Историко-этимологический словарь топонимов Абхазии (продолжение)

Гагида - река и село в Галском районе. Фиксируется еще в XVII веке в форме Кахида, Гагида (Ламберти, с. 59, 201; К - 5). Далее современная форма Гагида фигурирует во многих источниках.
Как отмечает М. С. Тхайцухов, в основе топогидронима лежит абхазо-абазинское родовое имя Гаги, Гагьиаа (Гагиев) (Тхайцухов М. С. Очерки истории абазин конца XVIII-XIX вв., с.149). Гидроним Гагида является исходной для названия села. На это указывает окончание да - ҭа локативный суффикс встречающийся в абхазской гидронимии, ср.: Кудры (Кодор) - Кәыдырҭа, Басла -Баслаҭа, Егры - Егрҭа, Гәымсы - Гәымсҭа, Бзыԥ - Бзыԥҭа и др.

Гагра - одно из древних названий современного города, в прошлом населенного пункта у берега моря, в междуречье Жоеикуара и Гагрипш. В источниках ему предшествуют раннеантичное название Триглит (Трапш М. М. Труды. Т.1, с. 72) и Арриановское - Нитика (II в. н. э.).
С Гагринской крепостью IV - V вв., известной у абхазов под названием «Абаата», некоторые авторы (С. Н. Джанашия, В. А. Леквинадзе и др.) увязывают Трахею Прокопия Кесарийского (VI в. н. э.) и Картерон Теихос (Птоломея) «непроходимая стена» (П. Ингороква. Георгий Мерчуле..., с. 150).
Гагра впервые упоминается в 1207 году в сочинении, написанном на еврейском языке. (Дзидзария Г. А. Формирование дореволюционной абхазской интеллигенции. - Сухуми. 1979, с. 12). Далее Гагра в форме «Какара» засвидетельствована на карте генуэзца Петра Весконти (1318 г.), а затем «Каккари» у Фредучи

140

(1494), Хокари - в начале XVI века (Мачавариани, с.241); в середине XVII века - Гагра (Челеби, с. 49) или Какур, как передают первые переводчики работы Челеби. Далее Досифей (XVII в.) именует Контози, что в переводе означает «гавань», «порт», «пристань» (Кудрявцев, с. 32), а Шарден (2-я пол. XVII в.) называет его Баладаг (Дюбуа, с. 99). Карты 1872, 1802 (К-5, К - 13) годов на этом месте помещают Дербент. Другие карты того же периода Гагру называют Котоиш (К- 7), Котош. На одной из них (К- 14) прямо указывается «Гагра, а по-турецки Котош». Подобное указание «Гагра или Котош» имеется на карте 1819 года (К - 15). Далее на всех последующих картографических и других материалах XIX и XX веков дается только Гагры или Гагра.
Разделение Гагры на «Старые Гагры» и «Новые Гагры» произошло в начале XX века с появлением нового поселка на территории нынешней Новой Гагры (Пачулиа. Абхазия. С. 87).
Гагра в прошлом (1930- 1955 гг.) районный центр, город - с 1933 года, ныне курорт и центр Гагрского района.
Ойконим Гагра П. Ингороква считал грузинским вкладом, исходной формой которой якобы является Гагари, оформленный грузинским суффиксом а-ри. При этом полностью игнорируется абхазский материал и данные письменных источников. (П. Ингороква, Георгий Мерчуле... С. 149). Точно также поступает Т. Мибчуани, объясняющий этимологию Гагра из сванского Гакра «чаща деревьев грецкого ореха». Он уверяет в том, что на территории Гагра - Бичвинта (Пицунда) по сей день имеется ореховая роща (см.: Т. Мибчуани. «Кто были суано-колхи?»; он же «К вопросу об этической принадлежности санигов»). Увы, последнее утверждение автора вряд ли можно принять в качестве аргумента. Во-первых, где эта ореховая роща? И во-вторых, на той большой территории, которую Т. Мибчуани называет Гагра - Бичвинта, известны более сотни названий. Здесь могло существовать немало ореховых рощ, тем более, что Абхазия в прошлом ими славилась. Но главнее, откуда взялись здесь грузины или сваны? Если издревле в этом регионе проживало абхазоязычное население.
Другие же авторы, коллеги Мибчуани - Д. Гамахария и Б. Гогиа также уверенно Какара-Гагра возводят к картвельскому Куакари «каменные ворота» (См. Д. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия - историческая область Грузии, с. 824.).

141

При объяснении этимологии Гагра прежде всего нужно обратиться к данным абхазского языка, выяснить характер и значение самой местности. Абхазы именуют ее Гагра. Здесь до махаджирства проживало абхазское общество Гаграа - отсюда название местности и речки Гагрыԥшь «край Гагрцев». Общество же Гаграа, Гагрыԥшь именовалось по месту проживания.
Вышеприведенные данные разновременных письменных источников и известные фонетические процессы в абхазском языке позволяют современное Гагра возвести к Гакра или Гакыра. Послдений переводится с абхазского как «место, где закрывается (преграждается) морской берег» - состоит из а-га «берег моря» (например, Га-ԥшыра «место, где обозревается морской берег») и а-кра «закрывать, преграждать», срав. амҩа-кра «закрывать дорогу», «держать» - отсюда и топоним Амҩа-кыра «место, где закрывается дорога», Аӡых-кыра «плотина».
Абхазская этимология Гагра из Гакра «место, где закрывается (морской) берег» полностью соответствует характеру местности. Именно у Старой Гагры горы прерывают береговую полосу и неспроста Гагрский проход некоторые называют абхазскими Фермопилами, а турки именовали его Дербент «горный проход» или «запертый проход». Как известно, здесь существует с IV - V веков крепость с абхазским название Абаата «укрепленное место», «место крепости».
Что касается заявления Т. Мибчуани о том, что абхазских топонимов с суффиксом ра набирается не более четырех, то и оно далеко от истины. Подобное утверждение говорит о незнании автором топонимической карты Абхазии, где представлено более тысячи названий, образованных именно с помощью суффикса ра, одного из самых высокопродуктивных словообразователей абхазского языка (о Гагре см. также работу Ворошилова, «Топонимы Российского Причерноморья, с. 91-93).

Гагрыԥшь - см. Гагра.

Гал (Гали) в качестве названия села в округе Самырзакан// Самурзакано (совр. Галский р-н) появляется в источниках конца первой половины XIX столетия. Его фиксируют карты 1842 (К-20), 1845 (К - 22) годов и последующие издания. В одной из них (К - 26) встречается и абхазская форма - Гал.

142

В начале XX века Гал или Гали становится административным центром Самурзакании, а затем с 1930 года - центром Гальского района и городом - с 1932 года.
В настоящее время официальная форма названия города - Гал. На его западной стороне имеется село Гал хәыҷ (Галхуч), означающий на абх. «Маленький (малый) Гал», переименованный в свое время в груз. Самквари.
Некоторые исследователи название Гал (Гали) ставят в ряд топонимов Абхазии с окончанием на ал: Дал, Амтҟьал, Ԥырдгьал, Ԥал, Пскал, Чацкал, Ҷаҷал, Амхиал, Џьал, Гал, Џьамԥал, Тҟәарчал и т. д. (см. Инал-ипа. Вопросы, с. 378; Бганба В. Аԥсны ҭыԥхьыӡқәак рхылҵшьҭразы. С. 46). В. Бганба в названии Гал усматривает абхазо-адыгскую основу а-га «берег», «морское побережье» и локативный суффикс л/ла, увязываемый им с адыг. пъэ «место» (Бганба В. Указ. работа, с. 118). Во-первых, на наш взгляд ошибочно видеть во всех вышеперечисленных и др. географических наименованиях некий общий топоформант ал или л/ла. Часть из этих названий оканчиваются на пил, пыл, пал, бал - Ҵа-бал (древ. Тзи-бил), Кьынҿа-пыл, Џьам-ԥал, Кьыркь-ԥал, Ԥал; кал - Ԥс-кал, Чац-кал; ул - Арса-ул, Мархьа-ул, Ӷәырза-ул, Ба¬ул, Кута-ул и т д. ; чал - Тҟәар-чал, Џьал, Хәа-џьал (подробнее об этом см. выше «Возрастные слои абхазской топонимии и названия иноязычного происхождения»).
Во-вторых, Гал, в недавнем прошлом, являлся незначительным, малоизвестным населенным пунктом, он намного отстоит от морского побережья и потому, вряд ли, правомерно видеть в основе названия Гал (Гали) - а-га «побережье».
На уровне народной этимологии, на основании некоторого созвучия Гал или Гали возводится к мегр. Ӷали «речка», «ручей». Однако сами мегрелы не путают в произношении Гали с Ӷали. С помощью последнего образованы немало названий речек в Галском районе.
П. Ингороква и некоторые его современные последователи мегрельское ӷали видят в основе названия крепости Гали Зихия у р. Аше (Северо-западное Причерноморье), фиксируемое итальянскими картографами. Произвольно переиначивая его в Гали (Ӷали) Джиха Ингороква дает его в переводе с мегрельского «река-крепость» (Д. Гамахария, Б. Гогия, с. 822). По этому пово-

143

ду 3. В. Анчабадзе пишет: «Ингороква приводит итальянское название географического пункта у р. Аше Chali-ziha, в котором вторую часть (ziha) толкует как мегрельское «крепость», а первую - как мегрельское («река»). На самом деле слово «ziha» означает «зихская» («адыгская), а в Chali, надо полагать, мы имеем турецкое «kale» - «крепость». Следовательно, Chali-ziha -одначает «Зихская крепость» (3. В. Анчабадзе. Вопросы истории Абхазии в книге П. Ингороква..., с. 266).
На наш взгляд, и абх. Гал, мегр. Гали не имеют отношение к мегр. Ӷали «речка». Скорее всего название восходит к турецко-абхазскому қьал «шалаш» или турецкому кале «башня», «крепость», которым могло именоваться Галская крепостная башня, развалины которого и ныне сохраняются в г. Гал (В. П. Пачулиа. Исторические памятники Абхазии, их значение и охрана. М... 1968. С. 102).

Галидзга - см. Аалӡга.

Галхәыҷ - см. Гал.

Ганахлеба - см. Аӡыдаҟәара.

Гантиади - см. Цандрыԥшь.

Гарԥ (Гарп) - подгорный поселок села Уаҭҳара Гудаутского района. В материалах XIX столетия в числе населенных пунктов указанного региона он не значится. Однако, думается, что Гарԥ как название подгорной территории, относится к числу древних топонимов края. Оно образовано сообразно названию Ашьха-рԥы, букв. «предгорье» - от ашьха «гора», р - притяжательное местоимение «их» и ԥы «перед», «пред», точно также Га-рԥ, букв. «предпобережье» - от а-га «(морское) побережье», срав. название гор, лежащих выше уровня Гарԥ, Гашьха, Геишьха «прибрежная гора (горы)».
В топонимии Кавказского Причерноморья И. А. Джавахишвили и С. Н. Джанашия выделяют целую группу названий с окончанием на п/ԥа, этимология которой толкуется ими на почве адыгских языков как «нос», «конец», «устье реки» (см. Бзыԥ). Констатируя мнение авторитетных ученых, X. С. Бгажба дополняет перечень этих топонимов абхазскими названиями - Бзыԥ, Хәаԥ, Ԥшьаԥ, Гәыԥ (Бгажба. Этюды, с. 167). Однако, X. С. Бгажба по-

144

чему-то умалчивает о том, что основа п/ԥы с тем же значением «нос», «перед», «край», «устье» представлен и в абхазо-абазинских языках, что отмечено К. В. Ломтатидзе (см. Ломтатидзе К. В. Тапантский диалект абхазского языка. С. 200). Лексического материала, указывающего на это обстоятельство, в названных языках более чем достаточно. Например, абх.-абаз.: а-ԥы-нҵа «нос», аԥ-гыла, а-ԥы-за - «предводитель», а-ԥы-ра-ҳәа «передник, фартук», а-ԥы-сра «обгонять», «идти вперед», а-ԥы-лара «встречать», аԥ-хьа «перед», «впереди» а-гәыҳә-ԥы «грудь (жен.)», агәар-ԥы «преддворье», ахы-ԥ «изголовье», «край», аӡ-ԥы «край реки», аӡ-ԥа, аӡышәҭа «устье реки» и т. д. Таким образом, есть все основания рассматривать топонимический элемент ԥ/ԥа как древнюю общеабхазо-адыгскую основу (см. выше «Структурно-грамматические типы абхазских топонимов»).

Гвард - см. Гәарда.

Гдота//Гдоута//Гудаута//Гәдоҭа - отмечаются в источниках XIX века, вначале как гидроним - р. Гудота (К - 14), Гдоута (К-22), а затем с 1842 года как населенный пункт Гудота, Гудаута у одноименной реки (К - 20, К - 23 и др.).
Со второй половины XIX века Гәдоҭа (Гудаута) делается заметным поселением городского типа. В 1868 году превращается в участковый центр Бзыпской Абхазии (Пицундский округ) - Пачулиа. Абхазия. С. 50). С 1926 года - город и районный центр.
Гудаута абх. Гәдоҭа, Гәдоуҭа из названия реки Гәдоу: Гәдоуҭа «место, прилегающая к р. Гәдоу», срав. р. Бзыԥ- Бзыԥҭа (территория) р. Басла - Баслаҭа, р. Кәыдры - Кәыдырҭа и т. д.

Георгиевское - см. Горгеул.

Герджин - см. Џьаа.

Герзаул - см. Гуарзаул.

Гиен (Гиенос) - название раннеантичного города, локализуемое исследователями на территории современного города Очамчира и прилегающего к нему района устья р. Моква.
Гиен или Гуэнос (Дюбуа, с. 146) и Диоскуриа (совр. Сухум, Аҟәа) - два населенных пункта (города) в Абхазии, удостоивши-

145

еся самого раннего упоминания в древних источниках. Первым их называет Псевдо-Скилак Кариандский (IV в. до н. э.) - «город Диоскуриада и Гиен, город эллинский, и Гиен - река» (Латышев В. В, Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. - ВДИ. 1947, №3, с. 156). В тексте, приводимом Д. Гулиа, вместо Гиен дает Гиин (Гулиа,с. 249).
В 30-е годы нашего столетия археологами Л. Соловьевым, М. Иващенко и Б. Куфтиным были обнаружены в районе г. Очамчира, ближе к устью реки Моква, следы античного поселения, принятые ими за остатки города Гиеноса. Материалы современных раскопок убедительно доказывают, что здесь с середины VI в. до н. э. существовало крупное античное поселение. На этом же месте найдены остатки раннехристианского храма (Шамба Г., Шамба С. Античный город Гюэнос: мифы и реальность. - См.: Газ. «Советская Абхазия», 1984 г. 20 октября).
При разрешении вопроса о локализации города Гиен//Гуэн// Гюен нельзя не обратить внимания на созвучный с ним современный топоним Дуан (абх. Дәҩан), являющийся названием участка земли на правом берегу реки Моква. На это указывал еще Д. Гулиа (Гулиа, с. 162). Местность, именуемая абхазами Дуан (Дәҩан) или Дуана агдарра (Дәҩана аӷдарра), представляет собой водораздельную возвышенность между pp. Моква и Цхенискар, которая, начинаясь недалеко от морского берега, тянется к центру Моквинского чайного совхоза. Это довольно плоская, возвышенная полоса, выгодная для поселения. Именно здесь Ламберти (XVII в.) локализует поселение Тгуана (Тгуан-ас; К - 4). Дюбуа Тгуанс связывает с Гуэнос (Дюбуа, с. 146). Все эти факты, возможно, указывают на то, что древний Гиен занимал не только левый берег, но и правую сторону р. Моква, или же названная река впадала тогда в море южнее чем сейчас, оставляя справа ныне открытое античное поселение. В связи с этим, напрашивается вопрос, не восходит ли Гиен, Гуэн к древнегреческому Youvos (Гоунос), означавший «возвышенность», «холм» точно так же, как и абх. дәҩаны «плато», «приподнятая равнина, поле».

Гнаденберг - см. Абжьаҟәа.

Гнилушка - см Аӡаԥшь.

Гогидцкари - см. Арсаул.

146

Горана - см. Гумиста (Гәымсҭа).

Горгеул - фиксируется в 30-е годы XIX века как село выше Джампала (Ведомости, с. 226). На территории села Горгеул абх. Гьаргьаул и Джампал анатолийские греки создают в 1869 году село Георгиевское. Последнее переименовано в 40-е годы в Сагеоргио (АТД Абхазской АССР, 1951, с. 15), а затем восстановлено (нет указа).
Название образовано с помощью тур. ул «село».

Горем - местность у автомобильной трассы и железнодорожной станции в пос. Цкургил села Адзюбжа. Топоним Горем представляет собой сокращенное название «Головной ремонтно-восстановительный поезд» (см. Словарь сокращений русского языка, с. 124).

Гото - см. Кодор.

Гребешок - название населенного пункта в с. Орехово - ныне Арасахәы Гагрского района. Территория поселка была известна в прошлом как самостоятельное село, а после махаджирства как урочище - Чигрипш. В начале XX века в районе Чигрипша разместилась дача Долбышева под названием «Гребешок». Впоследствии этим именем заменяется комоним Чигрипш (ЦГАА, ф. 1, д. 155). В материалах АТД Абхазской АССР 1935 года территория с. Гребешок значится раздельно на Нижний Гребешок и Верхний Гребешок и там же приводится предшествующее им название Чигрипш (ЦГАА, ф. 1, арх. 2238). Последнее из абх. Чыгрыԥшь «край Чиговых».

Грес - микротопоним в пос. Куазан (Квезани) г. Ткуарчал. Происходит из сокращения названия «Государственная районная электростанция».

Грузинское ущелье - см. Ахухшара.

Гәалӡа или Гвалдза - в прошлом село в 18 верстах от Сухума (Пятый археологический съезд в Тифлисе. М. 1882. Т. 1. С. 19).

147

Абхазская его форма Гуалӡа дается у Д. И. Гулиа (с. 298). По своему расположению Гвалдза соответствует с. Павловское (Одишский с/с, Сухумский р-н). Последнее появилось как поселок греков-переселенцев в 1881 году. В 40-е годы оно переименовано в груз. Урави (нет указа), а затем восстановлено. В настоящее время официальное название села- Гәалӡа (Гуалдза). Этимология последнего не понятна, возможно, в основе антропоним.

Гьанҵәыш // Дгьанҵәыш // Дианҵәыш - село и река в Кодорском ущелье между с. Ажара и р. Клыч. В источниках фиксируются и другие формы: Дганицыш, Генцвиш, Гвенцвипш, р. Дзиантвиш, р. Дгинцыш (Гицба, с. 241). Согласно утверждению информаторов, название возникло в эпоху абхазо-мегрельских воин (XVII в.). Правитель Мегрелии Дадиани, захватив верховье р, Кодор, поставил пограничный столб аҵәыш в местности, именуемый ныне Дианҵәыш или Дгьанҵәыш, что в переводе с абхазского означает «пограничный столб Дадиана» или «метка Адиана (Дадиана)» (Бгажба. Этюды, с. 176). Дадиан в абхазском языке трансформирован в Адиан или Адгьан. Как нам представляется, в пользу этой этимологии говорит и название горы Адиантәара//Диантәара (фонетическая вариация Дгьантәара), расположенной выше поселения Дианҵәыш (Аԥсны атопонимика, с. 354). Последнее переводится так же с абхазского как «пристанище Дадиана», «стоянка (букв. сидение) Дадиана», где тәара «стоянка», «пристанище». В записях Ш. Д. Инал-ипа также читаем: «В своем завоевании Адиан дошел до Дала и там в верховьях Кодора установил пограничный столб, который назвали Дианцвиш, от Диан (Дадиан) и аҵәыш, что по-абхазски означает кол, столб (совр. с. Генцвиш), а облюбованную им правобережную с пастбищами гору абхазы назвали Диантвара (Диантәара), т. е. «место сидения Диана» (Инал-ипа Ш. Д. Антропонимия абхазов, с. 256). Наш оппонент Т. Мибчуани всего этого не знает, да похоже, знать не хочет. Для него и топоним Дгьанҵәыш или Гьанҵәыш сванский топоним. Он пишет: «В этом географическом названии основой является «генцв», что представляет собой измененную форму сванского «генчв» - бузина, а иш - известный сванский суффикс. Генчвиш (Генцвиш) означает «бузинное место». Дей-

148

ствительно, в с. Генцвиш бузина - распространенное растение». Далее, самое интересное, оказывается «сваны еще до своего переселения знали, что должны переселиться в Генцвиш» (см. статью автора «К вопросу об этническом происхождении миссимян»).

Гьечриԥшь (Гечрипш)//Гьачрыԥшь - название крупного поселка на морском берегу у левобережья р. Псоу. С конца XIX века территория этого поселения начинает именоваться Ермоловск в честь министра земледелия царской России А. С. Ермолова, побывавшего в этом районе в 1894 году. Названием Ермоловск//Ермоловка поселок обозначался до 1944 года, затем переименован в Леселидзе - именем советского генерала Леселидзе, не бывавшего здесь ни разу. В материалах АТД Абхазской АССР 1935 года приводится микротопоним, относящийся'к данной местности Лаблеи (ЦГАА, материалы ЦИКа Абх. АССР, ф.1, арх. 2238.
Исконное название села Гьачрыԥшь//Гьечрыԥшь восстановлено в 1992 году. Гячрипш (Гьачрыԥшь) означает букв. «край Гячовых (Гечбовых)» - Гечаа//Гьачаа (Гечба) - известный абхазский княжеский род, владевший этим краем. По свидетельству Дьячков-Тарасова в Гечрипше проживал сам садзский правитель Рашид Гечба, а у устья р. Псоу находилась гавань Гьеч (Мачавариани, с. 243).

Гәандраа рхықә - см. Гәандра.

Гәандра - местечко у берега моря на границе сел Ешыра и Псырӡха, а также гора у северо-восточной границы Абхазии и река на Северном Кавказе.
Обозначенные именем Гәандра объекты являются пограничными, и потому возможно Гәандра объясняется из Гә-аандра «пограничный» - от агәы «середина, граница» + аандара «сторона, край». И. И. Цвинария, со ссылкой на рукопись Г. 3. Шакирбай, пишет: «Гуандра в переводе с абхазского означает край центра, где гу-агу- центр, сердце, середина, анд - край, пункт, ограда, ра - суффикс общности и множественности» (Цвинария И. И. Поселение Гуандра. Тб. 1978. С. 5).

149

Вместе с тем, не исключено, что в основе названия - антропоним. На существование в прошлом рода Гәандра, возможно, указывает название возвышенности в с. Ешыра - Гәандраа рхықә, букв. «край Гуандровых», где р - притяжательное местоимение 3-го лица множественного числа «их» и а-хықә «край», «кромка» (Аԥсны атопонимика, с.147).
С. X. Ионова допускает, что топоним Гәандра может быть из абхазо-абазинского фамильного имени Гәанаа//Гәанараа «Гоновы» (Ионова С. X. Абазинская топонимия, с. 96).

Гэараԥ (Гварап) - крупная, богатая пастбищами гора в Сухумском районе вблизи гор Қәабчара и Жәыргь. Гора делится на Гәараԥ ду «Большой Гуарап» и Гәараԥ хәыҷы «Малый Гуарап». В пределах г. Гәараԥ, вблизи Абылраху имеется известный культовый камень «Гәараԥ аҳаҟьа», покрытая процарапанными изображениями топоров, крестов, тамгообразных пастушеских знаков, всадника, вооруженного копьем и луком со стрелами, птиц, знамен и т. д. (см. Ю. Н. Воронов, В. Б. Левинтас. По древним тропам горной Абхазии. Сухуми. 1982. с. 30). Гәараԥ известен и своими озерами Гәараԥ аӡиа, Ҟәараш «Белокаменный» или Аԥсыӡ зҭоу «Содержащий рыбу». Здесь также целый комплекс каменных скотоводческих построек, именуемые ацангуара, описанные Ц, Н. Бжания, Ш. Д. Инал-ипа, Ю. Н. Вороновым (Инал-ипа. Страницы, с. 109; Ю. Н. Воронов, В. Б. Левинтас. Указ. раб., с. 31). Наконец, здесь же рядом с ацангуарой имеется известный огромный каменный навес - пещера Аҳаԥы, которая может вместить около 500 голов мелкого рогатого скота. Если исходить из наличия на горе сложенных из камней скотоводческих оград, то легче всего видеть в названии Гәараԥ основу а-гәара «ограда», (древ.) «стоянка», или агәарԥ «преддворье», что на наш взгляд, немного сомнительно. Скорее всего, Гәараԥ восходит к Гәарҳаԥы, букв. «стояночная пещера» от а-гәара (скотоводческое) «стоянка» и ҳаԥы «пещера» или же Гәараҳаԥы «оградная пещера» от агәара «ограда». Со временем, в результате ассимиляции среднего ҳ и стяжения основы Гәараҳаԥы, могло трансформироваться в Гәараԥ.

Гәарда - название горы между рр. Басла и Келасур над се-

150

лом Абжаква. В источниках фиксируется и как Гәард, Гвард (Гицба, с. 157, 165). Имеется поселок Гәарда аҳабла у восточной подошвы г. Гәарда. Западнее г. Гәарда в районе Гума (быв. Шрома) -известна местность Гәардхадәы//Гәардхәадәы и р. Гәардхәакәара или Гәардхакәара (Аԥсны атопонимика, с. 141, 167). Скорее всего, в основе этих названий лежит родовое имя Гәард или Гәарда, срав. с фам. Гәард-ал (Инал-ипа. Ш. Д., Антропонимия абхазов, с. 225). В пользу этого говорит и этимология Гәард-хәадәы, состоящей из Гәард-хәа «гора, возвышенность Гуард или Гуардовых» и дәы «поле, равнина», Гәардхәакәара «речка горы Гуардхуа».

Гәардхәадәы - см. Гәарда.

Гәардхәакәара - см. Гәарда.

Гәарзаул//Ӷәырзаул или Ӷәырзаул//Герзаул - село в Гулрипшском районе. У Нордмана в списке населенных пунктов Цебельдинского округа фиксируется Гварзаул (К- 20). В других источниках фиксируются Горизеул (К - 20), а на карте 1847 года Горазеух (К - 23), у Пахомова - Гордзеул. Относительно границ села во второй половине XIX века Пахомов сообщал: «... с севера гора Апианча, с востока река Кодор (у переправы селения Наа), с юга хребет гор, отделяющих селение Гердзеул от селений Кац Игыларта и Парнаута, и с запада река Бзыб Аквара» (Пахомов, с. 276). Гордзеул или Гордзаул (К-27) фиксируется в абхазской транскрипции как Ӷуарзаул (К -26, Гулиа, с. 198 и др.). В материалах АТД Абхазии 1925 - 1935 гг. оно значится в форме Горзеулы. В 40-е годы последнее переиначено в Гурзули. В среде пришлого населения Ӷәарзаул бытовал в форме Арзаул. На северо-западной окраине села Ӷәарзаул на гребне горы расположены руины крепости VII - VIII вв. одной из наиболее значительных оборонительных сооружений Абхазии (Воронов Ю. Н. Памятники села Герзеул. Сухуми. 1980. С. 42). С этой крепости широко обозревается морское побережье, видна и Анакопийская крепость. По мнению Ю. Воронова, Герзеульская крепость должна была служить важной преградой на дальних подступах к Анакопии. Она выполняла и роль дозорной крепости. Кроме того, Горзеульская крепость, как отмечают И. Адзынба и Ю. Воронов, находится на

151

перекрещении двух важных древних путей Абхазии - дороги через Цебельду и Клухорский перевал и подгорной дороги, тянувшейся отАнакопии в сторону Кутаиси. Как полагают ученые, по этой дороге прошел в VI в. в Апсилию и Абасгию иранский полководец Набед. Им же воспользовались и арабы в VIII веке. В дальнейшем эта дорога связывала важнейшие центры Абхазского царства от Кутаиси до Анакопии и называлась, согласно грузинским летописям XI века, «Абхазский путь» (Ю. Воронов. Указ. Работа, с. 41-42).
Ӷәарзаул, как населенный пункт, в прошлом относился к селу Мархиаул. М. М. Иващенко писал: «Ныне Горзуел, или Арзеул, как его называют местные жители, ничем не замечателен, но в начале прошлого века (XIX в. - В. К.), при первом появлении в Абхазии русских, он был известен как крупный торговый центр, куда свозились контрабандные товары, получаемые морем из Турции» (Иващенко М. М. Герзеульский клад монет Кесари Каппадокийской. ИГАИМК, № VII, 10. М., 1931. С. 1).
Более древние сведения ни о селе Горзаул, ни о его грандиозной крепости, странным образом, отсутствуют в письменных источниках, во всяком случае, мы их не знаем. Это обстоятельство усложняет выяснение этимологии самого названия села и крепости.
Г. 3. Шакирбай считал, что название Ӷәарзаул или Горзаул связано с именем рода Гурзовых, имевших когда-то свой «аул», т. е. поселок, в центральной части прохода (см. Ю. Воронов. Указ. работа, с. 3). Ш. Д. Инал-ипа же топоним Ӷәырзаул сближает с патронимом Ӷәырзалиа (Инап-ипа Ш. Д. Антропонимия абхазов, с. 303). Если исходить из направления мысли названных уважаемых авторов, то действительно следует вычленить из названия, как это делает Г. Шакирбай, тюрк. а-ул «село», «поселение». С помощью последней образованы целый ряд топонимов Абхазии - Арсаул (возможно из Урыс аул «русское село»), Баул, Мархьаул и т. д. (см. Гал). Этот же элемент (слово) встречается в источниках начала XIX века в препозиции некоторых ойконимов Аул Багмаран, Аул Мархаул и т. д. (Кудрявцев, 175). К тому же в Абхазии немало и других топонимов явно турецкого происхождения. Например, имеющийся вблизи с Ӷәарзаул узкий проход в Цебельду, между горами Апианча и Адагуа, именовался тур. Бо-

152

газ «горловина», «узкий проход». Таким образом, остается загадочным основа названия Ӷәарзаул//Горзеул - Ӷәарза//Ӷәырза или Гәарӡа (Гуардза)//Гәардӡы, которая могла существовать до турецкого влияния как топоним без элемента а-ул.
Не отрицая, в основном, мнение Г. 3. Шакирбай и Ш. Д. Инал-ипа, мы склонны видеть в основе форму Гәардӡы, где ӡы может быть древним абхазо-абазинским этнопатронимным элементом Сад-ӡы, Амҷы-ӡы, Кьыл-ӡы и т. д. Думается, что родовое имя Гәард, Гәардӡы лежит и в названиях близлежащих к Гьерзаул географических объектов - гора Гәарда между рр. Басла и Келасур над селом Абжаква, Гәардхәадәы - равнина в районе Гәыма - из Гәард-хәа «гора Гуардовых» и а-дәы «поле», «равнина»; Гәардхәа кәара - речка в районе Гәардхәадәы (см. Гәарда), срав. также с названием села восточнее Гәаразаула - Гырджин и с абх. антропонимом Гырджин. Таким образом, похоже что Гәарзаул >(Ӷәарзаул//Горзеул) первоначально именовался Гәардӡа(а), а Горзеульская крепость Гәардӡы абаа «Гуардзская крепость».
Вместе с тем, не исключено, что название в целом является турецким: Герзеул из Гериджаул «патрульное село», «дозорное село» (см. выше о назначении и местоположении крепости Герзеул), где геридж «патруль», «дозор» и аул «село». Если верить П. Ингороква, название Ӷәырзаул, в грузинской передаче - Ӷәырдзаули имеется и в географической номенклатуре Аджарии (П. Ингороква. Указ, работа, с. 170), которое впрочем может быть занесенным абхазскими махаджирами в Аджарию.

Гәдаа // Гудава - прибрежное село в Галском районе.
Название впервые упоминается в грузинской исторической хронике «Матиане Картлиса» в связи с деятельностью царя Баграта III (X в.): «Этот же царь построил Бедийский храм, учредив там епископскую кафедру, упразднив Гудавское епископство...» (Матиане Картлиса, с. 42). В переводе этого же источника Г. Цулая вместо Гудавское читаем Гудаквское (Летопись Картли, с. 61). На карте 1802 года фиксируется форма Куда (К- 13); далее Гудава (К- 14, К- 15, К- 16; Дюбуа, с. 161 и др.) и Гудаа (К-26, Гулиа, с. 299). Село Гудава или Гуда прошлых веков, в советское время существовало раздельно на Гудаа в составе с. Ачигварского и Вторая Гудаа в Галском районе. Ныне Первое и Второе Гудаа объединены в одно село под названием Гудаа.

153

Гәдоҭа//Гәдоуҭа - см. Гдота.

Гәдоу (Гудоу) - см. Гдота, Гәдаа.

Гәылрыԥшь (Гульрипш) в искаженной форме Герврипш зафиксирован Нордманом в 1839 году (Нордман, с. 421). На карте 1842 года дается как Гульрипш (К - 20) и далее Гульрипши (К -23), Гульрипш (К-23, К-27). А. Пахомов дает следующее описание расположения села Гульрипш: «Селение это расположено в довольно узком ущелье, окруженном горами Мерхеульскими и Парнаутскими, по которой лежит небольшая речка, отделяющая в своем низовье Гульрипш от Цандикуара. Поселение расположено напротив выхода из ущелья... Большая поляна, расположенная напротив выходи из ущелья... (тоже относится к Гульрипшу. - В. К.)» - (Пахомов, с. 278).
В настоящее время Гулрипш - районный центр и поселок городского типа с 1975 года.
Ойконим из круга абхазских топонимов, с элементом ԥшь «край». Гәылрыԥшь «край Гуловых (или Гулиевых)», где р - притяжательное местоимение. 3-го лица множественного числа «их», см. Багрыԥшь, Гагрыԥшь, Цандрыԥшь и др.

Гәыма, Гәымм (Гума или Гумм) - до махаджирства известное абхазское село в Гумистинском участке (совр. Сухумский р-н) - (Пахомов, с. 303; Мачавариани, с. 341; К-26 и др.) Оно занимало обширную территорию, гранича с севера с Псху (гора Доу), с востока - селениями Амхял и Акапа, с юга - селениями Бырц, Яштуха и Эшира, и с запада - частью Эшира и Анухва (Пахомов, с. 303). В 1881 году в его центральной части возникло греческое село Михайловское (названо именем сына Александра III Михаила Александровича). Последнее было переименовано в груз. Шрома «Труд» в 1943 году. Исконное название Гәыма (Гума) восстановлено в 1996 году. От названия территории Гума, Гумм и р. Гәымсы (К - 20) возможно Гәымзы, по мнению С. Джанашия - Гумпсы «Гумская река» или Гәымсҭа «Гумское ущелье». Та же основа Гумм в варианте названия этой же реки Согум, упоминаемый С. Броневским. Сам ойконим относится к древнему пласту абхазской топонимии и происходит он из родового имени Гәым,

154

Гвымаа. От рода Гәым позже вычленялись фамилии Гәым-ба, Гәын-ба (В. К.), A-гәым-аа (см. Бгажба. Этюды, с. 166)

Гумиста - в прошлом название населенного пункта на левом берегу одноименной реки, выше поселка В. Яштуха. Отмечается в материалах АТД Абхазии 1925 - 1935 гг. в составе Гумистинского с/с Сухумского района. Указывается также на картах как Гумста (К - 26), Гумиста (К - 25, К - 27, К - 29 и др.). Судя по АТД ГССР в 40-е годы он уже именуется Цугуровка, а в 1948 году последний переименован в груз. Горана «Горный» (АТД ГССР, с. 289). К указанному селу примыкает местность и древняя крепость Абыза. Этимологию Гумиста, см. Гәыма, Гәымм.

Гәыҧ (Гуп) - село в Очамчирском районе, западнее г. Ткуарчал. Фиксируется в источниках начала XIX века как многолюдное село Гуп (Нордман, с. 422). Пограничная полоса сел Гәыҧ и Арасадзыхь фиксируется под названием Гәыԥ-агәы «Центр (села) Гәыԥ», которая ныне относится к с. Арасадзыхь. Название Гәыԥ-агәы указывает на то, что северо-восточная граница села Гәыԥ доходила до р. Мықә. Название села Гәыԥ Х. С. Бгажба относит к числу топонимов, образованных с помощью топоформанта ԥ/ԥа, толкуемый из адыг. «нос», «конец», «устье реки» (см. Гарԥ), что, на наш взгляд маловероятно. Можно соблазниться и на увязку названия села Гәыԥ с уже исчезнувшей абхазской фамилией Гопа (см. Инал-ипа Ш. И.. Абхазская антропонимия, с. 225) или с родом Гәаԥ-иа, который и ныне проживает в селе. Однако, думается, правы старцы-информаторы, которые название села идентифицируют с абхаз, скотоводческим термином а-гәыԥ «пастушеский коллектив», «сообщество пастухов». Известно, что пастушеские коллективы из разных сел собираясь в селе Гәыԥ расходились двумя дорогами в горы - одна дорога шла через село Арасадзыхь по р. Қәаламыр и другая через с. Аджампазра и р. Ӷьеџьыр, срав. Агәыԥ ргыларҭа «Стоянка агәыԥ», Агәыцрра «Орех (грец.), принадлежащий а-гәыԥ».

Ӷбааԥшыра // Ӷбаԥшыра - гора в с. Мгудзырхуа Гудаутского района (см. Аԥсны атопонимика, с. 270). Она высится среди близлежащих возвышенностей, с нее хорошо обозревается

155

глубь моря. Название горы явно увязывается с мореходством, состоит оно из основы ӷба (А-ӷба) «корабль» и ԥшыра из аԥшра «высматривать», «наблюдать», «ждать» - Ӷбаԥшыра (Ӷбааԥшыра?), букв. «выжидание корабля», «высматривание корабля», т. е. «место выжидания (или высматривания) корабля». Ш. Д. Инал-ипа переводит Ӷбаԥшыра как «место наблюдения за кораблями» и здесь дает связанную с этой горой просторную легенду (см. Инал-ипа. Вопросы, с. 170-171).

Ӷьеџьыр - правый приток р. Аалзга (Галидзга).
В верховьях реки Ӷьеџьыр есть скалы Ӷьеџьду «Большой Гедж» и Ӷьеџьхәыҷы «Малый Гедж», а также местность Ӷьеџьиԥарҭа «место, где прыгнул Гедж».
Да недавнего времени Ӷьеџь являлось распространенным собственным именем среди абхазов. Но, возможно, что этот топоним связан с сохранившейся у абазин фамилией Хьачир (Хьачир-ипа) (см. Ионова С. X. Абазинская топонимия. С. 15), у абхазов - Хеч-ипа (Инал-ипа Ш. Д. Антропонимия абхазов, с. 227).

Ӷәарзаул - см. Гәарзаул.

Ӷәада (Гвада) - подгорное село в Очамчирском районе. У Нордмана в списке населенных пунктов Абживского округа (совр. Очамчирский р-н) значится как Гвада (Нордман, с. 422). Последнее, по своему окончанию можно сблизить с названием близлежащего села Джгиарда, хотя это может быть простым совпадением. Ӷәада возможно из личной имени Ӷәада, Гәада или скорее всего от абхаз. хуада, абаз. гуада «косогор», «подъем», «верхняя площадь холма». Название встречается и на Северном Кавказе на территории абазин (Ионова С. X. Абазинская топонимия. С. 102).

Дал - согласно источникам первой половины XIX века - крупный населенный пункт выше села Багада (Ведомости. С. 226, Нордман, с. 423) на правой стороне р. Кодор (К- 29). Фиксируется также Дал апста (Дальское ущелье), как название Кодорское ущелье от Багады и выше (Мачавариани, с. 270). На карте 1847 года (К-23) указывается урочище Дал на левом берегу Кодор. В

156

народе топоним Дал известен и в более широком значении - как название всей территории верховья Кодора от Багадских скал, куда входит и район Латы (название Латы почему-то отсутствует в ранних источниках). Материалы АТД 1925 - 1935 гг. на территории бывшего села Дал помещают населенный пункт Мясниково // Мясниковка. Последнее переименовано в 40-е годы в груз. Церули (АТД Абх. АССР, 1951, с. 15), а затем восстановлено (нет указа). В настоящее время узаконено исконное наименование Дал. Название Дал уже десятки лет привлекает внимание исследователей и любителей старины. Одни сближают его с сванским дал «леший» или с чеченским дели «бог», сванским божеством Дали (см. Д. И. Гулиа. История Абхазии, с. 96, 125). П. Ингороква и Т. Мибчуани прямо увязывают с именем сванского божества Дали - богини охоты. Исходя из этого Мибчуани делает далеко идущие выводы, главное, что миссимиане, проживавшие в раннем средневековье в Кодорском ущелье, были сванами, (см. Т. Мибчуани. К вопросу о этническом происхождении миссимиан). Ш. Д. Инал-ипа же Дал ставит в ряд названий Абхазии, оканчивающихся на -ал. Из вышеназванных авторов, кроме Ш. Д. Инал-ипа, никто не берет в счет местную абхазскую форму Дал. Как известно, Дали есть закономерная, грузинская форма передачи абх. Дал. Грузины произносят и пишут Москови (Москва), Ростови (Ростов), Ниорки, Вашингтони..., а также к названиям рек добавляют ҵҟари, цҟали - Волга-цкари, Моквис-цкали и т.д. Однако, от этого они не становятся по происхождению картвельскими. Достаточно знать микротопонимию Далского ущелья и других регионов Абхазии, чтобы стало ясно происхождение названия Дал. Так, например, лавровишневый массив находящийся напротив населенного пункта Дал, на левобережье р. Кодор именуется Дал ишәымҳара (Дал и-шәымҳа-ра) букв. «Лавровишневая роща Дала», где Дал - родовое имя, и - притяжательное местоимение 2-го лица «его» и а-шәымҳара «лавровишневая роща», срав. с топонимами Ашәымҳара, Гыр-шәымқара (в районе Ходжальских гор), Ашәымҳа-рыҵа (с. Мгудзырхва). В Гудаутском районе, в селе Аацы имеется название Далаа радгьыл, букв. «земля Даловых» - от Дал (ед. число) - Дал-аа (множ. число) «Даловы», р - «их» и дгьыл «земля». Здесь же Далаа рбораҭра «место сарая (хлева) Даловых» (см. Аԥсны атопони-

157

мика, с. 219, 268, 342, 343; Гицба, с. 292). Все это указывает на то, что еще до махаджирства в Абхазии сохранялся род Дал, Далаа и не только в ущелье Дала. Они были представлены и на Северном Кавказе у абазин и кабардинцев, где и ныне живут и пишутся Дал-ов, Даловы (см. Д. Коков. Из адыгской (черкесской) ономастики, с. 143). Известный кавказовед Л. И. Лавров по этому же поводу говорит: «Название Дал принадлежало небольшому независимому политическому объединению сельских общин, дошедших из глубокой древности до начала XIX в». (Лавров Л. И. Назревшие вопросы изучения социальных отношений на докапиталистическом Кавказе, - в Кн.: Социальная история народов Азии. М. Наука. 1975. С. 7). Вполне с этим увязывается существование в прошлом, до 40-х годов XIX столетия, в Кодорском ущелье два крупных абхазских общества Дал и Цабал.

Дандра - см. Дранда

Дапуакыт - село, помещавшееся до махаджирства в междуречье Малого и Большого Кодора. Впервые упоминает его Нордман (с. 422).Во времена последнего оно входило в Абживский округ (совр. Очамчирский р-н). В последующих источниках название этого села фиксируется как Дапакит (К - 23), Доупакит (К -26). Пахомов же приводит форму Допуакит и указывает следующие границы села: «... с юга селение Аварче, с запада - Кац Игыларта и Цхубен, с севера часть Кац Игаларта и Гардзеула, близ Наа, и с востока - Большой Кодор» (Пахомов, с. 301). В 1881 году здесь, в покинутом абхазами селе, образовалось эстонское село - Эстонка, вошедшее, в советское время, во Владимировский с/с Гульрипшского района. В приложенном к карте Чачба-Шервашидзе списке населенных пунктов Абхазии прямо указывается «Эстонка - быв. Доупакит» (К - 26). В 1948 году Эстонка была переименована в груз. Багнашени, а затем восстановлена в 1955 году. Ныне узаконено исконное Допуакыт. Последнее состоит из родового, дворянского имени Допуа и кыт «село».

Демерченц- см. Хушкарипш.
Дербент - см. Гагра
Дерекей - см. Мтискалта.

158

Джампал - см. Џьампал.

Джгерда - см. Џьгьарда.

Джигетия - см. Џьгыҭа.

Джимашта - см Зымашҭа.

Джина - см. Адзин//Адзина.

Джаа - см. Џьаа.

Дзышра - см. Ӡышра.

Дзыбна - см. Ӡыбна.

Диантәара - см. Гьанҵәыш.

Дианҵәыш - см. Гьанҵәыш.

Диоскурия - общепризнанное древнее название города Сухум. Первое упоминание о Диоскурии имеется у греческого писателя Псевдо-Скилака (IV в. до н. э.), сведения которого, как полагают, заимствованы из труда Скилака Кариандского - автора VI в. до н. э. (Инадзе М. П. Причерноморские города древней Колхиды. Тб. 1969. С. 48 - 58). Основание города также относят к VI в. до н. э.
Вторая половина IV- III вв. до н. э. - время расцвета Диоскуриады. Он становится многолюдным торговым городом, где, по словам Страбона, «собирается 70 народностей», а по Плинию «300 племен, говоривших на разных языках». По сообщению Аппиана, понтийский царь Митридат, отступая под натиском римлян из Малой Азии вместе с остатками своей разгромленной армии, закрепился в 66 г. до н. э. в Диоскурии, где провел целую зиму. (Аппиан. Митридатовы войны. Тб., 1959. С. 195 - 196).
В середине же I в. н. э. Диоскурия уже была предана полному разрушению.
До 50-х годов нашего столетия точная локализация Диоскурии вызывала спор ученых и любителей истории. Одни, в основном, принимая во внимание созвучие Диоскурии с названиями Искурия, Скурча, располагали город на окраине Сухумской бухты, на восточном берегу реки Кодор. Первым эту мысль высказал Иерусалимский патриарх Досифей-Натара (А не Дюбуа, как пишут многие), а затем Шарден (1662 г.), Де-ла-Мотре (1712 г.) (Гулиа Д. И. Сухум не Диоскуриа, с. 86), Броневский (1810 г.), Дюбуа (1838 г.), Услар, Гулиа и др.
Однако, сегодня убедительно доказано, что древняя Диоску-

159

рия охватывала территорию современного Сухума и прилегающих к нему районов (Трапш М. М. Указ. раб., с. 209 - 219; Воронов Ю. Н. Диоскуриада-Себастополис-Цхум. М., 1980; См. также: Шамба Г. К. Где была Диоскурия? - Советская Абхазия, 1975, 23 октября). По Ефстафию Диоскуриада не только город, но и страна (см. Гулиа, с. 259). Согласно сообщению Флавия Арриана (II в. н. э.) Диоскурия была основана выходцами из Милета - крупного города-порта в Западной части Малой Азии. Некоторые же авторы утверждают, что последнему предшествовал, упоминаемый в мифе об аргонавтах, город Эйя (см. Эия). Вообще же к территории г. Сухум привязываются десяток разных названий, среди которых наиболее известными являются Эйя, Диоскурия, абх. Акуа, Севастополь, Цхуми, Сухум, Сухум-кале (см. Сухум).
По поводу этимологии Диоскурия существуют ряд мнений. Древние авторы, например, Помпоний Мела (I в. н. э.), Аппиан (II в. н. э.) основание города и его название связывали с участниками похода аргонавтов Поллуксом и Кастором Диоскурами (из древ.-греч. «близнецы»). Грузинский ученый И. А. Орбели, основываясь на эту же древнегреческую легенду, ойконим Диоскурия переводит как «город близнецов». Но при этом он считает первоосновой грузинское слово ткуби «близнец (близнецы)» от которого, на его взгляд, происходит средневековое название г. Сухум - Цхом-и, якобы переведенное в античную эпоху на греческий язык. (Орбели И. А. Город близнецов и племя возниц. ЖМНП, №5, 1911). Однако, в научном мире версия грузинской основы этимологии Диоскурия всерьез не воспринята. Она сомнительна хотя бы по тому, что Диоскурия находилась далеко от этнической границы картвелов, а названия Цхоми или современное Ҭҳәыбын, как отмечают ряд авторов, совершенно иного происхождения (см. Сухум). Иную этимологию для Диоскурия предлагают С. Джанашия и Т. Микеладзе. Они рассматривают его как сложное слово, состоящее из двух картвельских основ диа «мать» и скури «источник» и дают в переводе «мать рек», «мать вод», что 3. Анчабадзе считает лишь правдоподобным предположением. (Анчабадзе 3. В. История и культура древней Абхазии, с. 152). Правдоподобные объяснения этимологии Диоскурия можно строить и на базе абхазо-адыгских языков, например, срав. Диоскур с абх. Тыӡгуар «стенная ограда», где тыӡы «сте-

160

на» и гуара «ограда» при том, что совр. абхазские названия г. Сухум - Аҟәа, в прошлом означала «крепость» и т. д. Однако, мы, как и многие авторы, склонны считать Диоскурия топонимом греческого происхождения. П. Мачавариани полагает, что название Диоскурия в переводе «Божий источник», было дано Сухуму греками в честь богов Диоскуров, покровителей всех мореплавателей (Мачавариани, с. 224). Диоскурия переводится также из греческого как «сын богов» (Д. Гамахария, Б. Гогия. Указ. раб.с. 518).
Как нам представляется, из всего разброса мнений следует поддержать заключение известного археолога, исследователя Диоскурии М.М. Трапш. Анализируя различные факты, он приходит к выводу, что Диоскурия произошла от «диоскуры» - греческого слова, являвшегося прозвищем близнецов Кастора и Полидевка, участвовавших в мифическом походе аргонавтов. Согласно греческой мифологии, культ диоскуров был широко распространен в различных областях Греции. В Спарте диоскуры считались защитниками государства и покровителями гимнастики. Диоскуров чтили как покровителей воинов и мореходов. Культ диоскуров распространился и среди италийских племен. В 484 г. до н. э. в Риме был освящен храм диоскуров и т. д. (Трапш М. М. Указ. соч., с. 219).

Дооб - см. Дәаб.

Доу- гора, перевал, местность на левобережье р. Западная Гумиста.
Топоним Доу первоначально выступал как название равнинной местности в районе горы, по дороге на Псху. В названии сохранилась еще не лабиализованная основа ды «поле, равнина», срав. абаз. ды, современное абх. дәы «поле, равнина» и оу «длинный» - отсюда Доу, букв, «длинное поле». Вариант Доуҳәаҟьа, встречающийся в источниках искаженно как «доулака», означает «Доуская плоскость» - от аҳәаҟьа «плоский».

Дранда // Драндра - известное село в Гулрипшском районе на левобережье р. Кодор. Название села в форме Dandras фиксируется в XVII столетии в качестве комонима и название церк-

161

ви (К-4, Ламберти, с. 128). Шарден вместо Дандра здесь помещает Пигилитас (Шарден, с. 38). У Вахушти приводится форма Драндара (Вахушти - 1976, с. 257). На картах XVIII - XIX веков даются: Транша (К-5), Дандар (К - 11, К - 16), Drantas (К - 13), Дранды (К-20), Дранда (К-23). В начале XIX века фиксируется двойное название - «Дранда-Цхоби» (Ведомости, с. 227), у Нордмана «Цкабын или Дранда» (С. 122), у Пахомова - «Селение Цхубен или Дранда» (с. 284). Цкабын (Цкыбын) является абхазским названием Дранды (К - 26; Кудрявцев, с. 36; Гулиа, с. 158) и фиксируется оно вместо Дранды целым рядом источников еще с конца XV века как icaвa (К-3), Цхаба (К - 14), Цкыбын (К-26). В некоторых материалах фигурируют оба названия рядом друг с другом: Цкабун и Дранды (К - 20), Цхубен и Дранда (К - 20), (Мачавариани, с. 300).
Согласно Пахомову, границы села Цхубен (Цкыбын) или Дранда, определялись таким образом: «... с запада р. Адзапш (отделяющая Цхубен от Пшапа); с юга - море, с востока селение Бабышь-Ира и старое русло Кодора, с севера - селение Допуа-кыт и Кац игыларта» (Пахомов, с. 284).
В современном селе Дранда (Цкыбын) находится известный Драндский собор VI-VII веков, относящийся к крестокупольным, четырехстолпным храмам, имевшим в Византии наибольшее распространение в VI-VII веках (Воронов Ю. Н. В мире архитектурных памятников Абхазии. М., 1978, с. 105).
В армянском календаре от 11 сентября 1910 года «Кавказ в древних памятниках христианства» имеется заметка о том, что в Сванетии, в Лаштхверской церкви, в 1860 г. была обнаружена икона «превосходной чеканки работы с позолотой» и надписью: «Св. Иоанн Евангелист, прославь драндели Сабу». Драндели именовались епископы, имевшие кафедру в Дранде (Адзинба, с. 72-73).
Однако, в эпоху Мегрельского (лазского) княжества, когда граница последнего доходила до р. Кодор, мегрельские епископы, именовавшие себя драндели (драндские) не могли сидеть в Драндском соборе, ибо последний находился на абхазской стороне. Скорее всего, их местопребыванием являлся храм Мармал-абаа на левобережье р. Кодор.
Во время турецкого владычества Драндский храм подверг-

162

ся разрушению. Об этом сообщается в отчете русского посольства, побывавшего в Драндском соборе в 1640 году (Пачулиа. Абхазия., с. 124).
В 1835 г. Дранда была занята царским отрядом генерала Ахлестышева как стратегический пункт. В 1883 г. здесь был основан мужской монастырь. В связи с этим на территории Цкабына или Верхняя Дранда образовался новый населенный пункт Архиерейское (см. выше - Архиерейское). В советское время -в 1922 году в с. Дранда создается совхоз «Дранда». В 1931 году он передается Конезаводу наркомзема Абхазской АССР, а в 1935 г. на его базе организован колхоз (Пачулиа. Абхазия, с. 125).
Драндра или Дранда один из загадочных топонимов Абхазии. Он созвучен с этнонимом Дандарии впервые упоминаемые Гекатеем Милетским (VI в. до н.э.). Он говорит: «Дандарии, народ около Кавказа», здесь же называет кораксов: «кораксы, колхидское племя, по соседству с колами, коракская стена и страна кораксов». Некоторые авторы, С. Броневский, К. Мачавариани, Д. Гулиа, Б. Джонуа, Дранда, Драндра увязывают с Дандарами или Тиндарами древних источников, что на наш взгляд, маловероятно. Во-первых, из сообщения Гекатея Милетского следует, что Дандарии и Кораксы - это разные племена, каждый из которых занимает свою территорию. Большинство исследователей р. Коракс отождествляют с р. Кодор, к ней же привязывается и «страна кораксов». Где же тогда локализовался народ «дандари» или «тиндарии»? Конкретные указания на этот счет находили в сообщениях последующих древних авторов. Так Дионисий (II в. н. э.) страну Тиндаритов помещает рядом с колхами (СМОМПК, IV. Тифлис. 1884. С. 133 - 134). Плиний (I в. н. э.) прямо указывает г. Тиндара у устья р. Фазис: тиндариты - жители г. Тиндарида, находящегося « у самого устья Фазиса (см. Гамахария Д., Гогия Б. Указ. раб., с. 533). Вместе с тем, Страбон (I в. н. э.) помещает на Северном Причерноморье Дандария, народ Дандарии, остров Дандариум. Основу этих имен О. Трубачев объясняет из древ. инд. дандано «вид тростника» - Дандаария «камышовая ария» (О. Н. Трубачев. В поисках единства. М., 1997, С, 193; см. также Б Джонуа. Заимствованная лексика абхазского языка, с. 42). Такая этимология вряд ли подходит к абхазскому Драндра или Дранда, если учесть, что она расположена на

163

сухом возвышенном плато, и как уже было сказано, сомнительна и увязка этого названия с этнонимом дандари или тиндари. Представляется соблазнительным сравнение по своему окончанию Дранда с рядом топонимов Абхазии как: Пицу-нда (Пезо-нда), Апиа-нда, Куку-нда, Аза-нта, Гаруа-нта, Парча-нда, Алаа-нда, Агуара а-нда; или же Дра-нд с Питиу-нт, Ца-нд (Ча-нд), Куы-нды, Кы-нд-г, абх. фамилия - Лшәы-нды (Лшәындаа), Уа-нд (Уанд-аа); Да-ндар, срав. Лашькын-дар, Ма-нда-ра, Цәҳәы-ндыр (г. Цәҳәына), Ҵәы-ндры (Ҵәы-ндыр), Цы-нтыр; Дра-ндра, срав. Гәа-ндра (см. выше Гәандра), Асамкәа-ндра. В абхазском языке а-нда (аа-нда) «край», «забор», андара «край», где ра - суффикс, придающий основе отвлеченное абстрактное значение. А-нда, а-нда-ра можно воспринять как топонимообразующий формант. Однако, вряд ли во всех вышеназванных топонимах представлен именно этот формант, но, на наш взгляд, в названии Дранда, Драндра он вполне допустим. Учитывая древность названия и возможные фонетические процессы в языке, можно представить для Дранда//Драндра ряд вариантов исходной формы: Драанда //Дзраандара (Ӡрандара), Наанда//Наандара или же Нанта// Нантара. Если исходить из Ӡраанда // Ӡраандара (Дзраандара), то название можно перевести с абхазского как «край вод», «прибрежье» - от ӡы (дзы) «вода», «река», р - притяжательное местоимение 3-го лица, множ. числа, и а-нда «край». Понятие «вода» - «река» здесь уместно, Дранда находится у р. Кодор, где, как известно, она проходила раздельно на рукава. В пользу такой этимологии может говорить и второе название этой территории Цхаба (Цкаба), Цхыԥын//Цкыбын фиксируемый в источниках с конца XIII в. как Цикаба, И-каба, Цкаба, Цхаба, Цхубен, Цхумен (см. выше). На наш взгляд, появления второго названия было вызвано тем, что первое Дранда/Драндра больше воспринималось как название Драндского собора. В основе второго названия похоже имеем абх. ӡҳаԥ, ӡхыԥ «прибрежье», «берег» - от а-ӡы «вода», хыԥ «кромка чего-либо» (срав. а-хԥы-сҭа «край об¬рыва»), а спомощью локативного суффикса н может быть образована форма Ӡхыԥны > Ӡхыԥын > Цхыбын//Цкыбны) «прибрежное место», Ӡхыԥын ақыҭа «Прибрежное село»: срав. Ӡраанда (Дранда) «край вод» или «водный край» с Ӡхыԥ, Ӡхыԥын (Цкыбын) «прибрежное место». П. Ингороква, Д. Гамахария и Б. Гогиа

164

исходят из незафиксированной формы Цкапа, которую возво¬дят к Рцкапа и переводят последнее из мегрельского как «слияние», «спаривание» (см. Гамахария Д., Гогия Б. Указ. раб., с. 821). Однако, более интересен факт близости по форме абх. Цхубен и южно-осетинского ойконима Цубен (см.: Цховреба 3. Д. Топонимия Южной Осетии в письменных источниках. Тб. 1979. С. 49).
О возможной для Дранда // Драндра другой исходной формы - Наанда, Наандара намекает, на наш взгляд, существующее выше Драндра горного села Наа, упоминаемого еще Птолемеем (II в. н. э. ) как Наана у р. Кораку (Кодор), т. е. там же, где современная Наа.
В Наана Птоломея Д. Гамахария, Б. Гогия видят «явно грузинское слово нана «баюкать» (см. указ. раб., с. 532). Однако, к сведению этих авторов, нана, наани и в абхазском языке означает тоже самое, что и в грузинском, но вряд ли это имеет отношение к топониму Наа или Наана. В абхазском языке наа «склон», а-наа-ра «склон горы, холма», в форме же Наана или Нааны можно усматривать в постпозиции локативный суффикс ны. Вместе с тем, нельзя исключать и то, что в основе названия может лежать и родовое имя, срав. абхаз, фамилия Нанаа, Нан-ба.
В данном случае для нас важен сам факт существования над Дандрой (Дранда) села Наа или Нааны. Допуская возможность трансформации Наандра//Наандара в Дандра//Дандара, первое, т. е. Наандра или Наандара можно перевести с абхаз, как «Нааский край», «Край села Наа».
Наконец, на наш взгляд, есть и третий подход к этимологии Дранда//Дандара из Нантара, Нанта (срав. с вариантом Дран-та-с, Тран-та). При этом имеется в виду то, что древний Драндский собор является храмом Божьей матери. Прародительница, Божья мать, абхазами именуется Нан - отсюда название праздника Успенья Нанҳәа (нан-ныҳәа, где ныҳәа «праздник»), Анан-лыхных - Лыхненская икона Божьей матери, Анан-Лдзааных - Пицундская икона Божьей матери и т. д. (Мачавариани, с. 326). Вторая часть предполагаемой исходной Нан тара - тара (тәа-ра, абаз. тара) - на абхазском означает «сиденье», «восседание», «место приземления», «место пребывания»: Нан-тара букв. «место пребывания (образа) Божьей матери», срав. А-нан-тара (Анантәара) скала в ущелье р. Гумиста, где якобы пребы-

165

вает покровительница пчеловодства Анана-Гәында, Аныха-тәара (Гуд. р-н), Аныхатәарҭа (в с. Баӷмаран) «место пребывания иконы (святого образа)». У абхазов и мегрелов было представление о том, что иконы и другие святыни путешествуют, перекочевывают с места на место в виде огненного шара. Там где приземляется такой огненный шар, считается священным местом и у абхазов, оно именуется аныха-тapa (совр. аныхатәара), образованного из аныха «икона», «святыня» и тәара «сидение», «приземление» (см. Г. Ф. Чурсин. Материалы по этнографии Абхазии, с. 36, 91).
Так или иначе возможность многовариантного объяснения этимологии Дранда//Драндра на материале абхазского языка указывает, как нам представляется, на его местное, т. е. абхазское, происхождение.

Дирха//Дәырха - местность в селе Дихазурга, абх. Дихажәыргьа в Галском районе (Аԥсны атопонимика, с. 204). Дирха из абхазского Дәырха «прибрежное поле» - от дәы «поле» и рха «речное прибрежье», «кайма реки».

Дыгәҭа - местность на границе населенных пунктов Хьацкәара и Аджимчиӷра села Лыхны. Думается, что в препозиции названия имеем еще не лобилизованное ды «поле», от которого совр. а-дәы «поле», «равнина» (см. Доу). Ды-гәҭа, т. е. «середина поля» или «среднее поле» - от ды «поле» и гәҭа «середина», «среднее».

Дыдрыԥшь (Дыдрыпш) - священная гора на окраине с. Ачандара Гудаутского района. В источниках начала XIX века упоминаются с. Ачандара и Дудрупш, как названия поселений, принадлежащее князю Ачба (Анчабадзе) или как село Дидарипш (Нордман, с. 420; К - 20). В настоящее время Дыдрыԥшь известно только как наименование, сравнительно невысокой, но самой почитаемой в Абхазии, горы, расположенной в с. Ачандара. На ее вершине сохраняется фундамент старинной церкви. У подошвы горы и ныне совершаются моления и приводят людей к клятве. Функцию жреца могут исполнять исключительно выходцы из фамилии Чичба или Джениа. Как отмечает Г. Ф. Чурсин,

166

святыня или «священная сила» Дыдрыпша называется Аныпс-ных. Название образовано из слов ан - «мать», псы «умершая», ныха - «икона», следовательно, означает образ Успения Богоматери. Из этого заключают, что существовавшая на вершине Дыдрыпша церковь была посвящена Успению Божьей матери (Подробности о горе и святыне см.: Г. Ф. Чурсин. Материалы по этнографии Абхазии, с. 39-42; Мачавариани, с. 325).
Полное название священной горы - Дыдрыԥшь аныԥсныха или Дыдрыԥшь аныԥсныхахә означающее «Дыдрыпшская (гора) иконы Успения Богоматери».
Что же касается имени Дыдрыԥшь, то она образована, как и целый ряд наименований населенных пунктов Абхазии, с помощью топоформанта пшь «край» (см. Аздрепши, Гулрыԥшь) и переводится как «край Дыдовых (или Дадовых)», где ры - притяжательное местоимение 3-го лица, мн. числа. Вышеприведенные сведения указывают на то, что название Дыдрыԥшь первоначально не имело прямого отношения к горе, оно возникло в древности как наименование поселения и в этом смысле Дыдрыпш является предшественником современного ойконима Ачандара. Последний, т. е. Ачандара «тополь» появился сравнительно недавно (не ранее XVIII в.) и увязывается с огромными тополями и ныне стоящими на Ачандарском поле, именуемой Мидара адәы. В связи с этим и значимостью святыни, древнее название села Дыдрыԥшь окончательно закрепилось за священной горой Аныԥсныхахә.

Дәаб (Дуаб, Дваб) - правый приток реки Мықә (Мыку), от него Дәаб аԥсҭа «Дуабское ущелье», Дәабшьха «Гора Дуаб». С абхазским гидронимом Дәаб представляется родственным и название реки Дооб (согласно Хан-Гирея-Доба, а Люлье - Добб) или совр. адыг. р. Дыуаб, впадающая в Цемесскую бухту в пос. Кабардинка (см. Меретуков К. X. Адыгейский топонимический словарь, с. 66). Трудно сказать, происходит ли гидроним от родового имени Дәаб (Даб), Дооб, срав. с именем шапсугского рода Добо-х отрасли Кобле (Люлье, с. 20) или же имеет отношение к персидскому доаб «место слияния двух рек», «двуречье» (Э. М. Мурзаев. Словарь народных географических терминов, с. 193). Б. Г. Джонуа считает, что абхазское Дәаб - явно одного корня с

167

древнеиндийским Дуаб «двуречье» (Б. Г. Джонуа. Заимствованная лексика абхазского языка, с. 41). В, И. Ворошилов Дооб сближает с названием р. Догуаб (правый приток р. Пшады). Он допускает, что Дооб - это стянутая форма от Догуаб «долина (местность) рода Догуа» (Ворошилов В. И. Указ. раб., с. 112). Думается, что этому противоречит существование и в Абхазии гидронима Дәаб (Добб).

Дәрыԥшь (Дурипш) - крупное, равнинное село в Гудаутском районе. Наименование села фиксируется во многих источниках XIX столетия как Дурипш, Двурипш, Дурипс, являющееся вариантами возможной русской передачи абхазского Дәрыԥшь. Последнее относится к многочисленной группе топонимов, образованных с помощью абхазского топоформанта ԥшь «край» (см. Аздрепш). В ойкониме Дәрыԥшь препозиционное дә, скорее всего, от а-дәы «поле», «равнина». Дәрыԥшь, букв. «край полей» или «равнинный край» - где дәы «поле, равнина», р - притяжательное мест. 3-го лица, мн. ч. и ԥшь «край». Встречается и более древняя форма этого названия Дрыԥшь, где д является исходной для совр. дәы (см. Доу, Дыгуҭа).

Дәҩан//Дәҩана - см. Гиен.

Евдокимовка - см. Зегани.

Еия//Эйя - самое древнее название, увязываемое с г. Сухумом.
Город Эйя, основанный царем Айетом, упоминается в мифе об аргонавтах. Смутные сообщения о нем дают и некоторые древние авторы. Например, Стефан Византийский (VII в. н. э.) пишет: «Диоскуриада - город у Понта, называемый также Севастополем, прежде, по свидетельству Никонора, он назывался Эйей» (Латышев В. В. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. СПб. 1893. Т.1. С. 268). Согласно дешифровке Турчанинова, город Эйя упоминается и в Майкопской надписи (XIII -XII вв. до н. э.) (Турчанинов Г. Ф. Указ. раб., с. 22, 29). М. М. Трапш, говоря об истории города Сухуми, признает полисоним Аия//Эйя древнейшим его названием. (Трапш М. М. Указ. раб., с. 216). Однако, следует отметить, что город Эйя, несмотря на приведенные сведения и мнения, пока еще остается под мифической оболочкой и твердо говорить о его этимологии и локализации не приходится.

168

Екатерининское - см. Алакумхара.

Елыр (Илори) - название села и церкви в Очамчирском районе.
Елырский//Илорский храм считался местопребыванием абхазского божества «Елыр-ныха» (Адзинба, с. 82). Название села Елыр (К - 26, Гулиа, 299) в форме Илори приводится у Ламберти (с. 152). Шарден называет его Иссариен: «Церковь св. Георгия находится в местечке Иссариен близ Черного моря, в епископстве Бедиель» (Шарден, с. 95). В последующих источниках XVIII - XX веков указывается Илори (Вахушти, с. 286 - 287; К - 5, К - 7, К - 11), Иллори (К - 14), Илори (К-20, К-23 и др.) Село Илори абх. Елыр отмечается в материалах АТД Абх. АССР с 1925 года.
П. Ингороква, признавая только грузинскую транскрипцию названия Елыр - Елори, видит в нем картвельский суффикс -ори и считает, что последний имеется в названиях Koд-ори (абх. Кудры), Бомбо-ри (абх. Бомбора) и т. д. (Ингороква П. Георгий Мерчуле... С. 176). Однако, например, Бомбори является грузинской транскрипцией абх. Бамбоура «место, где выращивают хлопок» (см.: выше «Бамбора»). Коренная форма названия села и церкви также не Илори, а Елыр.
Разгадку этимологии абх. Елыр упрощает зафиксированное Г. Ф. Чурсиным более древняя форма абхазского наименования Илорской церкви Аиларныха, где ныха «церковь», «святыня», а препозиционное аилар (ср.: Елыр, Илор-и) означает «коллектив», «община», например топоним Аилар рымхы переводится как «общинное (коллективное) поле». Отсюда Аиларныха «общинная церковь, святыня», усеченная его форма Аилар является исходной для современного абхазского Елыр и грузинского Илори.

Ермоловск - см. Гьечрыԥшь.

Ерцахә - см. Ауарцахә.

Ерцкар - см. Ҩарӡы.

Еҵәышҭа - см. Адзуста.

Ешқыҭ (Эшкыт) - населенные пункты в селах Гәыԥ, Тамшь, Бедиа, Чхәарҭал и в Ткуарчалских горах (см. Аԥсны атопонимика, с. 390,433,481,534, 547).

169

Название Ешқыт фиксируется в старых источниках как Эшкет (К - 20), искаженно Емкит (Ведомости, с. 226) и Эшкич (К -23), Эшкыт (Нордман, с. 422), Ешқыҭ(К - 26; Гулиа, с. 298, Эшкит (в материалах АТД Абх. АССР, 1935 г.).
Исходная форма Ешқыҭ, букв. «Село Ешовых (Ешбовых)» - где в препозиции дворянское родовое имя Еш (пишутся Эш-ба) - в множ. числе Ешаа «Ешовы (Ешбовы)» и қыҭ«село».

Ештхва (сов. Иашҭхәа, рус. Яштхва) - указывается как село на карте 1813 года между р. Гумиста и с. Абжаква (К - 14). В других источниках оно дается как Яштха (Нордман, с. 422), Эшхва (К-20, К-23), Яштуха (Пахомов, с. 256), Иаштхуа, Иаштхуа рху (К - 26). Во второй половине XIX века границы села Ештхва (абх. Иашҭхәа) обозначались так: "...с юга - имение Гумиста и город Сухум, с запада - имение Ачадара и ущелье реки Гумисты; с севера - северный склон горы Царцмал и ручей, отделяющий Яштуха от селения Гумм, с востока - военно-псхуская дорога, отделяющая селение Яштуха от селения Бырц (Пахомов, с. 250 - 251). В материалах АТД Абхазии 1925 - 1935 гг. село Яштуха (Иаштхуа, Ештхуа) значится под названием «Свобода». В 40-е годы с. Свобода переименовывается (нет указа) в груз. Тависуплеба и Свободный с/с в Тависуплебский с/с (Сухумский р-н). Ныне восстановлено исконное Иашҭхәа (Яштхуа).
Иашҭхәа - село и гора. Как нам представляется, название производно от более древнего Иашшҭа, букв. «Усадьба Иашовых» - от имени дворянского рода Иаш (Иаш-ба, сов. Еш-ба) и шҭа «княжеский или дворянский двор, усадьба». От наименования села Иаш-шҭа (Иашҭа) образовано название возвышенности Иашҭхәа означающее «Иаштская гора, возвышенность», где хәа (сов. хәы в абаз. хәа) «гора, холм, возвышенность», срав. Блабыр-хәа, Ҟәланыр-хәа, Џьыр-хәа, Чаабалыр-хәа, Мқьалыр-хәа и т. д.

Ешыра - село, расположенное западнее р. Гумиста в Сухумском районе.
Название села фиксируется в источниках как Ешара - (Ведомости, с. 227), Ешира (К- 14), Эшира (Нордман, с. 421; К-20, К - 23) Еширы (К - 25), Эшеры (К - 27) - современное Эшера

170

(абх. Ешыра). В 20-е годы на территории Эшера были созданы два сельских Совета: Эшеро-Абхазский и Эшеро-Армянский. С 40-х годов Эшеро-Абхазский с/с именуется Эшерским, Эшеро-Армянский с/с Верхнее-Эшерским.
На первый взгляд может показаться, что комоним Ешыра как-то связан с абхазской дворянской фамилией Иаш, Еш (Ешба) (см. Бгажба X. С. Некоторые вопросы этнонимики и топонимики Абхазии. С. 300). В прошлом представители этого рода проживали на левой стороне р. Гумиста. Однако, в абхазской топонимии нет примера, когда географическое название образовано от родового имени с помощью суффикса ра. Кроме того, если бы в основе топонима лежало родовое имя Еш, то в топониме ударение падало бы на начальное е, а не на среднее ы(а) как в Ешыра. Несомненно, с фамилией Иаш или Еш (Ешба) связано название другого соседнего села Ешҭхәа, Иашҭхәа, букв, означающее «возвышенность (гора) Ешбовых».
Интересующий нас Ешара//Ешыра думается образован от масдарной формы глагола а-ҩшара - еиҩшара «межа», «место раздела» (см. Ҩшара). И на самом деле данное село с древних времен находится на границе, в начале, между Абазгией и Апсилией (Анчабадзе 3. В. Из истории... С. 8), а ныне между Сухумским и Гудаутским районами.

Жаныхә (Жаныху) - название небольшой возвышенности и центра села Члоу Очамчирского района (см. Аԥсны атопонимика, с. 447). Прозрачный абхазский топоним. Однако, он представляет интерес в связи с тем, что в обозначаемом им районе некоторые грузинские авторы помещают с. Нажанеули эпохи Лазо-мегрельского господства в Восточной Абхазии (XVI - перв. пол. XVII вв.). Видимо, основанием для них является созвучие Жаныхэ и Нажанули или Нажанео. Последние, как мы понимаем, переводятся с грузинского как «место Жановых», что вполне сближает Жаныхә с абхазского «Холм Жановых», где хә (ху) «холм, возвышенность». Жаны, Жанэ известное абхазо-адыгское родоплеменное имя - отсюда и фамилия Жаны, Жанаа. Грузинское же На-жанеули Д. И. Чубинашвили, Д. Гамахария, Б.Гогия считают производным от грузинского нажви «пихта» - «пихтовая местность». Однако, как известно, пихта нехарактерное

171

растение для равнинной части Абхазии, но, главное в одной из использованных указанными авторами документов прямо говорится - «Нажанео на берегу Енгури», Ш. Д. Инал-ипа также пишет: «...на правом берегу реки Ингур находится с. Нажанаури. В старогрузинских документах носит название Нажанео, т. е. «место поселения рода Жане» (Жанаа, Ажанаа)» (Инал-ипа Ш. Д. Антропонимия абхазов). Тем не менее Д. Гамахария и Б. Гогия упорно идентифицируют это село с далеко отстоящими от р. Ингур абхаз. с. Члоу, центром которого является Жаныхә (см. Д. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия - историческая область Грузии, с. 231, 236, 605, 609). Более того, эти авторы, безосновательно, здесь же, т. е. на территории Ҷлоу - Жаныхә помещают село Чала, упоминаемое в источнике в другом контексте и в другом месте. Они же считают Чала грузинским названием и от него производят абхаз. Ҷлоу (см. Члоу). В подтверждение своей концепции они приводят несуществующий топоним Чала Аймара вместо известного Члоу Аймара (см. Указ. раб., с. 609, 611). Наконец, следует также отметить, что нет сел под названиями Чала, Ҷлоу или Нажанеули (Нажанео, Нажаневи) и тем более Чала Аймара ни на карте Кастелли (1654), ни на подобной карте Мегрелии Ламберти (середина XVII в.), ни у Шардена (1672). Вместе с тем примечательно то, что, где бы не локализовалось с. Нажанео или Наженаули (На Жаневи) его название производно от абхазского Жаны, что не в пользу фантастической теории ингороквовской плеяды, пытающейся отрицать наличие абхазов в Абхазии до XVII столетия. Об обратном, т.е. о том, что лазо-мегрелы в XV - XVI вв. заняли территорию населенной абхазами говорят унаследованные ими от абхазов топонимы - Жаны, Елыр (Аилар), Гәдаа, Сида, Бедиа, Мықә, Қьач (см. соответствующие статьи) и мн. др. Более того, к сведению наших оппонентов, еще задолго до возникновения мегрельского княжества абхазские топонимы имели место не только в Абхазии, но и в самой Западной Грузии - Мегрелии. Например, во время совместной абхазо-грузинской научной экспедиции в Чхороцкуйский район Грузии (80-е годы) нами были зафиксированы такие топонимы как: Нацҳа (Нацха) -название местности и моста через р. Хоби - от абхаз. ацҳа «мост» (н - закономерное мегрельское наращение), срав. также Н-ацха-ду в с. Тамакони - букв. на абх. «большой мост» (ацха «мост»,

172

ду «большой»), Ҳаша (Хаша) - название одного из левых притоков р. Хоби, примечательный руслом, застланным известковыми камнями - Ҳаша на абх., букв. «белый камень» ( где ҳа «камень» и ша «белый»). В материалах исследователей топонимии Мегрелии встречается и целый ряд других абхазских названий как Агвара (из абх. Агәара «ограда», «двор»), Адзмахи (из абх. Аӡмах «болото»), Зехи агәарҭа (из абх. Ӡыхь агәарҭа «родниковая стоянка (пастуш.)», Зигвари (на абх. Ӡгәара «ограда у воды»), Нанду (из абх. «бабушка, прабабушка»), Лахарха (из абх. лаха «инжир» + рха «долина»), Наԥхьека (из абх. На-ԥхьак «укрытый», «припрятанный»), Нароу «удлиненный», Наҟвара «каменистый берег (н - мегрельское наращение), Оӡие (возможно из абх. а-ӡиа «водоем», «озеро»), Уҵа - абх. «подгорье» и т. д. (см. Г. В. Элиава. Топонимика Абашского и Гегечкорского районов Тбилиси. 1977. на груз, яз.). Немало других топонимов-абхазизмов в Грузии отмечены Н. С. Джанашия и Ш. Д. Инал-ипа (Инал-ипа. Вопросы, с. 386-387).

Жоквара, Жоеквара - см. Жәҩакәара.

Жьабна - поселок в селе Оҭҳара Гудаутского района. Ойконим, для владеющего абхазским языком, совершенно прозрачен. Однако приходится останавливаться и на его этимологии в связи с притязаниями Т. Мибчуани, считающего чуть ли всю топонимию Кавказского Причерноморья сванским. В их число отнесено и название Жьабна. Последнее, в русской передаче Жабна, возводится им (не понятно на каком основании) к сванскому Шабеш и переводится как «восточный участок или квартал» (см. газ. «Народное образование» № 53 за 10.XII.1989). На самом же деле исходной формой является абхаз. Жьабна, буквально означающее «заячий лес» -от а-жьа «заяц» и а-бна «лес».

Жәандрыԥшь (Звандрыпш) - село в междуречье Мчишьҭа и Хыԥсы в Гудаутском районе. Название села фиксируется в русской передаче как Звандрипш еще в начале XIX века, указывается также фамилия владельцев села-дворян Звамбаа, т. е. Звам-бовы (Нордман, с. 421). Абхазская форма этой фамилии Жәан или Жәам-ба, во множ. числе Жәанаа//Жәамаа. От фамильной

173

основы Жәан с помощью топоформанта ры-ԥшь «их край» - образован комоним Жәандрыԥшь, букв. «край Звановых» (см. Аздрепш). Вместе с тем, представленный в средней части названия Жәан-д-рыԥшь -д представляется наращением после -н как и в Цан-д-рыԥшь (от родового имени Цан) или Сан-д-рыԥшь.

Жәҩакәара // Жәаҩакәара - речка, впадающая в море у западного края поселка Гагрыԥшь (старая Гагра). В источниках встречается как Жеоквара, Жове-квара, Жваве тара, Жуе-квара, Жуа-квара или Жуа адзы (см. Аԥсны атопонимика, с. 192, 196; Гицба, с. 26). Абхазская форма Жәҩакәара фиксируется на карте М. Чачба (К-26) и у С. Я. Чанба (Самсон Чанба. Сочинения. На абх. яз., с. 442, 443). Жәҩакәара, как известно, являлась межевой речкой между Садзским и Бзыбским частями Абхазии и, думается, что в ее названии имеем основу жәҩа- от а-жәҩы «плечо», т. е. «край», «бок» - Жәҩакәара «плечевая речка», т. е. «крайняя (боковая) речка», где кәара «речка». Эта же основа представлена в названии горы Жәҩахәы (на картах Жовеху), расположенная вдоль р. Жәҩакәара и р. Жәҩаԥсы, впадающая в р. Цандрыԥшь. В орониме Жәҩа-хәы -хәы «гора» (Жәҩахәы «крайняя или боковая гора»), а в гидрониме Жәҩаԥсы - ԥсы «река» (Жәҩаԥсы «крайняя или боковая речка). Думается, ошибочны переводы этого названия как «узкое ущелье» или у Ш. Д. Инал-ипа «коровья речка» (см. Ворошилов В. И. Указ. работа, с. 115). Согласно материалам А. Д. Хеция, в абхазском языке имеется и слово ажәаҩа в значении «болото». Как утверждают некоторые информаторы, устьевая часть речки Жәҩакәара в прошлом была болотистой.

Жәҩаԥсы - см. Жәҩакәара.

Жәҩахәы - см. Жәҩакәара.

Заган - продолговатая возвышенность между селами Джал и Акуаскя в Очамчирском районе.
Название фиксируется как Закано на карте 1819 (К - 15), Дзиган (К - 25). Исходное абхазское Заган - от личного имени князя Загана Маршьан, усадьба которого находилась на этой возвышенности.

174

Захаровка - см. Шукран.

Зегани (Гулр. р-н) - см. Пацкир.

Зегани - в прошлом населенный пункт в составе Мехадырского с/с зоны г. Гагра. Район Зегани у абхазов издавна известен под названиями Пшашха (Пшашьха) и Жоепста (Жәаҩԥста). Здесь в начале XX века возник поселок, получивший название Евдокимовка (по фамилии землевладельца?). В 1948 году последнее переименовано в груз. Зегани «Плоскогорье», а в 1992 г. восстановлено в старое Пшашьха, что в переводе с абхазского «ветреная гора» - от апша «ветер» и шьха «гора».

Зегани - бывшее грузинское название населенного пункта в Шромском с/с Сухумского р-на. Издавна известно как Ҳабҩы (Хабю), Ҳабҩықә (Хабиюк, Ахбюк). Так же он и значится в материалах АТД Абхазии 1925-1935 гг. Село переименовано в груз. Зегани в 1948 году, а ныне восстановлено старое Ҳабҩы (Хабю). Этимология названия непонятна. Ахбиюк, Хабиюк возможно турецкое название, срав. ороним в Турции Акбюк (Турция. Указатель географических имен, с. 2).

Земохеви - см. Цанаԥшьгәара//Цангуара.

Зенобани - см. Багада.

Зупу // Зуппу // Зуфу - см. Бзыԥ.

Зыма//3ыма - село и река, впадающая в Кодор в Далском ущелье (Гулрипшский район).
Возможно, топогидроним Зыма//3ыма - родственно основе этнотопонима Мисим - Мисимия (Мы-сым - Мы-ӡым). Именно рядом с селом Зыма у р. Кодор помещают древние авторы главную мисимиянскую крепость Тцхара. Под названием Ӡыма-ашҭа // Џьмашҭа (Ахысҭа) известна и крупная крепость восточнее Цебельды (см.: «Аӡӷара», «Тусуме»).

Ӡыбна (Дзыбна) - по карте Чачба-Шервашидзе село у слияния рек Бзыбь и Битага в высокогорном районе Псху (К - 26). В более ранних источниках фиксируется как Дзыбны, Дзыбне, Дзибна. Т. Ш. Гицба дает как Ӡидәны (Гицба, с. 187). Любопыт-

175

но, что у абхазов, когда речь идет о каком-нибудь тяжком несчастье, употребляется выражение «Ӡыбнаҟа» или «Ӡыбнаҟа ашәышьханхыҵ», букв, «в сторону Дзыбна за абазинскими (или за сто) горами» - в смысле «чтобы такое случилось подальше от нас». Кроме того, когда человек направляет свой взгляд за объект, который ему нужно увидеть, говорят: «Ӡыбнаҟа уабаԥшуеи», букв. «что ты смотришь в сторону Дзыбна» - в смысле «что ты смотришь в даль». Т. Гицба не склонен увязывать название села с фольклорным Ӡыбна (см. Гицба, с. 188). Комоним Дзыбна ныне отсутствует в номенклатуре населенных пунктов Абхазии. Ӡыбна (Дзыбна) переводится с абхазского как «водный лес» - от ӡы «вода» и бна «лес».
Но не исключено, что препозиционное ӡы может быть основой слова аӡ-pa «теряться».

Ӡыгәҭа // Ӡыхәҭа - село и речка, впадающая в море вблизи устья р. Келасур, справа от нее.
В русских источниках фиксируется как р. Дзигута, а затем «Волчья речка».
Бытующие варианты Ӡыгәҭа, Ӡыхәҭа по облику явно абхазского происхождения. Первое Ӡыгәҭа означает «русло речки» - от ӡы «вода» и гәҭа «середина». В варианте Ӡыхәҭа выделяется суффикс ҭа, а основа Ӡыхә(а) выступает как первоначальное название речки. В целом Ӡыхәҭа переводится «место, где протекает Ӡыхәа», «район (речки) Ӡыхәа», ср. р. Басла - отсюда вариант гидронима и топоним Баслаҭа, р. Кудры - Кәыдырҭа, р. Гумсы -Гәымсҭа и т. д. Представляется, что Ӡыгәҭа является трансформированной формой Ӡыхәҭа, производной от Ӡыхэа. Более того, последнее являлось первоначальным названием реки Келасур. На это указывает наличие в верховье р. Келасур горы и речки Ӡыхәа, правого притока р. Келасур. Гидроним же Келасур недавнего происхождения, он идет от турецкого Каласур «городская стена», «крепость, окруженная высокими стенами» (см. Баӷмаран). Основа Ӡыхәа означает на абхазском «белая река (речка)» - из ӡы «вода, река» и хәа «белый». Под таким именем в Абхазии известны несколько речек. Думается, что именно с названием реки Ӡыхәа (Келасур) связано наименование средневекового города Цхоми, Цхуми, располагавшегося у моря на правом берегу р. Келасур (Ӡыхәа), ср. Ӡыхәа с Цхо-ми, Цху-ми (см. «Сухум»).

176

Ӡымашҭа - см. Џьмашҭа.

Ӡышра - см. Дзышра.

Ӡышра // Џышра или Дзышра зафиксировано во многих источниках как название горы и реки на левобережье р. Бзыԥ напротив села Ԥсҳәы (Псху). В начале XX века у подошвы горы появляется русское поселение, в связи с чем новое село и г. Дзышра получают название «Серебряное». Село «Серебряное» в 40-е годы было переименовано в грузинское Верцхлиани «серебряное» (нет указа), а затем в 1954 году обратно восстановлено. Название села происходит от названия г. Ӡышра - Серебряная. Гора Дзышра примечательна серебро-свинцовой рудой. Мачавариани пишет: «это гора Дзышра та самая, из которой владетели Абхазии черпали свое серебро... Россыпи свинцового блеска, по склонам горы, обильны. В рудах не замечается примесей ни меди, ни цинка. Руда горы Дзышра есть свинцовый блеск, сернистое соединение со свинцом с механического примеса серебра». (Мачавариани, с. 185). Склоны горы Џышра блестят, как бы переливаются (Гицба, с. 105). Возможно все это указывает на абхазскую исходную форму Ӡыш-ра «белобрысое» от а-ӡыш «белобрысый». Установившаяся в абхазском произношении форма Џышра переводится «чесночное место» от а-џыш «чеснок (горный)», ра - суффикс собирательности и абстракции. Вместе с тем, не исключено: обе формы Ӡышра и Џышра из Ҿышра «белосклонный» - от а-ҿыш «гора или скала с белой лицевой частью».

Иаҵәылгыҭ - название ущелья по дороге к г. Ҳаԥкылҵәа, выше местности Џьыкырԥҳа лыхьацара в Гудаутском районе. Двусложное образование: от аиаҵә или аеҵә «вечнозеленые растения», «дикая лавровишня» (см. Аӡусҭа, Еҵәышҭа) и лгыҭ «воронка», «провал». В целом же Иаҵәылгыҭ, букв. переводится как «лавровишневая воронка», т. е. «воронка лавровишневой рощи.

Иашҭхәа - см. Ешҭхәа.

Изгаур // Исгаур - одно из исторических названий современного населенного пункта Скурча на морском берегу у Скур-

177

ченской бухты села Адзюбжа. Это место в начале XVII века в грузинском источнике значится под именем Ткавру, а во второй половине того же столетия Шарден называет его Изгаур. Шарден пишет: «10 сентября мы прибыли в Изгаур, это мингрельский рейд, довольно удобный летом... Изгаур - пустынная местность, ненаселенная. Там ставят шалаши из ветвей, по мере прихода купцов и когда можно считать себя в безопасности от абхазов, что нечасто случается» (Шарден, с. 20 - 21). В другом месте он сообщает: «Исгаур - отличный морской берег, сплошь покрытый лесами. В ста шагах от берега лежит площадь длиною в двести пятьдесят шагов и шириною в пятьдесят, которая является главным рынком Мингрелии. Посреди проходит улица, по обеим сторонам которой расположены двести маленьких хижин, сделанных из скрепленных между собою ветвей деревьев. Каждый купец занимает одну хижину (Шарден, с. 102). Современники Шардена Дзампи и Досифей вместо Изгаур дают Кавро (Дзампи) и Курса (Досифей) (см. Д. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия - историческая часть Грузии. С. 263, 267), а Ламберти указывает Искурия (К - 4). На карте 1723 года Isgaour также помещен на левой стороне р. Кодор и рядом с ним указывается Sevastopoli (К - 5). Далее на картах конца XVIII и начала XIX веков вместо Изгаур, Исгаур отмечаются Искурия (К-9, К - 11), Искурия и пристань Изгаур (К - 16), или Искуар (Фадеев, с. 117). Поль Гибаль в своих заметках об Абхазии, изданных в 1831 году, вместо Искурия, Искуар дает современную форму Скурча (Дюбуа, с. 150). В источниках встречается абхазская транскрипция этого названия Ӡҟәырча или Шәқәырча (К - 26, Гулиа, с. 303). На картах начала XX века указываются речка и местность Скурча и на правой стороне р. Кодор (К - 25, К - 26, К - 27). С Искурией (Скурча, Шәкурча) ряд авторов отождествляли город Диоскурию (см. выше Акуа).
В XVI -XVIII веках торговая пристань Изгаур (или Ткавру, Кавро, Искурия, Скурча), а также близ лежавшее крупное поселение Тгуанас считались турецкими, в источниках прямо указывается - туркче эмпориум «турецкая фактория» (Фадеев, с. 129) или на латыни - Тиркауро эмпориум «турецкий рынок». Думается, что Тиркауро «турецкий» трансформирован в грузинское Ткавру (Ткауру). Т. Н. Берадзе и Д. Гамахария, Б. Гогия, Ткавру выводят из Ткакуру - мегр. «глухой лес», что на наш взгляд маловероят-

178

но. Вместе с тем, похоже, что и в основе форм Изгаур//Исгаур, Искурия, Искуар и Кавро лежит турецкое Кауго (Кавро) «благожелательное», «благосклонное» (видимо о Скурчинской бухте). Однако, любопытно созвучие Искуриа, Искуар с абхазским названием речки, впадающей в Скурчинскую бухту - Ҵыскуара, усеченно Цыскуар, букв. «птичья речка» - от аҵыс «птичка» и куара «речка». То же самое означает и вариант этого названия Аҵар-ӡы- аҵар «птичка» и ӡы «вода» (см. Аԥсны атопонимика, с. 488). Устьевая часть этой речки, и прилегающая к ней местность мегрелы называли Ҵҟәыргьили (Цкургили) «родник» от источника, имеющегося у речки Ҵыскуара вблизи от берега моря. Название же Скурча или Курса, как нам представляется, по своему происхождению отлично от Исгаур, Искуар или Искурия (см. статью «Скәырча»).

Илори - см. Елыр.

Ипнари - см. Аспа.

Иуриевка (Юрьевка) - см. Ԥацкьыр.

Кабигәаҩа (Кабигуаиа) - название местности в пределах г. Кабишьха в Очамчирском районе. - Прозрачный абхазский ороним, Каб-и-гәаҩа, букв. «лощина (ущелье) Каба», где Каба (пишется Акаба) родовое имя, -и - притяжательное местоимение 2-го лица, ед. числа - «его» и а-гәаҩа «лощина», «ущелье», «углубление». Представляет интерес, что с одним и тем же лицом по фамилии Каба (Акаба), связаны около десяти топонимов Очамчирского района: Кабишьха «гора Каба», Кабирҩаш «река Каба», Кабиҭыԥ «стоянка Каба», Кабиҩада «подъем Каба», Кабицәԥы-ра «пустошь Каба», Кабиҿаԥара «пристройка Каба».

Кабирҩаш - см. Кабигәаҩа.

Кабиҭыҧ - см. Кабигәаҩа.

Кабицәԥыра - см. Кабигәаҩа.

Кабиҿаԥара - см. Кабигәаҩа.

Кабишьха - см. Кабигәаҩа.

Кабиҩада - см. Кабигәаҩа.

Кавказ - общее название Кавказских гор и прилегающих к ним территорий. Ороним Кавказ в разных вариантах фиксирует-

179

ся у древнегреческих авторов. Впервые его упоминает как Каукасос или Кайкасос древнегреческий драматург Эсхил (V в. до н. э.) в трагедии «Прикованный Прометей». По легенде, записанной Плутархом (II в.), Хронос, спасаясь от гнева Зевса, скрывался на вершинах Кавказских гор. Там он убил пастуха по имени Кавказ и в честь убитого Зевса дал это имя горе (см. Ю. Д. Дешериев. Сравнительно-историческая грамматика нахских языков и проблемы происхождения и исторического развития горских кавказских языков. Грозный. 1963. С. 20). Скифы Кавказ именовали Круказ «снежные», а турки Скаф-даг, т. е. «Скифские горы». В арабских источниках значится как Джебал-алкетах «Горы кетахцев», татары же называли ее Ялбуз-дачлара «Звездные горы». Местные же кавказские народы Кавказские горы называли каждый по-своему, например, абхазы и абазины просто А-шьха, Шьха «гора», Ашьхақәа «горы» или Аԥсашьхақәа «Абхазские горы», адыги - Кушха (Къушъхьэ) «Гора» или Куача «Верховье долины» и т д. (о названии «Кавказ» см. также указанную работу В. И. Ворошилова, с. 118-119).
Еще в ХIХ столетии П. К. Услар отмечал отсутствие термина Кавказ в языках местных народов. П. К. Услар, а затем О. Н, Трубачев ороним Кавказ сближают с древнеиндийским Грау касум Сгаuсаsum «блестящие горы» (Услар П. К. Этнография Кавказа. Языкознание. Абхазский язык. С. 83; Трубачев О. Н, «Indoarica»//Этимология. 1981. М., 1983. С. 106).
Вместе с тем П. К. Услар допускал, что местные приморские жители могли образовать слово «Кавказ» из двух корней: Гауг (гора) и - аз (в старину Азия простиралась до Кубани и прикубанских жителей назвали «азами»), т, е. «гора азов».
Клапрот производил название Кавказ также от санскритского (др.-инд). Кох-каспа «Каспийская гора», в то же время он допускал, что греч. Кауказ может быть из Кофкаф, т. е. «гора Каф» - Коф «гора», (а Каф - «гора, окаймляющая море и землю» по преданию) - (Ю. Д. Дешериев. Указ. раб. С. 20).
Другой же известный исследователь Гумбольдт, как и Услар, Трубачев, Клапрот, опираясь на данные древнеиндийского языка, название Кавказ делил на две основы - каз «блестеть» и гразан «гора», т. е. «блестящая (от снега) гора». В связи с основой Каз «блестеть» представляет значительный интерес абхазо-

180

абазинское Каз-каз «блестящий», «сверкающий» с чем еще в начале XIX века, Д. И. Гулиа сближал название горы Кавказ (Гулиа Д. И. История Абхазии. С. 62). Такую же этимологию предлагают специалист по абазинской топонимии С. X. Ионова (Ионова С. X. Абазинское название Кавказских гор (г. Эльбрус). Дагестанский лингвистический сборник. Выпуск 11. М. 203. С. 49-50), и абхазский исследователь Р К. Гублиа (Гублиа Р. К. Абхазо-адыгские этимологии. Сухум. 2004. С. 27-29). Мы также склонны поддержать мнение этих авторов. Однако и это объяснение находится на уровне вышеназванных и других гипотез, и как справедливо замечает Ю. Дешериев, похоже, что вопрос о происхождении названия «Кавказ» остается еще до конца не решенным.

Кавро, Кауро - см. Скурча.

Кадари -см. Уарча.

Казарма - см. Лыкырха.

Казбеги - см. Адзин.

Каклиани - см. Арасху (Арасаху).

Какур - см. Гагра.

Калдахәара (Калдахвара) - современное село на левобережье р. Бзыбь (Бзыԥ) в Гудаутском районе. В прошлом оно занимало и правобережную полосу современного сыла Бзыбь, именовавшаяся калдахварцами - Калдахәара лырцә «Западно-заречная Калдахвара», а восточное же побережье называлось - Калдахәара ҩырцә. В целом же село согласно источникам XIX столетия, относилось к Бзыбскому округу (т. е. современный Гуд. р-н) - (см. Ведомости, с. 228; Нордман, с. 424; К - 25, К - 26). В начале XX века правый берег р. Бзыбь - Калдахәара лырцә в официальных документах стали обозначать как Калдахвара армянская, а с установлением советской власти здесь создаются Калдахварский с/с (см. Аспа).
Как нам представляется, название села Калдахәара произведено от Калҭакәара «крайняя речка» или «нижнего края речка» - от а-калҭ «подол», «нижняя часть чего-либо» и акәара «речка», срав. с оронимом Калҭхәы, букв. «нижнего края, холм», «крайний холм (гора)». Калҭакәара могло быть первоначальным

181

названием речки Ҳәаҟьырҩа, которая проходит по юго-западному краю Верхней Калдахвары и впадает в р. Бзыбь (см. Аԥсны атопонимика, с. 95, 179, 248).

Калҭхәы - см. Калдахәара.

Капипшистра - см. Акаԥа.

Капласа // Қаԥласа - местность в верхней части села Багбаран Сухумского района (см. Аԥсны атопонимика,.с. 338). Название Капласа//Қапласа букв. переводится как «шерсть (овечья) Каповых» - от родового имени Қап (пишутся Қап-ба) и ласа «шерсть», однако не исключено, что Қапласа из Қапраса «фундук Каповых».

Картерон теихос - см. Гагра, Уӷаӷно.

Картоӷа - название местности в поселке Адлеиаа рҳабла села Уатаԥ, Очамчирского района. В прошлом здесь имелись табачные поля, земля не очень плодородна и трудно обрабатываема. В связи с этим данная местность получила шуточное название Картоӷа - от русск. каторга.

Картоуа - местность в населенном пункте Цоухәа села Абгархықә Гудаутского района. Думается, что в названии местечка имеем исходную форму современной абхазской фамилии Кортуа.

Кац // Кац игыларта - см. Владмировка.

Кацырха - см. Восемьсотское.

Качаа - см. Чижоуш.

Каштак - название узкой прибрежной (или подгорной) полосы между рр. Кьалашәыр (Келасур) и Маҷара, то же самое что и Ҭҳәыбын. Название Каштак ныне малоупотребительно. Каштак, из тур. Кистак (kistak) «перешеек», «теснина» (Краткий турецко-русский словарь «новых» слов, с. 69; Турецко-русский словарь. М., 1945. с. 347).

182

Келасур - см. Баӷмаран.

Квалони - см. Абазадаг.

Квемо-Ахути -см. Авибаху.

Квенобани - см. Багада.

Келасури (Келасурский с/с, Сухумский р-н) - см. Алакумхара.

Келасури (Цебельдинский с/с) - см. Чижоуш.

Кестанелук - см. Хоижгет.

Кесяновка - см. Ахыста.

Киндги - см. Кындых.

Кинчули - согласно Дюбуа, название Гагрской бухты (залива), известное у генуэзцев как Сavo de Girо «бухта водоворотов» и река (похоже, по описанию - Мзымта) - (Дюбуа, с. 92, 98, 99). На карте конца XVIII века вместо р. Кинчули значится Кеншили (К-11). Первое Кинчули П. Ингороква относит в ряд грузинских наименований с окончанием на ули (П. Ингороква. Георгий Мерчуле..., с. 182). Д. Гамахария, Б. Гогия также не сомневаются в грузинском происхождении данного гидронима, а генуэзское название бухты Сavo de Girо переводят из итальянского как «торговый центр», «круг» (см. указанную работу авторов, с. 682, 822). Как нам представляется, и на этот раз ошибаются Ингороква и его приверженцы Гамахария и Гогия. Варианты названия Кинчули, Кеншили восходят к турецкому Кинчли «враждебный». Объяснение сути названия можно найти в сообщении Дюбуа: «Река Котош или Бзыбба... образует довольно сильное течение по направлению к мысу Ардлер, между тем как воды Кинчули текут вдоль берега в обратном направлении к Гаграм, где они встречаются с течением Котош, которая, заставляя их вращаться, увлекает за собой. В этом явлении, вероятно, кроется объяснение происхождения генуэзского названия бухты Кинчули Сavo de Girо - «бухта водоворотов» (Дюбуа, с. 100). Эту же бухту и р. Мзымта за оказываемые неудобства, турки именовали Кинчли «враждебный», «враждебная бухта».

Киншили-см. Кинчули.

Кирнати - см. Сычха.

Клдиани - см. Аздрепш.

Клдекари - см. Амгашхуца.

183

Клухор // Кылхәра // Клыхәра - известный с древних времен перевал через Главный Кавказский хребет, а также озеро и река. В источниках название фиксируется как Клухор, Клухра, Клиухра, Кылхәра, Қәлыхәра (Аԥсны атопонимика, с. 95, 354, 449; Гицба, с. 244, 245).
Название перевала С. X. Ионова, не без основания, сближает с абаз. Кылҳара «проход» (Ионова С. X. Абазинская топонимия, с. 154). Но это же слово представлено и в абхазском языке в значении «широкий проход». В горах Гудаутского района под названием Кылҳа имеется ущелье и гора (см. Аԥсны атопонимика, с. 277, 292). Существует также известная абхазская поговорка: «аҳәынаԥ акылҳара ианзкылымс амҟәыба ацранаҳәан», т. е. «крыса, которая не могла пролезать через проход (акылҳара) - привязывала к себе еще и кубышку». Вместе с тем, в абхазском языке имеется родственное последнему слово а-кылхәара для обозначения узкого прохода. Именно в этом значении оно выступает как название горного прохода выше села Дәаб-Аимара в Очамчирском районе (см. Аԥсны атопонимика, с. 449). Географические термины акыл-ҳара и а-кыл-хәара имеют общую ос¬нову кыл, собственно выражающее понятие «проход», «дыра», от него в абхазском и абазинском языках образованы и целый ряд других слов: а-кыл-ҵәара «дырка», «дырявить», а-кыл-сра «проходить», «протекать», а-кыл-ҵәы, а-кала-ҵәы «затычка», «пробка», акыл-акра «держать что-либо в проходе» и т. д.

Кодор, абхаз. Кәыдры - одна из больших рек в Абхазии, формирующаяся в северо-восточной части страны - у подошв пограничных вершин Главного Кавказского хребта. Река впадает в Черное море отдельными рукавами между прибрежными селами Уарча и Адзюбжа (описание реки, см. О. В. Маан. Очерки истории и культуры населения низовьев реки Кодор. Сухум. 2004. С. 4-21).
Многие авторы - А. Ламберти, Н. Шарден, С, Т. Еремян, Г. Цулая, В. Бутба, Ф. Дюбуа, Д. Гулиа и др. с рекой Кодор или Кәыдры отождествляют р. Корак Птоломея (II в.) позже переиначенное в Коракса, Коракс (на древ. греч. «ворона», см. Бутба. Ашхарацуйц, с. 83). К бассейну этой реки привязывают упоминаемые еще Гекатеем Милетским (VI в. до н. э.), народ «кораксы», «Коракская стена», «страна Караксов» (см. стат. «Дранда»). На наш

184

взгляд, вполне правомерно сближение древнего гидронима Корак или Коракс с абхазо-абазинскими географическими апеллятивами а-куара, абаз. куар «ущелье», «речка», «река» и а-ҟәара «булыжный берег», аҟәараш «белобулыжный берег». Все они, как гидронимы широко представлены не только в современной Абхазии, но и в ее исторических пределах. Под названием Ҟәараш (от а-ҟәара «булыжный берег» и ш «белый») известны только в Абхазии более десяти географических объектов, но, главное, это имя (иногда искаженно Кораш, Кораси), носило село, располагавшееся между рукавами р. Кодор, а в ее верховье и ныне существует местность и приток реки, именуемые Кораш (Ҟәа-раш) - (см. Аԥсны атопонимика, с. 168, 179, 337, 351, 359, 365, 385, 388, 420, 432, 556, 558).
На всех итальянских (генуэзских) картах XIII - XVI вв. р. Кодор значится как Гото, а в ее низовье отмечается и поселение Гото (К-3). Данное название Д. Гамахария и Б. Гогия связывают с португальским Гото - «горло», «ущелье», допуская, что венецианские картографы могли пользоваться более ранней португальской картой (см. указ. раб. авторов, с. 821).
В XVII столетии Кодор называют и как Кораче (видимо, из древ. Корак, Коракс, или абхазского Ҟәараш - Кодор или Караче (Ламберти, с. 3), р. Кораче (у Кастанелли). Трудно сказать, имеет ли отношение окончание имени Кораче - че к тюрк. ча «река» - Кора-че «черная река» - В. К. (см. Топонимика центральной России М. 1974. с. 102). Современное Кодор фиксируется с начала XVII столетия как Кодор, Кодур, Кодори, Кудры в качестве названия р. Кодор и села, расположенного у ее нижнего течения (см. Ойконимы, с. 65). Вместе с тем, кажется, основа Кодор просматривается в названии крепости Скотор, упоминаемой еще в VII веке Феодосием Гангрским (см. 3. В. Анчабадзе. Из истории... С. 64). Абхазской формой названия реки Кодор является Кәыдры (Кудры), от него производно наименование всего бассейна реки - Кәыдырҭа (ҭа -локативный суф.). Последнее встречается и как название речки и ущелья в поселке Раԥыҵа села Лӡаа (Лдзаа), однако, оно увязывается с проживавшим здесь родом Қәҭараа, на что указывает вариант этого названия Қәҭарҭа.
Грузинская передача названия Кодор - Кодори, некоторые авторы переводят с грузинского как «безлесную гору, покрытой

185

травой» (см. Д. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия... с. 631). Но вряд ли можно подогнать под такую этимологию гидроним, тем более название р. Кодор, бассейн которой охватывает с древнейших времен, покрытую лесом территорию. Вместе с тем, под названием Кодори в Грузии известна гора и местность в бассейне Риони и в верховье р. Пичора, местность в Цхакаевском районе (Инал-ипа. Вопросы, с. 386). Похоже, что гидроним Кодор, Кудры, переиначенное грузинами в Кодори, Кудори и топоним Кодори в Грузии есть простое совпадение, груз. Кодори, Кудори «безлесая гора, местность», скорее всего, из тюрк. Кюдри, Кюдури «сухое, безводное место, степь, поле». На наш взгляд, несомненно, что в основе гидронима Кодор или Кәыдры лежит Гото итальянских авторов XIII - XVI вв. П. Ингороква в названии Ко-дор-и также выделяет основу Кода (см. указанную работу автора, с. 256). Поселение Гото соответствует селам Кодор, Авидзибжьара (Аҩӡыбжьара) или груз. Шуацкари более поздних источников, располагавшиеся между основными рукавами р. Кодор (см.: Ойконимы, с. 65; О. В. Маан. Очерки истории и культуры населения низовьев Кодора. с. 4-8). Думается, что в прошлом Гото, Кодор, Аҩӡыбжьара//Аӡҩыбжьа, как названия территории, покрывали все земли дельтовой части р, Кодор. В дальнейшем перемещение названий Аҩӡыбжьара - Аӡҩыбжьа - Кодор на левый берег р. Кодор, т.е. в пределы современного села Адзюбжа произошло где-то на рубеже XVIII-XIX столетия, в связи с вынужденным переселением туда же людей с Кодорского междуречья.
В плане этимологии вышеназванных наименований Гото, Кодор или Кудры представляет интерес указание Вахушти (XVIII в.) на то, что от названия местности Кодор происходит и название реки Кодор (Вахушти - 1979, с. 781). Из этого сообщения следует, что гидроним произведен от топонима (ойконима) Кодор, соответственно и старое Гото, первоначально могло быть названием местности. Вместе с тем, думается что названия Гото, Кодор - Кудры, Аҩӡыбжьа-ра и Шкацкари не только обозначали одну и ту же территорию, но и близки они по своей семантике. Последние -Аҩӡыбжьара и Шкацкари являются прозрачными именами - абх. Аҩӡы-бжьара, букв. «середина двух вод (рек)» и мег. Шка-цкари «середина реки», а в грузинском Шуа-цкали, то же самое.
Похоже, что в старом названии реки и поселения - Гото име-

186

ем также понятие «середина» - из абхазо-адыгского гәҭа (гута) «середина», Гәҭа ақыҭа «Серединное село», Гәҭа аӡиас «Гутаская река» (если исходить из сообщения Вахушти) или «Серединная река», «Центральная (возможно - межевая) река».
От основы гәҭа (гута) «середина» и Гәыҭры > Кудры «серединное», где ры/ра - суффикс, придающий основе абстрактное значение - отсюда абх. Гәыҭары аӡы > Кәыдры аӡы «Серединная река». X. С. Бгажба, также в гидрониме Кудры выделяет основу Куды и тот же суффикс ра и считает, что Куд-ры идет из Куды-ра (Бгажба. Этюды, с. 172-173). Иностранцами же, в прошлом, абх. Гуҭа (Гута) могло быть зафиксировано как Гото, а Кәыдары как Кодор. Последнее, т. е. Кодор Б. А. Хагуш объясняет из арабского Кодор «мутная» (Хагуш Б. Р. Антропонимика зҵаара аԥсуа бызшәаҿы. С. 263). Однако, сомнительно, что арабы за свое короткое пребывание в Абхазии (рубеж VII-VIII вв.) могли оставить здесь какие-либо арабские географические наименования.

Кодори - см. Владимировка, Кодор.

Колхида - в прошлом название современного села Псахара в Гагрском районе. Появляется оно в документах с начала XX века. Первоначально это русское военное укрепление «Р-д Колхида» (К - 25) и имение «Колхида» Великого князя Александра Михайловича, а в дальнейшем и населенный пункт. В материалах АТД Абх. АССР 1935 года село Колхида дается раздельно - на Верхнюю Колхиду, известную у абхазов как Адзапш (Аӡаԥшь); Среднюю Колхиду - Псахара; Нижнюю Колхиду - Жвадзахы (Жейзехва?). Там же указывается ойконим Псахара как объединяющее их исконное название (ЦГАА, фонд ЦИКа Абх. АССР; ф. 1, арх. 2238). Центр села, т. е. Средняя Колхида - Псахара с начала XX века носило и неофициальное название - «Отрадное» в связи с тем, что здесь до революции находилось имение «Отрадное» принца Ольденбургского. В 1948 году «Отрадное» переименовано в грузинское Сихарули, «Радость», а последнее в 1992 г. в старое Адзапш (абх. Аӡаԥшь). Общее название села Колхида также заменено исконным Псахара.

187

Коман - появляется в документах только с конца XIX века. В начале нашего столетия ряд авторов уже его идентифицируют с городом Команы//Куманы раннего средневековья (Мачавариани, с. 341; Кудрявцев, с. 35; Гулиа, с. 157 и др.) На самом же деле, как отмечает Ю. Н. Воронов, в 1884 году эту местность посетил греческий археолог Врисис, который связал ее старое абхазское название - Гумма - с городом Команы, где был погребен известный христианский проповедник Иоанн Златоуст, один из величайших «отцов церкви». И хотя в действительности этот город находился в северо-западной части Малой Азии, «вывод» Врисиса способствовал тому, что абхазские Команы стали одним из крупных центров паломничества верующих в начале XX века (Ю. Н. Воронов. В мире архитектурных памятников Абхазии, с. 32).

Контози - см. Гагра.

Кораси - см. Кодор.

Кориантели - см. Бирцха.

Кортмал - приводится как село в Абживском округе (совр. Очамчирский р-н) у Абрюцкого (Ведомости, с, 226). На карте 1843 года (К-21)оно указывается на правом берегу р. Галидзги, вблизи с. Тхина. Название утеряно.

Котабои (М. СоtоЬоi) - указывается вблизи Анаргия (Анаклия) на карте 1723 года (К- 5), а на картах первой половины XIX века оно значится как Катобои (К - 14), Котобаю (К - 22). Они, по форме и локализации, соответствует современному селу Отобая Галского р-на. На карте же Мегрелии, составленной Ламберти (XVII в.), это название отсутствует. В прошлом в районе сел Отобая и Набакеви находилось крупное поселение Барбала или Барбалра (см. выше Барбала) - место пребывания абхазских владетелей Самурзакана - князей Чачба (Шервашидзе). Думается, что в основе приведенных форм названия поселения Котобой, Котобаю или Отобая лежит абхазский антропоним Котаба, в мегрелизированной форме - Котобая. Последний в дальнейшем с усечением начального к приобрело современное звучание Отобая. Абхазская дворянская фамилия Кота, Котаба фиксируется Ш. Д. Инал-ипа (см.: Абхазские антропонимы, с. 222).

188

Котош-см. Гагра.

Кындӷ // Кындыӷ (Киндги) - прибрежное село в Очамчирском районе.
Название села фиксируется в источниках как Кындых (Нордман, с. 422), Кандихи (Брун), у Абрюцкого - Кендых (Ведомости, 226), Киндхи (К-20, К-23), Кындыг (Карта Кавказского края, 1883), Киндги (К-25), Кындыг (К-26).
П. Ингороква пишет, что на карте Весконти (1318), современная речка Лаӷәашь, протекающая по восточному краю с. Кындыӷ, якобы указана под названием Катанха, что он выводит из Кантаха (П. Ингороква. Георгий Мерчуле.., с. 171). Однако на карте Весконти и у других итальянских авторов нет такого названия. Им явно неправильно прочитано Сагаnсhа, указываемое у Весконти и сопоставляемое со Скурча (Д. Гамахария. Б. Гогия. Абхазия.., с. 824). Возможно, название села Кындыӷ (Кындыӷ, Кындых) родственно с Кигн, Кинг древних источников, или же родовым именем Кандох (Дж. Коков. Из адыгской (черкесской) ономастики, с. 168), срав. село у садзов Кидыох (Мачавариани, с. 272). Вместе с тем, не исключено, что ойконим имеет тюркское происхождение, тур. Киндик «центр» (Краткий турецко-русский словарь «новых» слов. С. 69; Э. М. Мурзаев. Словарь народных географических терминов. С. 274). Название Киндик «центр» вполне соответствует положению села Кындыӷ, являвшееся, в эпоху турецкого владычества, центром их торговой фактории «Тиркару эмпориум», располагавшееся в междуречьи рр. Кодор и Моку (Моква). На Кындгском берегу моря, находились во времена генуэзцев, а затем и турок, причалы - торговые пункты Алагәана//Ологуана, Санта-Мария (см. Саҭамашьа) или Кындыӷ (тур. Киндик), а рядом с западной стороны - известная Скурча.

Кьалашәыр - см. Баӷмаран.

Кьансаа - местность в поселке Ҟәыдымжә города Тҟәарчал. Рядом находится пункт Аҳ итәара, букв. «Царская (владетельная) стоянка». Юго-восточнее их, на правом берегу р. Аалӡга, имеются известные лечебные источники «Аӡырԥха». После-

189

дний владетель Абхазии Ахмутбеи был задержан русской властью в этом же районе. Интересующая нас местность Кьансаа, соседствующая с бывшей царской стоянкой Аҳ итәара, носит дворянское родовое имя Кьинца - Кьинцаа (см. Инал-ипа Ш. Д Абхазская антропонимия, с. 296, 220). Похоже, что от этого же антропонима и топоним села Мгәыдзырхәа Кьанцра, Кьансра, абаз. Кьансраа «Киансовы».

Кьансра - см. Кьансаа.

Кьынҿапыл (Кинтшапыл) - поселок в селе Чабырхәа (Цхьынҵҟар), у правого берега р. Цхьенҵҟар в Очамчирском районе. Территория села Чабырхәа или Цхенцкар, частью которого является и пос. Кьынҿапыл в историческом плане представляет немалый интерес. На левой стороне указанной реки, т. е. между рек Цхьынҵҟар и Моку, имеется водораздельная возвышенность, именуемая абхазами Дәҩана или Дәҩана аӷдара «папоротники Дуаны». Название Дҩана ряд авторов связывают с наименованием античного городского поселения Гиен или Гуэнос древних авторов (см. выше Гиен). На территории села Чабырхәа//Цхьенҵҟар на Дуанской возвышенности имеется великолепный средневековый христианский храм Чабырхан//Чаблахан (см. Цхьынҵҟар). Во времена генуэзцев в районе села существовала значительная торговая фатория Тгуана, Тгуанос (срав. с абх. Дәҩана), а во времена турецкого влияния здесь же находился один из известных турецких рынков в Восточной Абхазии.
Как нам представляется, интересующее нас название Қынҿапыл имеет прямое отношение к древней истории села и к древнегреческому языковому миру. Оно может состоять из двух основ Қьынҿа-пыл. Препозиционное Кинтш (Кьынҿ) или Кентш вполне сопоставимо с Гиен и Гуэнос или же с Кинг римских источников (см. Гиен), а постпозиционное пыл с древнегреческим поль «город», «поселение» (см. выше: Возрастные слои абхазской топонимии и название иноязычного происхождения).

Кәаначхьыр - отвесные скалы, опускающиеся прямо к р. Кодор с правобережной стороны напротив Багадского моста (Гулр. р-н). В русских источниках фиксируется Гоначхери (Мача-

190

вариани, с. 293), Оначхыр (см. Гицба, с. 218) или это же место именуется Багада, Багадские скалы. На Северном Кавказе за Клухорским перевалом имеется также ущелье Гоначхара (Мачавариани, с. 164), и (видимо в ней?) правый приток р. Теберда Гуаначхир (Ионова С. X. Абазинская топонимика. С. 95).Трудно сказать имеет ли отношение к топогидрониму Кәаначхьыр или Гуанахчир имя героя из абхазского нартского эпоса Куаначхир (Инал-ипа Ш. Д. Антропонимия абхазов, с. 38). Исследователь абазинской топонимии С. X. Ионова Гуанахчир//Гуаначхир объясняет из Гуанахча, где по ее мнению Гвана (Гуана) - антропоним «Гонов» + хча, восходящего к хчара со значением «караулить», «охранять» (Ионова С. X. Указ, раб., с. 95). На наш взгляд, смысловое содержание этой этимологии не совсем понятно. С автором можно согласиться в том, что в препозиционной части может быть антропоним Гона абх. Гәанаа (Гоновы), который мог выступать и как название территории, например, Багаа «Баговы» и Багаа (село в Цебельде) Ӡынаа (Дзыновы) - Ӡынаа (село) и т. д. Что же касается второй составляющей основы чхьыр// хьчыр, то она, как нам представляется, трансформирована из географического термина ӡӷьыра, ӡӷьыр «бурный поток» - Гәанаӡӷьыра > Гәаначхьыра//Кәаначхьыр «Гоновский поток», «Поток села (мест.) Гәанаа». Именно у Кәаначхира резко сужается русло р. Кодор и идет резкий перепад реки. К. Мачавариани пишет: «У Багадского моста русло Кодора сдавлено точно в тисках между высокими крутыми берегами. Вода здесь шумит, клокочет и силится дать себе простор», а в другом месте читаем: «В ворота с шумом прорывается Кодор. Здесь берега сходятся так близко, что несколько переброшенных через реку бревен представляют мост, висящий на 80-ти саженной высоте над бешено-пенящимся Кодером» (Мачавариани. С. 156, 269). Двойное название скалы Кәаначхьыр или Багада ахра//Багадские скалы также указывают на то, что первое Кәаначхьыр (из Гуанаӡӷьыр) связано с указанным сектором р. Кодор. Позже это название могли перенести на северный склон Кавказа переселившиеся туда жители Кодорского ущелья.

Кәачара // Кәачира - населенный пункт на правом берегу р. Цхьенцкар в Очамчирском районе.

191

Исходная форма названия Кәач-ира, букв. «орех Куача» - из ара «орех (дерево)» и собственного имени Куач, срав. комонимы Бабышьи-ра «орех Бабышьа», Учани-ра «орех Учаны», Агәыԥ-р-ра «орех пастушеского коллектива агәыԥ».
Как утверждают информаторы, еще в начале XX века в центре села стояло огромное дерево грецкого ореха, именовавшееся Кәач-ира, под которым проводили собрания, народные игры.

Куджаахабла - название села в районе Цебельды. Засвидетельствовано в первой половине XIX века (Ведомости, с. 227). Форма ойконима представляет собой русскую передачу абхазского Кәыџааҳабла «поселок Куджовых». Обращает внимание отсутствие в названии притяжательного местоимения 3-го лица мн. числа -р - Кәыџаа-р-ҳабла, возможно имеем неточную запись.

Культубани - см. Асабулеи.

Культучастки - см. Асабулеи.

Кәтол (Кутол) - крупный населенный пункт в Очамчирском районе. Он упоминается в сообщении послов России в Мегерлию (1640 г) как с. Китаул, а в 1654 году под именем Рitаurо (похоже, ошибочно) у Ламберти (К-4). В начале XIX века фиксируется Quitа ооri (на карте Роберта кер Портера (1821 г.), Квитаулу в 1835 у Платона Зубова (Д. Гамахария, Б. Гогия. Указ, раб., с. 244, 621, 852). Далее в источниках Квитаули (К- 14, К-20, К - 23 и др.), Квитаури (К- 15), Китаур (Ведомости, с. 226), Квитаул (Пахомов, с. 276) и Кутол (К- 26, К- 30 и др.). До 50-х годов XIX века село Квитаул или Кутол являлось административным и хозяйственным центром Абживского округа, здесь находился и владетельский дом (Пахомов, с. 292). Село являлось центром этого региона и во времена Дадианского правления. Согласно грузинскому источнику, здесь находился дворец Левана Дадиани, где в 1640 году скончалась его жена Нестан-Дареджан. Она была похоронена им в Киачском храме - выше села Джгиарда (Д. Гамахария, Б. Гогия. Указ, работа, с. 242).
Как видно, название села относится к числу древних топонимов Абхазии, со временем потерявших свою прозрачность.

192

Интересом жителей села к происхождению современного названия села Кутол вызвано появление уже устоявшейся его народной этимологии. Жители села считают, что Кутол происходит от Кут-ил, букв, «ольха Кута». Согласно их утверждению, в центре села около усадьбы некоего Кута стояла огромная ольха, именовавшаяся Кут-ил, под которой проводились народные собрания и игры. Впоследствии название местечка было перенесено на все село (см. Аԥсны атопонимика, с. 412, 413). Однако вышеприведенные формы названия села никак не в пользу такого объяснения. П. Ингороква исходной формой наименования села считает Квитаули, Квитаури и сравнивает с топонимами Грузии, оканчивающимися на ули, ури. При этом умалчивает об основе названия. Можно соглашаться с автором в том, что и в абхазском Кутол и в форме Квитаули, Квитаури, Куита оори конечные элементы ол (ул), ули, ори не являются корневыми. В качестве основы названия села выделяются варианты Кито, Куита, Квита, Кута, что очень близки к абхазо-абазинскому кыҭа «село», «община». В географической номенклатуре села имеются названия Ачаар-қыҭ, Бзан-қыҭ, Там-қыҭ, Еш-қыҭ. Однако появление в начале имени Кутол лабиализованного Ку (кә - кв) требует разъяснения. Похоже, что исходной формой названия была Гукыта (Гәқыҭа), букв. означающее на абхазском «центральное село», «село центр», «срединное село» - от гәы (гу) «сердце», «центр», «середина» и қыҭа «село», срав. Гәы - Бедиа (Агәы-Бедиа) «центр Бедиа», «середина Бедиа», Гәыр-Бедиа то же самое. С присоединением к первоначальному Гәықыҭа турецкого ул «село» название села трансформировалось в Гукыта-ул, т. е. «Село Гукыта (Гәықыҭа)». В дальнейшем симбиоз начальных гә и к дал лабиализованной Ку (кә), что в грузинском и русском соответствует кв. В результате этого ассимилятивного явления Гә(ы)кыта-ул превратилось в Кәытаул > Кутол. Отсюда в грузинском произношении абхаз. Кәытаул > Квитаул-и (см. Ӷәырзаул), что же касается окончания форм Quita oori и Квита-ури оори, ури, то они действительно являются картвельскими и не имеют отношения к окончанию ол, ул. Первое, т.е. оори (ури то же самое) появилось в источниках как грузинская привязка к первоначальному абхазскому Гәкыта «Центральное село», «Село центр», «Столичное село», срав. А-гәы-Бедиа - бывший центр Самурзакана и Гәыкыта (т. е. Кутол) - бывший центр Абжуа (совр. Очам. р-н).

193

Қьарақьан (Киаракиан) - встречается в качестве названий поселков в селах Кутол, Члоу и Атышаду. Оно в прошлом широко бытовало в Абхазии в качестве личного имени в среде привилегированного сословия как Қьарақьан, Кьаракьан, Кьаракьам (Инал-ипа Ш. Д. Антропонимия абхазов, с. 103, 105). Думается, что ойконим от антропонима (см. Аԥсны атопонимика, с. 96).

Қьаҭуан // Қьеҭуан (Китуан//Кетуан) - поселок в селе Ӷәада Очамчирского района; Қьаҭуан//Қьеҭуанрҩа - левый приток р. Дӷамшь. По всей видимости, название происходит от антропонима. Оно увязывается с абхазским фольклорным именем Қьаҭуан, Қьаҭауана, Кьатауана - пастух скота (дичи) покровителей лесов Ажвейпшаа. Он же изобретатель абхазской свирели (аҿарпын), выступающий иногда и в роли пастуха Нартов (Инал-ипа Ш. Д. Абхазская антропонимия, с. 38).
Форма же гидронима Қьеҭуанрҩа указывает на его древнее происхождение. В ней представлен ныне малопродуктивный аффикс-гидроформант р-ҩа, срав. Чапагә-рҩа, Абла-ҩа. Ампы-рҩ-ҭа, Кәты-рҩ-ҭа (см. выше «Структурно грамматические типы абхазских топонимов»).

Қьеҭуанрҩа - см. Қьаҭуан.

Кәыдры - см. Кодор.

Кәыдырҭа - см. Кодор.

Қапласа - см. Капласа.

Қардуаг - см. Ақырдуаг.

Қьач // Қьиач (Киач) - местность на горе Шәбаарха, расположенной над поселком Чегем села Џьгьарда. Здесь, на вершине имеется полуразваленный средневековый христианский храм, именуемый абхазами Қьиач абаа «Киачский храм» или Қьиач ныха «Киачская святыня», «святыня рода Киач». Последнее в форме Кеч ноха засвидетельствовано Павлиновым как название местечка и между селами БедИа и Окум (см. Инал-ипа Ш. Д. Антропонимия абхазов, с. 267). Киачский храм являлся центром Киачской епархии со времен Абхазского царства до 2-ой половины XVII века. В грузинских источниках киачские епископы именуются киачели, т. е. «киачские» - от местности (села) Қьиач

194

- в грузинской передаче Киач-и. В 1640 году здесь, т. е. Киачском храме была похоронена жена правителя Мингрелии Левана Дадиани (см. Кәтол), в руках которого тогда находилась Восточная часть Абхазии от р. Кодор.
Интересующий нас исторический топоним Қьач, Қьиач (имеется и р. Кяч в Садзской Абхазии) относится к числу абхазо-абазинских географических наименований, имеющих антропонимную основу - из абхазо-абазинского родового имени Кьеч//Кьиач//Кьыч (ныне пишутся Кьечба, Кьычба, Кьичба, а у абазин Кьач - Кечев - (Тхайцухов М. С. Очерки истории абазин конца XVIII -
XIX вв., с. 130). Думается, что исход Киачевых (Кьачбовых) из Абжуйской Абхазии связан с захватом мегрелами Восточной Абхазии в XV-XVII вв.

Қьач абаа // Қьиач абаа - см. Қьач.

Қәабчара (Куабчара) - название горы, села и реки на правобережье р. Кодор в районе Дала. В материалах XIX столетия село Қәабчара не значится. В названии имеем именную основу қәаб (а-қәаб) «большой армейский (медный) котел», сочетающийся с масдарной формой глагола чара «питаться, есть» срав. Чашә-чара, Џьык-чара, Б-чара. Термин а-қәаб используется в абхазском топонимотворчестве и переносно в значении «котловина». Например, имеется гора Ақәабзҭоу (в Гагр. р-не), букв. «содержащий котел», т. е. «котловина», в с. Чхәарҭал Қәабзҭоу - глубокая и широкая котловина, Ақәабра (с. Пақәашь) «котловина», где ра является суффиксом, придающим основе отвлеченное, абстрактное значение; имеются также названия Қәабрҩҭа (речка), Қәабшьха (гора в Гулр. р-не).

Қәҭарҩҭа - см. Кодор.

Ҟада (Када) - гора (утес) над селом Аймара у западной стороны г. Дәабшьха хәыҷы (Очам. р-н); поселок в с. Амтҟьал (Сух р-н).
Трудно сказать, имеет ли отношение к названию горы Ҟада абхаз. термин аҟада «ручной станок для тканья очкура» или личное абхазское имя Ҟада (см. Инал-ипа Ш. Д. Антропонимия абхазов, с. 130). Вместе с тем любопытно, что в монгольском Хада, Када «гора», «холм», «скала», «утес», а в даргинском языке Када

195

«ущелье», «овраг» (Мурзаев Э. М. Словарь народных географических терминов, с. 588, 239).
С абхаз. Ҟада (Када), видимо одного происхождения название горы на водоразделе между долинами рек Бекешей и Бол. Наужи, с которой В. И. Ворошилов не очень убедительно увязывает имя адыгского бога моря и рек Коди или Кодес (Ворошилов В. И. Указ. раб., с. 125).

Ҟлыч (Клыч) - гора и перевал на главном Кавказском хребте, на северо-восточной границе Абхазии, приток р. Гуандра.
Ороно-гидроним Ҟлыч, как уже отмечено С. X. Ионовой, из антропонима Ҟлыч (пишутся ныне у абазин Клычев). За хребтом имеется в Прикубанском районе урочище Клычикуар, букв. «речка Клыча» и село Ҟлычкт (ныне Псауче-Дахе) «село Клычевых» (см. Ионова С. X. Абазинская топонимия, с. 139).

Ҟәаракьагәа - небольшая долина на правобережье р. Кодор в селе Қәабчара (Гицба, с. 229). Название состоит из именной основы ҟәара «булыжный берег» (см. Кодор) и прилагательного кьагәа «короткий», «куцый». Ҟәаракьагәа, т. е. «короткий булыжный берег», срав. Хә-кьагәа «Короткий холм». Думается, что с Ҟәара-кьагәа родственно и название Къарапагва (Карапагуа), не раз встречающееся на Северном Кавказе, в местах расселения части абхазо-абазин (т. е. абаза). С. X. Ионова считает, что в основе названия лежит женское имя Къарапагва (С. X. Ионова. Абазинская топонимия, с. 135, 136). Однако тот факт, что топоним встречается в разных отдаленных друг от друга местах, не говорит в пользу этой версии. Думается, что и в его основе лежит ҟәара «булыжный берег», «берег», а во второй части представлено прилагательное ԥагәа, то же самое, что и кьагәа «короткий», «обрезанный», «куцый».

Ҟәламба // Кәланба (гора) - см. Ҟәланырхәа.

Ҟәланырхәа (Куланырхва) - современное село в Гудаутском районе. Фиксируется оно на карте 1813 года (К- 14) в форме Коланихва, а у Абрюцкого как Куланурхуа (Ведомости, с. 227). В работе Нордмана, по-видимому, ошибочно набрано Куланырмва вместо Куланырхва (Нордман, с. 421).

196

Абхазское Ҟәланырхәа, букв. «Возвышенность (гора) Кулановых». Ҟәланаа «Кулановы» пишутся (в ед. числе) Ҟәланба, Ҟәламба (гора Ҟәламба// Ҟәланба в Сух. районе) считаются ответвлением от дворянской фамилии Лакрба (см. Инал-ипа Ш. Д. Абхазская антропонимия. с 313).

Ҟәыдымжәы (Кудымжвы) - название родника в с. Лыхны, речки и поселка в г. Ткуарчал (см. Аԥсны атопонимика, с. 320, 522, 558). Гидротопоним Ҟәыдымжәы в форме Ҟәыдмыжәы встречается как название родника и речки и на Северном Кавказе в станице Преградная. Исследователь абхазо-абазинской топонимии Карачаево-Черкессии С. X. Ионова справедливо расчленяет гидротопоним Ҟәыдмыжә (абх. Ҟәыдымжәы) на - ҟәыд «фасоль», аффикс отрицания —м, глагольный корень жв (жәы) «варить» и переводит название как «не сварившаяся фасоль» (Ионова С. X. Абазинская топонимия, 148). Однако перевод сделан не совсем верно. Абхаз. Ҟәыдымжәы, абаз. Ҟәыдмыжә букв. «неварящая фасоль» (имеется ввиду вода, не варящая фасоль или, в которой не варят фасоль).

Лаба - см. Лабра.

Лаба ахыҵырҭа - см. Лабра.

Лаблеи - см. Гьечрыԥшь

Лабра - село в Очамчирском районе, на левом берегу р. Дӷамшь. Фиксируется в русских источниках с начала XIX века.
Название села Лабра по внешнему облику можно отнести к многочисленному ряду абхазо-абазинских топонимов, образованных с помощью суффикса ра, придающий лексической основе отвлеченное, абстрактное значение. Аффикс ра может быть и показателем множественности. В качестве корня названия представляется лаб или лаба. Последняя, т. е. лаба, встречается и на Северном Кавказе, на территории бывшего расселения абазин, как название крупного левого притока р. Кубань и в наименовании перевала Лаба ахыҵырҭа, букв. с абхаз. «Лабский переход».
Этимологии гидронима Лаба уделено внимание многих исследователей - Э. М. Мурзаеаа, А. Соболевского, М. Фасмера, В. А. Никонова, А. В. Суперанской, Дж. Кокова, К. Меретукова, С. X,

197

Ионовой и др. (см. Дж. Коков. Из адыгской (черкесской) ономастики, с. 75). Однако, среди ученых до сих пор нет общепринятого мнения. Б. X. Мускаев предлагает, на наш взгляд, довольно сомнительную версию происхождения Лаба от сван. лаб «груз или воз для осла» (Мускаев Б. X. Топонимия высокогорья Балкарии. Нальчик. 1981. С. 47), Неправдоподобно и толкование Т. Мибчуани названия Лабра из сванского «место предполагаемого разорения» (см. Мибчуани Т. К. вопросу о этнической принадлежности санигов). К. Меретуков и С. X. Ионова название Лаба увязывают с абхазо-абазинским антропонимом Лоуба - известный и как наименование горы, из под которой начинается один из притоков Малой Лабы (Ионова С. X. Абазинская топонимия, с. 160). Вполне правомерно сближение гидронима Лаба и с основой некоторых современных абхазских фамилий: Лаба-хуа, Лаб-иа (Лаба-иа), Лаби-гуа, Лаба-шьи, Лаԥ-ба, Лаԥыр-ба (см. Инал-ипа Ш. Д. Антропонимия абхазов, с. 232, 254, 264, 314, 315). Фамильные основы Лаба, Лапа сохраняются в названиях святилищ - Лаԥы-рных «святилище Лаповых» Лапу-ных (в верховье р. Кудепста). Таким образом, Лабра из абаз. - Лабараа может означать «Лабовы». Однако, существующая одна общая характерная черта у рек Лаба и Дӷамшь (река, у которого находится с. Лабра), возможно, говорит об иной этимологии Лаба и Лабра. Речь идет о том, что р. Лаба в своем верхнем течении местами уменьшается, исчезает, имеет и высохшее старое русло, именуемое адыгами Лабажь «Старая Лаба» (см. Дж. Коков. Указ, раб., с. 75). И река Дӷамшь, которая в прошлом могла называться Лабара (> Лабра), в своем течении то исчезает, то появляется в силу того, что ее дно состоит из большого слоя галек и она, как бы местами приобретает поддонное течение. Ситуация меняется с впадением в нее р. Маҟара у с. Лабра.
В силу особенности названных рек, они могли обозначаться абхазо-абазинским словом Лаба, Лабара «впитывающая», или «впитываемая», т. е. «высыхающая» - Лаба аӡы «впитывающаяся (впитываемая) вода, река», срав. название р. Аӡлаба, букв. «Впитанная река», т. е. «река поверхностно с сухим руслом».

Лаганиахә (Лаганиаху) - один из поселков с. Члоу Очамчирского района, находящийся на возвышенности у правого бе-

198

рега р. Қәмарча. В его наименовании выделяется конечное х ә - «холм, возвышенность». В препозиции названия можно усматривать личное имя Лаган, ср. р. Лаган икәара в Гудаутском районе (приток р. Ҳаужәбга), букв. «Лагана речка», т. е. «речка Лагана». В этом случае вместо Лагәаниахә должно было быть Лаган-и-хә «возвышенность или холм Лагана». Поэтому наименование поселка Лаганиахә скорее всего происходит от утерянного названия местности (территории) Лаганиа - отсюда Лаганиахә «холм (местности) Лаганиа», «Лаганиаский холм». Сама основа Лаганиа - от антропонима Лаганиа.

Лакада - название одной из Мархеульских возвышенностей (см. Аԥсны атопонимика, с. 344), а также место в приграничном районе Абхазии и Мегрелии в верховье р. Ингур. Насколько нам известно, Мархеульская возвышенность получила название Лакада от мегрельцев, поселившихся здесь в конце XIX века. Т. Мибчуани выдает самим сочиненную неправду, говоря о том, что якобы местное население всю горную полосу от Кодора до Ингура именует Лакада, в частности он пишет: «Лакада - название лесистой горной полосы от Кодорского ущелья до Ингура. Так ее называют местное абхазское и мегрельское население. По их мнению, Лакада - так зовется потому, что край является лесистым. Действительно, Лакада является лесистым краем, и его сванское название происходит из этого Лакада, со сванского, означает «топорный». Расчленить его можно следующим образом: Ла-када, где «ла» -сванский производящий префикс, а «када», по-свански означает «топор» (см. статью Т. Мибчуани «К вопросу об этническом происхождении миссимян»). Воздерживаясь от комментария по поводу «топорного леса» и предложенной автором, к сожалению, очередной «топорной» этимологии, следует сказать, что идентичное с названием Лакада слово имеется в мегрельском языке в значении «ровное возвышенное место» и оно в этом смысле встречается как наименование названных пунктов, так, и многих объектов в Западной Грузии (Мегрелии).

Лакба - название абхазской средневековой гавани. Турецкий путешественник Эвлия Челеби, определяющий юго-восточную этническую границу абхазов по р. Фаша (Риони) пи-

199

шет: «Племя чач между собой разговаривают и по-мегрельски, поскольку на том берегу р. Фаша - целиком Мегрелия. Имеют бегов. Имеют сильное войско до 10 тысяч, не все придерживаются единой веры. Грабители и мужественны... Их гавань находится к западу на расстоянии два канака, которую называют Лакба» (цитата из указанной работы Д. Гамахария и Д. Гогия, с. 246). Ф. Брун считал, что Лакба соответствует Бомборскому рейду, а само название Лакба Г. Путуридзе увязывает с абхаз. фамилией Лакоба (см. Д. Гамахария, Б. Гогия. Указ, раб., с. 625). На наш взгляд, судя по описанию Челеби, гавань Лакба (возможно из Ла-хоба) соответствует устью реки Хобби (Хоба), а следующая гавань Лачига (Ладзига) на земле племени арлан, упоминаемой также Евлием Челеби, с устьем р. Алӡга (Алдзга - Галидзга).

Лакуби-Цута - село у подошвы горы Агрик (Агирцху) - вторая половина XIX века (Мачавариани, с. 290). Упоминает его и Д. Гулиа в исходной в форме Лакуб-ицута (Гулиа, с. 298). Последнее переводится с абхазского как «поселок Лакуба», где Лакуб - личное имя, и - «его» и цута(аҵуҭа) «поселок».

Лакырха - во второй половине XIX века село на левом берегу р. Псоу выше Хушкарипша (Мачавариани, с. 294). С конца XIX века оно именуется Казарма, с 1948 года - Салхино груз. «место веселья».
В 1992 году восстановлено исконное Лакырха. Последнее, букв. переводится с абхазского как «долина Лаковых», т. е. «долина рода Лак (ныне Лакрба)».

Лапстаарха-см. Бараново.

Лахырӡы - см. Алахара.

Лекухона - см. Алакумхара.

Лемса - см. Джимашта.

Ленино - см. Ацыша.

Леселидзе - см. Гьечрыԥшь.

Лаҭа (Лата) - село в Дальском ущелье Гулрипшского района. Фиксируется в русских источниках с начала XIX века как Лата или Лато (К - 20). Наименование Лаҭа X. С. Бгажба относит к

200

числу абхазских топонимов, оформленных с помощью локативного суффикса -ҭа (Бгажба. Этюды, с. 169). В этом случае, надо думать, что Лаҭа первоначально являлось названием реки. Наш «главный» оппонент Т. Мибчуани, конечно же, и это название считает сванским. Он пишет: «Лата - название сельского совета, расположенного выше Цебельды, на территории исторической Миссимианети. В Лата сваны поселились в 30-40 гг. текущего столетия (т. е. XX в. - В. К.). Их встретило там грузинское и армянское... население... Лата - топоним сванского происхождения, полный смысл этого слова «делимое» или «разделяющее (место)» (см. его статью «К вопросу об этическом происхождении миссимиян»). Как же согласовать сообщение Т. Мибчуани о том, что сваны в Латах появились в 40-50 гг. XX столетия с фактом фиксации самого «сванского» названия еще в начале XIX века. Кроме того, всякая территория делима, в том числе и с. Лаҭа. Так, например, различают Лаҭа ду «Большая Лата» и Лаҭа хәыҷы «Малая Лата», но это вряд ли объясняет этимологию самого ойконима. Следует сказать, что название Лата встречается также далеко за пределами современной Абхазии, на окраине Северо-Западного Кавказа у р. Марта - левого притока р. Кубань. Происхождение самого названия увязывают с антропонимом Лата (Меретуков К. X. Адыгейский топонимический словарь, с. 109). Антропоним Лата у абазин Латаа - пишутся Латовы, адыг. Лотоко (Дж. Коков. Из адыгской (черкесской) ономастики, с. 175).

Лаур // Лоур - местность и крутой подъем на левобережье р. Бзыбь.
Топоним, видимо, одного происхождения с Лаура - название левого притока р. Ачипсы (см. Ворошилов В. И. Указ. раб. С. 138). Последнее, т. е. Лаура, X. С. Бгажба, а вслед за ним и Л. И. Лавров, связывают с родовым именем абазинских князей Лаураа (в ед. числе Лау, Лоу) (Бгажба X. С. Некоторые вопросы этнонимики и топонимики Абхазии, с. 290). Г. 3. Шакирбай Лаура выводит из абх. Лауура «Собачий вой» (Шакирбай Г 3. Абхазские топонимы Большого Сочи, с. 11).

Лачига - см. Лакба.

201

Лашькьындар {Лашкиндар) - гора у левобережья р. Аалӡга (Галидзга), над поселком Кумыз города Ткуарчал. Фиксируется в источниках и как Лашкиндар, Лашкендар (см. Гицба, с. 289). Она же на карте Ламберти (1654 г.) обозначена Olusе. Гора Лашькьындар - одна из святых и наиболее почитаемых абхазами высот. Существовало поверье о том, что на ее вершине хранятся обломки Ноева ковчега, и что место это недоступно. Была убежденность, что если кто-нибудь посмеет приблизиться к этому месту, разразится гроза и поразит смертью дерзнувшего, а также могут пострадать и другие (Г. Ф. Чурсин. Материалы по этнографии Абхазии, с. 36). В действительности же на горе имеются остатки крупного христианского храма рубежа X - XI веков, именуемого в народе Лашькьындар ныха «Лашкындарская святыня»-местонахождения образа Божьей матери (Мачавариани, с. 132). Вместе с тем, как отмечает Ю. Воронов, одна из самых ярких достопримечательностей этого храма - изображение двух животных, высеченных на плите, венчавшей западный вход в главный зал храма: «Эти обобщенные фигуры с первого взгляда могут быть приняты за собак. Поэтому местными жителями, а вслед за ними и исследователи храма связывают с языческим капищем, посвященным местному собаковидному божеству Алышькьынтыр (Ю. Н. Воронов. В мире архитектурных памятников Абхазии, с. 127). По поводу последнего, Г. Чурсин также пишет: « В абхазском пантеоне имеется особое божество «Алышкинтр» - «госпожа собак» (Г. Ф. Чурсин. Указ, раб., с. 134). По Д. И. Гулиа Алышкентр - покровитель собак (Д. И. Гулиа. История Абхазии, с. 38).Согласно легенде, Лашкиндарский храм был построен человеком в честь личных, преданных ему собак, благодаря старанию которых, он некогда ожил (подробный текст легенды в указанной работе Ю. Воронова, с. 127 - 128). Вместе с тем, представляет интерес и широко бытующее у абхазов проклятие для собак- алышькьынтыр (или алашькьындра//алышькьынтра) уагааит «чтобы тебя уничтожил (забрал) алышкинтыр или алышкиндра//алышкинтра».
Наконец, представляет интерес еще одна любопытная деталь. Речь идет о сообщении царевича Вахушти, согласно которому абхазы в прошлом ходили по морю на лодках, именовавшихся олезкандар (Вахушти, 1973, с. 785).

202

Таким образом, наряду с интересующим нас оронимом Лашькьындар имеется храм иконы Божьей матери Лашькьындарныха, с которым также увязывается божество (покровитель) собак Алышькьындыр//Алышькьынтыр (или Алышкиндра//Алышкинтра) и созвучное с ними название лодки - олезкандар. Однако, последнее может быть и переиначенной формой абхазского слова аласкуандыр или аласкуандра «легковесный», «легко движимый» ашхәа ласкуандыр «легковесная шхуна, лодка», аҽы ласкуандыр «быстроходная, легко двигающаяся лошадь».
Родство же первых двух - оронима Лашькьындар и теонима Алышькьындыр//Алкшькьынтыр, на наш взгляд, не должно вызывать сомнение. Вместе с тем, этимология этих имен довольно загадочна. Название, приводимое Ламберти оlusе (см. выше) вряд ли имеет отношение к их основе. Первое, т. е. оluse, скорее всего из тюркско-монгольского улус «владение», «предел владения», «административная граница». Именно у горы Лашкиндар Ламберти указывает крепостную стену, разделяющую владения абхазов от дадианского владения, им же эта местность обозначена оlusе. Видимо в тот период, такую же разделительную функцию выполняла и река Улус (прав. приток р. Мыку//Моква), протекающая между селами Уатап и Арасадзых.
На наш взгляд, собаковидные изображения на Лашкиндарском храме и связанные с ним легенды позволяют выделить из совр. Лашькьындар первоначальное название горы Лашьха «Собачья гора». Еще давно, нами был предложен как один из возможных вариантов объяснения этимологии оронима Лашькьындар из Лашьханҵара (усеч.) Лашьханҵар, где Лашьха «Собачья гора» и нҵар (нҵара) «изображение», «образ». Отсюда и теоним Алышькьындыр//Алышькьынтыр//Алышькьындра «божество (покровитель) собак» (см. раб. автора «Животноводческая (пастушеская) лексика в абхазском языке». Сухуми. 1981. С. 103.). Однако, если же учесть, что Лашкиндарский храм связан с образом Божьей Матери (у абхазов ан, анан), то Лашькьындар можно вывести и из Лашьха+антара (усеченная - Лашьхантар > Лашькендар), где Лашьха - название горы и антара (совр. антәара) «местопребывание образа Божьей Матери» (см. Дранда).

203

Лгыҭ - см. Алгыҭ.

Лечкоп -одно из названий северо-западного края г. Сухум.
Среди части населения города существует устоявшееся мнение о том, что Лечкоп происходит от якобы существовавшего в прошлом в западной окраине Сухума лечебного кооператива -сокращенно Лечкоп (см. статью С. Хамит в газ. «Бзыбь» 6 дек. 1989). Однако, насколько нам удалось выяснить, это не соответствует действительности. Топоним Лечкоп зафиксирован Пахомовым еще во второй половине XIX века. Источники же первой половины XIX века вместо Лечкоп указывают село Иашҭхәа, границы которого были гораздо шире, чем сегодня.
Лечкоп - Лечкопи, согласно Мибчуани, переводится со сванского языка как «заболоченное место» (см. статьи Т. Мибчуани «К вопросу об этнической принадлежности санигов»). Но при этом автор умалчивает, что в сванском мы имеем не форму «Лечкопи», а «Ленчкчкоп», где «чкоп» означает «лужа». Однако район, именуемый Лечкоп, приподнятое место и никогда не славился болотами. Территория современного лечкопского плато абхазы выделяли из села Иаштхуа под названием Чбибна или Чбыбна, буквально «лес Ачбовых». Известно, что в прошлом этот участок был покрыт густым лесом, где охотились еще в 20-е годы прошлого века сухумчане и жители сел Ешыра, Иаштхуа, Бырцха. Скорее всего, второе название этой местности Лечкоп связано с турецким Лашкуап «темное, мрачное место».

Линдау - название эстонского села, образованного в 1884 году на правобережье р. Келасур (Сухумский р-н). В советское время оно существовало раздельно на Линда в составе Келасурского с/с, и Нижняя Линда в Одишском с/с. Старое абхазское название села - Чабларха (Басария, с. 68) восстановлено в 1994 году. В основе названия лежит абхазский антропоним Чабла (пишутся Чаблах) и р-ха, букв. «их долина».

Лӡаа (Лдзаа) - название одного из поселков курорта Пицунда и села, расположенного около него. У Нордмана читаем: «Пицунда, Вичвинда, по-абхазски Лыдзаа» (Нордман, с. 415). Согласно Мачавариани, Пицунда по-абхазски Лидзаа-ных, что в

204

переводе означает «Лидзавский образ» (Мачавариани, с. 228) ныне Лдзаа (Лидзава) является названием села, расположенного рядом с поселком Пицунда. Ойконим Лӡаа, как и Мӡаа (в садзской Абхазии) связан с древним абхазским родовым именем Лӡаа (см. Бгажба. Этюды, с. 177).

Лыхны - село, прилегающее с северо-запада к г. Гудаута, в прошлом место резиденции правителей феодальной Абхазии.
Название села встречается в источниках с XVIII века. Дюбуа отмечает, что «на карте Гамбы Лыхны указаны под названием Loghine, на карте Александра, государя Имеретии (1738) - монастыря Likhin. Сами абхазы произносят это название Loukhin, которое русские на своей карте 1834 года изменили в Лыхны (Lеkhne). Михаил-бей и и его брат Сафар-бей переименовали Лыхны в Суук-су или «прохладная вода» в честь того прекрасного источника, который бьет здесь сквозь конгломерат. Мингрелы дают этой местности особое название «Зуфу» (Дюбуа, с. 116). На карте 1813 года указывается «пристань Лохин - дом Сафара Алибека К. Георгия Шервашидзево» (К - 14). В других источниках даются Лыхны (Соук-су) - (Нордман, с. 421), Соук су (Ведомости, с. 227; К-20, К-23 и др.) На карте 1843 года Лехне (Лыхны) помещен на левом берегу р. Хыбста, вблизи от моря, а Соук-су вместо современного Лыхны (Лыхнашта) - (К- 21). Со второй половины XIX века ойконим Соук-су начинает встречаться в источниках все реже, уступая старому названию Лыхны, а с конца XIX века он полностью выходит из употребления.
В селе Лыхны сохранились известные памятники архитектуры и истории - Лыхненский храм (X - XI в.) и развалины дворца абхазских владетелей Чачба. Примечательна и огромная дворцовая площадь, именуемая абхазами Лыхнашта, свидетельница многих исторических событий в Абхазии.
В названии села Лыхны или Loukhin (см. выше) К. С. Шакрыл усматривал абхазское княжеское родовое имя Лоу или Лау, что увязывается с княжеской (царской) фамилией Ачба. Вторую же часть топонима хны или хын он возводил к слову ахынхуа «там, где живут». К. С. Шакрыл исходной формой для Лыхны считал Лау ахынхуа «там, где живут Лауовы». (К. С. Шакрыл. К генезису наименования «Лыхны». Труды. - Сухуми. 1985. С. 153, 156).

205

Утверждение автора о том, что основа топонима Лыхны или Лоухин связан с родовым именем Лоу, Лау не вызывает сомнения. Но трудно поверить в трансформацию слова ахынхуа в хны или хин.
Нам представляется более вероятным связь элемента хин, хын (хны - русская форма, см. выше) со словом а-хан «дворец». Отсюда Лоухан или Лаухан «дворец Лоуовых». В названии Лоухан переход гласного а в иррациональное ы могло переиначить основу хан в хын - Лаухын, передаваемое в источниках искаженно, как хин - Лоухин. Современная же форма Лыхны может быть образована закономерным стяжением основ и перестановкой конечных фонем ын - ны.
Если же взять за исходную форму Лоухны (Лыхны), то ее можно перевести как «место главы Лоуовых» - из Лоу «родовое княжеское имя» + х «голова, глава» и ны - локативный суффикс, образующий названия стран, например: Аԥс-ны «Абхазия», Агыр-ны «Мегрелия», Шәа-ны «Сванетия» и т. д.
Г. А. Дзидзария считал, что наименованию Лыхны предшествовало Зупу или Зуппу средневековых источников (Дзидзария Г. А. Лыхны, с. 11). О названии Зупу, Зуппу см. выше - Бзьщ.

Маасрыџьқәа // Масрыџьқәа - см. Аџьаԥхәны.

Маҟара // Умаҟара - левый приток р. Дӷамшь. Думается, название Маҟара // Умаҟара является трансформированной формой антропонима Махара - абхазский дворянский род, ныне пишутся Махария. Их же именем назван и поселок в данном районе Махариаа рҳабла // Самахария. Фамилия Махара бытует также и на Северном Кавказе у абазин и адыгов (Коков Дж. Н. Из адыгской (черкесской) ономастики, с. 181). Маҟара (< Махара) в Мегрельской передаче Умаҟара.

Малый Краевич - см. Джаа.

Манаклук - см. Амгашхуца.

Манийа (Манея) - греческое село, образованное в конце XIX века. Соответствует современному селу Арычхуца Сухумского района. Манея была переименована в груз. Нахшира «Уголь-

206

ный» в 40-е годы - нет указа?). Исконное наименование села Арычхәҵа, упоминается в источниках как Речкуца (К - 26), Рычыхуца (Басария, с. 70). Исходное из абхаз. Рычыхәҵа «теневое подгорье (несолнечное)» - где Рыч - от арыч-ра «теневая сторона» и а-хәҵа «подгорье».

Марамба - см. Брамба.

Марани -см. Чижоуш.

Мардахуч - см. Варда.

Мариинское - см. Алакумхара.

Маркәыла // Мыркәыла - название современного села в Очамчирском районе, на левом берегу р. Мықә (Моква). Фиксируется еще в начале XIV века как Муркала, в качестве названия реки Моку и района современного города Очамчира, на карте генуэзца Весконти. У Ламберти дается форма Меrgullas (К-4). В последующих источниках указываются Маiskuli (К - 13), Марквила (К -14), Мархвила (К- 15), Марквили (К-16), Маркула (Ведомости, с. 226; Дюбуа, с. 160), Меркул (К- 26), Маркула (К- 27). В некоторых источниках названием Маркула (К - 20), Меркула (К - 21), Меркул (К-22) обозначается и река Моква. В прошлом село Маркула охватывало и территорию современного города Очамчира.
П. Ингороква в окончании топонима Маркәыла//Мыркәыла усматривал грузинский суффикс ули, ула (Ингороква. Георгий Мерчуле, с. 169). Однако в ранних источниках фиксируется форма Муркала, где кала возможно из тюркского - кала «крепость, город». Вместе с тем, название села впервые упоминается как Муркала в период присутствия генуэзцев в Абхазии и именно в генуэзских записях. Поэтому в начальной основе названия можем иметь генуэзское (итальянское) Мур «стена, крепость». Отсюда Муркала «город крепость», что можно увязать с Мокским христианским комплексом.
Если же исходить из современной формы Маркәыла//Мыркәыла, как это делает П. Ингороква, то напрашивается ее связь с фамилией Меркул (Меркулов), бытующей и сегодня у абазин и адыгов (Коков Дж.Н. Из адыгской (черкесской) ономастики, с. 182). Окончание фамилии кул идет из тюркского кули «раб», добавляемого к именам святых (Коков. Из адыгской (черкесской)

207

ономастики, с. 224). С элементом кул встречается и абхазо-абазинская княжеская фамилия Маршьан-Маршьанкул (М. С. Тхай-цухов. Очерки истории абазин конца XVIII-XIX вв., с. 142).
Возможно, в основе названия Маркәыла//Мыркәыла имеем тот же мар, что в названии горы Мары-хә «гора Маровых или Маршановых» и фамилии Мар-шьан, Мар-шьан-кул.

Менделеев - см. Агкуа.

Мархьаул (Мерхеул) - в форме Мархеул фиксируется в начале XIX века как одно из крупных сел на территории современного Гулрипшского района (Ведомости, с. 227). У Нордмана (с. 421) дается форма Мархяул. На карте 1843 года приводится искаженно Мархеуч (К - 21), у Платона Зубова (1835 г.) - Марасулъ, а на карте 1842 года - Мерхеули (К- 22). Согласно Пахомову от села Мерхеул «... с севера цебельдинская граница на горах Агыш и Чижаюж, имения Амхял и Акапа, с запада - Багмаран и Айбухца, с юга - келасурские луга по берегам реки Маджарки и с востока - река Бзыб Аквара, и горы, составляющие границу между Мерхеулом и имениями Парнаут и Гульрипш» (Пахомов, с. 275). В материалах прошлого столетия данное село значится как Мархеул (К - 26, Гулиа, с. 298), Мерхаулы (К - 27), «аул Мерхеул» (Кудрявцев, с. 35), Мерхеулы (Материалы АТД Абхазии 1925 ~ 1935 гг.) и Мерхеули - с 40-х годов.
В прошлом через Мархеул или Мерхеул проходила стратегическая и торговая магистраль, и село в течение веков сохраняло значение своеобразного караван-сарая (Пачулиа. Абхазия, с. 117). Здесь также располагалась и резиденция цебельдинских владетельных князей Маршан (Кудрявцев, с. 35).
П. Ингороква ойконим Мархьаул относит к числу грузинских топонимов с окончанием на ули (см. Ӷәырзаул). Мибчуани же считает его сванским, по-свански «мерхеул» - крапива и далее многозначительно утверждает, что «и по сей день крапива широко распространена в Мерхьеули» (см. статью автора «К вопросу о этнической принадлежности санигов»).
Село Мархьаул расположено в просторной долине р. Мачара в окружении небольших возвышенностей. Оно, как уже отмечено, являлось местопребыванием князей Маршан - правителей

208

горной Абхазии. Подобную информацию несет и само название этой территории - Мархьа-ул из Мар-рха-ул, где Мар - основа фамилии Мар-шьан (см. Марыхә) и рха «долина» - Мар-рха, букв. «долина Маровых (Маршановых)», а в дальнейшем с прибавкой к этой основе тюрк. ул «село» - Маррхаул > Мархьаул, т. е. «село Марха(Маррха)».

Марыхә - гора и перевал на главном Кавказском хребте у верховья р. Адзгара, а также левый приток Малый Зеленчук и село в Зеленчукском районе Карачаево-Черкесии.
Этимологию данного названия затрагивают ряд исследователей. Дж. Коков допускает, что Марух может быть связан с названием старинного оружия из нартского эпоса - мэрыхъу (Дж. Коков. Адыгская (черкесская) топонимия, с. 227). По мнению Н. Д. Бондарева Марыхә можно объяснить из Нарыхә «гора Нартов» (Бондарев Н. Д. В горах Абхазии.//Некоторые топонимы Абхазии. М., 1981, с. 174). С. А. Хапаева также считает Марыхә абхазо-абазинским топонимом и объясняет его из мара «солнце, солнечный» и ха «голова, вершина», или же от Мархва «гора, горный хребет». С. X. Ионова Марыхә не без основания относит к группе абхазо-абазинских топонимов с элементом хәа (хуа) «гора, холм» (Ионова С. X. Абазинская топонимия, с. 173). Абхазский ученый Ш. Д. Инал-ипа исходя из народных преданий о том, что «горы принадлежат Маршанам», название Марыхә переводит как «гора Маршанов». По этому поводу С. X. Ионова пишет: «В исторической литературе данное слово этимологизируется как «гора Маршанов». Первую часть, ма возводят к фамилии Маршан, -р - аффикс посессива «их», хва-«вершина». Хорошо известно, что издревле и вплоть до середины XIX в. весь район верховьев р. Кодор до самого хребта был занят исключительно воинственными абхазскими племенами (с особым цебельдинским говором) во главе с многочисленным родом Маршан. Маршаны господствовали не только в Дале и Цебельде, но и в Медовее и некоторых других горных обществах (среди абазин известны под именем Марчан» (см. Ионова С. X. Указ. раб. с. 173, 174). Мы также склонны поддержать вышеприведенное объяснение: Марыху может быть из Мар-рхәы в результате стяжения основы и метатезы конечных фонем - Мар-рхәы > Марыху «Гора Маров

209

(Маршанов»). Основа антропонима Мар-шан - мар представлен и в названии села Мархьаул (см. Мархьаул, Маркула).

Маҷара (Мачара) - река и село в Гулрипшском районе.
X. С. Бгажба в основе названия усматривает родовое имя Маҷа или Мача - абхазское общество Маджар, упоминаемое еще Эвлием Челеби. Как отмечает X. С. Бгажба, племя маҷа оставило следы своего пребывания в речных названиях Сухумского района - Маҷа-ра, Маҷа-рыԥшь, в названии местности Маҷа-ныха («святыня - Маҷа»). На его взгляд, эта же основа звучит и в фамилии Амыҷ-ба (<А-маҷ-ба) (Бгажба. Этюды, с. 178).
Если исходить из мнения автора о том, что в основе топогидронима родоплеменное имя Маҷа, то Маҷара должно быть из Маҷа-раа «Мачовы», т. е. «сообщество Мачовых». Такое объяснение вроде бы убедительно. Вместе с тем, на наш взгляд, не исключено, что Маҷара может быть из Мҷара (Амҷара) «кленовая роща» (см. Аԥсны атопонимика, с. 95 - 96).

Мгәашырхәа - гора у восточной окраины Абхазии. Название горы довольно прозрачно. С. X. Ионова справедливо объясняет его из абхазо-абазинской фамилии Мгәаш//Мгәыш и хәа (хва) «вершина» с аффиксом посессива р «их», «Мгуашаа (их) хребет» (Ионова С. X. Абазинская топонимия, с. 176). Карла Серена в районе горы называет озеро Могуш ирха (см. Клара Серена. Указ, раб., с. 59).

Мегреловка - см. Адаго.

Менделеево - см. Агкуа.

Мерхеули - см. Мархеул.

Мехадыр - название населенного пункта в составе Мехадырского с/с зоны г. Гагра ныне село Мехадыр. Фиксируется в различных материалах с начала XIX века. В 1 948 году переименовано в грузинское Накадули «Ручей», а затем восстановлено в 1967 году. Этимология названия непонятна.

Мзисеули - см. Ахыста.

Мидара // Мидара адәы - обширное поле в центре села

210

Ачандара Гудаутского района, известное как место сходов и проведения народных игр.
Некоторые грузинские исследователи абхазское Мидара возводят к грузинскому Миндори «поле», основываясь только на их созвучии. При этом не учитываются данные абхазского языка и полная форма самого названия Мидара адәы, где адәы «поле». Первое же Мидара расчленяется на ми - от а-ми «сорняк» и дара «не имеющий», ср. ахшыҩ-дара «безмозглость», аҩны-дара «бездомность», амал-дара «бедность», амҩа-дара «бездорожье» и т. д. В целом Мидара означает «не имеющий сорняк», «безсорняковый», а полная форма названия Мидара адәы «попе, не имеющее сорняк», т. е. «чистое поле». Под таким названием известна местность и в селе Жәандрыԥшь (Звандрыпш) в районе поселка Акәасқьамҵа.

Мителевка - см. Бырцха.

Михайловское - см. Гәыма.

Моква - см. Мықә.

Мпаадарипста (Мпаадрипста) - приводится в материалах АТД Абхазской АССР как исконное название села Рогожино (Мехадырский с/с зоны г. Гагра). Последнее появляется в начале XX века, а затем переименовывается в грузинское Вашловани «яблони» в 1948 году. Ныне узаконено исконное Мԥаадрыԥсҭа. В основе последнего лежит антропоним Мԥаад - Мцаад-р-ԥсҭа, букв. «ущелье Мпаадовых».

Мрамба - см. Брамба.

Мсра // Мысра // Мысры (Мюссера) - поселок городского типа на морском берегу в Гудаутском районе, а также речки в пос. Мысра и в г. Новый Афон.
Названия Ново-Афонской речки Мысра (Мсра) и ее ущелья - Мсырҭа, на наш взгляд, не обладают исходной формой. Согласно карте 1843 года, здесь, на берегу моря располагался населенный пункт Псыры, повыше него Анакопия (К-21). Первое, т. е. Псыры неотделимо от основы Псырӡха - абхазского названия реки и Нового Афона и Апсара, Абсар (Анакопия) древних

211

источников (см. Псырӡха). По-видимому, в недавнем прошлом Псыры трансформировалось в Мсыры//Мысры - совр. название речки, отсюда и наименование ее ущелья Мсырҭа, известное также как «Армянское ущелье» (см. Ойконимы, с. 24, 25).
В отношении этимологии названия курортного поселка Мысра (Мюссера) учеными высказано ряд предположений. На уровне легенды Мысра увязывается с абхазским Мсыр «Египет» (Инал-ипа. Вопросы..., с. 170; см. также: Ворошилов В, И. Указ. раб., с. 157, 158). Согласно Мибчуани, Мюссера (из Миусра) по свански значит «снежная». Мюссера, как он пишет, расположена на высокой горе и снег здесь лежит довольно долго (см. газ. «Народно образование», №53 за 10 дек. 1989 г.). Однако к сведению автора в Абхазии нет и не было горы, в том числе снежной под именем Мысра или Мюссера. Во всех источниках Мысра (в русской передаче Мюссера) фиксируется как название речки, впадающей в море и местности у ее устья. Здесь, в начале XIX века, был основан колонистом А. Г. Лианозовым курортный поселок, названный им «Мюссера» из абх. Мысра, Мысыра. Последний, превратившийся в советское время в правительственный курорт, представляет собой один из самых теплых пунктов Черноморского побережья Кавказа. Поэтому перевод названия Мысра, тем более его русская передача Мюссера, да еще со сванского языка как «снежная» вряд ли правомерно.
На наш взгляд, ближе к истине X. С. Бгажба, сближающий топогидроним Мысра (Мыс-ра) с основой этнонима мисс-яне и родовым именем мсаа (Бгажба. Этюды, с. 178). К этому следует добавить, что антропоним мсаа встречается и в форме мсыр, мсыраа. На Северном Кавказе известно абазинское село Мсыраа ркыт «село Мсыровых» (Гицба, с. 440), а также местность Мсыр игәаҩара «Мсырова впадина», р. Мсыр икәара «Мсырова речка» и др. (см. Ионова С. X. Абазинская топонимия, с. 178). В Абхазии же бытовала фамилия Мысыр-ипа (Инал-ипа Ш. Д. Ант-ропонимия абхазов, с. 232).

Мсыбста // Мсыԥста // Сыԥста - река и гора в Цабалском регионе восточнее г. Шьхаԥшӡа. Фиксируется на старых картах как Мсиебыста, Месибиста, Мсыԥсҭа, Сибиста (Аԥсны атопонимика, с. 355; Гицба, с. 239).

212

Форму Мсыбыста Ш. Д. Инал-ипа увязывает с названием племени миссимиян и с абазинским патрономическим именем Мысылбай (Инал-ипа. Вопросы, с. 234). Это мнение ученого Т. Мибчуани комментирует следующим образом: «Если... Мси-бис-та исходит из термина «миссимиян», то это говорит о миссимиянском элементе в абхазском языке, но не об абхазском его происхождении». Миссимиян же Мибчуани считает сванским племенем (см. его статью «К вопросу об этническом происхождении миссимиян»). Нам остается гадать, как этот автор умудряется делать столь важное заключение, не зная содержание топонима-аргумента.
Любой исследователь, мало-мальски знакомый с абхазским языком, не может не усматривать в постпозиции всех вышеназванных вариантов названия горы абхазо-абазинского апеллятива а-ԥсҭа «ущелье» (озвонченно -а-бсҭа). В целом, исходными формами представляются Мсыԥста // Мысиԥсҭа (где начальное -м может быть и наращением) и Сыԥсҭа. Первое, т. е. Мсыԥста «Ущелье Мысовых» (срав. с родовым именем Мыс, Мсы, Мсаа). Если же исходное Сыԥста - то оно буквально означает «Снежное ущелье» - от сы «снег» + ԥсҭа «ущелье».

Мсырҭа - см. Мсра.

Мтискалта - см. Арашқәа.

Мтисубани - см. Апианда.

Мухнари - см. Восемьсотское.

Мҷышь // Мыҷышь (Мчиш) - одна из коротких рек Абхазии, имеющая пещерный исток, впадает в Черное море западнее р. Хыԥсҭа, на границе сел Аԥшьдәны и Мгәыӡырхәа.
В начале XX века река получила и русское название «Черная речка», а затем появилось и груз. Шавцкала - «Черная речка».
Согласно источникам в средневековье, у устья р. Мчиш располагался торговый порт Абаза или АЬсаssorum - он же Саvo dе Вuхо «Самшитовый порт» (см. Аԥшьдәны). Названия реки Вахушти приводит в грузинской передаче Муцис с прибавкой, как обычно, груз. цкали «вода, река». Современные грузинские авторы Муцис цкали «река Муцис» возводят к груз. Мицис цкали, «земляная вода», но переводят как «подземная вода», имея вви-

213

ду, что данная река карстового происхождения (Дж. Гамахария, Б. Гогия. Указ. раб., с. 24). Однако данное объяснение, кажущееся правдоподобным в действительности, неверно. Во-первых, Вахушти - большой знаток грузинского языка и истории называет не Мицис, а форму Муцис, что является приближенной грузинской передачей абх. Мыҷышь, Мҷышь. X. С, Бгажба пишет: «П. Ингороква выписывает небылицу из книги К. Кудрявцева о том, что «за несколько верст до впадения Бзыбь (в море - В. К.) разбивается на два рукава, один из которых Мычиш, около 30 верст, протекает под землей», для того, чтобы создать этимологию названия этой реки как «подземная». «Подземной» эту реку никак нельзя назвать, если не считать того обстоятельства, что она пробивается из под земли в верхней части села Бармышь. Название этой реки по-абхазски звучит как Мыҷишь (< Маҷашь, ср. Маҷа-ра, Маҷа-ры-ԥшь)» (БгажбаX. С. Некоторые вопросы..., с. 300-301). Гидроним Мҷышь в исходе антропоним. В Гагрском районе на левой стороне р. Хышәҳарыԥшь имеется возвышенность Мчышхәҵа, букв. «Подгорье Мчишовых». Мчиш, в качестве топогидронима, встречается далеко и за западным пределом современной Абхазии, около Геленджика (карта Кавказского края, Тиф. 1842; см. также Гицба, с. 430). Представители рода Мыҷышь или Мҷышь выселились из Абхазии видимо еще в начале XIX века. Ш. Д. Инал-ипа Мҷышь относит к числу вымерших фамилий (см. раб. автора «Антропонимия абхазов», с. 178, 317). Однако абхазы из этого рода засвидетельствованы в период Второй мировой войны в Северной Греции, а также представлены и ныне в Турции. Мегрелизированная форма этого антропонима Мчишиа зафиксирована еще в источнике начала XVII столетия (см. Д. Гамахария, Б. Гогия. Указ, раб., 234).
От топогидронима Мҷышь образовано Мҷышьҭа, обозначающее бассейн этой реки, где ҭа - гидронимный локативный суффикс, срав.: Бзыԥ-ҭа, Гәдоу-ҭа, Басла-ҭа, Кәыдры-ҭа и т. д.

Мҷышьта - см. Мҷышь.

Мықә (Моква) - один из древних ойконимов Абхазии. Впервые Моква фиксируется в Матиане Картлиса в связи с деятельностью абхазского царя Леона III (X в.): «Он построил церковь в

214

Мокви и учредил (там) епископскую кафедру, благословил и обеспечил всем необходимым». Переводчик текста почему-то Мокви помещает на берегу реки Эгрис-цкали?, южнее Сухума? (Матиане Картлиса, с. 76). Другой комментатор этого же текста Г. Цулая Мокви правильно локализует вместо современного села Мокви (абх. Мықә) в Очамчирском районе на берегу одноименной реки (Летопись Картли, с. 90). Название Мокви упоминается также в связи с посещением Моквского собора в 1640 году русскими послами и в 1650 году иерусалимским патриархом Досифеем (Гулиа, с. 161). О местности Моquis пишет также и Ламберти: «Второе место Мокви (Моquis), которое лежит на широкой равнине среди двух рек; эти реки при своем соединении образуют полуостров. Тамошняя церковь выстроена в честь Богородицы, и епископа называют Моквинским (Моqueli) - (Ламберти, с. 128). В последующих источниках фиксируются Мокви (Вахушти. 1976. с. 257; К-14 и др.), Меккою (К-11), Моква (К-16, К-20, К-22), Мокв (Ведомости, с. 226). Мыку (Нордман, с. 422), Мықу (К-26; Гулиа, с. 298), Моквы (К-29). Как выше отмечалось (см. Маркәыла), село и река Мықә в отдельных источниках значатся и как Муркала, Маркәыла, В прошлом с. Моква (абх. Мықә) было известно не только как один из религиозных центров, но и как место народных собраний районного и всеабхазского масштабов. Здесь же проводились многолюдные народные гулянья, конно-спортивные состязания и др. игрища (Пачулия, Абхазия,с . 144).
Абхазское Мықә в грузинской транскрипции звучит как Мокви. Принимая ее за исходную форму, П. Ингороква выделяет элемент кви, который он сравнивает с окончаниями ряда топонимов Грузии - Ҭмогви, Ча-кви, Ба-хви, Ара-гви. Если исходить из созвучия, то можно вспомнить не раз повторяющийся и в северной части России фино-угорский гидроним Моква. Однако в абхазском названии Мықә нет такого окончания. Известно, что лабиализованное абхазское қ-қә в грузинском передается через қв, и же добавляется ко всем терминам, как собственно грузинским, так и заимствованным. Во-вторых, происхождение окончаний, приводимых Ингороква топонимов - гви (гуа), кви (куа), хви (хуа) другие ученые (С. Н. Джанашия, Р. Г. Рогава, Дж. Коков и др.) связывают с абхазо-адыгской языковой средой.
В основе многих наименований населенных пунктов Абхазии

215

лежат родовые имена их владельцев и поэтому вполне допустима связь названия села с известным абхазским родовым именем Мықә, Мықәаа (Мықә-ба) известное и у адыгов как Мокко (Моковы) - (Коков Дж. Н. Из адыгской (черкесской) ономастики, с. 182).

Мысра-см. Мсра.

Мясниковка - см. Дал.

Наа - см. Дранда.

Наана - см. Дранда.

Нажаневи, Нажанеули, Нажанео - см. Жаныхә, Ҷлоу.

Найдарф // Найдорф - в прошлом поселок, а затем село в Сухумском районе, на территории исторической Абжаква (см. выше Абжаква). Последнее у абхазцев известно под названием Цылта (абх. Ҵылҭа), зафиксировано Д. Гулиа еще в 20-х годах (Гулиа, с. 298). В 1878 году здесь образовался поселок немецких колонистов - Найдорф (Дзидзария. Махаджирство..., с. 437). С установлением Советской власти данный поселок включается во владения Володарского с/с. В 1943 году село Найдарф переименовано в груз. Ахалсопели «Новое село», а в 1996 году в Ӡыгәҭа (см. Дзыгута).

Наԥра (Напра) - возвышенность (Наԥра ахәы//Наԥра ихәы) в поселке Шлара села Блабырхәа; гора Наԥра (Наԥра ахҿа ахьықәырҵо) западнее г. Ҿаԥшыра (Аԥсны атопонимика, с. 240, 294). Блабырхуская возвышенность Наԥра ахәы//Наԥра ихәы и гора Наԥра считаются священными. На склоне первой проводятся моления. На горе же Наԥра, каждый, кто бывал там, оставлял в определенном месте стрелу, а позже пулю, патрон или монету. Трудно сегодня сказать о связи этих почитаемых вершин с абхазским божеством Анаԥра - злым духом желудочных заболеваний (Генко А. Н. Абхазо-русский словарь. Сухум. 1998. с. 184). Оно же известно и у мегрелов. Существовало также божество злаковых посевов Анаԥа-Нага, а у осетин Нафа. Вместе с тем, думается, что ороним от антропонима Наԥра (Наԥ-раа), на это указывает вариант Наԥра ихәы «гора Напрова», здесь же пос. Шлара - от Шла-раа (ед. число Шлар-ба) «Шларовы».

Нарзын - в XIX века название населенного пункта выше села

216

Дранды (Гулрипшский р-н). Впервые упоминает его Нордман (с. 423). Затем в форме Нарзан фиксируется оно на карте 1842 года (К - 20), а на К - 23 как Нырзын. С начала XX века в официаль¬ных документах с. Нарзын именуется груз. Хумушкури «Сухая яблоня». В 1994 году восстановлено исконное Нарзын. Последнее, похоже родственно с Нарзан - названием минерального источника в Кисловодске, переводимое Э. М. Мурзаевым из санскрита: «святая вода, минеральная вода, целебный источник, курорт» (Мурзаев Э. М. Местные географические термины и их роль в топонимии. - Вопросы географии, 1970, №81, с. 24, 25; Его же. Словарь народных географических терминов, с. 389, 390; См. также: Дж. Коков. Из адыгской (черкесской) ономастики, с. 82). Если учесть близость населенного пункта Нарзын, Нарзын к известному Драндскому христианскому храму, то значение «святая вода» для названия местного источника вполне приемлемо.

Нарчхьоу // Нарџьхьоу (Нарджхоу) - гора и одна из крупнейших крепостей Абхазии в с, Патрахәыҵа (Бедиа) Очамчирского района. Эта крепость с древних времен являлась местопребыванием правителей Восточной Абхазии, а позже Самырзакана. Здесь в 1812 году был убит владетель Самырзакана Манучар Чачба-Шервашидзе (Кудрявцев, с. 160). Данная крепость и гора, именуемая абхазами Нарџьхьоу, в источниках фиксируется и как Агуа, Акуа, Бедиачук, т. е. «крепость Бедиа» (см. Аҟәа, Бедиа) или Наджихеви (мегр. «место крепости»), Бедийская крепость. Несмотря на внушительные размеры крепости и ее исторического значения, она до сих пор остается малоизученной, малоизвестной. Крепость как бы оказалась в тени исторического фона с. Бедиа и Бедийского храма.
Название крепости Нарџьхьоу фольклорные источники упорно увязывают с известным именем героя нартского эпоса - Нарџьхьоу (см. Инал-ипа Ш. Д. Абхазская антропонимия, с. 39). Возможно, это не случайно. Фольклорное имя Нарџьхьоу может быть из Нарҭџых + оу, где Нарҭ - общее имя Нартов, Џых «крепыш», «крепость», «башня» (ср. с мегр. джиха «крепость») и оу- элемент, встречающийся в топонимии и антропонимии: Гәыдоу, Аргәысҭоу, Џьанҭоу, Ҷлоу, Набжьоу, Нарҭоу, Лоу, Баалоу, Баароу, Ҟансоу, Кьыркьоу, Зоу, Соу, Тоу, Ешсоу, Алоу, Нарчоу, Еры-

217

сҭоу и т. д. От имени Нарџьхьоу (Нарҭџых + оу), т. е. «Нартский крепыш» и названия горы и крепости - местопребывания героя Нарджхоу. Восточнее Нарџьхьоу в с. Чхуартал имеется речка и крепость Џьыхә (из Џых-ху «крепостная гора» или Ахра Џьыхә «скальная крепость» (Воронов Ю. Н. В мире архитектурных памятников Абхазии, с. 134). Южнее же горы Нарджхоу расположено село Санарда или Са-нарҭа, букв, «место Нартов», зафиксированная еще Ламберти в XVII столетии, как Санаар (в груз. переводе карты - Санардо). Так что, абх. Нарџьхьоу и груз. Наджи-хи или Ноджихеви хоть и созвучны, но, похоже, разного происхождения.

Наур // Наур ахыҵырҭа - перевал в районе г. Псыш.
В основе этого названия С. X. Ионова усматривает антропоним (см. указанную работу автора, с. 183). В Абхазии и ныне в обиходе личное имя Наур.

Науш - указывается на картах XIX века как населенный пункт в верховье р. Малый Кодор (К - 20, К - 23 и др.). В 1869 году здесь возникают два болгарских села - Николаевское и Анастасьевское (Дзидзария. Махаджирство..., с. 426). Первое переименовано в 1948 году в Чала (груз. «солома»), а второе, т. е. Анастасьевское (см. Адзидокора) в 1949 году в груз. Ганахлеба «обновление» (Гулрипшский район). В 1994 году восстановлено старое Науш, Наушь. Последнее, видимо, из антропонима Наушь (или Нахәышь), ныне у абазин Нахуыш (Нахушевы).

Нахшира - см. Манииа (Манея).

Наҳар (Нахар) - известный Нахарский перевал на Главном Кавказском хребте. Нахар из княжеского имени Наҳар (Наҳарбеи). С. X. Ионова также считает, что в основе может быть антропоним (см. указанную работу автора, с. 183).

Нижний Цкаро - см. Джимашта.

Николаевское - см. Науш.

Ново-Черниговка, Черниговка - см. Бороуху.

Новый Афон - см. Анакопия, Псырӡха.

218


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика