Баграт Шинкуба

(Источник фото: http://www.abhazia.com/.)

Об авторе

Шинкуба Баграт Васильевич
(12.V.1917, с. Члоу, Кодорский участок – 25.II.2004, г. Сухум)
Выдающийся абх. поэт, прозаик, учёный-лингвист, фольклорист, общ. и гос. деятель, канд. филол. наук (1945), акад. АН РА (1997), нар. поэт Абх. (1967), нар. писатель Кабардино-Балкарии и Адыгеи, Герой Соц. труда (1988), лауреат Гос. премии Абх. им. Д. И. Гулиа по лит-ре, Гос. премии ГССР им. Ш. Руставели, кавалер ордена «Ахьдз-Апша» I ст. Писал на абх. яз. Учился в Члоуской сел. НШ (1926–1928), Джгярдской сел. семилетней шк. (с 1930). Окончил Сух. пед. техн. (1935), отделение абх. яз. и лит-ры филол. ф-та СГПИ (1939). В начале ВОВ возвращается в Абх. и до 1943 работает учителем, затем в ред. газ. «Аԥсны ҟаԥшь», в АбИЯЛИ им. Н. Я. Марра, СП Абх. В 1943–1944 продолжил учёбу в аспирантуре Ин-та языкознания АН Грузии. 25 февраля 1947 Ш., Г. А. Дзидзария и К. С. Шакрыл отправили письмо в ЦК ВКП(б), на имя секр. ЦК А. А. Кузнецова, в к-ром открыто изложили факты попрания прав абх. народа и уничтожения его культуры. Впоследствии авторов письма подвергли жёстким преследованиям; писатель и его коллеги, подписавшие письмо, чудом остались живы. В 1954–1958 Ш. – пред. СП Абх., в 1958–1979 – пред. През. Верх. Сов. Абх. АССР. В 1959, 1978, 1984 избирался деп. Верх. Сов. СССР, в 1989 – нар. деп. СССР. Более 10 лет был пред. Комиссии Совмина Абх. по присуждению Гос. премии им. Д. И. Гулиа. После Отечественной войны народа Абх. 1992–1993 в течение ряда лет возглавлял Общ. совет при Президенте РА. С детства он интересовался устным нар. тв-вом и произв. первых абх. поэтов и прозаиков: Д. И. Гулиа, И. А. Когониа, С. Я. Чанба и др. Впоследствии фольк. сюжеты стали основой многих его стихов, поэм и баллад. Стихи начал писать рано. Одно из первых – «Мужество» – было напечатано в 1935 в ж. «Аԥсны ҟаԥшь». Затем его произв. печатались в ж. «Алашара» «Амцабз», «Дружба народов», газ. «Аԥсны ҟаԥшь», «Советская Абхазия» и др. В 1938 в Сухуме вышла первая книга стихов Ш. – «Первые песни». В 1940–1960 поэт создает стих. «Махаджирская колыбельная», (1940), «Партизан» (1942), «Мой ветер» (1958), «Зимнее утро» (1959) и др., баллады – «Дитя» (1940), «Ачырпын» («Пастушеская свирель») (1947), «Рица» (1948), поэму «Иаирума» (1960), ставшие ч. классич. наследия абх. лит-ры; пробует силы в создании крупных эпических форм поэзии: пишет поэму «Меч», романы в стихах – «Новые люди», «Песня о скале» (1954–1964). На многие стихи поэта – «Махаджирская колыбельная», «Партизан», «Мой ветер», «В белой кофточке» и др. – написаны песни, к-рые часто воспринимаются как нар. В стих. «Махаджирская колыбельная» воссоздана трагич. атмосфера эпохи Кавк. войны, неслыханного народного горя, связанного с выселением большей ч. народа в Турцию. Стихи – «Не поддайтесь, сыны мои, горю и страху...», «Партизан», «День победы», цикл стихов о Владимире Харазия, баллада «Прекрасная Гунда» – посвящены ВОВ 1941–1945. В них прославляется героизм советских солдат, самоотверженно сражающихся против нем. фашистов. В 1960 Ш. возвращается к лир. стихам, также переводит стихи А. С. Пушкина, И. В. Гёте, М. Ю. Лермонтова, А. А. Блока, П. Верлена, А. Р. Церетели, И. Г. Чавчавадзе, Г. В. Табидзе; стихи и переводы печатаются в ж. «Алашара». Поэт делает первые шаги в прозе. Первое его прозаич. произв. – повесть «Чанта приехал» – опубликована в ж. «Алашара» в 1969. В этом же году она была переведена на русский яз. Е. Герасимовым и напечатана в «Новом мире» (№ 6). В ней обнаружилось стремление писателя к целостному охвату жизни, к многослойной орг-ции повествовательной структуры, к глубокому худ. изображению характера и психологии героя, к-рое полностью реализовало себя в его последующих романах – «Последний из ушедших» и «Рассечённый камень». Широкую известность писателю принёс историко-филос. роман «Последний из ушедших». Он переведён на многие яз. мира. Впервые опубликован в 1974 в ж. «Алашара», отдельной книгой вышел в конце того же года. «Последний из ушедших» – пам. убыхскому народу, стёртому с лица земли. В романе впервые открыто и масштабно поставлены важнейшие проблемы истории Кавк. войны XIX в. Не случайно «Последний из ушедших» завоевал сердца миллионов читателей, особенно он стал род. на Сев. Кавк., народы к-рого пережили в XIX в. трагедию войны и выселения, ибо автор отразил не только судьбу исчезнувшего конкретного этноса, но и выразил общую боль многих народов, больших и малых. Смерть этноса писатель рассматривает как филос. (историософскую), общечеловеческую проблему, как урок, величайшую утрату для мировой цивилизации. Роман утверждает: осмысление прошлого помогает лучше понять настоящее и заглянуть в будущее. Вместе с тем, роман ставит массу и др. вопросов филос., историософского и этнософского характера. Среди них такие проблемы: война и человек, судьба этноса в контексте мирового ист. процесса, личность и народ, роль личности в истории народа, личность и свобода с точки зрения индивидуализма и коллективизма, личность и нац. этика, этнич. и нац. сознание, яз. и культура в условиях чужбины и т. д. При этом произв. изнутри часто вступает в острую полемику с историографией и этнологией, иногда даже отвергает их лживую концепцию событий, худ. словом, поэтич. средствами срывая чадру с лица жестокой реальной ист. действительности. Роман также полемизирует с самой трагической реальностью, к-рую он проклинает, отвергает, хотя и отражает её. И в этом проявляется конфликт между худ. правдой и ист. правдой. Произв. дискутирует и с ист. личностями, к-рые могли не допустить трагедии, направить народ по более спасительному пути. Хотя автор прекрасно понимал, что в той ситуации это было трудно сделать, ибо, по словам Л. Арутюнова, было очевидно, что «суть трагической ситуации – в роковой невозможности правильного, разумного решения...». Духовная сила романа «Последний из ушедших» заключается и в том, что полемика, предложенная им, продолжается и сегодня и, видимо, продолжится в будущем. Первая книга «Рассечённого камня» написана в 1978–1981 и напечатана в ж. «Алашара», отдельной книгой вышла в 1983; переведена на русский яз. И. Бехтеревым и выпущена изд-вом «Советский писатель» (М., 1986). Ко второй книге автор приступил в июле 1987 и завершил в мае 1991. Ш. художественно исследовал важнейшие проблемы истории и культуры народа в переломную эпоху, наступившую после установления сов. власти в Абх. в 1921; он создаёт ист.-духовный портрет этноса, раскрывает судьбу Апсуара – основы этнич. идентичности, к-рая оказалась на грани исчезновения в эпоху коллективизации с. х-ва, раскулачивания крестьян и гонений на абх. культуру и интеллигенцию, отражает особенности этнич. сознания абхазов, их мировоззрения, филос. взглядов. В качестве «исторической личности» в «Рассечённом камне» выступает сам автор в лице гл. повествователя и свидетеля событий (Лагана). Наличие автобиог. элемента усиливает историзм произв. Примечательной чертой романа Ш. является то, что в нём фольк. и этногр. материалы органично вплетаются в поэтич. структуру произв. и несут в себе большую смысловую нагрузку. Ш. – автор ряда науч. работ, посв. абх. яз., фольклору и этнографии; составитель сб. фольк. текстов, в т. ч.: «Абхазские сказания» (перевод на русский яз. С. И. Липкина; Сух., 1961), «Приключения нарта Сасрыквы и его девяноста девяти братьев» (совм. с Ш. Д. Инал-ипа, К. С. Шакрылом, пер. на русский яз. Г. Гулиа и В. Солоухина; Сух., 1988), «Золотые россыпи: Абхазские устные нар. сказания и этнограф. материалы (Сух., 1990) и др. Ш. перевёл на абх. яз. стихи А. Пушкина, М. Лермонтова, Ш. Пётефи, Н. Бараташвили, А. Церетели, отрывки поэмы Ш. Руставели «Витязь в барсовой шкуре».
Соч.: Первые песни. Сухуми, 1938 (абх. яз.); Меч. Сухуми, 1943 (абх. яз.); Стихи. Сухуми, 1948 (абх. яз.); Новые люди. (Роман в стихах) // Альманах. № 2. Сухуми, 1951 (абх. яз.); Стихи и поэмы. Сухуми, 1956 (абх. яз.); Иаирума. Танец медведей. Сухуми, 1961 (абх. яз.); Лето. Сухуми, 1962 (абх. яз.); Песня о скале. (Роман в стихах). Сухуми, 1965 (абх. яз.); Избранные произведения. (В 2 томах). Сухуми, 1967–1968 (абх. яз.); Последний из ушедших. (Исторический роман). Сух., 1974 (абх. яз.); Слово. (Стихи и переводы). Сухуми, 1975 (абх. яз.); Избранные произведения. (В 2 томах). М., 1982; Рассечённый камень. (Роман). Сухуми, 1983 (абх. яз.); Родник. (Стихи и сказки для детей). Сухуми, 1985 (абх. яз.); Осенние лучи. (Стихи). Сухуми, 1986 (абх. яз.); Собр. соч. (В 6 томах; в первых томах указано: «в 3 томах»). Сухуми, 1977–2008 (абх. яз.).
Лит.: Байрамукова Н. М. Баграт Шинкуба. (Очерк творчества). М., 1981; Салакая Ш. Х. Литературные горизонты. (Ст. и очерки). Сухуми, 1983 (абх. яз.); Капба Р. Х. Художник и слово. (Литературно-критические ст.). Сухуми, 1983 (абх. яз.); Зухба С. Л. Пока не рассёкся камень. (Литературно-критические ст.). Сухуми, 1984 (абх. яз.); Цвинариа В. Л. Сердцебиение нового мира // Алашара. 1986. № 4–5 (абх. яз.); Цвинариа В. Время и творчество. Сухуми, 1989 (абх. яз.); Джибладзе Г. Н. Последний из ушедших, или Одиссея убыхов. (Перевод с груз. Р. Х. Капба). Сухуми, 1987 (абх. яз.); Инал-ипа Ш. Д. Труды. (Первая книга). Сухуми, 1987; Бигуаа В. А. Абхазская литература в историко-культурном контексте. (Иссл. и размышления). М., 1999; Бигуаа В. А. Абхазский исторический роман. (История. Типология. Поэтика). М., 2003; Гогуа А. Глагол. (Публицистика). Сухум, 2004 (абх. и рус. яз.); Последний из ушедших. (Исторический роман). Сухум, 2012.
(В. А. Бигуаа / Абхазский биографический словарь. 2015.)





Баграт Шинкуба

Стихи из сборника "Поэты Абхазии" (1941)

ОСЕННИЙ САД

Хурма в саду благоухает,
Вздыхает розовый гранат,
И с лоз опущенных свисает,
Как уголь черный, виноград.

И листья падают, и к югу
Уж потянули журавли
И, подавая весть друг другу,
Перекликаются вдали.

Плоды румяные откинув,
На взгорьи яблони стоят,
И сотни желтых мандаринов
Сквозь зелень яркую блестят.

А за изогнутым гранатом,
К земле пригнувшим тонкий стан,
В лицо мне дышат ароматом
И акачич, и ахардан*.

Как здесь отрадно вечерами,
Когда алеет виноград
И ветви, полные плодами,
К земле склоняет пышный сад,

Когда от отблесков багряных
Он вспыхнуть, кажется, готов
И окровавлен на платанах
Их густолиственный покров!

Спеши, садовник, в день погожий
Собрать богатый урожай -
Лимон с его шершавой кожей
И мандарин, с луною схожий, -
И зиму радостно встречай!

1936

* Акачич, ахардан - сорта винограда.

Перевод с абх. Б. Брика


ПРИВЕТ

Лучезарным, теплым краем,
Тем, что морем омываем,
Краем урожая,
Где деревья под плодами
Вниз склоняются ветвями,
Шел весь день с утра я.

И принес привет Квезани*,
Где полны сердца дерзаньем,
Трудовой тревогой,
Где несутся по канатам
Вагонетки ряд за рядом,
Подвесной дорогой.

Новенькие вагонетки
По воздушной мчатся ветке,
Звоном оглушая;
Мост я вижу над рекою.
Знамя вьется над трубою,
ГРЭС растет большая.

С сердцем, радостью объятым,
Я прошел перед закатом,
Край, твои пределы,
И, гордясь родной Квезанью,
Внемлю гулу, как сказанью ...
Здравствуйте, Ткварчелы!

1939

* Квезань, Ткварчели - угольный район в Абхазии, недавно механизированный и электрифицированный.

Перевод с абх. Б. Брика


ВЕЧЕРНЕЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ

Однажды сел я под буком, прощаясь с меркнущим днем.
Луна от скал отделилась, налившись алым огнем.
Кругом родная природа лежала в полном цвету,
Даря глазам ненасытным всю новую красоту.
Вдали, толпой великанов, стоят утесы-друзья -
По-братски сплетшая  седеющая семья.
Меж них змеящийся жолоб стремит свои жемчуга -
И ночь встает над ушельем, как звезд живая дуга.
Вверху - окутали тучи нахмуренный Лашкиндар,
Внизу - холодная Аалдзга дневной выпивает жap.
И кажется, близко, рядом, за склоном вон той горы,
Рассыпано меж камнями сиянье Aкapмapы*.
Там, доверху полны светом, стоят большие дома,
И кажется: песней, смехом сверкает в них жизнь сама.
Над скалами свет веселый с младенчества помню я,
Но знаю: он - мой ровесник, он - юн, как юность моя.
Акармара! Морем света вздымалась ты не всегда,
Ты черной впадиной горной была в иные года.
К твоим камням неприступным закрыты были пути.
Пастух скитался лесами, не в силах солнце найти.
Но партия, для которой твердынь неприступных нет,
В глухие скалы вступила, горам подарила свет.
Она пошла в наступленье, седые стены пробив,
Ударил в корни утесов всесокрушающий взрыв,
Кремни, рассыпавшись пылью, осели, как серный дым,
И Аалдзга кнутом стегнула по волнам - стадам своим.
Нахмурился величаво хозяин гор Лашкиндар
И вдвое стал неприступней, готовясь принять удар.
Но, ставши вдвое бесстрашней, взнеслась людская кирка -
И взрыл огонь динамита крутые его бока.
И долго рушились скалы, года ревел динамит,
И путь упорный сквозь камни был потом нашим омыт.
Акармара! свет твой новый с младенчества помню я,
Но знаю: он - мой ровесник, он - юн, как юность моя!
Народ мой закрепощенным, но крепким был, как гранит,
Он знал: богатства без счета земля родная таит.
Он знал: сокровища эти - побед грядущих залог,
Но кто б твое достоянье тебе сохранить помог?
Отчизна солнца! Славна ты сокровищницей своей,
И многих ты привлекала незваных к себе гостей.
Ты взоры их чаровала, ты алчность будила в них,
И все, затаив дыханье, алкали богатств твоих.
Огонь тебе посылали, несли вместо мира - меч,
И многим сынам бесстрашным пришлось за отчизну лечь.
Всю землю твою, до пяди, обрызгала кровь войны.
По новому вся цветешь ты, родная страна Апсны.
Где было большим позором - душой ослабеть в бою,
Друзей своих покидая, предавши страну свою?
Ведь слово «Апсны» - младенец знал тверже, чем слово «мать»,
Ведь он привык в колыбели, твердя его, засыпать.
И разве бремя позора снести бы матери той,
Чей сын не вырос героем и ею не послан в бой?
Средь скал, где Аалдзга змеится, неся свои жемчуга,
Погиб Мустафа, разбивший бесчисленного врага.
Так пламя храбрых рождалось, гнездо железных людей,
Готовых жертву любую принесть отчизне своей.
Акармару неприступной знавали они вчера,
А нынче - как звездный город, сияет Акармара.
О, если б родины новой увидеть им свет живой -
Земля бы их не давила, вкусили б они покой!

Акармара, 1939

* Акармара - новый поселок около Ткварчельских угольных кoпей.

Перевод с абх. В. Кочеткова


ПЕСНЯ О КОМСОМОЛЬСКОМ БИЛЕТЕ

Не из прихоти спесивой,
Не для лжи красноречивой,
Не для чванства иль наживы,
Славный спутник мой на свете,
Верный друг мой, - не за этим
У меня ты на груди.

Руша скалы, уголь роя,
Путь во льдах полярных строя,
Гордый именем героя, -
О твоем прошу совете,
Лучший друг мой, - вот за этим
у меня ты на груди.

Всем нам светит Солнце-гений,
Вечный свет его стремлений
Мне - источник вдохновений.
С песней легче путь к победе,
В песне ты - мой друг, - за этим
У меня ты на груди.

Прохожу ли лунным садом
Со своей подругой рядом
Под пушистым цветопадом -
Ты научишь, как приветить,
Как любить ее, - за этим
У меня ты на груди.

Двадцать лет назад - борьбою
Край кипел, стремились к бою
Наши юноши с тобою
На груди. Врагов мы встретим
Так же, как они, - за этим
У меня ты на груди.

Вслед за Лениным, чье имя
Носят комсомольцы! С ними
Вместе! Днями трудовыми
Пред тобою мы ответим,
Верный друг мой, - вот за этим
У меня ты на груди.

В час победы, жгучей лавой
Хлынувшей на мир неправый,
Я вручу тебя со славой
Коммунистам юным, - впредь им
Станешь другом, - вот за этим
У меня ты на груди!

1939

Перевод с абх. А. Кочеткова


ВСЕ РАССКАЖУ ТЕБЕ

Рассвет возникает ало,
И встала с рассветом Шаша.
И радость цветам настала.
И птаха ли петь устала?
И встала с рассветом Шаша.

Идет по траве, встречая,
Стирая ступнями росы.
К труду над кустами чая
Идет, только счастья чая,
Стирая ступнями росы.

Она не одна - с другими.
Всем весело над кустами.
И листья сбирает с ними
Она золотыми днями ...
Всем весело над кустами.

Окинь все веселым взглядом,
Все сделал народ умело.
Кусты идут ряд за рядом,
Соринки нет с ними рядом ...
Все сделал народ умело.

И полон гореньем новым,
Все возле тебя я, Шаша.
Нe скажешь об этом словом ...
Безмолвно влекусь к оковам -
Все возле тебя я, Шаша.

Но нет! Обходя долину,
Тебе я открою душу.
Подвесив к бедру корзину,
Веселых работ не кину,
Тебе открывая душу.

1940

Перевод с абх. К. Липскерова


ШАРДА AAМТА

Шарда амта!* Други, все ли
В сборе? Выпьем же за то,
Чтоб в сердцах цвело веселье
Девятьсот годов и сто.

Дружно кубки подымите
С чистым, искристым вином.
Двухголосой огласите
Песней радости наш дом!

Спелых гроздей дар янтарный
Блещет, пенится, шипит
И отрадой лучезарной
Наши души вновь дарит.

Дева, что струей златою
Льет нам в кубки ток вина,
Юным сердцем и душою
К другу расположена.

Пусть ответит он любовью,
Что в груди его горит.
Выпьем же ее здоровье,
Как обычай нам велит.

Будет - вечно молодая -
Наша жизнь полным-полна.
Все пышнее расцветая,
Пусть проходит, как весна.

Пусть у каждого лет со сто
Не скудеет юный жар!
Выше кубки, громче тосты
За великий жизни дар!

Шарда амта! Други, все ли,
Все ли в сборе ? Так за то,
Чтоб в сердцах цвело веселье
Девятьсот годов и сто.

1940

* Шарда амта (многие лета) - застольное восклицание.

Перевод с абх. В. Державина

===================

(Опубликовано: Поэты Абхазии. Москва, ГИХЛ, 1941. С. 55-64.)

(Сканирование, вычитка - Абхазская интернет-библиотека)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика