это – важные вопросы, но я не вижу, чтобы руководство Абхазии по-настоящему взялось за их устранение.
   2. Запутаны, на мой взгляд, некоторые вопросы сельского хозяйства. В отношении сельского хозяйства Абхазии в среде прежнего руководства преобладал не экономический целесообразный подход, а нечто другое. С 1938 года была главным образом забота о том, как бы погуще заселить абхазские села и районы переселенцами исключительно из Грузии, хотя издавна известно, что Абхазия – страна гор, край малоземельный.

      И сейчас переселение идет по пути заселения абхазских сел. Для этой цели иногда вырубаются ценные породы леса, в которых Абхазия как курортная зона очень нуждается. Иногда вырубаются виноградные лозы, есть даже случаи, когда уничтожаются кладбища, чтобы переселить переселенцев (например, в селе Отхара).

      По-моему, надо глубоко изучить этот вопрос, имея в виду дальнейшую механизацию сельского хозяйства, растущие потребности животноводства и т.д., отбросив те цели, которые извращали смысл переселений, грубо ущемляя интересы абхазцев, русских, армян и других национальностей. К тому же надо иметь в виду, что есть целесообразность в ряде случаев переселения крестьян внутри Абхазии – с высокогорных, малоплодородных мест в долины.

      Мне кажется, не все благополучно с табаком, виноградниками и некоторыми другими сельскохозяйственными культурами в Абхазии. Качество некогда знаменитых абхазских табаков значительно ухудшилось, количество их уменьшилось. Ценные абхазские сорта высокоствольного винограда уменьшаются из года в год, и Абхазия лишается замечательных сортов местных вин.
   3. Без всякой пользы для дела в Абхазии были переименованы города, населенные пункты, села. Например, город Сухум был переименован в Сухуми, Новый Афон, или Псырцха на Ахали Афони, древнее село Ткварчал на Вардисубани. Русские названия сел, исторически сложившиеся, Ермоловка, Андреевка, Владимировка и др. переименованы на названия, непонятные для коренного населения.

      Но все эти нарушения, вызывающие удивление местного населения, не исправляются до сих пор.
   4. Очевидно, перечисленные выше недостатки все еще имеют место потому, что положение дел с местными кадрами явно не благополучно.

В послевоенное время прежним руководством Абхазии были удалены из учреждений почти все абхазцы, русские, армяне.

И по сей день очень мало на работе в учреждениях абхазцев, русских, армян, а на руководящей работе тем более. Например, из восьми первых секретарей райкомов в Абхазии – всего один абхазец, ни одного русского или армянина. Примерно такое же положение и в составе председателей райисполкомов. Все еще чувствуется нежелание выдвигать тех, кто в свое время возражал против различных нарушений. Напротив, заметно стремление по возможности, сохранить на прежних постах тех, кто так или иначе объективно способствовал нарушениям национальной политики.

Все это изложено мной очень коротко и в осень общих чертах. Вопросы эти я считаю важными и сложными. Они меня очень волнуют, и я считаю своим долгом довести их до Вашего сведения.

Я полагал бы, что необходим приезд из Москвы в Абхазию авторитетной комиссии. Эта комиссия, я уверен, глубоко разберется с положением дел на месте и поможет абхазскому народу быстрее преодолеть недостатки в культурном и хозяйственном строительстве.

С глубоким уважением

Дмитрий Гулиа – народный поэт Абхазии

“Архив Абхазского научно-исследовательского института языка, литературы и истории”.

Ф. 5, ОП 1, д. 72, л. 21 – 24.


(Материал перепечатывается с сайта: http://www.abkhaziya.org.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика